Добравшись до места, Блэкон сразу же обнаружил следы крови на близлежащем асфальте. Он не испугался и не вызвал подмогу, благо надежный кольт всегда был при нем. Марк пошел по следам.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Добравшись до места, Блэкон сразу же обнаружил следы крови на близлежащем асфальте. Он не испугался и не вызвал подмогу, благо надежный кольт всегда был при нем. Марк пошел по следам.



Рядом с грязною помойкой два подозрительных типа затаскивали что-то в подъезд разрушенного дома, при этом они о чем-то спорили.

Коп мгновенно сообразил, с кем имеет дело, и арестовать их было дело техники.

Комиссар Хоррэнс часто учил Блэкона: - "Закон и справедливость - не равнозначные понятия, они не всегда, а чаще даже врозь. Но тот, кто служит закону, должен действовать по справедливости"...

Хоррэнс изначально был справедливым копом, он всегда наказывал подозреваемых лишь за те преступления, которые они совершили. Порой перегибал палку.

Этому он учил молодого белокожего лейтенанта, в котором видел своего продолжателя.

И сейчас страха у Блэкона не было. Выскочив из-за угла, он сделал всего лишь два выстрела. И, как результат, перед ним лежали два трупа, даже добивать не пришлось.

Комиссар Хоррэнс всю свою жизнь боролся с расизмом. Еще с детства он - чернокожий мальчишка - был мишенью для циничных и разболтанных белых оболтусов, кичившимся своим цветом кожи! И не важно, что у них было в душе, но это ненавистное слово "нигер"...

Вначале Хоррэнс не понимал их и даже жалел, пытался что-то доказать, а потом махнул рукой и просто лютого возненавидел расистов.

 

Пять лет назад. Мракан.

В те годы Хоррэнс еще не дослужился до должности комиссара, и гордился своим лейтенантским званием. Он проживал в достаточно респектабельном квартале, где большинство составляли белокожие люди.

Частенько он незаслуженно подвергался нападкам с их стороны, не раз терпел унижение и боль. Но однажды уличные сволочи перегнули палку...

На безоружного Хоррэнса напали из-за угла с битами.

- Ты умрешь, если не свалишь отсюда, нигер! Само твое рождение – грех, а проживание здесь - грех вдвойне! - зарычал озверевший мордоворот, ринувшись из подворотни на испуганного Джима, за ним последовала орава таких же тинэйджеров.

Они не просто избили Хоррэнса, они, можно сказать, его изувечили! А, самое главное, они изувечили его душу!

И это был не единственный раз.

Но Хоррэнс был крепким орешком, и изувеченная душа нашла силы не смириться с унижением! Хоррэнс накачал мышечную массу, овладел приемами самообороны, завел травматическое оружие, но понял самое главное: с собаками нужно поступать по собачьим законам!

Мэр Атония Блацковиц научился разбираться в людях. Льстивые, но продажные, несговорчивые, но надежные - и тех, и других он повидал вдоволь. Политики и бизнесмены, чиновники и философы, полицейские и богема - с ними он сталкивался ежедневно. Откровен-ные авантюристы и законопослушные моралисты, взяткодатели и взяточники, меценаты, проходимцы и проч., проч., проч...

Со всеми этими людьми мэр умел находить общий язык. Как человек, ненавидевший взятки, он иногда их брал, как человек, чуждый искусству, он с воодушевлением посещал театральные подмостки, как человек, далеко не бедный, близко к сердцу принимал все тяготы и лишения простого люда! Быть мэром Мракана - великая миссия!

 

Год назад.

- Господин мэр, я давно хотел задать вам вопрос, касающийся полицейского департамента. Почему вы так ненавидите преступность? Разве так виновен парень, укравший деньги у старушки? Не излишняя ли строгость? - спросил однажды у мэра лейтенант Блэкон.

- Девятнадцать лет назад случилось непоправимое - мою жену убили. Убийца должен был гнить в тюрьме СтоунГейт до конца дней, но по каким-то обстоятельствам, он вышел на свободу! Что мне оставалось делать? Коррупция, кругом коррупция, мой друг! Если ее не искоренять, Марк, то вскоре комиссару Хоррэнсу не зачем будет сажать беспредельщиков, потому что их все равно выпустят! В нашем городе, как и во всем современном мире деньги решают все, а так быть не должно... - мэр устало опустил глаза.

 

Где хаос – боль, там и расизм – циничность,

Два зла, судьбой сплетенные в одно...

И целый город, и любая личность,

Под грузом этих зол пойдут на дно,

Марк Блэкон!

 

 

- Я распоряжусь, чтобы охрана не подпускала журналюг - Блэкон старался хоть в чем-то угодить уставшему мэру.

- Не надо, Марк, в последние часы службы я готов отвечать на любые вопросы. Мы уже не живем в городе преступников. Великая Депрессия осталась в прошлом, ныне время расцвета морали! Преступления были, есть и будут, но оставшиеся преступники не затмят великое множество честных и порядочных людей Мракана, достойных лучшей жизни! Я верю в будущее нашего города! А как ты, Марк?

- Верил и всегда верю. Вера не уйдет из меня, не беспокойтесь. Хороших людей намного больше, чем плохих. И в этом наша с вами заслуга - слегка покраснел лейтенант.

- Сегодняшний день - лишь начало твоей карьеры, сынок - Блацковиц потрепал Марка по плечу.

 

Поместье Вэйна.

- Сейчас на часах два дня. Скоро начнутся выборы. Я буду находиться в тени, и выйду лишь во время атаки - сказав это дворецкому, Джон пошел в пещеру надевать свой костюм.

- Вы простили Мракан?

- Мне не за что никого прощать. Мое изгнание - это самоизгнание. Я мог повернуть ход событий, рассказать всю правду о комиссаре Фросте, но предпочел уйти. Почти десять лет люди обходились без моей помощи. Теперь, когда их безопасность зависит от меня, я должен вмешаться!

 

Грот в поместье. Полузакрытая дверь коридора, из которого пробиваются блики неоновых светильников и полумрак пещерного пространства, к которому так привык, словно проклятый сын Вэйнов. Огромный компьютер с таким же громадным дисплеем. Здесь, на своем рабочем месте, Спаун обычно и наблюдал за городской обстановкой. Отсюда он и уходил расследовать и предотвращать преступления.

Новая разработка главы NEW TECNOLOGIES Ричарда Стайлонда – костюм с ферро элементами, устойчивый как к механическим, так и термическим воздействиям. Одним из главных качеств этого прорезиненного доспеха был его сравнительно небольшой вес. И все же использование его требовало достаточной выносливости и физподготовки, что для натренированного Спауна не составляло труда.

- Надо же, вам даже идет этот прикид. Он будет посимпатичнее предыдущего костюма - Джон не обратил внимания на ироническое замечание дворецкого относительно своей нынешней экипировки.

 

Центральный район. Мэрия. Уже на подступе нельзя было протолкнуться среди людей, спешащих на конференцию, а те, кто по каким-либо причинам не смог сюда прибыть, следили за происходящим на экранах телевизоров.

 

Первый снег выпадает в Мракане накануне Рождества. Но в этом году впервые за последние двадцать лет зима пришла раньше. Впрочем, никакой снег не мог стать помехой для пришедших. Этого ждали. И мэр, и граждане...

И только учащенное дыхание да испарина на лбу, которую он то и дело вытирал платком, выдавали в Антонии Блацковице сильное волнение. Ведь это был его последний день на посту мэра. Эмоции переполняли чашу: совсем скоро его место займет преемник. И, скорее всего, им станет заместитель Блацковица Брут Хайнер...

 

Стоять на крыше восьмиэтажного здания и вглядываться в толпы людей без бинокля - занятие совсем не простое. Такое колоссальное напряжение Джон не испытывал давно, и вовсе не из-за боязни высоты. Перековавший собственные страхи и фобии в оружие воина, он получал от предвкушения битвы настоящий драйв.

- Да, Фредерик, что хотел спросить? - пискнула рация

- Я ожидал услышать взрывы и выстрелы, а у вас тишина, как и в преисподней. Может быть, ваши ожидания были напрасны, сэр?

- Нет, я уверен, они нагрянут... - сказал Спаун и выключил рацию.

 

- Где Хайнер? Ожидание затягиваются, а заместителя нет - нервничал Блацковиц.

- Я не могу дозвониться, Хайнер не берет трубку - отрапортовал комиссар.

 

А между тем снегопад усиливался. Из-за белой пелены люди уже с трудом видели небо, и у многих складывалось ощущение, что уже ночь. Казалось, будто сама погода в сговоре с террористами, и никто не сможет им помешать... Но у Мракана есть демон-защитник!

 

Прошло еще четверть часа. Толпа начинала волноваться, нервничать. Хайнер не отвечал на телефонные звонки. Блацковиц не находил себе места.

- Граждане устали ждать. Это черт-те знает что! Где Хайнер?! - почти истерил Блацковиц.

Вскоре люди стали расходиться - далеко не все были готовы часами ждать провозглашения преемника, тем более снег не утихал...

 

Но в этот момент к подиуму мэрии подъехали две машины, одна из которых обслуживала Брута Хайнера. Но из авто вышел отнюдь не Хайнер, а какие-то неизвестные...

- Кто вы?! Где Хайнер?! - сорвался Блацковиц.

Вперед выступил человек с явно военной выправкой в новеньком армейском камуфляже:

- Я вместо Хайнера. Вы ждали преемника, так получите! А мистер Хайнер уже отстрелялся. Он там, куда приглашает и вас! - металлически-скрипучий смех незнакомца будто парализовал Блацковица.

- У нас, оказывается, выборы с последующей передачей власти? Так я выбираю надежную "беретту" и передаю вам от нее привет! - и незнакомец моментально выхватил из-за пояса ствол.

Все как в непервосортном детективе..., если бы не Хоррэнс. Чего-чего, а профессиональной хватки комиссару не занимать. Он мгновенно оценил ситуацию, перекрыл радиус стрельбы террориста и закрыл мэра своим телом.

Три глухих хлопка "беретты" с глушителем прозвучали как раскат грома среди зимы! Но грома зимой не случается...

Тонкий, но надежный бронежилет спас Хоррэнса и на этот раз. А тут подскочили и натасканные копы.

Скрученный террорист скрипел зубами: - Вам недолго осталось здесь заседать! Хаос ворвется в Мракан! Он доберется до вас, и ни кому не будет пощады!

- Уведите его и допросите. Узнайте, что случилось с Хайнером! - жестким металлическим голосом, будто ничего не произошло, отчеканил Блацковиц - И, кстати, узнайте, кто он!

Хоррэнс уже, было, проводил мэра в холл...

- Спасибо, комиссар, за мой второй день рождения!

- Не стоит благодарности, мэр, в деталях мы разберемся.

 

Спаун, облюбовавший себе в качестве наблюдательного пункта крышу восьмиэтажки, не стал ввязываться в инцидент у мэрии. На большую провокацию это не походило, а разбрасываться по мелочам было не в его стиле. Он чуял нутром, главное - впереди!

 

Толпа уже начала расходиться, когда на плац мэрии буквально влетели еще три машины. Клаксоны, бешеный визг тормозов, перепуганные обыватели...

 

- Продолжение следует - усмехнулся Спаун.

 

Из авто выскочили семеро похожих как две капли воды качков в серых тренировочных костюмах и вязаных масках, среди коих своим черным нарядом выделялась некая девица.

Все это произошло столь стремительно, что Блацковиц еще не успел открыть двери.

На этот раз террористы действовали более чем решительно: - Ты мэр этого города? Ты довел Мракан до нищеты и коррупции? А теперь хочешь потихонечку свалить? Не выйдет! - маска на лице Гранзека ходила ходуном.

- Сейчас, ублюдок, ты останешься на острове и не сможешь свалить отсюда! Мосты тебе не помогут - это уже не сдержался Хокки, выхватив из мешка дистанционный датчик.

 

- Ну, вот и второй акт "марлезонского балета"! Скоро финал... - Спаун интуитивно пощупал спаунранги.

 

Те, кому повезло выжить на мосту, и жители окрестных берегов, находились не просто в состоянии паники, они были в настоящем шоке. Стонали раненые, истошно орали контуженные, там и здесь взрывались бензобаки горящих автомобилей.

Мост - это изваяние из камня и металла в одно мгновение превратилось в подобие искалеченного инвалида, по которому продолжали метаться люди. Опоры были серьезно повреждены, и с минуты на минуту исполин мог рухнуть...

 

Грохот от многочисленных взрывов на мосту на минуту заглушил истеричный крик Хокки.

- Ну, что, ублюдок, вот ты и на островке? Или ты не понял, что это - только начало? Если не подчинишься, мы разрушим весь город!

Хокки перевел дыхание: - Если не хочешь беспредела, признай собственную слабость. Никого ты защитить не сможешь, а твое упрямство принесет только новые трупы! Сдайся, Блацковиц!

 

Мэр молчал, потрясенный происходящим. До него дошел весь ужас происходящего. Но он еще оставался мэром Мракана!

- Вы хотите, чтобы я встал на колени? Чтобы люди подчинились вашим угрозам и превратились в скот? Глупые, на что вы надеетесь? Да скорее наступит апокалипсис, чем Мракан подчиниться таким, как вы!

- А я - мэр Мракана - уж точно вам не подчинюсь, можете взрывать! - и в этот момент стареющий, не очень здоровый Антония Блацковиц будто помолодел и выправился. И так звонко прозвучал его уже хрипловатый голос, что все присутствующие на плаце мэрии, даже последний узколобый чиновник, почувствовали себя одним целым!

Напавшие находились в явном замешательстве. Первым оклемался Хокки:

- Ваша гордыня погубит не только вас. Это не простой теракт, не устрашающая акция, и никакая полиция вам не поможет! - войдя в раж, Хокки сорвал с лица маску.

- И что нам ваш старческий ублюдочный пафос? Даже пушки нас не остановят! А девять грамм свинца будут совсем не лишними! - и он приставил пистолет к виску Блацковица.

 

- Ну, Джон, вот ты и дождался своего выхода! - Спаун понял, что ситуация выходит из-под контроля. Пора действовать, и он достал первый спаунранг.

 

Хокки почему-то тянул время, не нажимая на курок. Блацковиц был невозмутим:

- Ну, что медлишь, парниша? Нервничаешь? Собрался стрелять - стреляй! И не строй из себя шута горохового!

Это окончательно разозлило Хокки. Он инстинктивно передернул предохранитель:

- Ты еще шутишь, старый пес?

...И в этот момент комиссар Хоррэнс, стоявший за плечом мэра, рванулся и, что есть силы, ударил террориста.

Это был, скорее, жест отчаяния, чем обдуманный поступок. Жест отчаяния, ценою в жизнь! - глухой выстрел отбросил комиссара на брусчатку площади.

Хоррэнс схватился за бок и начал медленно сползать вниз. Что-то наподобие кашля вырвалось из его груди, и своими пухлыми африканскими губами он стал хватать воздух, как рыба, выброшенная на берег.

- Ну, что, нигер, тебя добить или сам подохнешь? - Хокки было уже не остановить.

А толпа, в том числе и многочисленная охрана, словно онемела. И даже мэр. которому никак нельзя было отказать в отваге, будто впал в в ступор...

 

Единственным, кого не коснулось всеобщее замешательство, был, конечно же, демон-защитник. Не понадеявшись на спаунранг, он резко спланировал с крыши и в мгновение ока пересек площадь. Его молниеносный хук отбросил Хокки на несколько метров. Ударом в лицо завершил победу. Хокки орал от боли, не понимая, что произошло.

Теперь в ступор впали уже террористы. И вместо того, чтобы помочь главарю, они с недоумением взирали на это человекоподобное существо, явившееся неизвестно откуда.

Впрочем, промедление длилось совсем недолго.

Нападавшие открыли лихорадочный огонь. Пули фонтанчиками вонзались в каменную лестницу, за которой укрылся демон-защитник. Медлить было нельзя, и тогда он воспользовался своим любимым оружием - спаунрангами.

Толпа не успела ахнуть, как шестеро террористов уже лежали на брусчатке площади, корчась от боли.

- Не может этого быть, Спаун... - только и смог произнести Атония. Спаун появился как гром среди ясного неба, тогда, когда его никто не ждал. Но не в этом ли суть героя?

Первым пришел в себя Хоррэнс.

- Никогда не видел вас прежде, но многое слышал. И все-таки это - фантастика! - комиссар говорил с трудом, скрипя зубами от боли, и закрывая ладонью рану.

А вот Блэкон осмелился подойти к Спауну поближе...

 

Но это был далеко не финал битвы. Из-за ближайшего дома вышел человек огромного роста и соответствующего телосложения. У Спауна не оставалось сомнения - это был Палач.

Палач видел, что произошло, и был в страшном гневе на подчиненных. Хокки подполз к нему на коленях в надежде оправдаться.

- Антон, дай мне еще шанс, я все исправлю! Ну, пожалуйста, прости за то, что подвел тебя. Я не знал, что он вернется! - истерично выкрикивал Хокки, подползший как червь к ногам Белова.

- Я тебя предупреждал, что ошибка равна твоей жизни! Жаль, что ты ничего не понял - Палач нагнулся и свернул неудачнику шею.

- За ошибки всегда надо платить, ну да ладно...

- Спаун - собственной персоной? Не ожидал, что снова тебя увижу. Ты, как птица Феникс, каждый раз сгораешь и возрождаешься из пепла! Что движет тобой, демон? Уж не патриотическая ли любовь к этому гнилому городу? Какой, однако, дивный был сегодня снегопад...

- А ты, Спаун, все никак не угомонишься? Тебя изгнали, по сути, предали. Разве эти люди заслуживают прощения? Разве защита предателей достойна героя?

Спаун не хотел отвечать, но последние слова Палача задели его за живое.

- Я вернулся сюда сразу, как узнал о террористах, и понял, кто стоит за всем этим! Я не мог оставить своих сограждан в твоем хаосе, Белов!

- Пока ты отсутствовал, я посетил многие части света, развлекаясь, как мог. Многие семена, которые я посеял, уже взошли, и поверь мне, мало местному населению не покажется! Ты же помнишь, Спаун, как пахнут хаос и страх?

- Ликвидация этого жалкого мэра - для меня ничто. Я хочу гораздо большего - поставить этот тщеславный город на колени! И ничего я тебе доказывать не буду! Ты на своей шкуре оценил благодарность мраканцев! Так давай забудем о нашей вражде и покажем этому городу, чего мы стоим! В конце концов, наша вражда должна когда-нибудь закончиться, ведь мы уже столько раз убивали друг друга...

Не один мускул не дрогнул на лице под маской Спауна.

- Нет, Белов, и здесь ты ошибаешься. Мира у нас с тобой быть не может, поэтому скорее перейдем к делу! - и Спаун первым ударил Белова.

Но что удар даже такого тренированного бойца, как Спаун, для исполина - биомашины, привыкшего переносить более мощные воздействия? Тычок, не более.

Белову хватило одного взмаха, чтобы Спаун отлетел, ударившись о лед. Люди в страхе расступились, но все же большинство не покинуло арену боя. Спаун никогда еще не видел Белова столь разъяренным. Голову Палача, закрывал металлический шлем, как и тогда, в Москве.

- А ты постарел, Спаун… - в голосе Палача промелькнуло нечто, похожее на жалость - А вот мне "старость" неведома! Я никогда не умру! - и Белов двинулся, чтобы окончательно добить противника.

Но этой небольшой паузы оказалось достаточно, чтобы мститель успел восстановиться. Решение, как победить мутанта, пришло мгновенно. И в этом Спауну должен был помочь гигантский рекламный щит, что красовался рядом со зданием мэрии.

 

Герой направил свои удивительные спаунранги на растяжки, удерживающие щит в вертикальном положении. Плюс пара взрывных устройств небольшой мощности, которые всегда находились в боекомплекте его пояса. Пробежав несколько метров, он метнул гранаты к основанию рекламы. С диким грохотом щит опрокинулся на Палача, и как Белов не пытался увернуться, а сдвинуть многотонную махину было не по силам даже ему - мутанту.

Так он и остался лежать посреди площади, и белый предрождественский снег падал на его расколовшийся шлем. А это означало полное фиаско задуманного Палачом и его шайкой.

Спаун не стал добивать побежденного противника. Он просто спросил придавленного гиганта:

- Ты в состоянии отвечать на вопросы?

Белов молчал.

- Что ж, твое дело. А только не было еще такого, чтобы мутант имел власть над людьми! Не было и не будет!

- Что в тебе осталось от прежнего Антона - человека, которым ты когда-то был? - демон-защитник, не отрываясь, смотрел в глаза мутанту. В обратном взгляде он читал лютую ненависть.

 

Гул в толпе нарастал. "Это Спаун! Это наш защитник! Он вернулся!" Многочисленные журналисты осаждали ближайшие таксофоны, не переставая, визжали мобильники. Спаун снова стал идолом города, его вечным героем!

 

Придя в себя, Блацковиц первым делом попросил Марка Блэкона связать его со Спауном. Блэкон не заставил себя ждать. И уже на следующее утро все газеты города пестрили сенсационными заголовками: "МЭР ПОВЕРИЛ В СПАУНА!", "ДЕМОН-ЗАЩИТНИК НА СЛУЖБЕ У МЭРА БЛАЦКОВИЦА", "ТЕМНОК СПАС МЭРА ОТ ПАЛАЧА!" и т.д.

Всерьез ли относился Блацковиц к Спауну, поверил ли в него окончательно, но для населения Мракана эта бойня на площади у мэрии и чудесное спасение главы города означали, что у них вновь появился защитник.

- Герой, наш рыцарь тьмы - настоящий герой! - любил повторять Марк Блэкон, - Теперь он отвечает за порядок в Мракане!

 

 

ЧАСТЬ 2 – Плохой доктор.

 

«В больницах нас не только лечат, но и убивают. Придя на прием к доктору, мы надеемся на благополучный исход. Когда же осознаем, что здоровы и не нуждаемся в медицинской помощи, принимающий нас доктор намекает, что не все недуги нужно лечить. Он делает нас больными. Мы начинаем злиться. Может, доктор просто нас неправильно понял? Может, мы были здоровы?»

Клиника Кэлвина. Ранее утро.

У себя в кабинете главврач, склонившись над столом, читает заключения о последних летальных исходах, произошедших в его больнице. Вскоре заключения будут переданы муниципальным экспертам, которые уже неоднократно намекали главврачу о подозрительно высоком проценте смертности в его клинике.

Блестящая репутация заведения Арчибальда Кэлвина в последнее время значительно померкла. И ни огромные связи продажного эскулапа, ни многотысячные взятки коррумпированным чиновникам, ни патронаж со стороны мафии не могли уберечь клинику от неминуемого краха. Ведь человек, предавший клятву Гиппократа, ради служения мамоне не имеет права лечить людей!

- Почему вы не говорите нам всю правду? Что вы скрываете? - выспрашивал Кэлвина один из экспертов.

- Вас это так сильно волнует? Вы деньги берете? Я не буду предлагать два раза - от скрытого волнения Кэлвин стучал ногтями по краешку стола.

- Да, и все же, доктор, будьте осторожней - получив свои конверты, эксперты удалились.

- Будьте вы прокляты, взяточники! - и Кэлвин, крутанувшись на кресле, привычным движением достал из своего бара бутылку дорогого виски.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.015 с.)