ТОП 10:

Литературно-критическая деятельность В.Г.Белинского.



Виссарион Григорьевич Белинский (1811-1848) был первым великим русским критиком. Он создал эстетическую программу реалистического направления. С середины 1830-х и почти на протяжении всех 1840-х годов он являлся главным идейным вдохновителем и организатором самого мощного литературного направления в России. Все лучшие традиции предшествовавшей русской критики, а также опыт современной западноевропейской эстетической мысли использованы были Белинским. Он разработал последовательную эстетическую систему взглядов, историко-литературную концепцию, открыл и воспитал множество первостепенных талантов. Он ввел основные теоретические понятия и термины реалистической критики. Белинский придал критике журнальный, публицистический характер, превратил ее в орудие борьбы за революционно-демократические идеалы. Многие писатели и критики считали его своим учителем: они воспитывались в «школе идей» Белинского
Деятельность Белинского наглядно разделяется на московский (1833-1839) и петербургский (1839-1848) периоды. Если же рассматривать критическую деятельность Белинского с точки зрения участия его в журналах, то можно выделить следующие четыре периода:1. Свою деятельность Белинский начал в журнале «Телескоп» и литературном приложении к нему «Молва», издававшихся Надеждиным в Москве. 2.Следующий период журнальной деятельности Белинского, когда он стал во главе преобразованного «Московского наблюдателя» (1837-1839). Печатается свыше 100 повестей. 3. С наибольшей силой деятельность Белинского развернулась в 40-е годы в Петербурге, когда он по приглашению Краевского встал во главе критического отдела журнала «Отечественные записки» (1839-1846) и «Литературных прибавлений к «Русскому инвалиду», переименованных с 1840 года в «Литературную газету». 4. Осенью 1846 года Белинский перешел в журнал «Современник», редакторами которого только что сделались Некрасов и Панаев.

Первая критическая статья - «Литературные мечтания. Элегия в прозе», представляет горячо и блестяще написанный обзор исторического развития русской литературы. Установив понятие литературы в идеальном смысле и сличая с ним положение нашей литературы от Кантемира до новейшего времени, Белинский высказывает убеждение, что «у нас нет литературы» в том широком, возвышенном смысле, как он её понимает, а есть лишь небольшое число писателей. Он с уверенностью высказывает этот отрицательный вывод, но именно в нём и находит залог богатого будущего развития. «У нас нет литературы, — говорит Белинский. — я повторяю это с восторгом, с наслаждением, ибо в сей истине вижу залог наших будущих успехов… Посмотрите, как новое поколение, разочаровавшись в гениальности и бессмертии наших литературных произведений, вместо того, чтобы выдавать в свет недозрелые творения, с жадностью предаётся изучению наук и черпает живую воду просвещения в самом источнике. Но ещё более дай Бог, чтобы поскорее все разуверились в нашем литературном богатстве. Благородная нищета лучше мечтательного богатства!». Под народностью понимал верное изображение русской жизни. Обзор литературы 18-19, определение идеального произведения «оно не выдумано, а снято с натуры» - народность, оригинальность, самобытность. В конце выделил 4 этапа словесности: 1. Ломоносовский, 2. Карамзинский, 3. Пушкинский,4. Общественно-народный. Стиль избыточно эмоционален (междометия, полемичность слова, установка на разговор).сочетание высокого литературного слога с низкими просторечиями. Связывает литературу с процессом истории. Карамзинский перид самый длинный, пушкинский -20 лет. Но современный оценить не может. В 9 главе говорит о театре, положительно отзывается о Грибоедове: «Этот человек слишком много надежд унес с собою во гроб. Он был назначен быть творцом русской комедии, творцом русского театра».

Особенно велики заслуги Белинского в осмыслении и разъяснении творчества Пушкина. С Пушкиным Белинский лично не успел познакомиться, хотя такое знакомство намечалось. Б. написал 9 статей о творчестве Пушкина(8 и 9-посвящены разбору «ЕО». На опыте творчества Пушкина Белинский вырабатывал критерии художественности. Изучая творчество великого поэта, Белинский постигал закономерности русского литературного процесса. Критик подходил к оценке творчества Пушкина конкретно, исторически. В трактовке романа "Евгений Онегин" Белинский поднялся на невиданную до него ступень социологического анализа. Указывая на народность поэзии Пушкина, Белинский подчеркивал, что в истории России относительно прогрессивное значение имело та часть просвещенного дворянства, которой принадлежали и сам поэт, и герой его романа в стихах - Онегин и Татьяна. Он рассуждает о поэзии Пушкина, подчеркивая ее земной, гуманистически глубоко нравственный характер. «Онегин" есть самое задушевное произведение Пушкина, самое любимое дитя его фантазии» "Онегин" со стороны формы есть произведение, в высшей степени художественное, а со стороны содержания самые его недостатки составляют его величайшие достоинства. Прежде всего, в "Онегине" мы видим поэтически воспроизведенную картину русского общества, взятого в одном из интереснейших моментов его развития. С этой точки зрения "Евгений Онегин" поэма историческая в полном смысле слова, хотя в числе его героев нет ни одного исторического лица. "Первая истинно национально-русская поэма в стихах была и есть - "Евгений Онегин" - утверждает критик. "Онегина" можно назвать энциклопедией русской жизни и в высшей степени народным произведением. Онегин - характер действительный в том смысле, что в нем нет ничего мечтательного, фантастического, что он мог быть счастлив, чем несчастлив только в действительности и через действительность. "Что стало с Онегиным потом? - Не знаем, да и на что нам знать это. Когда мы знаем, что силы этой богатой натуры остались без приложения, жизнь без смысла, а роман без конца", - завершает критик. Натура Татьяны не многосложна, но глубока и сильна. Татьяне, по мнению Белинского, нет этих болезненных противоречий, которыми страдают слишком сложные натуры; Татьяна создана как будто вся из одного цельного куска, без всяких приделок и примесей. Весь внутренний мир Татьяны заключался в жажде любви; ничто другое не говорило ее душе; ум ее спал. Посещение дома Онегина и чтение его книг приготовили Татьяну к перерождению из деревенской девочки в светскую даму, которая так удивило и поразило Онегина. Жизнь женщины по преимуществу сосредоточена в жизни сердца; любить - значит, для нее жить, а жертвовать - значит любить. Для этой роли создала природа Татьяну; но общество пересоздала ее..." - пишет Белинский. Татьяна это- портрет во весь рост. Татьяна это - тип русской женщины.

«О русской повести и повестях господина Гоголя(«Арабески», «Миргород»)». Теперь совсем не то: теперь вся наша литература превратилась в роман и повесть. но повесть во всех литературах теперь есть исключительный предмет внимания и деятельности всего, что пишет и читает, наш дневной насущный хлеб, наша настольная книга, которую мы читаем, смыкая глаза ночью, читаем, открывая их поутру. Есть еще третий род поэзии, который должен бы, в наше время, разделять владычество с романом и повестью: это драма, хотя ее успехи и заслонены успехом романа и повести. Так первую часть Б. посвящает повести вообще, а вторую именно повестям Гоголя. Повесть наша началась недавно, очень недавно, а именно с двадцатых годов текущего столетия. До того же времени она была чужеземным растением. Карамзин первый, кто призвал эту гостью. В двадцатых годах обнаружились первые попытки создать истинную повесть. г. Марлинский был первым нашим повествователем. Г-н Марлинский начал свое поприще с повестей русских, народных, то есть таких, содержание которых берется из мира русской жизни. Затем появляются повести Пушкина, Булгарина, Одоевского. Одно из главнейших, из самых видных мест занимает г.Полевой. Отличительный характер его произведений составляет удивительная многосторонность, так что трудно подвести их под общий взгляд, ибо каждая его повесть представляет совершенно отдельный мир. Также он говорит, что обращает на себя внимание творчество Павлова. Я уже сказал, что задача критики и истинная оценка произведений поэта непременно должны иметь две цели: определить характер разбираемых сочинений и указать место, на которое они дают право своему автору в кругу представителей литературы. Отличительный характер повестей г. Гоголя составляют - простота вымысла, народность, совершенная истина жизни, оригинальность и комическое одушевление, всегда побеждаемое глубоким чувством грусти и уныния. Причина всех этих качеств заключается в одном источнике: г. Гоголь - поэт, поэт жизни действительной. Еще одно достоинство произведений Г это лиризм, которым проникнуты его описания таких предметов, которыми он увлекается.«Герой нашего времени» - Белинский отнес Лермонтова к числу таких “сильных художественных талантов”, которые являются среди окружающей их пустоты очень неожиданно. Белинский отмечает, что роман Лермонтова производит “полноту впечатления”. Причина этого заключается в единстве мысли. Б. особо останавливается на повести “Бэла. Смерть черкешенки не возмущает критика безотрадным и тяжелым чувством, ибо она явилась вследствие разумной необходимости. Сам образ пленительной черкешенки обрисован с бесконечным искусством. Она говорит и действует очень мало, а мы живо видим её во всей определенности дивного существа. Максим Максимыч, в свою очередь, не подозревает, как глубока и богата его натура, как он высок и благороден. Этот “грубый солдат” любуется Бэлой, любит ее, как милую дочь. О характере Печорина Б говорит, что его ответ в заглавие этой книги. Печорин - Онегин нашего времени. Характер Печорина очень близок лермонтову. “Герой нашего времени” — это грустная душа в нашем времени”, — напишет Белинский. Печорин скрывается от нас таким же неразгаданным существом, как и является нам в начале романа. В нем есть что-то неразгаданное, как бы недосказанное, а потому остается тяжкое впечатление после его прочтения. Но этот недостаток, по мнению Белинского, есть в то же время и достоинство романа Лермонтова, ведь таковы бывают все современные общественные вопросы, высказываемые в поэтических произведениях. В 1847 Б напишет свою лучшую теоретическую статью. Она уже пишется под диктовку. Критик не встает с постели. Статья состоит из 2 частей. В 1-ой части Б касается характера литературы 20-х годов, всего, что касается натуральной школы. Обращает внимание на характер творчества Гоголя, касается категории типического. Выступает с критикой «Чистого искусства». Во 2-ой части затрагивает произведения 40-х г –Герцен, Тургенев, Гончаров, Достоевский. Сравнивает «Обыкновенную историю» и «Кто виноват?» говорит, что у Герцена главное это мысль, а у Гончарова мастерство «У г-на Гончарова нет ничего кроме таланта». Пишет о том, что У Гончарова необыкновенное мастерство создавать женские характеры. Отрицательно отнесся к хозяйке Достоевского – «Странная и непонятная вещь». Достоевский насочинял характеры, которых нет.Литература для Б. не была самоцелью, а была его подспорьем для души человеческой.ЭВОЛЮЦИЯ СИСТЕМ:Лит. Мечтания – перерабатывает Шелинг. Натурфилософию с акцентом на человека- акцент добро и зло.Везде видит пафос эстетики гуманизма. Внецерковные идеи. Затем увлекается Гегелем – «все действия разумны». Возвращается к реальной исторической жизни. Личность абстрактна у Гегеля, возвращение к утопическому социализму. «Человек метафизически непрочен». Упрочил борьбу за смену соц. строя. Эволюционные взгляды Б заканчиваются как атеиста. Пишет «Письмо к Гоголю», где утверждает, что русский народ глубоко атеистичен. Взгляды Б на позднем этапе становятся утилитарными. Сейчас Б уже не критик №1. 14. Последователи В.Г.Белинского в критике (В.Н.Майков, Н.А.Некрасов, А.И.Герцен, Н.И.Надеждин).С разной степенью последовательности и талантливости подхватывались и разрабатывались идеи Белинского. Это отчасти объяснялось и многоаспектностью, противоречивостью самого наследия Белинского. С апреля 1846 года Валериан Николаевич Майков (1823-1847) заступил на место Белинского в качестве главного критика в «Отечественных записках», после того как Белинский идейно порвал с их издателем Краевским. Очень одаренный и образованный юноша, он обещал со временем стать крупным критиком, публицистом, ученым. Опирался на методы точных наук, сферу критики ограничивал исследованием обстоятельств. Не делал различия между искусством и наукой. Считал, что национальное – отступление от общечеловеческого. Слабый здоровьем, Майков двадцати четырех лет умер от апоплексического удара во время купания в окрестностях Петербурга. И. С. Тургенев о М заявляли, что Майков вполне «заменил» Белинского в «Отечественных записках» и, опираясь на методы точных наук, даже сумел как критик пойти дальше него. В литературных кругах М воспринимался не только как достойный преемник Белинского, но и как его конкурент и даже антагонист.
Сам Майков, в общем уважительно относившийся к Белинскому, счел возможным в первой же статье, опубликованной в «Отечественных записках»,- «Стихотворения А. В. Кольцова» (1846) - обвинить великого критика в «диктаторстве», «бездоказательности» суждений, в том, что Гоголь, например, им только «увенчан, а не объяснен». М по мировоззрению был близок к петрашевцам, боролся с официальной идеологией и со славянофилами, был сторонником реалистического «гоголевского» направления в литературе. Он первый разъяснил значение глубокого психологизма Достоевского как нового шага в развитии социального обличительства и гуманизма. Современная критика, по мнению М, должна отказаться «от титла руководительницы художественного таланта; сфера ее ограничивается опытным исследованием обстоятельств, сопровождающих зачатие, развитие и выражение художественной мысли» («Нечто о русской литературе в 1846 году»). М. не видел различия между искусством и наукой в области формы (хотя бы в образности), претворяющей силы искусства, создающего «вторую действительность».
Критическое наследие М. имеет незавершенный, переходный характер. Но в целом оно принадлежит к прогрессивным явлениям русской критики.
В статье «Нечто о русской литературе 1846»говорит, что бываютпереходные годы. Они свидетельствуют только о том, что мысль, одушевлявшая период, начинает изнемогать, истощаться в содержании; что общество утомляется той точкой зрения, с которой смотрело на вещи в течение этого периода; что партии, образовавшиеся под влиянием духа времени, начинают распадаться. Истекший 1846 год носит на себе все признаки переходной эпохи. И Гоголь и г. Достоевский изображают действительное общество. Но Гоголь -- поэт по преимуществу социальный, а г. Достоевский -- по преимуществу психологический. Для одного индивидуум важен как представитель известного общества или известного круга; для другого самое общество интересно по влиянию его на личность индивидуума. Г лавный недостаток большей части наших журналов и газет заключается в самом их происхождении. наши журналы редко удовлетворяют тому назначению, какое приписывается журналам в Европе. Русские журналы, по нашему мнению, много теряют тем, что действуют так, как будто бы наша литература равнялась в обилии и зрелости литературе Франции, Англии и Германии. Замечательно, что в 1846 году возобновилась мода на альманахи. В продолжение этого года вышли: "Петербургский сборник" (Н. Некрасова); "Московский ученый и литературный сборник",; "Вчера и сегодня",; "Новоселье",и "Невский альманах на 1846 год". В наше время издание сборников кажется чем-то чрезвычайно странным. Что за смысл -- собрать и напечатать в одной книжке несколько сочинений, ничем не примыкающих одно к другому, не выражающих никакой общей мысли. Просто альманах издается потому, что издать его очень легко: стоит приобрести, каким бы то образом ни было, несколько статей и статеек в прозе да выпросить у знакомых литераторов десяток-другой стихотворений, которые вообще почему-то не принято продавать и покупать. от редакции альманаха можно перейти к редакции издания, например толстого и плодоприносящего журнала. Стало быть, если угодно, и сборники на что-нибудь да годятся... указание на самое умное и общеполезное предприятие А. Ф. Смирдина -- на превосходное и весьма дешевое издание сочинений русских писателей под заглавием "Полное собрание сочинений русских авторов".Особенности критического дарования Николая Алексеевича Некрасова(1821 – 1877), органически вырастали из общей демократической направленности его деятельности как поэта, журналиста и издателя.
Можно определенно сказать, что в 40-х годах Некрасов-критик опережал Некрасова-поэта. Чрезвычайно важна была роль Некрасова как критика в первой половине 50-х годов, после смерти Белинского и до первых программных выступлений Чернышевского. Опорой для него были идеи Белинского, потом Чернышевского.
Если Гоголь был «отцом» «натуральной школы», а Белинский ее идейным руководителем, то Некрасов должен быть по праву назван ее организатором. Он издал обе части «Физиологии Петербурга» (1845) и «Петербургский сборник» (1846)— важнейшие органы «натуральной школы» — и сам написал смелую рецензию на первый из них. Затем он вместе с И Панаевым превратил «Современник» в боевой орган реалистического направления русской литературы (1847—1866).
Некрасов с первых шагов смело вступил в борьбу с антиреалистическими течениями, с реакционной критикой. Первая его статья — «Очерки русских нравов» (1843)— была направлена против Булгарина. Он разоблачал сусальную «народность» в произведениях Загоскина, Кукольника. Некрасов принял участие в полемике по поводу «Мертвых душ» на стороне Белинского против Сенковского, Н. Полевого и других.
Некрасов прокладывал путь новой школе в литературе. В анонимной рецензии на первую часть «Физиологии Петербурга» в «Литературной газете» 1845 года Некрасов писал: «Добро пожаловать, книга умная, предпринятая с умною и полезною целью! Ты возложила на себя обязанность трудную, щекотливую, даже в некотором отношении опасную. Рецензия развивала положения, высказанные Белинским во вступлении к «Физиологии Петербурга». В рецензии «Музей современной иностранной литературы» (1847), Н взял под защиту «натуральную школу» от обвинений в пристрастии к изображению «маленьких» людей. Он вскрыл гуманистический пафос нового, демократического героя «натуральной школы». Н был противником скороспелой беллетристики, он доказывал, что беллетристика должна стремиться к полноценной типизации явлений (рецензия на «Путевые заметки» Марченко).
В «Заметках о журналах» (за 1855—1856 годы) Некрасов возродил критерии «гоголевского периода» эстетики Белинскоего. Он указывал на важную роль литературы в общественной жизни, высмеивал половинчатые, робкие мнения в критике.Н, может быть, живее и «профессиональнее», чем Белинский, чувствовал биение пульса поэтической жизни 40-х годов. Он не столь пессимистически, как Белинский, смотрел на состояние поэзии, которая начинала занимать свое законное место в системе «натуральной школы». Н выступил со статьей «Русские второстепенные поэты» (1850), в которой напомнил о забытой славе Тютчева и перепечатал его стихи, в свое время появившиеся в пушкинском «Современнике». Говорил, что Тютчев по силе таланта сразу следует за Пушкиным. Вспомнил он в этой статье и об Огареве, и о поэтах кружка Станкевича. Писемский же в связи с изданием в 1856 году второго тома «Мертвых душ» настаивал, что лиризм вообще не присущ творчеству Гоголя. Некрасов опротестовал такое заключение Писемского о Гоголе и доказал, что, не принимая во внимание лиризм, нельзя понять всей интонации творчества Гоголя. Н решительно связывал лиризм с обшим социальным звучанием творчества Гоголя. Н выступал против попыток сторонника «чистого искусства» Дружинина и его единомышленников искусственно противопоставить «пушкинское» и «гоголевское» начала в русской литературе. Он доказывал глубокую связь между двумя великими русскими национальными писателями и заложенными ими началами творчества.
Все это позволяло Н отстаивать значение «гоголевского» направления в литературе, продолжателем которого он считал и себя самого. Александр Иванович Герцен (1812-1870) Еще до отъезда за границу в 1847 году Герцен весьма определенно высказался в русской критике как противник «официальной народности». Был противником программы Уварова «Самодержавие, православие, народность», в «Отечественных записках» появились его пародии и памфлеты: «Москвитянин» о Копернике», «Путевые записки Ведрина». Свои соображения о реалистическом театре он высказал в статье «По поводу одной драмы».
Г оказал влияние на русскую критику своими философскими работами: «Дилетантизм в науке» (1842—1843), «Письма об изучении природы» (1845—1846). Много ценных критических суждений Герцен высказал в «Письмах из Франции и Италии», «С того берега», «Былом и думах». В эмиграции Герцен написал книгу «О развитии революционных идей в России» (1851), статьи: «О романе из народной жизни в России», «Новая фаза русской литературы» (1864), отражающую сближение автора с разночинной революционной демократией, «Еще раз Базаров» (1868), свидетельствующую о своеобразии революционного демократизма Г, опирающегося на богатейший опыт исторического мышления. Все печатавшееся Г за границей немедленно становилось известным в России.
В «Дилетантизме в науке» и «Письмах об изучении природы» Г занят «расчисткой» общественного сознания. Предлагает изучение литературы с позиции 3-ех этапов освободительной борьбы -1. Пушкин, лермонтов – дворянский этап; 2 – разночинский – Чернышевский. 3 –марксисты. Он критикует педантизм и поверхностность, с которыми в русской критике толковали о научно-теоретических и эстетических проблемах. Г на новом уровне решал те проблемы, которые прежде ставила романтическая философская критика. Рассмотрение различных систем мировой философской мысли от Платона и Аристотеля до современности увенчивалось у него обстоятельнейшим разбором систем Шеллинга, Гегеля и лево-гегельянского движения в Германии. Г связывал свои выводы непосредственно с русской критикой, ее методологией и текущими задачами. Все это помогало основать реалистическую критику на прочном историзме. Диалектика — «алгебра революции» — раскрывалась Герценом на примере русской истории. Герцен всегда был по-особенному чуток к памяти о декабристах. Продолжая традиции А. Бестужева, Кюхельбекера, он в работе «О развитии революционных идей в России» осветил пропущенные звенья истории русской литературы, по-новому обрисовал облик многих великих писателей. Отныне история русской литературы как предмет изучения уже не мыслилась без того вклада, который внес в нее Г. Вводилась в исторический контекст целая плеяда революционных писателей-декабристов. Г сам относил себя, а также Лермонтова и Гоголя к числу «пробудившихся» после событий на Сенатской площади. Образующим центром истории русской литературы у Г оказались непосредственная политическая борьба с самодержавием и крепостничеством. Мотив объединения всех революционных сил Европы в борьбе со всеми формами деспотизма сильно звучит у Г. Г показывал, что Пушкин не только пел, но и боролся, он не поддавался на ласки Николая I, хотевшего «погубить его в общественном мнении». Г чутко улавливал демократизацию литературы в целом. Гоголь — народный писатель, он принадлежит к народу «по своим вкусам и по складу ума»; «Мертвые души» потрясли всю Россию»; «подобное обвинение было необходимо современной России». «Это история болезни, написанная рукою мастера». «Поэзия Гоголя — это крик ужаса и стыда». Г высоко расценивал всю сатирическую традицию в русской литературе от Кантемира до Гоголя, исследовал силу различных «личин смеха». Г восстановил значение такого важного звена в истории русской литературы, как Грибоедов. В статье «Еще раз Базаров» (1868) Герцен отметил: Писарев «узнал себя и своих» в Базарове и «добавил, чего недоставало в книге «Знание» и «воля» у Базаровых получают односторонне полемический характер по отношению к духовным качествам «отцов». «Оттого-то и вышло,— писал Г,— что часть молодого поколения узнала себя в Базарове. Но мы вовсе не узнаем себя в Кирсановых,» Кирсановы — самые стертые и пошлые представители отцов. Базаровы наши блудные дети. Г. до конца оставался романтиком.Николай Иванович Надеждин (1804 —1856)- профессор Московского университета, издатель журнала «Телескоп». Литературно-критическая деятельность началась в «Вестнике Европы» - «Литературные опасения за будущий год», «Сонмище нигилистов», «Две повести в стихах: „Бал“ и „Граф Нулин“(под псевдонимом «Экс-студент Никодим Надоумко»). Выступает с критикой романтизма, очень любит цитировать греческие и латинские изречения. Выступил с критикой Байрона, Гюго, Высоко оценил Бориса Годунова Пушкина («Поэма Александра Пушкина»).говорил, что трагедия указала успешный путь развития русской драмы. Также о «ЕО»говорил, что в нем нет большой проблематики. Считал, что классицизм и романтизм изжили себя, соединил чувство и разум.Создал понятия «ПСЕВДОКЛАССИЦИЗМ», «ПСЕВДОРОМАНТИЗМ», применил их к русской литературе. Романтизмом называл Средневековую литературу, надеялся соединить Средневековую литературу и классицизм, «уровновесить душу с ткелом». Первый ввел философский взгляд на искусство. Говорил об эстетических критериях. Поэзия – воплощение гармонии идей. Форма есть красота. Писал о значении романа и повести. Вопрос № 15
Критика течения так называемой «официальной народности»
В 1832 г. министр просвещения Уваров выдвинул теорию «официальной народности», основанную на 3 компонентах: православие, самодержавие, народность. Её поддерживали критики петербургского журнального «триумвирата»: издатели «Сына отечества» и «Северной пчелы» Греч и Булгарин и издатель «Библиотеки для чтения» Сенковский.
Греч
Участвовал в издании журналов «Гений времени», «Журнал новейших путешествий», «Европейский музей». Составил «Учебную книгу российской словесности» с приложением «Опыт краткой истории русской литературы». Это была попытка на основе компиляций из предшествующих авторов (Карамзина, Новикова и т.д.) построить «историческую схему» русской литературы от летописей до «Руслана и Людмилы». Автор «Пространной российской грамматики» и «Практической грамматики русского языка». Помогал Далю в работе над словарём. Инициатор издания научно-популярных книг по русскому языку и литературе. Автор романов «Поездка в Германию» и «Чёрная женщина». В «Воспоминаниях старика» Греч дал полную характеристику декабристов, причинами декабризма видел честолюбие и безрассудство.
• Впервые ввёл в русской журналистике и литературной критике жанр годового обозрения.
• «Записки о моей жизни» - историко-литературные воспоминания. В них содержится значительный материал по истории русской литературы, общественной жизни России 1800 - 1830 гг.
• Резко критиковал язык «Отечественных записок», особенно язык статей Белинского.
• Греч высоко оценивал Карамзина в своей статье «О жизни и сочинениях Карамзина»: «История государства Российского есть одно из важнейших творений на русском языке, по предмету, изложению и слогу». Карамзин создал новую русскую прозу, лёгкую, чистую, благородную. Слог писателя «основан на глубоком познании свойств русского языка, очищен благородным вкусом и утвержден на правилах всеобщей грамматики». В творениях Карамзина «отсвечивались необыкновенный ум, чистый вкус, ясная душа и доброе сердце».
Булгарин
Считается, что он был самой консвервативной фигурой в русской критике 19 в. Нападал на Пушкина, Гоголя называл «живописцем мелочей», «грязи и пошлости» жизни. Особенную ненависть у Булгарина вызывала «натуральная школа». Он и придумал ей это название, желая им унизить демократически настроенных писателей-реалистов. Слово «натуральная» в его понимании означало литературу, чуждую всего высокого, нравоучительного, узаконенного.
• «Письма о русской литературе»: «Хотя Пушкин оригинален, но оригинальность его не принесет таких плодов, какие принесла оригинальность Байрона».
• «Герой нашего времени». Сочинение Лермонтова» - хвалебная рецензия: «Лучшего романа я не читал на русском языке!» Белинский назвал эту статью спекуляцией. Подошёл к роману с моралистических позиций и увидел в нем лишь нравственный урок: «К чему ведут блистательное воспитание и все светские преимущества без положительных правил, без веры, надежды и любви».
Сенковский
Профессор Петербургского университета. Выступал под псевдонимами барон Брамбеус, Снегин, Белкин. Редактор «Библиотеки для чтения». В его журнале писатели получали самые большие гонорары, но Сенковский был деспотичным редактором, кромсал и переделывал чужие статьи, цинично менял свои мнения, любил рекламу. Пушкин, В. Одоевский, Жуковский, Вяземский и другие вскоре отшатнулись от него. Фактически Сенковский смыкался с Булгариным и Гречем.
В его статьях много произвольного. Он издевался над философией, был крайне субъективным в суждениях. В угоду отсталым читателям он выступал с плоским вышучиванием всех больших настоящих произведений искусства. Превозносил реакционных писателей - Кукольника, Булгарина, Розена. Особенно злобны были нападки Сенковского на Гоголя. Упрекал его в унижении русских людей, грубости и неправильности слога.

Критика Хомякова

Алексей Степанович Хомяков (1804-1860)писал стихи, пьесы, изредка критические отзывы, но главные его труды касались философских вопросов, поземельных отношений в России, проблем реформы, межславянской солидарности, славянофильского учения о самобытных путях России. Русский Леонардо да Винчи. Изобрел ружье по дальним целям. Считается основателем духовной поэзии, учения о соборности. Основная цель -восстановление наших частных умственных путем оживления традиций.

В статье «О старом и новом» (1839) Хомяков в наиболее резкой форме выразил основы своего учения. Нисколько не скрывая отсталости России, автор считал, что причиной тому являются петровские реформы, оторвавшие Россию от ее прошлого, изменившие ее самобытный путь развития. Теперь пора об этом вспомнить, так как западные пути Хомяков считает пройденными: Запад находится накануне катастрофы. Обидой на русское самоуничижение и на западное высокомерие пронизаны две статьи Хомякова: «Мнение иностранцев об России» и «Мнение русских об иностранцах». Образцовой страной, умеющей хранить патриархальность, была для него Англия («Письмо об Англии», 1848). Хомяков посетил Англию в 1847 году, и она полюбилась ему своим «торийским» духом: «тут вершины, да зато тут и корни». Хомяков находит даже сходство между Москвой и Лондоном: «в обоих жизнь историческая еще впереди». Впрочем, Хомяков заходил слишком далеко: он считал, что само слово «англичане» происходит от славянского «угличане».?

«Натуральную школу» Хомяков отрицал как результат западного влияния.
В специальной статье «О возможности русской художественной школы» Хомяков заявил, что никакой русской школы не может быть, пока «жизненное начало утрачено нами» из-за «прививного ложного полузнания». О «русской школе», о «разуме», о «жизненном начале», о «народности» вообще говорил Хомяков в этой статье. Но он стремился, вслед за Шевыревым, хотя бы по кусочкам, ценой натяжек собрать некое подобие зарождающейся русской школы в искусстве. Это видно из его тенденциозных и лишь местами справедливых разборов произведений разных видов искусств: оперы Глинки «Жизнь за царя» («Иван Сусанин»), картины А. Иванова «Явление Христа народу», отзывов о Гоголе, Веневитинове, С. Аксакове, Л. Толстом. С пафосом Хомяков утверждал, что для подлинно русских художников обязательно быть «вполне русским» и «жить вполне русской жизнью». Хомякова прельщает патетический финал оперы Глинки, «медью колоколов с сорока сороков» славящий единство русской земли, как благовест будущего всечеловеческого братства. Далекий план, на котором у Иванова поставлена фигура Христа,- проявление чисто византийско-русской плоскостной иконописи, избегавшей объемной чувственности католического искусства. «Никогда вещественный образ,- говорит Хомяков о картине Иванова,- не облекал так прозрачно тайну мысли христианской...»
Естественно, что Хомяков не был согласен с теорией «чистого искусства», он стоял за тенденциозное искусство в духе славянофилов и поэтому казнил односторонне-отрицательную по своему духу драму Писемского «Горькая судьбина», отвергал традиционные похвалы критиков С. Т. Аксакову за «объективность» его творчества. Сущность этого писателя, разъяснял Хомяков, вовсе не в объективности, вообще «недоступной человеку». Сущность аксаковского творчества в том, что «он первый из наших литераторов взглянул на нашу жизнь с положительной, а не с отрицательной точки зрения». Положительность, по Хомякову, характеризуется отсутствием сатиры. В этом и заключается сущность «русской» школы в искусстве. Хомяков признавал право искусства на социальное обличение, но ограничивал его только сатирой на «типы пороков», а не на «частные лица». В этом смысле он хвалил обличительный дух рассказа Л. Толстого «Три смерти».
Здравая идея о «русской школе» в искусстве искажалась Хомяковым до абсурда и погибала, не найдя своего прогрессивного обоснования. А ведь школа в действительности была - школа реализма, но она вызывала неприязнь у Хомякова.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.243.226 (0.014 с.)