ТОП 10:

Критическое творчество Н.Н.Страхова.



Николай Николаевич Страхов (1828-1896)

Родился в семье священника. Закончил семинарию, затем – естественно-математический факультет, работал учителем физики и математики, преподавал в гимназии. 59г. – знакомство с Григорьевым, считает его лучшим и старается продолжить его органическое направление. В книгах «Мир как целое» (1872), «О вечных истинах» (1887), «Философские очерки» (1895) высшей формой познания Николай Страхов считал религию, критиковал современный материализм, а также спиритизм; в публицистике разделял идеи почвенничества. Статьи о Л. Н. Толстом (в т. ч. о «Войне и мире»); первый биограф Ф. М. Достоевского. С 1861 сотрудничал с Ф. М. Достоевским, был ведущим сотрудником его журналов «Время» и «Эпоха». В своих статьях отстаивал также идеалы «почвенничества». В 1867 Н. Страхов редактировал «Отечественные записки» (где напечатал одну из своих лучших статей — о романе Достоевского «Преступление и наказание»). Страхов одним из первых оценил огромное литературное значение романа Л. Н. Толстого «Война и мир». В 1870 он предсказывал, что «Война и мир» скоро станет «настольною книгою каждого образованного русского, классическим чтением наших детей». Творчество и личность Л. Н. Толстого оказали на Страхова исключительное влияние. Основное философское сочинение Николая Страхова — «Мир как целое» (1872). «Целостность» мира, по мысли Николая Николаевича, определяется приматом и творческой активностью духовного начала в отношении начала «вещественного». Эта активность порождает органические формы жизни, в которых дух «овладевает» материей. Центральную роль в органическом мире играет человек — «узел мироздания, его величайшая загадка, но и разгадка его». Свою мировоззренческую позицию Н.Н. Страхов наиболее последовательно выразил в книге «Борьба с Западом в русской литературе» (1883). Основной объект его критики — европейский рационализм («просвещенство»), который он определяет как культ рассудка и преклонение перед естествознанием. Итогом подобного «идолопоклонства» становятся мировоззренческие догмы, далекие от какой бы то ни было подлинной научности. К такого рода идеологиям Страхов относил прежде всего материализм и утилитаризм. В своей критике «рационалистического» Запада Николай Страхов опирался на теорию культурно-исторических типов Н. Я. Данилевского, в которой он увидел подлинно научное и философское опровержение европоцентризма.

«Отцы и дети» - одни решили, что «О и Д» сатира на молодое поколение, а другие, что опозорены отцы.. Роман явился не вовремя, он не соответствует потребностям общества. Базаров –новый герой. Сопоставляет мнения «Современника» в лице Антоновича и «русского слова» в лице Писарева. Антонович думает, что роман написан в укор новому поколению»Мы отрицаем только ваше искусство, вашу поэзию г. Тургенев; но не отрицаем и даже требуем другого искусства, например, Гете»Б. отрицает науку, Антонович это не понимает и принимает за клевету. Писарев же говорит, что Б.- действительный тип поколения, Тург. оправдал Б., оценил по достоинству. Молодое поколение впадает в крайности , но в этом складывается свежая сила и непоколебимый ум. Б. отрицает вещи, которые не понимает и не знает.» Сам Страхов говорит о том, что Б совсем не сухой человек. Он страдает от своей злобы и жаждет любви к людям. Б живой человек, но он человек теории. Б умирает, так как если бы Тургенев не привел его к такому концу он бы перестал быть Б. Фигура Б не отталкивающая и мрачная, а привлкекательная.Тургенев стоит за вечные начала человеческой жизни, поэтому на могиле Б льются слеза, растут цветы. Над ней летают птицы. Приход к выводу, что Тург. создал вечный роман.

«Преступление и наказание» показывает взгляд одного критика, который говорит за основу романа Д. взял предположение, что существующее в студенческой корпорации покушение на убийство, существует в качестве принципа. Другой критик пытается оправдать д. Он говорит, что автор никого не хотел оклеветать, не хотел навязывать молодежи поголовное стремление к убийству и грабежу, говорит, что Раскольников сумасшедший. Сам С. считает , что Д. представил крепкую душу, исполненную жизни, а не слабую и помешенную.. Автор хотел изобразить широкую натуру, которая способна жить и чувствовать на разные лады. Главная причина убийства Раскольникова в его теории. Это убийство принципа Общей темой является – глубочайшее извращение нравственного понимания и возвращение души к истинно человеческим чувствам.

 

 

Критика В.П.Боткина

Василий Петрович Боткин (1811-1869)Боткин хорошо знал иностранные языки, следил за европейской литературой, был в дружеских отношениях с Белинским, Бакуниным, Огаревым, Грановским, Некрасовым, Тургеневым, Анненковым, Герценом, Дружининым, Л. Толстым.
В разное время Боткин примыкал к различным лагерям. В его деятельности, особенно в 40-х годах, были прогрессивные моменты. Боткин был знатоком и ценителем поэзии, музыки, живописи. Следил за философскими теориями в Германии, социалистическими исканиями во Франции, много путешествовал за границей.

В лучшую пору деятельности Боткин сотрудничал в «Телескопе» и «Молве». В «Московском наблюдателе». Затем по приглашению Белинского он стал сотрудничать в «Отечественных записках». Особенно ценны его обзоры немецкой литературы с критикой лекции Шеллинга о «философии откровения», «Писем из Парижа» младогерманца К. Гуцкова. В духе проповедуемой Белинским эмансипации женщины Боткин написал статью «Галерея женщин Жоржа Занда».
Вначале Б. был демократ до мозга костей, но к концу 40-х годов назревала размолвка. Боткин не понимал «тенденциозного» творчества «натуральной школы», повести Григоровича «Антон Горемыка», «Записок охотника» Тургенева. Крайне неустойчивый человек, Боткин в то же время вместе с Некрасовым писал статью в «Современнике» — «Заметки о журналах за июль 1855 года».

Постепенно Боткин склонялся к теории «чистого искусства», подчеркнуто восхваляя душевные «мелодии» в поэзии Огарева. Его статья о поэзии Фета (1857) свидетельствует, что он больше всего ценил теорию «свободного», бессознательного творчества, а в поэзии — «чистую» форму. Поэтическое чувство принадлежит к природным свойствам как человека, так и народа. в поэзии есть еще одна сторона, которая всего более показывает глубокую связь ее с природою: это невольность поэтического творчества. Горе поэту, который вздумает сочинять! Во всяком истинно поэтическом произведении есть всегда невольная основа, которая полагается внутреннею потребностью поэта. Несмотря на весь кажущийся произвол мысли, фантазии и воли его, ни в чем так не связан он, как именно в своем творчестве, потому что поэту вообще удается только то, к выражению чего он чувствует неодолимое внутреннее влечение. Так и в жизни -- самый верный признак истинной склонности есть всегда невольное, бессознательное влечение. Поэт только высказывает то, что непосредственно, независимо от его воли возникло в душе его: материал, содержание создались уже в его душевном созерцании и сочинительство участвует тут только как обработка внутренне данного, готового материалаприступая к суждению о стихотворениях г. Фета, мы находимся в большом затруднении. Для огромного большинства читателей талант г. Фета далеко не имеет того значения, каким пользуется он между литераторами. мы считаем г. Фета не только истинным поэтическим талантом, но явлением редким в наше время, ибо истинный поэтический талант, в какой бы степени ни проявлялся он, есть всегда редкое явление. Во всей книжке его стихотворений нет, можно сказать, ни одного, которое не было бы внушено внутренним, невольным побуждением чувства. Поэтическое содержание есть прежде всего содержание собственной души: этого нам дать никто не может; и первое условие всякого лирического стихотворения -- чтоб оно было пережито автором, чтоб оно заключало в себе пережитое и чтоб это пережитое вызвало его. Иногда г. Фет сам не в состоянии совладеть с своим внутренним, поэтическим побуждением; выражает его неудачно, темно -- но, несмотря на это, чувствуешь, что основной мотив верен и искренен, и при всем несовершенстве, при всей запутанности формы глубоко сочувствуешь ему. А потом мотивы г. Фета заключают в себе иногда такие тонкие, такие, можно сказать, эфирные оттенки чувства, что нет возможности уловить их в определенных отчетливых чертах и их только чувствуешь в той внутренней музыкальной перспективе, которую стихотворение оставляет в душе читателя. Специально берет одно из худших стихов Фета.строгое, художественное чувство формы, не допускающее ни одной смутной черты, ни одного неточного слова, ни одного шаткого сравнения, редко посещает его. Внутренний мир г. Фета -- сколько мы можем судить по стихотворениям его -- не отличается ни многосторонностию, ни глубокомыслием содержания. амое замечательное свойство таланта г. Фета есть лиризм его чувства Поэзия г. Фета есть прежде всего поэзия, так сказать, интимная, младенчески-простодушная. Фет, так сказать, схватывает их на лету и дает чувствовать в своей поэзии. Почти во всех его произведениях сверкает эта светлая, искристая струя, поднимающая наш обыденный, будничный строй жизни на какой-то вольный, праздничный тон, уносящий душу в светлую, блаженную сфер. Так Б. сторонник интуитивного творчества»Это какое-то невыразимое упоение жизнью.

Взгляды эволюционируют дальше. После 1857 много путешествует по Европе После 1863 превращается из консерватора – западника в монархиста.

Он стал выступать против «тлетворной» проповеди «Современника», осуждал диссертацию «Эстетические отношения искусства к действительности» и роман «Что делать?» Чернышевского. Можно сказать просто уничтожил его роман.По словам Тургенева, литература для него стала отзываться чем-то вроде «бунта».

Для стиля характерно:


· Четкость;

· Осторожность

· Опасливость

· Постоянные оглядки, коррективы

· Вопросы к читателю

· Развитие векторности сюжета.

Знаток искусства(больше всего разбирался в живописи). Изобилие сравнений литературы с музыкой и живописью. Прекрасный критик музыки и живописи. «об эстетическом значении фортепианной школы» (искусство Шопена)

- искусство эгоистическое удовольствие. Замечательные сравнения в письмах «Обыкновенная история»- мороженное в жаркий день.

 

 

Критика Дудышкина

Степан Семенович Дудышкин (1820-1866) С 1861 по 1866 г Д был главным критиком либеральных «Отечественных записок».В критике Д оставались элементы эстетической системы, которую разработал Белинский. Д называл Белинского «могущественным двигателем литературы», «авторитетом», «человеком убеждений в высшей степени», редкого «такта и поэтического чутья», Дудышкин оставался верен памяти Гоголя, заветам его реализма. Проявлял интерес к историческим и документальным жанрам. Первым откликнулся на талант Л. Толстого.В 1860 годах вышло издание сочинений Лермонтова под редакцией Д с «Материалами для биографии и литературной оценки Лермонтова». Хотя Д назвал Лермонтова «поэтом отчаяния» и отрицательно отозвался о созданном им образе гордого скептика Печорина, все же поэт оказывался выразителем не только «общечеловеческого начала», но и идей своего времени, который «будет дорог всем тем несчастным поколениям, на долю которых выпадет ужасная судьба его эпохи». Д подчеркивал политические мотивы творчества Лермонтова, указывал на гонения против поэта со стороны властей.

В 50-е и 60-е годы с предельной ясностью выявились черты умеренного либерализма Д, уклончивость и расплывчатость его оценок. Он толковал об «общественных началах», «прогрессе», «связи искусства с жизнью».Критика Дудышкина в свое время даже прославилась рыхлой описательностью, отсутствием прямых суждений. Например, обзор русской литературы за 1852 год Д превратил в простой перечень произведений, отказавшись от каких-либо обобщений: он полагал, что не следует «повторяться», если об этих произведениях в течение года было уже говорено в библиографической хронике. Но это нисколько не мешало Д в конце той же статьи посетовать на измельчание русской критики, сказать, что критика, начиная с дружининских «Писем иногороднего подписчика», стала «репертуарной», мелочной, поверхностной.
Наиболее талантливым из писателей и идейно близким себе Дудышкин считал Тургенева. В статье «Повести и рассказы И. С. Тургенева» (1857) он называл автора «Рудина» «одним из лучших наших современных писателей»; в его произведениях «сколько... современного, живого, сколько интересного и поучительного». Противопоставил лишним людям честного труженика. Но концы с концами и в этой статье он связать не смог, оставив открытым вопрос об общем направлении творчества писателя. Высоко Дудышкин оценивал Писемского («Очерки из крестьянского быта», 1856), его роман «Тысяча душ» (1859). Критик утверждал, что в повестях «Питерщик», «Леший», «Плотничья артель» Писемский изображает народ таким, каков он есть, в отличие, например, от Григоровича, который заражен «сентиментальностью натуральной школы». Критик отмечал «блестящий талант» Л. Толстого, автора «Военных рассказов», «Детства», «Отрочества».
У критика проскальзывало явное раздражение против прежних «лишних людей», этих «фаталистических натур», умничающих, ничего не делающих.

Отличался необыкновенной правдивостью, серьезностью и осторожностью. Старался быть над схваткой. Эстетической основой многие считали мысль белинского о связи литературы с нацией и историей ( «Об изучении сочинений Фонвизина», «Сочинения Кантемира»). Народ главная сила истории. Литература должна изображать положение чувств человека .

В начале 50-х пишет статью «Пушкин народный писатель». Достоевский назвал эту статью чудовищной. Пушкин чужд народу, Талант поэта воспитан на чуждой почве, усвоение западных идей Карамзина. Достоевский сказал, что Д. перепутал народное с простонародным.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.238.169 (0.008 с.)