ТОП 10:

Греческая торговля и финансы



Рабовладение в вышеописанной классической форме получило широкое распространение в тех полисах, в которых были развиты торговля и денежное обращение, существовали внешний и внутренний рынки, — в Афинах, Коринфе, Милете и др. Рабский способ производства и торговый капитал неотделимы друг от друга. Одно предполагает и обусловливает другое до определённой стадии экономического развития.

Поворотным пунктом в средиземноморской экономике вообще и внешней торговле в частности были греко-персидские войны и образование Делосской симмахии. Греко-персидские войны передвинули экономическую ось с востока на запад — от малоазийских полисов к западным полисам Балканского полуострова и Сицилии. После неудачных попыток утвердиться в Эгейском море Персия отказалась от западной политики и порвала связь с греческими городами. Восточный рынок для греков потерял своё значение, вследствие этого захирели некогда цветущие города Малой Азии. С этого времени главные рынки Греции переносятся на северо-восток (Чёрное море) и запад и отчасти юг—Сицилия, Италия, Испания и Северная Африка (Кирена). Фактическим гегемоном в Эгейском море становятся Афины, а на западе — Коринф и отчасти Мегары. Объединение массы греческих общин Афинской архэ, с одной стороны, и создание условий, необходимых для безопасности морского плавания, — с другой, в высокой степени способствовали развитию посреднической торговли. Центром посреднической торговли сделались Афины — в то время самый большой и культурный город эллинского мира. Своим возвышением Афины обязаны, с одной стороны, политической гегемонии в эллинском мире, а с другой — своему географическому положению как естественного торгового посредника между Востоком и Западом.

Афинский порт Пирей сделался транзитным пунктом, через который проходило множество всевозможных товаров, направлявшихся с Востока на Запад и обратно. Самой крупной статьёй афинской импортной торговли во все эпохи был хлеб. Объектами вывоза Афин были предметы афинского производства — металлические изделия, керамика, предметы роскоши, оружие и т. д.

В Пирее помещались большие складочные депо, где хранились товары. Там же находились верфи, мастерские, банкирские и нотариальные конторы, имелись гостиницы и постоялые дворы для приезжих купцов. Пирей в то время был самым многолюдным и оживлённым местом Афин, где слышалась речь на всех языках и где возвышалось много великолепных зданий, выстроенных при Перикле.

«Из эллинов и варваров,—говорится в «Псевдоксенофонтовой политии» (конец V в.),—одни только афиняне могут иметь богатства. Ведь если какой-нибудь город богат кораблестроительным лесом, куда будет он сбывать его, если не убедит господ моря купить его? Если же какой-нибудь город богат железом, медью или льном, куда он будет сбывать всё это помимо владык моря, т. е. афинян? По этой же причине мы имеем от одного полиса дерево, от другого—железо, от третьего—медь, от четвёртого — льняные материалы, от пятого — воск и т. д.» (Псевдоксенофонтова полития, II, 11.)

Автор цитированного сочинения с особой силой подчёркивает именно географическое положение Афин, находящихся в центре торговых дорог, что особенно благоприятствовало их экономическому росту и торговому посредничеству.

«Афины, — читаем в сочинении автора IV в., — с точки зрения морской торговли и судоходства—самый желательный и самый прибыльный город. Прежде всего он имеет превосходные безопасные гавани, где можно останавливаться во время бурь. Затем в большей части других городов всякий раз приходится набирать новую кладь, потому что монета этих городов совершенно бесполезна вне своих пределов, в Афинах же не только множество предметов для нагрузки корабля, но если торговец не пожелает нагружать корабли новым товаром вместо своего, то он может везти самый чистый товар (деньги), так как где бы он ни продал афинское серебро, он везде получит больше» (Ксенофонт, О доходах, III)

Натуральное хозяйство античного мира не исключало денег и денежного обращения, хотя экономические функции денег в античных обществах были более ограничены, чем в капиталистических.

Роль денег была двоякая. С одной стороны, они выступали в качестве посредников торговых сделок, ас другой — сами служили объектом торговли. Торговля деньгами (ростовщичество) составляла одну из наиболее оживлённых статей греческой торговли V—IV вв. Ростовщики давали ссуды под залог земель (земельный кредит), под залог городских домов (городской кредит) и под залог кораблей и привозимых на них товаров (морской кредит). В условиях античного мира и рабского производства вследствие быстрого развития торгового капитала и перехода на денежный расчёт ростовщичество приняло очень широкие размеры. Уже в солоновскую эпоху многие землевладельцы находились в кабале у эвпатридов и плутократов. В последующие же эпохи, в период пелопоннесской войны и позже, при постоянных кризисах и крайней неустойчивости валюты ростовщичество приняло угрожающие для общества размеры. Мелкие землевладельцы брали ссуду, продавали, закладывали и перезакладывали свои участки, становясь жертвой ростовщического капитала. Ростовщичеством занимались главным образом содержатели меняльных лавок (трапез), так называемые трапезиты.

Деятельность эллинских трапезитов развернулась в конце V и в особенности в IV в., захватывая широкие слои населения во всех городах эллинского мира. Основной экономической функцией трапезитов был размен денег, что при разнообразии монет в греческом мире и частой их фальсификации имело первостепенное значение. Из размена и хранения денег с течением времени развился перевод денег со счёта одного вкладчика на счёт другого.

Переводы, говорится в речи Исократа «О трапезитах», следует делать через трапезитов во избежание опасности, которой могут подвергнуться деньги во время плавания. Операции греческих трапезитов были многочисленны, разнообразны и по масштабам Греции значительны.

Наиболее распространённой финансово-ростовщической операцией в приморских городах Греции были морские ссуды, т. е. отдача денег под залог товаров или под большие («морские») проценты судовладельцам. К этой основной операции присоединялась масса всевозможных мелких сделок и махинаций. Дошедшие до нас в большом количестве речи греческих адвокатов, правительственные распоряжения и декреты, относящиеся главным образом к IV в., развёртывают картину настоящей пляски вокруг золотого тельца, происходившей в гаванях и на рынках больших городов Греции.

Обманы, подлоги, клевета и масса всевозможных кляуз и доносов составляют содержание бесконечных мелких и крупных судейских тяжб, сведениями о которых так богата греческая литература IV в.

Из речей ораторов видно, что помимо отдачи денег под морские проценты спекулировали и на денежном курсе, что при множестве находившихся в обращении монет было весьма выгодным занятием. Именно с этой стороной греческой коммерции знакомит нас приводимый ниже отрывок из речи Демосфена против Формиона.

«Хрисипп, — рассказывает Демосфен,—ссудил Формиону 2 000 драхм на плаванье туда и обратно, чтобы получить в Афинах 2 600 драхм. Формион же утверждает, что отдал Лампиду на Боспоре 120 кизикских статеров, занявши их под проценты с земли. Проценты эти составили шестую часть капитала, кизикский же статер стоил там 28 аттических драхм. Итак, судьи, вам следует высчитать, какую сумму, по его словам, он передал. Ведь 120 статеров составят 3 360 драхм, процент же с земли — шестая часть с 30 мин, или 60 драхм, — составят 560 драхм. Весь капитал составляется из суммы того и другого. Однако, судьи, может быть, и был такой человек, который за 260 драхм заплатил бы 30 мин и 360 драхм и при этом ещё проценты в 560 драхм, т. е. 3 920 драхм, как утверждает?» (Демосфен, Речь против Формиона, 23).

Развитие денежных операций приводило к расширению деятельности меняльных лавок (трапез), превращавшихся в своеобразные банкирские конторы.

О большой роли греческих трапез и социальном весе трапезитов свидетельствует история афинского банкира Пасиона. Пасион имел несколько трапез-банков. В 371 г. его «банк» в Афинах оперировал 50 золотыми талантами, что составляет сумму около 100 тысяч золотых рублей. Собиравшиеся в банках суммы не лежали мёртвым капиталом. Часть их отдавалась взаймы, а другая часть вкладывалась в торговые предприятия. Благодаря своему богатству, нажитому денежными операциями, метэк Пасион получил звание афинского гражданина. В благодарность же за дарование прав гражданства Пасион на свои средства оснастил пять триер, доставил государству тысячу щитов и сделал ряд других пожертвований. Из деятельности трапезитов можно сделать заключение о широком развитии денежного хозяйства и кредитных операций в греческих полисах классического и главным образом послеклассического периода.

В таких торговых городах, как Афины и Коринф, в торговлю втянуты были значительные слои населения. Имелись разные типы купцов. Одни из них были судовладельцами-капитанами и перевозили свои товары на принадлежащих им судах. От них отличались купцы, перевозившие товар на чужих кораблях.

Крупная посредническая торговля далеко ещё не исчерпывала всех видов коммерческой деятельности древних греков. Во всех городах Греции (больше всего, конечно, в Афинах) существовала масса мелких торговцев, разносчиков, продавцов с ларька, содержателей и арендаторов палаток, всякого рода лавочников и др.

Главным местом торговли служили торговые ряды, украшенные роскошными колоннами в таких богатых городах, как Афины и Милет. В источниках упоминаются рыбные, масляные, винные, горшечные, бобовые и тому подобные ряды. Повсюду с лотков продавали редьку, бобы, сушёные сливы, смоквы, фиги. Повсюду слышались голоса торговцев и торговок, предлагавших купить масло, вино, уксус и пр. Масса всякого рода торговцев, ремесленников, торговых агентов, служащих, презрительно называемая «базарной чернью», составляла большую часть населения городов античного мира, что придавало им специфически базарный и мелкоторгово-ремесленный характер. На рынках всегда толпилось множество торговцев, торговок, флейтистов, паяцев, фокусников, солдат и матросов.

Живая картина афинского рынка изображена в комедии Аристофана «Лисистрата». Аристофан был великим мастером передавать реальную жизнь во всех её деталях.

Протестуя против существующих порядков и распущенности, Лисистрата, героиня комедии, первым делом считает необходимым прекратить шатание по базару вооружённых солдат. Прежде всего, заявляет она, необходимо запретить солдатам с оружием в руках, как дуракам, шататься по базару· Они постоянно толпятся в горшечном и зеленном ряду. Лисистрата рассказывает, что собственными глазами видела командира верхом на лошади, накладывавшего в свой медный шлем яйца (Аристофан, Лисистрата, 576—585).

Лисистрату окружают торговки горохом, чечевицей, свининой, чесноком, маслом, хлебом, сыром, льном, шерстью и пр.

В течение всей истории древней Греции одно из первых мест среди греческих предпринимателей, банкиров и ростовщиков занимали греческие храмы, в частности храм Аполлона на Делосе, о чём свидетельствует обширная надпись середины IV в. до н. э. Она показывает, что храмы кредитовали не только частных лиц, но целые города и государства.

Из той же самой надписи видно, что греческие храмы располагали крупной земельной собственностью, вели большое хозяйство, имели свои дома, мастерские гончарные, кузнечные и др., своих рабов и арендаторов.

При дробности эллинских общин, при постоянных войнах и ссорах храмы выполняли роль международных (междуобщинных) посредников и заимодавцев, и они же обеспечивали возможность обмена на храмовых ярмарках.

Среди многочисленных греческих храмов первое место занимали святилища, расположенные в центре многих общин. Таким, например, был храм Аполлона в Делъфах и храм Аполлона на Делосе.

Помимо всевозможных спекуляций и доходов с торговых статей и мастерских в храмы поступало много денег и вещей, собиравшихся в виде «священных налогов». В греческих полисах не существовало ни одного вида собственности, ни одной отрасли труда, с которых бы не взимались священные налоги в пользу того или другого святилища. При основании городов и разделе земель всегда выделялся «священный участок». При сборе плодов, при приплоде животных, при получении наследства, при выходе замуж, при удачной игре, при отпуске рабов — словом, при всех случаях гражданской и личной жизни известная часть доходов отчислялась в пользу храма.

Но как ни велики были приношения частных лиц и государств, всё же они не могли итти в сравнение с теми доходами, какие давали всенародные празднества: олимпийские, истмийские, немейские, пифийские и им подобные.

Наибольшей торжественностью отличался олимпийский праздник в честь Зевса, устраивавшийся раз в четыре года в июле месяце. Со всех концов эллинского мира стекалась на него масса народа. Дни олимпийских торжеств были днями всеобщего мира во всей Греции. По случаю праздника на храмовой земле устраивалась обширная ярмарка, приносившая много доходов от сбора всевозможных пошлин, взимавшихся с продаж, покупок и торговых сделок.

Прибывшие пилигримы располагались в деревянных бараках, более состоятельные останавливались в храмовых гостиницах. Нигде социальное неравенство не бросалось в глаза с такой резкостью, как именно на этих всенародных праздниках. Несмотря на видимую демократичность, первенствующая роль на них принадлежала богатым гражданам, содержавшим большие конюшни, располагавшим свободным временем для тренировки, участвовавшим в конных состязаниях и одерживавшим на них победы.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.208.159.25 (0.013 с.)