ТОП 10:

Рабовладельческий характер античного общества



Говоря об античных обществах, античной демократии и культуре, никогда не следует забывать рабовладельческого характера общества древнего мира. Рабовладение наложило отпечаток на весь строй античной жизни и на мысль даже таких выдающихся людей древности, как Аристотель.

Рабы составляли основную массу трудящегося населения древнего мира; это главное отличие античных полисов от капиталистического общества, в котором главную массу трудового населения составляют свободные рабочие.

Рабовладение и использование рабской силы восходит к самым ранним векам средиземноморской культуры, но ведущим рабский способ производства становится в Греции лишь в классический период, в Афинах примерно с Солона и Клисфена. Наибольшее же распространение рабовладельческое хозяйство в средиземноморских странах получает лишь в последний македонско-эллинистический и римский периоды.

Социально-экономическая роль рабского труда зависела не только от эпохи, но также и от уровня экономического развития той или иной страны. Рабовладельческими в полном смысле обществами были общества с развитым денежно-меновым хозяйством, к числу которых принадлежали, например, Милет, Коринф, Афины. В экономически же отсталых странах рабство сохраняло патриархальный характер, как это наблюдалось, например, в Фессалии и Македонии.

Патриархальное рабство составляет необходимую ступень общественного развития всех народов, развитое же античное рабство принадлежит к социальным особенностям древнего средиземноморского мира и отчасти Востока. Что же касается рабства нового времени в южных штатах Северной Америки, то оно имело свои специфические особенности и слагалось на другой экономической основе.

Принципом рабского способа производства является применение труда рабов не только как рабочей силы, но и как орудий труда, причём в античной экономике нередко и то и другое совпадало. Ведь недаром Аристотель, выражая точку зрения своих современников, называет раба одушевлённым орудием или говорящей машиной. Человек, полагает Аристотель, не может обойтись без орудия, хотя бы только для того, чтобы обеспечить себе всё необходимое для жизни. Между этими орудиями одни являются одушевленными, другие — неодушевлёнными. Раб есть одушевлённая собственность и наиболее совершенное орудие труда. Без рабов можно было бы обойтись лишь в том случае, если бы каждый инструмент мог выполнить свойственную ему работу сам по данному ему приказанию или даже его предвосхищая. Если бы, например, ткацкие челноки сами ткали, а плекторы сами играли, то тогда и зодчие при постройке дома не нуждались бы в рабочих и господам не нужны были бы рабы.

Отличительным признаком рабского состояния с юридической точки зрения признавалось абсолютное бесправие раба. В принципе раб рассматривался не как личность, а как вещь. Поэтому рабовладелец мог как угодно, по собственному произволу распорядиться принадлежащим ему рабом. Единственным ограничением произвола рабовладельца, да и то не везде и не всегда, было запрещение убивать раба. По афинским законам господин не мог лишать жизни своего раба.

Раб, не признаваемой юридически правоспособной личностью, не имел даже собственного имени. Рабы имели не имя, а кличку. Часто рабы назывались по имени той страны, в которой они родились: скиф, сириец, араб, фракиец и т. д. Иногда раб получал кличку в зависимости от его физических или психических качеств, достоинств или недостатков. Не имел раб также и семьи; рабы могли находиться в сожительстве с рабынями. Рождённые от такого сожительства дети рассматривались как приплод. По желанию господина раб мог работать на свободе или закованным в кандалы. В случае неповиновения, лени, дерзости или попытки бегства раба подвергали жестоким наказаниям: били, истязали, вытягивали на блоках, отправляли на тяжёлые работы — на мельницы или в рудники, выжигали на лбу и на руках клейма и т. д.

Труд рабов в античных обществах использовался самым различным образом в зависимости от конкретных обстоятельств. Существовало много различных категорий рабов и много всевозможных разновидностей рабства. В обрабатывающей промышленности наиболее типичной формой использования труда рабов был эргастерий. Вначале это была маленькая мастерская в несколько человек, потом эта маленькая мастерская превратилась в большую и, наконец, в своего рода мануфактуру древности.

По состоянию наших источников мы очень мало знаем о рабских мастерских до Пелопоннесской войны. Большая часть исторического материала относится уже к эпохе этой войны или же к последующему времени. Эргастерий вырастал по мере расширения рынка и притока «живых машин» (рабов). Рабская промышленность начала свёртываться после того, как стал сокращаться рынок и поднялись цены на рабов.

Косвенное заключение о численности рабов-ремесленников и о важной их роли в экономике Афин можно сделать из сообщения Фукидида о том, что во время Пелопоннесской войны к спартанцам перебежало из Афин в числе 20 тысяч рабов много ремесленников. Это причинило непоправимый ущерб афинской промышленности и совершенно дезорганизовало хозяев эргастериев.

Доходность эргастериев была очень велика. По расчёту Белоха, авторитетного в вопросах античной статистики, стоимость квалифицированного раба в V—IV вв. до н. э. равнялась 100 — 150 драхмам (драхма, равнявшаяся 6 оболам, составляла около 25 копеек золотом). Ежедневный же доход, приносимый рабом, равнялся 1 оболу, что в среднем при расчёте 300 рабочих дней в году составляет 30—50 процентов покупной цены раба, включая сюда и амортизацию. Таким образом, 32 рабочих-раба, работавших в оружейной мастерской отца афинского оратора и общественного деятеля Демосфена (IV в.), приносили в год 30 мин, т. е. около 100 драхм на раба.

Из этого расчёта видно, что доход рабских мастерских был весьма значителен, с излишком покрывал как стоимость рабочей силы, так и все расходы, связанные с организацией эргастерия.

Источники указывают, что эргастерий приносили не меньший доход, чем «морская торговля», т. е. самая прибыльная статья античной коммерции.

Крупные рабские мастерские-мануфактуры достигали по античным масштабам солидных размеров (сто и более рабочих-рабов). Эргастерии же средних размеров, к числу которых принадлежали, например, две оружейные мастерские отца Демосфена в Афинах, имели по 20—30 рабов.

В таких городах мирового значения, как Афины или Коринф, эргастериев было очень много, и по характеру производимых предметов они отличались большим разнообразием. В литературных и эпиграфических памятниках упоминаются оружейные, металлургические, кроватные, ламповые, портняжные, музыкальных инструментов и другие мастерские. Рабы разбивались по специальностям и в своих отраслях достигали иногда высокого совершенства. Самое же производство оставалось мелким, без применения сложных приборов и усовершенствованных орудий труда.

Техническое оборудование эргастерия было весьма примитивно, работали самыми простыми инструментами; столь же примитивна была и, организация эргастериев.

Рабы, работавшие в эргастериях-мануфактурах, в слабой степени были связаны друг с другом производственным процессом. Таким образом, рабовладельческая мастерская представляла простую кооперацию индивидуальных производителей.

Самым сложным и самым дорогим производством античности было горное дело, доставлявшее руду для производства оружия и ремесленных инструментов. Горные работы велись весьма простыми орудиями—молот, клин, кайло и лопата исчерпывали весь арсенал горных инструментов.

Для добычи руд в земле прорубались штольни в 1 или 1 1/2 метра. В этих штольнях в страшно спёртой атмосфере, день и ночь работала армия рабов-горняков. Условия труда горнорабочих считались самыми тяжёлыми и невыносимыми из всех известных древнему миру работ.

«Те люди, которые занимаются работой в рудниках и которые приносят господам невероятные по своим размерам доходы, изнывают от своей работы в подземных шахтах и денно и нощно, и многие из них умирают от чрезмерного труда. Нет у них ни освобождения от работы, ни перерыва в ней...» (Диодор, V, 38).

 

Рабство и его источники

Работа в эргастериях была одним из основных видов эксплоатации рабов, но не единственным. Помимо применения труда рабов в эргастериях, очень распространённой формой эксплоатации рабов как в Греции, так и в Риме была отдача рабов в аренду особым подрядчикам, использовавшим их в рудниках, каменоломнях, плантациях, при постройках общественных зданий и пр. Так поступал, например, известный афинский политический деятель второй половины V в. Никий, один из крупнейших греческих рабовладельцев, по преданию, имевший около тысячи рабов и сдававший их в аренду для работы в рудниках. У другого афинского богача, Гиппоника, было 700 рабов, сдаваемых им в аренду из 10 процентов чистого дохода, 300 рабов Филонида давали ежедневную ренту в полмины и т. д. Число подобных примеров можно было бы увеличить. Подрядчики или откупщики контрактовали у государства горные территории, территории для постройки общественных зданий и т. д. и с помощью наёмных рабов (отчасти и свободных наёмных рабочих) обрабатывали арендованные ими участки, выплачивая аренду государству и рабовладельцам.

Пошлины, получаемые с рабов, отдаваемых в аренду, составляли один из важнейших источников государственного дохода. «А что в действительности доход государства от этого предприятия (огосударствления рабов), — читаем в одном трактате IV в., — будет превышать указанную сумму, об этом могут засвидетельствовать, если только они ещё живы, те, кто помнит, какая сумма налогов получалась с рабов перед Декелейской войной, когда из Аттики к неприятелям (спартанцам) перебежало 20 тысяч рабов».

Рабы в сельском хозяйстве существовали ещё в гомеровскую эпоху, но широкое применение рабского труда в сельском хозяйстве начинается позже — со времени перехода к садово-огородным культурам. В Афинах это относится примерно к эпохе Солона и Клисфена, т. е. к VI в. до н. э. Садово-огородные культуры, разводившиеся на сравнительно небольших по размерам участках, больше всего допускали применение рабов. Главное преимущество рабского труда заключалось в его постоянстве и дешевизне. Рабы тогда стоили относительно недорого, среди них было немало квалифицированных работников-специалистов, расходы по содержанию были невелики, а организация рабовладельческой плантации несложна.

К тому же потребности городского рынка и усиливавшийся экспорт сельскохозяйственных продуктов Афин (главным образом оливкового масла) в другие области Греции были достаточным стимулом, побуждавшим сельских хозяев Аттики преодолевать связанные с ведением плантационного хозяйства расходы и затруднения. В VI в. плантационное хозяйство только что ещё зарождалось, высшего же расцвета оно достигло в последующие столетия, в особенности в македонско-эллинистическую эпоху.

Главным источником, из которого пополнялись кадры рабов в течение всей античной истории, служила война с негреческими государствами и племенами (варварами). Сохранилось предание, что Кимон после поражения персов при Эвримедонте вывел на рынок 20 тысяч рабов. Захваченных в плен людей государство продавало работорговцам, доставлявшим рабов на специальные рабские рынки, существовавшие в разных частях Греции. На рынках рабов продавали и рекламировали так же, как продают и рекламируют всякий другой товар, расхваливали силу, красоту, молодость, покорность и всякие другие положительные качества живого товара. По желанию покупателей рабов раздевали, осматривали зубы, заставляли бегать, ходить, ложиться и пр.

Вопрос о числе рабов в разные периоды греческой и римской, да и вообще всей античной истории является одним из самых спорных вопросов античной историографии. Прямых свидетельств о числе рабов в различных полисах, идущих от самих греков и римлян, почти не имеется, и цифру рабского населения приходится добывать косвенным образом на основании отдельных, вскользь брошенных замечаний авторов.

Так, например, согласно позднему греческому писателю Афинею, в эпоху Александра Македонского, т. е. в период наивысшего расцвета рабовладения, число рабов в Эгине на площади в 2 квадратных мили равнялось 470 тысячам, в Коринфе—460 тысячам при свободном населении в 40 тысяч человек, в Афинах— 400 тысячам при 21 тысяче граждан и 10 тысячах метэков.

В настоящее время учёные расходятся в определении численности рабов и свободных. Вышеприведённые цифры без оговорок принимают немногие учёные, напротив, большая часть историков цифру рабского населения античных полисов, приводимую Афинеем, сильно снижает. Дальше других в этом отношении идёт Юлиус Белох, в своей монографии «Население греко-римского мира» снижающий численность рабского населения в Эгине до 70 тысяч, в Коринфе — до 60 тысяч, а в Афинах — до 100 тысяч, при 1.00 тысячах свободного и при 30 тысячах полугражданского населения (метэков). С некоторыми вариациями расчёты Белоха принимают Георг Бузольт — автор капитальной «Истории Греции», Эдуард Мейер — автор «Истории древности», французский учёный Глотц, из русских учёных — Р. Ю. Виппер и Μ. М. Хвостов.

Собственно говоря, для понимания характера античной формации вопрос о численном соотношении рабов и свободных не играет решающей роли, если признать, что ведущим производством античных обществ при всех условиях оставалось рабское производство. Этого обстоятельства не отрицают и многие буржуазные учёные, в том числе и сам Ю. Белох, вообще отличающийся склонностью к гиперкритицизму и максимальному снижению цифр.

Что касается количества рабов, принадлежавших отдельным рабовладельцам, то за исключением немногих, имевших по триста, четыреста, шестьсот и даже по тысяче рабов, в среднем число рабов, приходившихся на каждого рабовладельца в Греции, не превышало десяти—шестнадцати человек, включая сюда сельских рабов, ремесленников и прислугу. Известно, что Аристотель имел несколько более тринадцати рабов, его ученик Феофраст — девяти, Стратон—шести, у оратора Лисия было двенадцать рабов и т. д. Это были всё люди среднего и выше среднего достатка. В богатых афинских домах штат рабов обычно состоял из пятидесяти человек. Каждому рабу поручалась какая-либо одна определённая работа. Один был ремесленником, другой — пахарем, третий — виноградарем, четвёртый — поваром, пятый — музыкантом и т. д.

Кроме того, при статистическом обследовании этого вопроса необходимо производить диференциацию по районам и по векам. О рабском производстве, как уже отмечалось выше, речь может итти только в отношении таких крупных торговых и ремесленных центров, как Афины, Коринф, Сиракузы, Родос и Делос. В экономически же менее развитых областях Греции рабство принимало иные формы, приближавшие его к патриархальному рабству.

Бытовое положение рабов не всегда и не везде было одинаковым. В отдельных случаях рабы могли, пользуясь доверием и расположением хозяина, находиться в сносном и даже хорошем положении. Так, например, раб Перикла Эвангел пользовался полным доверием своего господина, заведывал всем его хозяйством, имел в своём распоряжении других рабов, исполнявших различные службы в богатом доме первого гражданина Афин. Для поднятия трудоспособности и увеличения прибавочного продукта, доставляемого рабами своему хозяину, изобретали всевозможные меры поощрения. Усердным, прилежным и послушным рабам и рабыням давали лучшую пищу, одежду и обувь, поощряли похвалой и отличиями. «Я сам,— говорится в одном трактате Ксенофонта,—никогда не допускаю, чтобы у меня лучшие получали одинаковую часть с худшими. Со своими управляющими я поступаю так, что, когда они достойнейшим отдают лучшее, хвалю их, но если замечаю поблажку за лесть или иную бесполезную уступчивость управляющего, то не оставляю этого без внимания и делаю выговор, стараясь доказать, что он действует даже во вред самому себе» (Ксенофонт, Домострой, XIII, 12).

С жизнью и бытом рабов греческих полисов лучше всего знакомят греческие комедии, в особенности комедии Аристофана, относящиеся к более позднему периоду его творчества. В «Осах», «Мире», «Лягушках» и «Плутосе» рабы принимают участие во всех диалогах, завязке и развязке пьесы. В более же ранних пьесах Аристофана они почти совсем отсутствуют. Рабы, выступающие в комедиях, обычно развязные, сметливые и часто беззастенчивые люди типа Фигаро в комедиях Бомарше. Таков, например, в «Плутосе» раб Карион, оплакивающий тяжёлое положение раба, страдающего от глупости своего господина, и принимающий участие во всех делах своего недалёкого хозяина. Таков же и Ксанфий в «Лягушках» и т. д.

В предшествующей главе указывалось, что положение рабов легче было в Афинах, чем во многих других греческих государствах. Рабы здесь имели право убежища. За убийство раба его господин отвечал, как за непредумышленное убийство.

Объяснение этого интересного факта следует искать, с одной стороны, в демократической конституции Афин, а с другой—в высоком экономическом уровне Афин.

Рабство до такой степени проникло в поры античных полисов и вошло в сознание людей того времени, что даже такие выдающиеся личности, как философ Аристотель, не могли представить себе общества, в котором отсутствовало бы рабство. Аристотель в одной из книг своей «Политики» трактует науку о рабстве как специальную дисциплину об организации власти и о подчинении.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.01 с.)