Фредерик уехал на лимузине за покупками, и Джон остался один, в большой усадьбе. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Фредерик уехал на лимузине за покупками, и Джон остался один, в большой усадьбе.



Именно поэтому его тайный враг пробрался к нему в комнату и сделал так, что его парализовало, временно. Вдруг Джон замер, почувствовав резкую боль в висках, перешедшую во все тело, руки онемели, а сердце стало биться чаще. Все тело Джона превратилось в камень, и он мог шевелить только глазами.

- Тише мыши, демон спит на крыше - прошептал Антон Белов.

- Ты помнишь эту безделушку? Я когда-то выкрал ее у тебя из-под носа. Жаль, что Wayne Enterprises завернула данный проект. Отбоя бы не было от желающих заказать кратко-временные парализаторы.

- Я пересмотрел приоритеты, звезда плейбоя - Белов положил у головы Вэйна сильнодействующий парализатор.

Штучка "ноу-хау" издавала противные скрипучие сигналы, действующие на мозг. Джон учащенно дышал.

- Когда Шифер приказал мне тебя убить, я размышлял: делать это или нет? С одной стороны деньги мафии, а с другой...?

- Бешенство – моя болезнь и одновременна сила! Это - супер-идея, вступление человечества в новую эру, когда миром будут править лишь посвященные!

- Решение, принятое мной, далось не сразу. Присутствие в моем организме боевого вируса делало меня уникальным биологическим созданием - уникумом. И мысли о потере этой силы убивали меня, сжирали, как термиты, что когда-то были в моем бренном теле.

- Моя душа давно выскочила из жалких габаритов человеческого тела. Я - монстр, от мозга костей, я - небожитель!

- Твои родители дали тебе жизнь на земле, а мне мою жизнь дало проведение, и я могу вволю распоряжаться ей...

- Так что введя тебе вакцину бешенства, я лишь поделюсь с тобой той великой силой, которая течет в моей крови и в крови Джека Хэлвана.

- Зло, вырывающиеся из моей души, лишь - прикрытие...

- А теперь пододвинься, я хочу присесть - Антон отодвинул Джона подальше к краю дивана, а сам уселся поудобнее.

- Это как твое ноу-хау, это как ремейк Шекспира о Ромео и Джульетте. Кстати, вот тебе еще один ужасный сюрприз: Ромео не умер!

- Пока я буду уничтожать мир в облике Палача, Ромео будет убивать невиновных, и возле их тел класть черные розы! Хуже тебе уже не будет, хуже уже просто некуда - с этими словами Белов достал тонкий шприц и набрал в него подозрительную жидкость желтого цвета.

- Теперь по твоим сосудам потечет та же сила, что течет и во мне, та же великая мощь! Ты станешь тем, на кого охотился прежде, ты станешь монстром!

 

Президентский кабинет.

- Наша страна будет обладать оптимальным парламентарным законодательством только тогда, когда все присутствующие в Думе политические силы поддержат действия администрации. В противном случае результаты этого года могут быть много ниже прогнозируемых. За Путина проголосовало большинство, но многие не согласны с тем, что страной должна править <Единая Россия>. Меня, как человека, еще недавно занимавшего пост, волнует то, что думают о нас народ нашей страны! Хотел бы знать ваше мнение? - спросить Медведев на своей последней пресс-конференции.

 

В подорванном поезде бушевал пожар. Монструозный Белов, отчаявшийся в своей попытке взорвать московский мир, на этот раз не преуспел. Но Спаун был у него в руках.

- Уверенность – замечательная черта характера, но побеждает только сила! - Палач обхватил спасителя двумя руками в намерении сломать ему позвоночник. Спауна спасло от смерти чудо, и не только чудо: обгоревший деревянный ящик с заложенным запалом, взорвался как нельзя вовремя. Полетевшие в Белова осколки расцарапали его мускулистую спину. Спаун воспользовался случаем и довершил содеянное несколькими хлесткими ударами.

- Ха-ха-ха-ха-ха! Бить меня бесполезно! Ты же знаешь об этом, или забыл уже? В таком случае я тебе напомню! - Палач снова попытался его схватить. Не вышло. Мститель моментально отскочил назад.

- Что, струсил? - прохрипел Палач.

- Тебе придется попрощаться со своим могучим телом, Борокс! - усмехнулся Спаун, немного подождав.

- Нет!!! - протяжно закричал Белов, когда его накрыло серией мини взрывов с головы до ног. В итоге Палач, получивший огромные открытые раны и ожоги, потерял все свои титульные преимущества.

Он был раздавлен, разбит...

Спаун подошел к Белову прямо по языкам огня.

- Ты снова побежден, и бежать тебе некуда.

- Ты ошибаешься, демон-защитник, выход всегда есть! Хоть в преисподнюю!

Палач, что есть силы, ударил по прогоревшим доскам вагонного пола, и свалился вниз...

- Белов! Стой на месте! Я помогу тебе, если ты будешь сопротивляться вирусу! - крикнул Спаун, левой рукой засовывая пальцы в пояс, чтобы вытащить спаунранг.

- Твои услуги больше не нужны, демон! - произнесло жуткое создание, бывшее когда-то Антоном Беловым. Он неожиданно ударил Спауна связкой щупальцев, отбросив демона на стену. Подойдя к нему, монстр схватил Спауна за горло. Щупальца сжали герою дыхание, но... в запасе оставались бумеранги. Один из которых рубанул поганые щупальца, тем самым, ослабив дьявольскую хватку.

- Спаун! Тебе не уйти от меня живым. Разве ты не видишь, что для тебя все кончено? - Спаун не стал отвечать на вопли агонизирующего монстра...

Новогодняя елка блестела яркими игрушками и создавала настроение праздника. Террористам хотелось ударить по Кремлю в канун Нового Года. Подъехав к Красной площади, террористы во главе с Блэксонт растворились в толпе и по команде предводительницы неожиданно достали стволы...

 

Резиденция президента.

- Да, кто это? - поднял трубку Владимир Путин на неожиданный звонок, прорвавшийся в его кабинет.

- Это ваш покорный слуга, господин президент. Сегодня в эту предпраздничную ночь погибло несколько людей. Это было предупреждением. Вы наверняка в курсе. Далее погибнут сотни, а то и тысячи невинных обывателей. Вы будете в ответе за их гибель.

- На какие условия я должен пойти?

- Условия простые - сегодня миллиард долларов, потом два миллиарда долларов, а через два дня - еще три.

- Если условия будут выполнены, я обещаю, никто больше не умрет. Обещаю! - повторил террорист.

 

- Вы запомнили их лица? - спросил полицейский у гражданина, которому в травматическом пункте хирурги перевязали руки после осколочного ранения.

- Запомнил. Среди них была женщина. И, похоже, она командовала - задумался потерпевший.

- Ясно. Я вот вам, что скажу, порой женщины такое вытворяют! В нашем обезьяннике бабы ведут себя хуже мужиков - чудят такое, что вам и не снилось. Настоящие извращенки. Одна отравила брата, другая убила сожителя ножом. Я уж на них насмотрелся...

- Что еще вы заметили? - спросил полицейский.

- Они были не русскими.

- Не русскими, вы говорите?

- Да, похоже, чурки... Ну что, мне можно идти?

- Если будет необходимость, я вас вызову. Меня зовут Дмитрий Круглов - начальник следственного отдела, капитан полиции. Всегда к вашим услугам...

 

Спаун увидел, с какой тяжестью люди отходят от пережитого шока. То, что произошло десять минут назад, можно было назвать форс-мажором. Полиция не всесильна, террористы многочисленны, страх толпы непредсказуем, Спаун - один.

- Фредерик, я, кажется, знаю, кто еще мог быть к этому причастен….

- Да, и кто же? - спросил дворецкий, общаясь с ним по наручному компьютеру.

- Есть такой ученый с тараканами в голове. Зовут Эдуард Радзинский. Он был тесно связан с преступниками, и с Беловым тоже. Когда я остановлю хаос, развязанный ими, навещу нашего ученого, и он ответит на многие вопросы.

 

- Ага! Рассказчик из тебя хороший, только вот продолжать рассказывать не надо. Я уже знаю, что было дальше. Точнее не знаю, а догадываюсь. Просто дальше ничего хорошего не было, и по выражению твоего лица могу сказать с уверенностью, что не нашел ты этого Радзинского. Не нашел сумасшедшего ученого, опять облажался. Что же ты так? Даже не знаешь, кто еще был в игре, не знаешь, почему террористы захотели отыграться на президенте? Ты ничего толком не знаешь об их планах. Ты не в теме. Единственный, кто обо всем знает, это я.

- Но я буду молчать, пока ты меня не вытащишь отсюда. Так что выбора у тебя нет. Придется меня вытаскивать отсюда, если хочешь, чтобы я открыл рот. На свободе у меня мало друзей - тех, кто хочет мне помочь. У меня, по сути, со всеми только конфликты. Многим я наделал гадостей.

- Есть одна одинокая женщина, которая еще знала мою мать, и ее племянник. Они для меня - единственная радость, свет в конце тоннеля.

- А теперь о главном. Те, кто испортил десять лет назад праздник в Москве, находятся сейчас здесь. И они замышляют устроить хаос. Мол, Спауна нет, значит, можно делать все, что вздумается: взрывать и убивать. А почему не делать этого, если никто тебя не посадит? Вот так они и думают, и если я останусь здесь, тебе их не остановить.

- У меня даже пазл в голове сложился, как мы их уделаем. Но только вместе, так что вытаскивай меня отсюда...

- Что ж, если я соглашусь, ты будешь жить по моим правилам - задумался Джон.

- Можешь не переживать. Есть только один человек, которому я должен отомстить.

- Кто он?

- А тебе какая разница? Мой должник - ответил Фернок.

 

Спустя сутки.

- Вот и все. Теперь можно дышать воздухом свободы и думать о завтрашнем дне. Ты мог бы сразу согласиться, не трепля мне нервы - хихикал Эсмонд. За годы отсидки у Фернока сильно поседели волосы, то же самое можно сказать и о двухнедельной давности щетине.

- Готов выложить свои карты? - спросил Джон.

- Готов-то готов, но не сейчас, рано пока еще. Сначала я кое-кого проведаю, мне это надо для самоуспокоения. А завтра я тебе позвоню.

- Зла у меня на тебя нет. Ты делал то, что считал нужным. Твой поступок был в одно время и благородным, и подлым. Ладно, проехали. Что было, то прошло. Ты-то сам не держишь обиду на меня?

- Нет.

- Вот это самое главное… - c улыбкой произнес Эсмонд.

 

Эсмонд готовился к мести. Сняв квартиру в одном из самых бедных районов города, он всецело погрузился в осуществление своего плана. Фернок редко прощал людей, но предательство никогда! Жестоко наказывая, он, понимал, что не прав, но во многих ситуациях именно отсутствие жалости спасало его.

- Не умеющий прощать, никогда не будет в дураках. Ты меня помнишь? Помнишь, я уверен. Разве тебе забыть мое лицо, лицо того, кого ты обрек на десять лет Антнидаса? Помнишь? - спросил Фернок у Джозефа Хью, работавшего когда-то в отделе Фернока и три года назад ушедшего из полиции.

- Эсмонд? Много лет прошло, но я о тебе не забыл. Прости меня, если можешь, Эсмонд, я не хотел тебя предавать. Меня заставили. Ты же знаешь, как Фрост поступал с людьми, как заставлял предавать, давя на больные места. Прошу, прости меня, хотя бы ради моей семьи - взмолился Хью.

- Ради семьи, говоришь? Умеешь же ты давить на жалость. В этом деле тебе равных нет. Как бы я сейчас не хотел тебя отделать, я понимаю, что всему причиной комиссар! А ты - пешка, тебя просто подставили.

- Да, подставили... - повторил Хью.

- И ты, как собака, не захотел искать пути отхода? Ради семьи не хочешь умирать? Это благородно, даже сентиментально. Ради семьи можно и унизиться, это не грешно. Это, может быть, немного жалко, но в принципе это допустимо. В твоей ситуации. Встанешь передо мной на колени, и я тебя не убью, и твоя семья не потеряет кормильца. Ну как…, встанешь на чашки? - спросил Фернок.

Джозеф Хью, не произнеся ни единого слова, встал на колени, даже приложился лбом к ботинку Фернока.

- Спасибо за то, что ботинок мой языком почистил. Ладно, живи. Вставай, нечего брюки пачкать, твое прощение засчитано. Все обсудили? Но больше я тебя больше видеть не хочу. Удачи, а главное, береги семью. Я все сказал - усмехнулся Фернок и все.

 

Первым делом Вэйн дал знать о своем появлении в городе нескольким людям. Это, конечно же, Фредерик. Дворецкий сильно состарился, морщины еще сильнее проступали на его лице. Но добрый английский юмор и эта характерная улыбка никуда не делись.

Далее Джон навестил Ричарда Стайлонда, заглянув в офис компании. По случаю его появления срочно организовали корпоративную вечеринку.

Кроме Стайлонда и нескольких субдиректоров он также пожал руку Остину Грину, вид и здоровье которого оставляли желать лучшего. Остин сильно постарел. Лицо пожелтело, голос сел, весь он как-то сморщился. Но впрочем, это не самое страшное, что произошло с друзьями Вэйна за десять лет его отсутствия...

Хуже всего пришлось лейтенанту Своллсу.

В больнице Генри лежал уже вторую неделю. Дикая боль отнимало всякое желание жить.

- Что случилось, Генри? Мне сказали, что вы находитесь здесь уже не первый день. Вид у вас болезненный - спросил Джон.

- Я помню ваш голос, мистер Вэйн. Сильно скучал по вам, даже не знаю, как это выразить. Простите за то, что не справился и слег.

- А что случилось?

- Случилось то, чего мы все боялись. После того, как Спаун исчез, преступники месяца два терроризировали город. Недолго я пробыл в полиции по второму разу. Всего лишь пару месяцев. А затем со мной приключилась беда.

- Беда…, какая именно?

- Меня неожиданно уволили. Я уверен, это было связано со смертью комиссара. Уволили всех ребят из отдела. Многие попали под сокращение. Некоторых, кто не хотел уходить, силой заставили написать заявления об увольнении по собственному желанию. А те, кто не подписывал, просто пропадали. После исчезновения Спауна и смерти комиссара Фроста произошла своего рода революция, глобальные изменения. Это не принесло городу ничего хорошего. Довольными остались лишь богатеи.

- Ясно. А что с вашим здоровьем? Почему вы лежите в больнице?

- Какая нелепость, упал с балкона в нетрезвом виде. Бред! Врачи сказали, необходимо срочная операция. Пусть так, но когда они назвали сумму, я понял, что дело не до смеха - таких денег у меня попросту нет. Теперь я обречен, обезножен и беспомощен - уныло ответил Генри.

- У вас семья, Генри, жена и дочь. Не говорите так. Вы же знаете, что я без затруднения дам вам денег, и вы вылечитесь.

- Вы так щедры, мистер Вэйн! Но где вы пропадали все эти годы? - спросил Своллс.

- Это не важно, главное, что я сейчас здесь - ответил Джон

- Мы с женой за вас переживали и только через год привыкли к тому, что вас с нами нет. Но почему вы решили уйти? Я догадываюсь, но...

- Я ушел, потому что мне было тяжело держать в себе накопленное. Скажу больше, я не собирался возвращаться, но обстоятельства...

- Простите, Генри, если я стал виновником ваших несчастий. Я выучил главное правило жизни: мы хотим одного, поступаем по-другому, не всегда осознавая разницу между <хочу> и <надо>.

 

Поместье Вэйна.

- Интересно, как отреагируют на ваше внезапное появление журналисты? Они вас будут преследовать. Главное, чтобы вы не раскололись - сказал Фредерик.

- А по мне когда-то было видно, что я к чему-то не готов? Надеюсь, что не разучился внушать людям, что мои слова не расходятся с делами. Не переживай за меня, ты же понимаешь, что на работе со мной ничего плохого не случится. Лимузин готов? - спросил Джон.

- Он уже блестит - ответил Фредерик.

- За рулем будешь ты. Чтобы ни у кого не возникло сомнений, что я самый простой прожигатель жизни, мне необходимо соответствовать этому образу - притворяться инфантильным и беспомощным.

- Нет, конечно, вы правы. Я поведу лимузин, как всегда. Все остается на своих местах, ничего не изменилось, кроме моего старческого маразма. Впрочем, я рад вашему возвращению - признался Фредерик.

- И я рад, что увидел тебя вновь… - сказал Джон.

 

Встреча Джона с Эсмондом состоялась на следующий день у особняка Вэйнов.

-Никогда не чувствовал себя лучше чем сейчас. Такое ощущение, будто заново родился. Сегодня в ресторане ел спагетти с горячей курицей, пил мартини и холодный сок, в общем, чревоугодничал на славу. Все десять лет ел дерьмо, а тут на тебе: зашел в ресторанчик с живой музыкой, и оторвался по полной!

- Я не забыл о том, для чего ты меня пригласил. У тебя шикарный особняк, мечтал жить в таком. А не попить ли нам кофе? Меня немного колбасит от вчерашнего - предложил Эсмонд.

- А что было вчера? - спросил Джон.

- Все и сразу. Навестил должника.

- Появилась жалость?

- Нет, жалость не причем. Я бы его прикончил, если бы не обстоятельства. У него семья. Нельзя убивать тех, у кого она есть, даже если они по пояс в дерьме. Это грех. А я больше не хочу грешить. Устал. - ответил Фернок.

 

- Я скажу тебе, что ты хочешь знать. Свои обещания я всегда выполняю. Но не думаю, что ты остановишь часы судного дня.

- Судного дня?

- Так их называют. По слухам, эти часы являются неким таймером, на котором можно увидеть, в каком состоянии находится цивилизация. Я лично не верю в этот антинаучный бред, но есть тот, кто в это верит.

- Радзинский?

- Угадал.

- Причем он?

- А притом. Он как бы открыл миру, что часы судного дня существуют. Он простой ученый, проживающий в Москве. Думаешь, для чего ему понадобилась мировая слава? Ему захотелось внести в наш мир нечто новое. Но все, чего он добился своими бредовыми гипотезами, так это пристальное внимание террористов. Радзинский был похищен, бежал из плена и залег на дно. Я уверен, он по-прежнему в России. За границу ему вряд ли удалось улететь. Да, он остался там, где и был. Живет в какой-нибудь квартире и трясется от страха за свою жалкую жизнь.

- Он опасается, что террористы найдут его?

- Да. Он - продажная шкура, пытается спасти себя. Но вечно прятаться он не сможет. Я не имею к нему абсолютно никакого отношения. То, о чем я сейчас говорю, не более чем информация, которую я получил благодаря оставшимся связям.

- Ты сказал, что в этом деле еще кто-то фигурирует?

- Да. Был еще один продажный тип. Из Москвы. Не помню, как зовут. Интересно, как он до сих пор пытается скрыть свою причастность к произошедшим в России терактам десять лет назад. Он парень не промах, умеет оставаться в тени. У него обширные связи. И знаешь, что меня больше всего бесит в таких людях? Что под маской благопристойности скрываются обыкновенные трусы, способные только на предательство. Таких даже убивать противно, даже пули жалко! Не знаю, как таких носит земля. Наверно, кому-то полезно иметь в своем обществе крыс. Ты-то сам понял, что необходимо сделать?

- Отправиться в Россию? - спросил Джон.

- Не обязательно. Можно сделать проще. Ученого искать не будем, это бесполезно, и ни к каким результатам не приведет. Зато мы можем взять этого продажного копа - Дмитрия. Не обязательно совершать путешествие на другой континент. Он сам к нам явится.

- Он прилетит в Мракан?

- Да, и причем очень скоро. Хотел бы я остаться с ним в запертой комнатке, без окон и с закрытой дверью, чтобы он не смог убежать.

- Ты бы его убил?

- Не убил, а разорвал бы.

- За что?

- За все хорошее... - ответил Фернок.

 

 

- Вы запомнили их лица? - спросил полицейский у гражданина, которому в травматическом пункте хирурги перевязали руки после осколочного ранения.

- Запомнил. Среди них была женщина. И, похоже, она командовала - задумался потерпевший.

- Ясно. Я вот вам, что скажу, порой женщины такое вытворяют! В нашем обезьяннике бабы ведут себя хуже мужиков - чудят такое, что вам и не снилось. Настоящие извращенки. Одна отравила брата, другая убила сожителя ножом. Я уж на них насмотрелся...

- Что еще вы заметили? - спросил полицейский.

- Они были не русскими.

- Не русскими, вы говорите?

- Да, похоже, чурки... Ну что, мне можно идти?

- Если будет необходимость, я вас вызову. Меня зовут Дмитрий Круглов - начальник следственного отдела, капитан полиции. Всегда к вашим услугам...





Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; просмотров: 94; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.92.194 (0.017 с.)