Остальное было делом техники: появившаяся группа захвата быстро скрутила ничего не подозревавшего бизнесмена.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Остальное было делом техники: появившаяся группа захвата быстро скрутила ничего не подозревавшего бизнесмена.



- С такими у нас разговор короткий. В мой кабинет его - приказал агент Вэлсон.

-ЦРУ... Они предупредили меня. Мистер Вэйн, вы же понимаете, все это очень серьезно. Участь Ридвера может настичь и нас с вами - он достал носовой платок и вытер испарину на лбу. Было заметно, что он сильно нервничает.

- Несмотря на вашу широкую благотворительность, многие считают вас алчным человеком. Я, конечно, к таковым не отношусь - и Хьюстон снова протер лоб.

- Бедняга Норманн за всю свою жизнь не причинил никому зла. Он был тишайшим человеком. Не представляю, за что его убили... - и в третий раз платок прошелся по влажному лбу.

- Спасибо за предостережения, но и вы будьте осторожны - доверительный тон Джона побудил Хьюстона задержаться.

- А недавно был убит Микки Ларс...

- Что? Старина Микки? Его тоже убили? - Вэйн на какое-то мгновение потерял дар речи.

- Летальный исход наступил из-за удара по голове, как-то подозрительно похоже на смерть бедняги Ридвера. Микки за свою жизнь сделал добра, как никто другой, и врагов у него никогда не было. Если его и можно было с кем-то сравнить, так это с вашим отцом, которого я хорошо знал... - в искренности Хьюстона не было сомнений.

- Спасибо за доброе слово о моем отце. Кстати, он длительно спонсировал деятельность Микки Ларса.

- А теперь их обоих нет - вот-вот из глаз мистера Хьюстона польются слезы.

- Ларс всю жизнь помогал людям. Он спонсировал приюты, скрашивая сиротам жизнь. Он поддерживал начинающих художников и музыкантов. А чего стоят дома однодневного отдыха для многодетных матерей? - Хьюстон махнул рукой, и слезы из его выцветших голубых глаз все же оросили морщинистые щеки.

 

Чуть позднее.

Вернувшись через полчаса, Мария нашла Джека по-прежнему спящим.

"Удивительные нервы у этого придурка" - подумала она и без сожаления разбудила Хэлвана.

- Сестренка, ну, шо ты… - выпалил он - когда пойдешь на терку к Джонни? Когда, а? - Джек протер сонные глаза.

- Через два часа - спокойно ответила Мария.

- Дай спою тебе, сестренка, перед тем, как пойдешь в киоск мне за шоколадкой: "Опять весна, опять гормоны, опять все деньги на гондоны..."

- Ты все сказал? - перебила его Мария.

- Да, все, прости. Просто..., просто я на грудь твою засмотрелся, как заколдованный. Люблю большие размеры, а у тебя как раз такой. Ничего со своей страстью к великому поделать не могу! - и Джек по-мальчишески потер руки, - А можно я их немного пощупаю? - взвизгнул он, - Дай потрогать, а! Дай, дай, дай!

- Что ты выкаблучиваешься, как уличный клоун? - не сдержалась Мария.

- Так и знал, что спросишь. Но есть тайны, о которых тебе лучше не знать - Хэлван в момент посерьезнел, - Вернемся к делу. Джон - человек замкнутый. Думаю, что и в трахе он крайне щепетилен и избирателен. Надо бы его развлечь, он все же мой друг - Джек достал из-под лацкана куртки пожеванную жвачку, - У нас с ним богатая история отношений - Мария сделала вид, что хэлвановские объяснения ее устроили.

 

Квартира Уоллеса Хостона.

Уоллес Хостон, более известный как Гранзек – ближайший друг ныне покойного Хокки, в последнее время напрямую шестерил на Джека Хэлвана. Человеком Гранзек был нервным, дерганым, и в то же время обладал садистскими наклонностями, как и все, кто когда-либо работал бок обок с Палачом.

После бойни на площади и распада банды Белова Гранзек залег на дно. С Хэлваном они общались на съемной квартире.

- Ты думаешь, она справится? Ей удастся захомутать этого Вэйна? - Гранзек всем своим видом выказывал собачью преданность.

- Она не может не быть не в его вкусе. А шо ты переживаешь? Не наубивался, что ли, паскудник? - "собачья преданность" Гранзека была Джеку по барабану.

- Да не в этом дело, Джек. Не в этом... Этот твой замысел – полный провал. Я, конечно, понимаю, мир тебя веселит. Ты смерть считаешь игрой. Но прошу тебя: не наделай глупостей! Риск велик... - в процессе монолога Гранзек возбудился, его трясло.

Джека все это забавляло:

- А шо ты боишься? Ну, посадят тебя... Мне-то шо? Я ж не ты. Кстати, а как сестренка войну прошла?

- Не поверишь, но я ее зауважал. Она была лучшей среди нас, не зря же Антон сказал: богиня войны! - Гранзек поднял глаза кверху.

- Верю. Лучше вас даже младенец. Ты шо, трахнуть ее хочешь? Думаешь, она тебе по зубам? - Хэлван сделал такую кислую физиономию, что Гранзек моментально примолк.

- Я не к тому вел, хоть она баба, конечно, аппетитная! - признался он, - Если твой план сработает, Джек, а ты и, вправду, уверен, что Вэйн и есть… Ну, ты понял, кто. Я думаю, что у нее все выйдет, если он, конечно, не импотент - глумливый смешок Гранзека был остановлен взглядом Джека, - А сам-то подумай, лохматый, ну, какой из него Спаун? Знаешь, я бывал на войне и в людях научился разбираться... Денежный мешок не может быть мстителем. Так вот я тебе скажу, это полный бред! - Гранзек вновь вошел в роль.

- Ничему ты не научился, идиот! - оборвал его Хэлван, - Лучше молись, чтобы у него встал!!!

 

Поместье Вэйна.

Торжественный прием и последующий банкет в честь возвращения Джона состоялись вечером, и удались на славу. На празднике собралась вся мраканская элита. Приглашения стоили немалых денег, однако, никто не поскупился. Виновник торжества ловил улыбки леди и сдержанные кивки джентльменов. В этот раз он старался не замечать двуличную сущность собравшихся: высокомерие и зависть...

 

Одним из присутствующих на банкете был скрипач Льюис Дорек – англичанин с красивым женским лицом и занимательным акцентом.

Джон раскланялся с ним и даже перебросился парой общих фраз.

 

- Сразу видно, британец до мозга костей, и, скорее всего, аристократ из касты голубокровных - не смог удержаться Фредерик, разглядывая гостя, - таких и в самой Англии по пальцам пересчитать можно!

- Лучше следи, чтобы у гостей не кончалось шампанское - одернул дворецкого Джон, - а какой он аристократ, расскажет его скрипка!

 

Вся музыкальная композиция, представленная на банкете, опусы великих композиторов прошлого и современности, были подобраны безупречным вкусом. Этого Джон не мог доверить никому. К тому же, исполнители были весьма мастеровиты, а отдельные солисты имели и, безусловно, мировые имена. В частности, за роялем сидела сама Анна Валинатти! А апофеозом выступления послужил ее дуэт с Льюисом Дореком, скрипка которого творила чудеса.

- Действительно аристократ! - восхищенно проворчал Фредерик.

 

В один из моментов к виновнику торжества подошел некий тип:

- Вы должны меня помнить, - не представляясь, затараторил он, причем, его произношение указывало на француза.

- Вы, вероятно, детектив. Я угадал? - мгновенно отреагировал Джон.

- С памятью у вас все в порядке. Для дедукции это - важнейший критерий. Если б вы работали в сыске, без зарплаты не остались бы! - этот комплимент показался Джону достаточно оригинальным.

- Не утрируйте. Не настолько хорошая, чтобы вспомнить ваше имя -деликатно намекнул Вэйн.

- Меня зовут Монтер Гю Кенн - пригладил усы француз.

- Ну, конечно же, мистер Гю Кенн! Очень рад вас видеть! И если со зрительной памятью у меня боле менее, то слуховую придется потренировать - Джон пожал протянутую руку сыщика, - Впрочем, вы ведь подошли ко мне не из-за беспокойства о моей памяти. Чем вы сейчас занимаетесь?

- Веду несколько любопытных дел... - начал он, но Вэйн его перебил.

- Извините, пожалуйста. А не ведете ли вы дело об убийстве некого Микки Ларса?

- Да. Я веду это расследование.

- И каковы успехи?

- Признаюсь, пока похвастаться нечем. Есть несколько стандартных версий с общей доминантой: убийца ненавидит благотворителей. Кстати, вам говорит что-нибудь фамилия Хьюстон?

- Очень даже говорит, ведь именно Бен Хьюстон сообщил мне о смерти Микки Ларса.

- И меня нанял ваш друг. Не беспокойтесь, безопасность я ему гарантирую. Честно, признаться, и к вам я пришел по его совету. Пришлось раскошелиться на приглашение - Гю Кенн развел руками

- О своей безопасности я не беспокоюсь, но Ларс и Ридвер входили в попечительский совет моего фонда. Это дело надо раскрыть как можно быстрее, я готов оплатить любые расходы - Джон подвел разговор к логическому завершению.

- Ну, что ж, предложение принято. Постараюсь уложиться в кротчайшие сроки, и всего доброго - Гю Кенн удалился также неожиданно, как и возник.

 

Меж тем банкет продолжался. Признаться, Джон Вэйн испытывал некоторые угрызения совести за кошельки гостей из-за высокой цены приглашений, но собранные средства так необходимы для дела, за которое он взялся - фонд помощи детям сиротам. Из-за этого он уже лишился нескольких своих сподвижников, но отступать было не в его принципах, как и в принципах мстителя Спауна!

 

- Рад вас приветствовать, мистер Вэйн! - воскликнул очередной посетитель, невысокий джентльмен средней упитанности с седыми волосами и рыжей бородкой. В руке у него была корзинка с тремя пыльными бутылками из явно недешевой коллекции.

Не позволяя Джону ответить, он продолжил свой бурный натиск:

- Мне про вас многое рассказывали, говорили, вы - импозантный кавалер, великолепный спортсмен, блестящий бизнесмен и вообще человек-удача! Кстати, где вы жили все эти годы?

- ?

- Должен признаться, костюм сидит на вас, как влитой! Шикарная укладка волос... Каким гелем вы пользуетесь? - град вопросов буквально ошеломил Джона.

- Извините, а кто вы, собственно?

- Мы встречались с вами, на одной тусовке, правда, было это десять лет назад, и вы, должно быть, меня забыли - незнакомец деланно вздохнул.

- Я вспомнил ваше лицо, но, увы, не ваше имя...

- Я ваш тезка, Джон. Но фамилии у нас разные.

- Какая же ваша?

- Ростон.

- Что? Ваша фамилия Ростон? Это не шутка? - Джон был, по меньшей мере, удивлен.

- Нет, это не шутка. Но если моя фамилия вас напугала, то спешу снять испуг: я не принадлежу к родственникам Монтегю Ростона. Он просто мой однофамилец... и большой мерзавец! И я в курсе обо всех его мерзостях! Он слишком подвел этот город - наигранной шутливости на лице однофамильца как не бывало.

- Это меняет дело - и Джон протянул тезке руку.

 

Увлекшись своим новым знакомым, миллиардер не заметил появившуюся в зале красавицу со стрижкой каре и великолепным черном платье на туфлях с высоченными каблуками.

 

Два часа назад.

- Пока ты будешь отвлекать внимание богача, Хашше поохотится за новой жертвой! Убийца Дедушек - это тебе не шуточки... Он еще задаст жару Мракану! Шо, сестренка, ты усекла? - Хэлван давал последнее наставление Марии.

 

Уже весь зал вдоволь налюбовался вновь прибывшей, а Джон все еще общался с однофамильцем Монтегю Ростона. И лишь случайно сбросив взгляд через плечо, он увидел ее и... буквально обомлел. Незнакомка была уже совсем рядом. Относившийся к женской красоте всегда с неким предубеждением, на этот раз Джон был сражен наповал. И когда она подошла к нему совсем близко, то некий флёр таинственной изысканности обвалок растерявшегося миллиардера, словно глаза его, привыкшие к мраку и насилию, прозрели и внимали Красоте.

- Кто вы, нежданная незнакомка? С каких небес вы спустились в мои чертоги? - неожиданно Джон заговорил на языке, которого раньше не знал.

Красавица в черном молчала, скромно потупив глаза.

- Да представьтесь же, будьте любезны. Ваш приход мне так льстит - Джон чувствовал, как что-то наподобие озноба пробежало по его коже.

"Э, старик, да ты, кажется, расчувствовался. Не к добру это..." - внутренний голос Джона, привыкший контролировать своего владетеля, на этот раз остался не услышанным.

Незнакомца подняла на него свои перламутрового цвета очи, и новый порыв озноба заставил известного плейбоя поежиться.

- Извольте. Если вас устроит мой ответ... - Мария, а это была, естественно, она, достала из маленькой сумочки складной веер.

- Вы очень любопытны. Любопытство - привилегия всех богатых мачо, и вы не исключение - веер порхал в ее руках, - Впрочем, мне тоже интересны богатые мачо...

- Чем же?

- Большая часть их носят маски, скрывающие от других их истинную сущность. Вы же не думаете, Джон Вэйн, что я пришла сюда только из-за вашего богатства?

- Вы знаете мое имя, хотя кто его здесь не знает... И поверьте, что большинство особ прекрасного пола находятся здесь ради этого - отбросив сентиментальность, Джон отвечал уже в своем стиле.

- Вы еще не знаете, кто я, а уже ставите на мне клеймо? Как вы могли?

- Если вас оскорбила моя прямота, приношу извинения. В молодости я был таким же: знакомясь с девушкой, боялся оказаться интересным для нее лишь из-за портмоне.

- А как знакомитесь вы сейчас? - несмотря на обаяние шарма незнакомки, в ее словах было нечто, что беспокоило Джона.

- Ну, если наше знакомство не заладилось сразу, то с какой целью вы пришли на это торжество?

- Признаюсь честно, мне надо поговорить с вами наедине - куда делась таинственность роковой красавицы, Мария говорила очень просто и естественно, и, как ни странно, этим еще больше влюбляла в себя Джона. Хотя он все еще пытался сопротивляться:

- Наедине? На этом подиуме, полном множества соглядатаев? Это что, намек на интимную близость? - Джон попытался "включить" мужскую наглость, но это мало ему помогло.

- Пока не было никаких намеков. Вы о чем? - Мария сделала удивленным глаза.

- Ах, эти загадочные искусительницы! - Джон продолжал педалировать тему женского разврата, - Отрицаете очевидное ради репутации неприступной леди?

- Послушайте, мистер Вэйн, так мы далеко зайдем. Может быть, мне проще покинуть вас? - Мария сделала полуразворот, намереваясь выйти из зала, но Джон ее остановил.

- Тысяча извинений, прекрасная незнакомка! И все-таки, какова цель вашего прихода?

- Как ни странно, вы! Вы - живой секрет, человек-загадка.

- Это комплимент?

- Нет, это - данность, с которой не согласиться в Мракане не сможет никто - это было сказано с таким трепетом, что щеки Джона заалели.

- Ну, тогда позвольте хотя бы пригласить вас на танец.

В то самое время, когда Мария принимала приглашение Джона на танец, компания отъявленных мерзавцев в лице Джека Хэлвана, Гранзека и печально известного в полицейских кругах психопата Вернона Хашше шли на новое преступление.

- Не забыл, что сегодня твой выход? - с усмешкой спросил Джек у своего попутчика Вернона Хашше - молчаливого психа, страдающего всплесками неукротимой ярости. И если взглянуть на это с философской точки зрения: он, как и Джек - порождения гигантских мегаполисов, таких как Мракан, его гнойные язвы, связанные между собой.

- И кого надо замочить? Вэйна? - наконец-то вымолвил Хашше. Джека это вывело из себя, и он схватил Вернона за грудки.

- Слышь, только попробуй дыхнуть на моего щеголя, и я тебя заставлю так напиться водой из унитаза, что ты обоссышься. Если усек, просто кивни головой.

Когда Хашше послушно закивал, Джек отпустил его, а через минуту продолжал разглагольствовать в своем духе.

- Ты, биологическое недоразумение, обязан мне всем. Я вывел из сортира на белый свет твою никчемную душонку, и, поэтому, ты меня должен почитать больше бога! - Джек сделал козью морду все еще трясущемуся Хашше.

- Сказал же, Вэйна не трогаем. Волосок с его головы не должен упасть, да и пупок у тебя развяжется справиться с ним. Ну, все усек, сучий потрох? - Джек снова подтянул Хашше к себе, - Твоя новая жертва - вот тот старик!

Джек указал пальцем на седовласого мужчину, ловившего такси.

 

Меж тем бал в поместье Вэйна был в самом разгаре.

Джон ни на секунду не отходил от незнакомки, упорно не называвшей свое имя, хотя их общение их по степени доверчивости давно уже превзошло разговор старых знакомых.

- Меня беспокоит странное предчувствие - задумчиво признался Джон.

Умелая актриса заглянула в его глаза:

- Какое предчувствие?

- Беды - ответил Джон.

 

- Помогите! Не троньте меня! Я все отдам! Не бейте... - кричал обезумевший от страха старик, не понимая, за что его бьют. Прохожих, которые могли бы помочь, как ветром сдуло.

 

Хэлван, давно уже не убивавший людей, смеялся гомерическим хохотом, глядя, как Хашше колотит старика увесистой дубинкой, которую он вытащил из куртки, месил уже не сопротивляющееся тело коваными носками ботинок, грязными пальцами рвал редкие седые лохмы. Рядом подвывал не на шутку перетрусивший Гранзек. Наконец, Хэлван остановил Хашше, буквально оторвав его от жертвы.

- Ах, ах, ах, как неприлично бить добропорядочных пожилых граждан - и он погрозил пальчиком.

- Он сука! - крикнул взбешенный Хашше, стараясь плевком достать до старика.

- Ты опять все попутал, порождение свиньи! Мы - городские "робин гуды", и наше дело - борьба с богатыми. А этот старик беден, как церковная крыса, как мы с тобой. Оцени его бюджет по его одежде...

- Но он не должен жить! - в раже хрипел Хашше.

- А, может, ты и прав. Может, он ходит в обносках, а лимоны хранит под подушкой... Погодь-ка - Хэлван подошел к не оправившемуся от ударов старику...

- Позвольте помочь встать! Вы хромаете? Так и под машину угодить можно - приговаривал он, ладошками отряхивая грязь с его одежды.

- Извините моего друга, он спятил! - произнес Джек и неожиданно резко толкнул старика под колеса проезжающего мимо микроавтобуса. Избитый не смог удержаться на своих и без того не крепких ногах, и прямо рухнул под самые колеса.

Водитель не успел среагировать, и все четыре колеса полугрузового "форда" в момент перемололи старческое тело.

- Уахахахахаха, славненько повеселились, бежим! - Джек одной рукой схватил Хашше за плечо, другой Гранзека за хлястик куртки, и они, словно три уличных клоуна, вприпрыжку побежали к ближайшему переулку и спрятались в одном подъездов.

 

И только, когда массивная дверь захлопнулась за ними, оторопевший Гранзек впервые открыл рот.

- Вы совсем спятили? Два идиота! - истерил он, тщетно пытаясь вытащить сигареты из пачки, ломая их одну за другой.

- Ты не ори, жертва аборта, а то залезу в гульфик и вырву твою зачаточную письку - Хэлван вырвал из трясущейся руки Гранзека сигарету, с кислым видом затянулся и тут же растоптал ее, - Это не мой гешефт, это приблуды весельчака Вернона. А я - просто зритель на этом празднике жизни, я с нее кормлюсь.

- Ну, теперь-то праздник закончился, может, разойдемся? - с унылым выражением лица предложил Гранзек.

- Нет, шлепоносый, все только начинается! Рождество на носу - потянулся Хэлван, выйдя из мрачного подъезда.

- Ты видишь гараж? В нем машина. Так вот сейчас он зажжется, как елочка! Хочешь стать Санта-Клаусом? Хотя фигли я тебя спрашиваю… - Джек уже держал в руке черный пакет, из которого торчал детонатор. Легкий нажим на кнопку, и его подельники шуганулись от мощного взрыва, озарившего весь квартал.

И все бы хорошо, да только одному из троицы не повезло: какая-то железяка от машины по немыслимой траектории рванула в их сторону и последним, что увидел в своей жизни Вернон Хашше, был острый кусок металла. Несчастному садюге отрезало пол башки, и кровь фонтаном обрызгала Джека с головы до ног. Гранзек даже не успел запаниковать, унылое выражение так и не сошло с его лица.

- Вот и повеселились!!!

 

- Ай, насрать! От больного все равно не было толку!

 

Торжество уже шло к своему завершению, а Джон и Мария не могли натанцеваться, ловя на себе завидующие взгляды.

- Мы с вами танцуем уже чуть ли не час, но вы так и не открыли свое имя - Джон сделал очередную попытку.

- Для вас это так важно?

- Давайте я угадаю

- Не стоит. Меня зовут Мария.

- Вы не поверите, но я предполагал что-то в этом духе - конечно, Джон не предполагал ничего подобного, - а вы не из Мракана?

- Да, я родилась не здесь.

- Попробую все же угадать. Вы не американка, да? Может быть, русская? В России я встречал много Марий...

- Отнюдь, я не из России.

- Все, сдаюсь. Откройте вашу родину.

- Франция...

- Тогда... - Джон неожиданно перешел на французский, приятно удивив Марию - Tu veux la solitude avec moi dans une pièce ou la suite de la danse (ты хочешь уединения со мной в одной из комнат или продолжение танца)?

- Si chez toi le lit n'est pas plus mauvais, que chez la reine de l'Angleterre, moi non contre passer la nuit avec toi (если у тебя постель не хуже, чем у королевы Англии, я не против провести ночь) - подыграла Мария.

- Но только когда последний гость покинет это уже порядком мне наскучившее мероприятие - Джон перешел на английский, и эти слова означали, что у Марии нет шансов приблизить момент их сближения.

Благополучно миновав наехавших копов, Хэлван и Гранзек продолжали неспешно шествовать из охваченного паникой квартала, обсуждая прошедшее "мероприятие" и предлагая наперебой друг другу планы на будущее. Причем, Гранзек неожиданно раздухарился, стараясь ни в чем не уступать самому Хэлвану. Хэлван же, как всегда, дурачился, острил, смеясь над всеми и даже над собой.

- Ты вообще в теме или как? Мы с тобой можем загрузить этот город по-полной и веселиться в нем до упаду! Мутант и шайка не смогли взять Мракан за жабры, а я это сделаю! Или ты обоссался от выкрутасов Палача и еще не просох? Или тебе не плевать на всех этих поросят? Они варятся в одной кастрюльке, повизгивают, похрюкивают, не понимая, что скоро их подадут к столу! Шуты нужно не только ради смеха, шуты вдалбливают правду королям! Я вовсе не подонок, нет. Я тот, кто смеется над толпой, указывая им истину... и при этом тихохонько попукиваю - Хэлван подтвердил это, но совсем не тихо.

- Ты всегда был таким? - только и выдавил из себя Гранзек, вглядываясь в безумные глаза Джека, полные веселья и разврата.

- Ага, с самого рождения, хорек вонючий. Кстати, это не ты испортил воздух? - он театрально высморкался.

- Таким меня и зачали - вечно веселым и вечно развратным! Я - человек-настроение! И людишек вовсе не обязательно убивать, чтобы кормиться с жизни. Гораздо веселей натравливать их друг на друга, чтобы они делали это за тебя - мочили каждый каждого и всех, кого не лень! - эта речь Джека так захватила Гранзека, что он даже присел и смотрел на Джека снизу вверх.

- Как э-то сде-лать? На-у-чи! - промолвил он по слогам.

- Этому научить нельзя! Это либо есть в человеке, либо нет!

- Вернон, а о покойнике плохо говорить нельзя, скотина, но его кончина - не повод прекращать веселье! И пусть эти долбанные благотворители с облегчением вздохнут, узнав от копов, что обнаружен труп самого Убийцы Дедушек! Но как же они обделаются в следующий раз, когда Убийца Дедушек восстанет из ада и завалит одного из них! Ха-ха-ха-ха-ха! - неожиданно лицо Джека стало жестким, почти жестоким, - А то жиреют на этих своих фондах и прочих показательных выступлениях, а народ должен им верить! У кого-то особняки и виллы, а кому-то негде и подрочить...

Гранзек опять ничего не понял, но на всякий случай спросил:

- К чему ты это?

Джек снова дурашливо улыбнулся:

- А к тому, что теперь Убийцей Дедушек будешь ты! Кривая когда-то свела меня в психушке с Верноном Хашше, и много лет он служил мне верой и правдой - он обслюнявил пальцы и протер ими ресницы, изображая слезы, - А теперь старина Вернон - трупак, и кому он, на хрен, нужен? А дело-то делать надо...

- Зачем тебе все это? - только и смог спросить Гранзек, - Что ты поимеешь от их смерти?

- Я - ничего. Город поимеет. Рождаясь, страх вылупляется из яйца, превращается в некое подобие вируса. Как бешенство... Сначала истребление сраных меценатов, потом пощиплем, ну, например, водителей такси, потом еще кого-то регулярно и планомерно... А в апофеозе всей этой комедии на сцену выходит сам Великий и Безумный Джек! - Хэлван поднял правую руку над собой, как артист лондонского Королевского Театра.

- И смеяться кроме меня не будет позволено никому! Я буду зажигать, Мракан - зажигаться! Ох, как же я соскучился по славным временам, когда меня побаивалась пара старух с соседней улицы. Я сейчас так зареву, как сирена пожарной машины, и хрен меня заглушишь... - Джек и, вправду, хотел заголосить, но передумал.

- Пора напомнить городу о тех славных временах. Душа просит веселья! Наливай-ка, дружище Хостон, из своей фляжки! А у меня для тебя тоже есть подарочек - и он вытащил из внутреннего кармана завернутый в тряпицу огромный кухонный нож - один из своей коллекции.

Гранзек достал заветную флягу, отдал Хэлвану и дрожащими руками принял подарок. Это означало, что теперь он в игре до последнего. На том они и разошлись.

 

Условным жестом Джон подозвал распорядителя торжества Фредерика и глазами показал ему на часы. Это означало, что пора объявлять гостям о завершении бала.

.

Вскоре гости стали покидать танцевальный зал, и каждый считал своим долгом попрощаться с гостеприимным хозяином. Эта процедура заняла достаточно большой отрезок времени. Но когда за последним из визитеров захлопнулись двери, Джон остался наедине с Марией.

Свет в зале постепенно потух и только несколько свечей на стенных канделябрах создавали тот полумрак, который так располагал к близости.

Казалось, это самый подходящий момент для страстных поцелуев и объятий, но Мария повела себя очень странно. Она как-то отпрянула от Джона, резко обрывая все его попытки к их сближению. Это крайне озадачило разгоряченного вздыхателя.

- Джон, извини, но у меня к тебе серьезный разговор...

- Позже, Мария, разговоры никуда не убегут... - Джон все еще пытался обнять ее, но невесть откуда взявшаяся сила в ее руках снова отстранила его.

- Джон Вэйн, вы очень богаты и популярны, вашим возможностям нет границ, но... - она вплотную посмотрела ему в лицо, - Есть некто, кого очень скоро будет бояться весь Мракан! И этот некто не оставит ничего, что отличает вас - богатеев от простолюдинов! И эти времена не за горами...

Ее слова подействовали на Джона как холодный душ. Вся эмоциональная расслабленность, столь нехарактерная для него, в момент испарилась, и перед Марией стоял уже спокойный и хладнокровный аналитик Джон Вэйн.

- С какой целью, мадам, вы пришли ко мне? - каждое его слово звенело в пустом зале как соприкосновение клинков.

- Только с одной целью, чтобы спасти вас - прошептала Мария.

- Разве мне что-то угрожает?

- Деньги могут все, но спасти жизнь они не в силах...

Джон холодно рассмеялся:

- Значит, ночь мы проведем раздельно? - за нарочитой холодностью читалось плохо скрытое сожаление.

- О чем вы, Джон? Я готова быть с вами в любой момент.

- Полно, мадам. Это всего лишь шутка. Но расскажите-ка поподробнее об этой самой угрозе.

- В Мракане есть один псих, его зовут Вернон Хашше, Долгие годы он провел в психушке, взаперти, как зверь. Но совсем недавно сбежал оттуда при невыясненных обстоятельствах, прихватив с собой некую маленькую девочку. При этом беглецы устроили в коридорах замка настоящую резню...

- Вернон Хашше? Что-то я о нем уже слышал - Джон провел указательным пальцем по лбу, - А откуда ты о нем знаешь?

- От одного нашего общего знакомого - Мария снова пронзительно взглянула в глаза Джона, - Он-то и попросил меня придти к вам!

- История становится все более любопытной. Кто же этот мой странный знакомец? - Джон был уже по-настоящему заинтригован.

- Он очень хорошо знает тебя, знает все твои страхи... - Мария снова выглядела очень загадочной, - Но назвать его имя я не могу!

Загадочная красота Марии по-прежнему возбуждала, но не ослепляла, а ее поведение и особенно последние слова и вовсе озадачили Джона. Но еще не одна женщина не могла переиграть его, ведь за Джоном Вэйном стоял невозмутимый Спаун, который мог раскрыть любые тайны...

 

Утро. Поместье Вэйна.

Джон проснулся в своей спальне не от нежных поцелуев Марии. Его разбудил колокольчик Фредерика.

- Где девушка? - сон Джона как рукой сняло.

- Вчера вы, мастер Джон, мягко говоря, вели себя крайне раскованно, раз позволили себе лечь в постель с незнакомой женщиной - Фредерик не смог сдержать игривой улыбки.

- Конечно, вы не предполагали, что ваша гостья покинет особняк с некоторыми раритетами из вашей бриллиантовой коллекции? - слова дворецкого нисколько не насторожили Джона.

- Ты подозревал в дурных намерениях всех женщин, посещавших эту спальню. Видимо, то, что привлекать их могу я сам, ты отбрасываешь в корне? - Джон даже подхихикнул.

- Успокойтесь, грозный блюститель порядка. Она пришла ко мне не для знакомства и даже не для секса, она пришла предупредить меня. Кто ее об этом попросил, остается загадкой...

- Она вам не сказала?

- Нет, но я и не настаивал. Всему свое время. Зато я кое-что узнал о побеге Вернона Хашше. Ты слышал о нем, Фред?

- О том самом психе, зарезавшем мать и похоронившем во дворе супругу?

- Да, да. Так вот, история с Хашше имеет продолжение. Недавно он бежал из Антнидаса вместе с, пожалуй, самой юной обитательницей замка - Мертвой Королевой - Джон вытащил из загашников своей памяти странное дело о двенадцатилетней девочке.

- Надеюсь, это не королева Англии - редкий случай, когда Фредерик пошутил.

- Нет, это прозвище... Но дело не в ней. Мария, а именно так зовут мою ночную гостью, сообщила мне, что именно Хашше убил Ларса и Ридвера. Она не призналась, откуда ей это известно. Но по непонятным причинам Хашше открыл охоту на членов моего фонда. И вот, что интересно, еще до посадки в Антнидас он говорил некоторые удивительные вещи...

- Откуда вы знаете?

- Это знает Спаун...

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.217.174 (0.017 с.)