ТОП 10:

Солон и его законодательство



 

Приблизительно через двадцать пять лет после Драконта, в 594 г. до н. э., на политическую арену Аттики выступает Солон. Солон принадлежал к числу великих людей не только Аттики, но и всей Греции. Не случайно, что его причисляли к семи греческим мудрецам. Потомок царской фамилии Медонтидов, Солон много путешествовал, побывал во всех замечательных местностях Греции и Малой Азии, отличался философским складом ума и обладал поэтическим дарованием. Дошедшие до нас образцы его стихотворений (элегий) обнаруживают в их творце незаурядный поэтический талант. Чтобы поправить расстроенное состояние, Солон, как это нередко делали эвпатриды, занимался торговлей. Первым желанием Солона, по словам Плутарха, было желание разбогатеть. «Мне очень хочется быть богатым, но мне не хочется толстеть от нечестно нажитого».

«Есть много богатых, но дурных людей. И, наоборот, есть много честных бедняков. Лично я никогда не променял бы добродетели на богатство. Добродетель вечно остаётся с нами, тогда как богатство переходит из рук в руки».

Немало внимания Солон уделял общественным и военным делам. Возвышение Солона традиция связывает с войной Афин с Мегарами из-за Саламина. Афиняне до того были утомлены долгой и неудачной войной с Мегарами, что даже издали закон, запрещавший под страхом смертной казни поднимать вопрос о возобновлении войны за Саламин. Солона возмутил подобного рода унизительный запрет.

Учитывая воинственное и патриотическое настроение афинского общества, в особенности молодёжи, не мирившейся с потерей Саламина и жаждавшей только предлога для возобновления военных действий, Солон пошёл на следующую хитрость.

Прикинувшись помешанным, он вышел на площадь и, став на камень, продекламировал заранее сочинённую им элегию «Саламин». В ней он призывал афинян возобновить войну за остров Саламин.

Агитация Солона возымела своё действие: закон был отменён, и началась война с Мегарами, ведение которой было поручено самому Солону. Война кончилась в пользу Афин, и победа над Мегарами сделала Солона самым популярным человеком в Аттике. Среди широких слоев на Солона стали смотреть не только как на талантливого полководца, но и как на социального реформатора (айсимнета), который может освободить афинское общество от тяготеющих над ним бед и примирить интересы враждующих групп.

«Большинство гражданства стало на своих сходках уговаривать друг друга облегчить их положение, выбрать своим вождём одного надёжного человека, освободить должников от долгов, произвести передел земли и в корне изменить существующий порядок» (Плутарх, Солон, 13).

После саламинской победы не могло быть сомнений, на кого должен пасть народный выбор.

В 594 г. Солон был выбран первым архонтом, наделённым широкими полномочиями отменять или сохранять существующий порядок или вводить новый, быть «посредником», «законодателем» и «примирителем».

Время было тревожное, назревал крупный революционный взрыв. «Народ восстал против знатных и богатых. Недовольство было очень сильное, одни восставали против других». Страх перед надвигавшимся восстанием заставил эвпатридов помириться на, казалось, нейтральной личности Солона.

«Богатые (эвпатриды) знали его как человека зажиточного, бедные—как честного...» Он нравился и имущим и неимущим. Первые думали о равенстве в заслугах и нравственных качествах, вторые—о равенстве в мере и количестве. Обе стороны возлагали на Солона большие надежды (Там же).

Не последнее значение имело и то, что выбор Солона одобрил также и дельфийский оракул, игравший в то время первостепенную роль в международных делах Греции и пользовавшийся большим авторитетом в глазах всех слоев населения.

«Садись на середину корабля и исполняй обязанности кормчего! Много афинян помогут тебе», — таков был совет жрицы дельфийского оракула—пифии.

Сам Солон свои цели и намерения изложил в звучных стихах (элегиях), отрывки из которых приводят Аристотель и Плутарх. Прежде всего Солон обращается к «сильным и богатым», убеждая их пойти на уступку, мотивируя это тяжёлым бедствием народа. Солон предупреждает эвпатридов, что государство уже не в состоянии сдержать напора порабощенных масс. В стране начинается брожение, подымается гражданская война. «Богатые и сильные» предчувствуют и дрожат перед надвигающимися бедствиями, но вследствие своей недальновидности они не решаются поступиться хотя бы частью своих прав и привилегий.

Общественные бедствия, говорит Солон, проникают в жилище каждого. Вследствие всеобщего недуга разрушаются государства. Много бедняков, скованных позорными цепями, продаются на чужбину, где они должны будут подчиняться насилию, нести жалкую долю рабов. Не лучше положение и порабощенных на родине. На них тяготеет не только позор неволи, но им приходится ещё дрожать перед жестокосердым господином.

Единственными виновниками всех происходящих несчастий Солон считает богачей—эвпатридов.

Любостяжатели – богачи, обладая огромными состояниями и увлекаемые корыстью на ложный путь, сами вследствие своего неразумения содействуют гибели государства.

Первой и самой крупной реформой Солона была сисахфия, в буквальном переводе «стряхивание бремени», т. е. снятие долговых камней, стоявших на участках должников. Сисахфия единым актом освобождала массу должников, которыми была полна Аттика. Вместе с уничтожением долгов запрещалась впредь личная кабала и продажа в рабство. Отныне земля и личность человека объявлялись свободными. «О том, что сделал я, — говорит Солон в одной из элегий, — пусть перед небесным трибуналом поведает Мать чёрная земля, величайшая из олимпийских божеств. С неё я снял много долговых столбов. Рабыня прежде, теперь—свободная она!» (Аристотель, Афинская полития, 12.)

Проданные в рабство за долги за пределы Аттики теперь возвращались на родину. «Я возвратил в свой город богозданный [в Афины] многих, проданных в рабство. Возвратил также и тех, кто бежал от безвыходной нужды и, долго странствуя по свету, почти уже забыл аттическую речь. Других, в позорном рабстве бывших и дрожавших перед своими господами, я освободил. И сделал я всё это по закону, силу с правдой" сочетав. Я сделал так, как обещал» (Там же).

Солонова сисахфия своим остриём была направлена против эвпатридов, крупных землевладельцев, в защиту средних собственников и свободных арендаторов. Практическим следствием сисахфии было увеличение количества средних земельных собственников, становившихся с этого времени социальной опорой афинского полиса.

За сисахфией последовала целая серия других реформ, подрывавших влияние эвпатридов и укреплявших социально-экономическое положение средних прослоек — крестьян, ремесленников и торговых людей.

Главной хозяйственной отраслью оставалось сельское хозяйство, но это уже не было старое хлебопашество и скотоводство. Со времени Солона Аттика превратилась в страну садово-огородных культур—винограда, маслин, фруктов и овощей. Разведение садово-огородных культур требовало известных средств, и потому они были доступны только средним прослойкам демократии, на которые Солон по преимуществу и опирался. В их интересах он издал законы, регулировавшие посадку деревьев и ирригацию, без которой невозможна высокая плантационная культура. В целях поддержания на известном уровне садово-огородных культур были изданы специальные правила о совместном пользовании колодцами, содержании в надлежащей исправности оросительной системы и о посадке растений.

Для поощрения разведения садово-огородных культур Солон разрешил вывоз за границу оливкового масла и, наоборот, в целях обеспечения городского населения хлебом воспрещал экспорт зерна. Против возможной тенденции земельной концентрации в будущем Солон издал закон о земельном максимуме, о котором упоминает римский юрист Гай г и отрицать издание которого нет никакого основания. Закон о земельном максимуме Солона не стоит в противоречии с общей тенденцией эпохи. Аналогичные законы издавались и в других полисах в VII—VI вв.

Далее, в интересах главным образом верхнего слоя демократии и в ущерб эвпатридам была введена свобода завещания, утверждавшая частную собственность в Афинах и допускавшая дробление родовых поместий, тогда как прежде земля наследовалась родом. Ту же самую тенденцию проводил и закон Солона против роскоши, ограничивавший траты на похороны и украшения.

Законодательное признание частной собственности и допущение передачи и дробления земель составляют центральный пункт солоновых реформ. Это развязывало руки предпринимательской инициативе, оживляло экономическую деятельность и давало новый толчок рабовладельческой культуре.

Аттика VI в. была не только страной сельского хозяйства, но также страной торговли и ремёсел, продукты которых находили сбыт во всей Греции и за её пределами. Правда, ни размеров торговли, ни её удельного веса в общей экономике Аттики не следует слишком преувеличивать. В интересах более лёгкого и правильного обмена установлена была унификация мер и веса. Вместо малоценной эгинской монеты была введена полноценная эвбейская монета, облегчавшая торговые операции с малоазийской Грецией.

Не были забыты также и ремесленники. В Афинах, как отмечалось выше, уже в то время существовали целые кварталы, населённые мастерами различных специальностей. Солону приписывают, между прочим, ряд мероприятий, имевших целью поощрение и расширецие ремёсел. Так, он постановил, что сын имеет право отказать отцу в поддержке, если тот не выучил его в юности какому-либо ремеслу.

«Видя, что почва Аттики не в состоянии прокормить всё возрастающее население и что земля не может доставить средств к жизни праздной, ничем не занятой массе людей, Солон обратил особое внимание на ремёсла. Одновременно с этим он поручил ареопагу наблюдать за средствами жизни каждого и строго наказывать праздных» (Плутарх, Солон).

Помимо ремесленников-афинян в Афинах проживало много пришлых ремесленников (метэков), не пользовавшихся полными правами гражданства. С целью увеличения политического веса ремесленного класса Солон пополнил его состав многими метэками, получившими теперь права афинского гражданства. Это увеличивало силу и влияние торгово-ремесленной городской демократии.

Логическим завершением всех мероприятий Солона была его политическая реформа — тимократия. Господствующее положение эвпатридов обеспечивалось не только их богатством, но и политическими привилегиями. Занятие высших должностей и политическое руководство сохранялись за ними по наследству в силу привилегии рождения. Солон в принципе уничтожил политические привилегии эвпатридов введением имущественного ценза. Вместо привилегии рождения — геннекратии — в Аттике устанавливалась привилегия имущества и общественной службы — тимократия (тиме — имущественный ценз). Если даже признать — как это полагают историки Р. Ю. Виппер, Глоци др., — что тимократия существовала уже до Солона, то и тогда реформа Солона не теряет своего исторического значения. Переходом на новую единицу мер и веса Солон снизил имущественный ценз и тем самым расширил круг полноправных граждан.

По имущественному цензу всё гражданское население Аттики делилось на четыре класса, или разряда. За основу ценза был принят земельный ценз, доход, получаемый с земли, что и понятно в сельской Аттике. Первый разряд составляли пентакосиомедимны, получавшие со своих полей, садов и огородов 500 медимнов (один медимн равен приблизительно 41 литру) в твёрдом (зерно) или жидком (вино, масло) виде. Ко второму разряду, всадников, принадлежали имевшие 300 медимнов. Третий и самый большой разряд составляли зевгиты—собственники средней руки, имевшие 200 медимнов дохода. Все прочие граждане зачислялись в четвёртый разряд — фетов.

Деление на классы преследовало не только политические, но и военные цела. На гражданах каждого разряда лежала обязанность несения военной службы, снаряжения на собственные средства и отправления в поход лично и в сопровождении своих рабов и зависимых людей. Первые два класса составляли кавалерию (всадничество), выезжавшую в поход на лошадях, третий класс (зевгиты) составлял тяжеловооружённую пехоту (гоплитов), четвёртый разряд (феты) служил в легковооружённой пехоте и нёс неслужебные обязанности при войске. Сверх того на первые два класса налагались ещё и другие общественные повинности (литургии), как-то: устройство общественных праздников, поставка для государства оснащённых кораблей (навкрарии) и т. д.

Высшим источником власти, сувереном права, по конституции Солона, признавался весь народ. Политическим органом, выражавшим волю народа, было народное собрание (экклесия), в котором могли участвовать все взрослые афинские граждане, в том числе и самые бедные из них—феты. Экклесия выбирала всех должностных лиц, но избранными на государственную должность могли быть только граждане первых классов. Самые же высшие и связанные с большими тратами должности архонтов предоставлялись самым богатым людям.

Вторым демократическим органом был введённый Солоном суд присяжных (гелиея), высший судебный орган Афин. Подготовительная работа по делам, поступавшим на рассмотрение и решение экклесии, возлагалась на вновь созданный совет четырёхсот. Совет четырёхсот выбирался по родовым филам, по сто человек на каждую филу. Ареопаг хотя и сохранялся, но его права были сильно урезаны. Часть функций ареопага отошла к гелиее и совету четырёхсот.

Таково законодательство Солона, которым было окончательно оформлено государство и заложены основы афинской демократии.

Из аристократической страны, страны крупного родового землевладения, Аттика после солоновых реформ превратилась в страну средних и мелких владельцев. Наличием большого числа средних прослоек среди жителей Афины отличались от ионийских городов Малой Азии, а признание прав индивида и частной собственности отличало Афины от дорийской Спарты. Афинский полис из всех трёх вышеназванных типов греческих полисов оказался одновременно наиболее устойчивым и гибким. На этом основании его можно рассматривать как образец греческого полиса.

По широте и многообразию реформ, смелости и решительности, с которыми они проводились в жизнь, Солон с полным правом может быть назван не реформатором, а революционером, а эпоха Солона с таким же правом может быть расцениваема как эпоха политических революций.

Но при всей широте и многообразии реформы Солона не могли, однако, удовлетворить все слои афинского общества. Недовольны Солоном были две крайние группы: во-первых, урезанные в своих правах и богатствах эвпатриды и, во-вторых, безземельные или малоземельные феты.

В элегиях Солона отражена борьба между этими группами, со всей силой развернувшаяся уже после отъезда Солона из Афин. Солон не отрицает компромиссного характера своей политики, долженствовавшей «примирить бедного с богатым», и отвечает на упрёки, бросаемые ему с правой и левой стороны: «Я, — заявляет Солон, — силу с правдой сочетал, никого не обидел и никого не возвысил. Простому народу я дал столько власти, сколько следовало. Я не лишил его законных прав, но и не дал ему ничего лишнего. Не обидел, далее, я и тех, кто имел в своих руках большие имущества и пользовался большим влиянием. Я стал, покрывая своим крепким щитом обе стороны, не давая ни одной из них перевеса».

«Но, — продолжает Солон, — конечно, теперь должны горько разочароваться все, возлагавшие большие надежды на «грабёж полей богатых». Они полагали, что я потерплю их насилия и буду спокойно смотреть на их противозаконные действия. Однако неправильно и плохо они думали. Поэтому вследствие разочарования в своих надеждах они теперь косо смотрят и сердятся на меня, как на своего врага. Но нет нужды. Что я хотел, то я и исполнил».

— Не по нраву мне, чтобы в земле родной худым и благородным доля равная была» (Аристотель, Афинская полития, 12). После того как Солон провёл свои законы, он сложил полномочия и уехал из Афин.

После отъезда Солона классовая борьба в Афинах разгорелась с новой силой. Боролись следующие группы: жители равнины — педиеи, представители крупного землевладения (эвпатриды), стремившиеся к возврату досолоновских порядков, паралии — жители приморской полосы, где преобладали торговцы и ремесленники, стоявшие за сохранение солоновского устройства, и диакраи —крестьяне гористой области Аттики, которые были недовольны реформами Солона и стремились к переделу земли. Вождём педиеев был Ликург, паралиев — Мегакл Алкмеонид, диакриев — Писистрат.

 

Тирания Писистрата

После многолетней борьбы в 560 г. власть в Афинах перешла к Писистрату. В первый раз Писистрат захватил власть силой с помощью отряда дубинщиков, который был у него для личной охраны. Писистрат дважды изгонялся и утвердился, наконец, в Афинах с помощью отряда, набранного им на свои средства, и при содействии фессалийской аристократии.

Происходил Писистрат из древнего знатного афинского рода и приходился родственником Солону. Он был богатым человеком, владевшим золотыми рудниками во Фракии, приносившими большие доходы. Возвышение Писистрата началось со времени войны за Саламин, где он отличился в боях и показал себя храбрым человеком. Писистрат с перерывами управлял Афинами тридцать три года (560—527 гг.).

Внутренняя и внешняя политика Писистрата была Продолжением и развитием политики Солона. Созданные Сол оном учреждения сохранялись в силе, но рядом с ними и над ними стоял тиран Писистрат, права которого не были ни предусмотрены, ни ограничены действующей конституцией. Социальную опору Писистрата составляли диакрии, при поддержке которых он пришёл к власти. Их интересы в первую очередь и стремился удовлетворить Писистрат. Вполне возможно, что острая нужда диакриев была частично удовлетворена раздачей конфискованных земель эвпатридов, выступавших против Писистрата. Кроме того, он ввёл государственный кредит для нуждавшихся землевладельцев, установил льготы в отношении налогов и принял ряд мер, улучшавших положение земледельцев, подымавших их энергию и повышавших производительность земли.

«Бедных он даже снабжал вперёд деньгами на сельские работы, чтобы они могли кормиться, занимаясь земледелием» (Аристотель, Афинская полития, 16).

Таковы главные мероприятия Писистрата в отношении деревни. К сказанному надо ещё прибавить введение разъездных судей разбиравших судебные процессы на местах и избавлявших сельских хозяев от напрасной потери времени и сил на поездки в город.

Государственная централизация при Писистрате чувствуется уже гораздо резче, чем при Солоне. Об этом свидетельствуют два факта: 1) введение общегосударственного подоходного налога (десятины) и 2) образование постоянной армии в форме личной гвардии тирана.

Главное своё внимание Писистрат направил на усиление экономической мощи Афин. Он стремился создать новые —внутренние и внешние—рынки для сбыта продуктов сельского хозяйства Аттики (главным образом оливкового масла). Уже сами по себе Афины представляли достаточно солидный внутренний рынок, поглощавший массу сельскохозяйственных продуктов — хлеба, масла, вина, овощей, фруктов, дичи и т. д. Городское население возрастало, увеличивалось число ремесленных мастерских, в которых в ту пору наряду с рабами работало ещё много свободных рабочих, безземельных крестьян. Много людей было занято в порту, торговом и военном флотах. Широкая внешняя политика предполагала наличие значительного флота, экипаж которого составили феты, оплачиваемые государством.

Для растущей афинской торговли и ремёсел одного внутреннего рынка оказывалось уже недостаточно. Гораздо более вместительным рынком представлялся внешний черноморский рынок, откуда Греция с ранних времён в большом количестве импортировала хлеб и куда экспортировала некоторые продукты сельского хозяйства и главным образом ремесла. Претендентов на черноморский рынок в Греции всегда было очень много. К черноморскому рынку протянул свою руку также и афинский тиран, стремясь овладеть входом и выходом в Чёрное море, берегами Геллеспонта, с одной стороны, и Боспора—с другой. Усилия Писистрата не пропали даром. При нём Афины приобрели опорный пункт при входе в Геллеспонт — Сигей (в Троаде). Сигей представлял двоякую выгоду: 1) как ключ, открывавший путь к Черноморью, и 2) как в высшей степени плодородная и удобная для поселения местность.

На противоположном берегу утвердился старый политический противник Писистрата, один из видных руководителей педиеев, Мильтиад. Мильтиаду удалось укрепиться на Херсонесе Фракийском. Основывая своё княжество и ведя самостоятельную внешнюю политику, Мильтиад пользовался поддержкой Афин. Сам Писистрат имел владение на южном берегу Фракии, где позднее был основан Амфиполь.

Следует отметить, что при Писистрате Афины начинают вести широкую внешнюю политику. Писистрат находился в союзе с тираном острова Наксоса и известным уже нам самосским тираном Поликратом, оказывая немалое влияние на политику других городов.

Возраставшая сила государства и авторитет её главы нашёл своё блестящее выражение в благоустройстве Афин и территориальном росте города. Афины стали обстраиваться, превращаясь из сельского центра в настоящий торгово-ремесленный город. Средства, получаемые от торговли и налогов, расходовались на постройку великолепных общественных зданий. В этом отношении Писистрат является предшественником Перикла. При нём был построен храм Афины Паллады в Акрополе, заложен был храм Зевса Олимпийского у реки Илисса, построен храм Деметры в Элевсинеи др.

Той же самой идее государственной централизации служила и религиозная политика Писистрата. При нём вошли в обычай и получили общегреческое значение качафинейские и всенародные празднества дионисии.

Культ бога вина и виноделия Диониса (Вакха) был заимствован из Фракии и подобно культу Деметры был культом растительности и производительных подземных сил. Хтонические боги и культы, пользовавшиеся распространением в народной среде, должны были затмить аристократических солнечных богов Олимпа, воспетых Гомером.

Из олимпийских божеств особым вниманием и почётом пользовалась Афина как символ объединённого Афинского государства.

В позднейшей традиции правление Писистрата казалось «золотым веком» Кроноса. «Афиняне, — говорит Аристотель, — жили тогда как бы в царствование Кроноса». Самого Писистрата Аристотель изображает как популярного политика, умевшего действовать одновременно в интересах всех классов и притом избегавшего крутых мер.

После смерти Писистрата правили его сыновья, не пользовавшиеся популярностью среди населения. В 514 г. против них был составлен заговор, возглавленный личными врагами Писистратидов Гармодием и Аристогитоном. Младший сын Писистрата Гиппарх был убит во время празднеств, а в 510 г. был изгнан из Афин старший сын Гиппий. Объяснения движения против Писистратидов надо искать главным образом в изменении внешнеполитической обстановки. Утверждение персов в Малой Азии привело к ослаблению роли союзников Писистрата. Погиб Поликрат Самосский. Афины потеряли Сигей, и афинские владения на Херсонесе Фракийском попали под влияние Персии. В то же время усиливалось движение и внутри Афин, направленное против тирании.

 

Законы Елисфена

Во главе движения против Писистратидов стоял род Алкмеонидов, поддержанный Спартой. Алкмеониду Клисфену удалось освободить Афины от Писистратидов и сломить сопротивление родовой аристократии. С именем Клисфена связала дальнейшая демократизация афинского политического строя.

Первой реформой Клисфена было разделение Аттики по территориальному принципу. Аттика разбивалась на три территориальных округа: 1) город Афины с пригородами, 2) внутренняя центральная полоса и 3) береговая полоса. Каждый округ состоял из десяти разных частей — триттий. Три триттии, по одной из каждого округа, составляли одну новую филу. Таким образом составлялось десять территориальных фил. Клисфеновская фила, следовательно, представляла собой не сплошную территорию, но объединение локально разделённых гражданских групп, соединяющихся во время голосований. Цель реформы: смешать население, разъединить роды и тем самым ослабить силу влиятельных их членов, т. е. эвпатридов. Старые филы с их филобасилевсами оставались, но их значение низводилось до простых культовых объединений. Новые филы тоже получали сакральную санкцию, будучи названы по именам древних аттических героев.

Мелкой сельской единицей внутри триттии был дем в Аттике при Клисфене насчитывалось всего сто демов; потом, с течением времени, число демов возросло. Дем являлся одновременно хозяйственной, административной, культовой, военной и политической единицей. С демом человек был связан со дня рождения.

В возрасте восемнадцати лет он заносился выборным демархом (старостой) в гражданские и военные списки, зачислялся в эфебы, т. е. объявлялся совершеннолетним и считался способным носить оружие, получал право являться в суд. С двадцати лет он получал все гражданские права. По конституции Клисфена права гражданства определялись принадлежностью к тому или иному дему, а не роду. «Оставь в покое филы и роды», — гласила афинская поговорка, ведущая своё начало со времён Клисфена. При составлении списков демотов в число афинских граждан было занесено много метэков и вольноотпущенников. Внесение в гражданские списки новых элементов увеличило число афинских граждан и укрепило демократию.

В демах велись гражданские списки, и по демам же происходил набор гоплитов и избирались по жребию члены суда присяжных. Кроме того, каждый из граждан мог быть выбран по жребию в члены вновь созданного совета пятисот (булэ), заменигшего прежний совет четырёхсот. Новый совет состоял из пятисот человек, выбираемых по пятидесяти человек на каждую филу. Внутри же филы голоса распределялись по демам в зависимости от их величины. Таким образом, основной ячейкой и в этом случае оставалась мелкая сельская единица — дем. Наконец, Клисфен создал коллегию из десяти стратегов — предводителей афинского ополчения, в порядке очереди сменявших друг друга в главном командовании.

В целях ослабления демагогии и предохранения государства от возможного переворота, от захвата власти тираном, Клисфен установил экстраординарный «суд черепков» — остракизм. Сущность остракизма сводилась к следующему: каждый год весной созывалось экстренное народное собрание, определявшее голосованием, нужно ли произвести остракизм, т. е. нет ли среди граждан кого-либо, опасного для гражданской свободы. Если таковые оказывались, то собрание созывалось вторично, и тогда каждый гражданин писал на глиняном черепке (остракон) имя того, кто, по его мнению, был опасен для гражданской свободы. Осуждённый большинством голосов удалялся за пределы Аттики сроком на десять лет, по истечении которых он возвращался в Афины, и вместе с тем ему возвращались все принадлежавшие ему раньше гражданские права.

Законодательство Клисфена сыграло очень большую роль в истории Афинского полиса как заключительный этап реформ и революций, начатых Солоном. На историческую арену отныне выступало всё аттическое гражданство, составлявшее Афинское государство. Сами греки считали Клисфена родоначальником греческой демократии. Клисфен, говорит Геродот, установил демократию в Афинах. После Клисфена, читаем в «Афинской политии» Аристотеля, Афинское государство сделалось значительно демократичнее, чем оно было, например, при Солоне.

 

 

ГЛАВА IX

 

РАННЕГРЕЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА VIII — II вв.

 

Между греческими городами, колониями и метрополиями существовали не только материальные, но также и идеологические связи. Эпоха колонизации ознаменована подъёмом и оживлением во всех сферах жизни. Идеологические формы становились многообразнее, тоньше и общечеловечнее. Наиболее древней формой греческой идеологии были мифы. Мифом называется своеобразный вид устного народного творчества — повествование о далёком прошлом, в котором действительность и вымысел сливаются в одно целое. Из отдельных мифов составлялись целые сказания (мифология) о возникновении мира и человеческого рода, о делах богов и героев и т. д. Мифологией называют также специальную науку, занимающуюся сравнительным изучением мифов различных народов.

Культурный человек смотрит на мифы как на сказку, но люди, создавшие мифы, не сомневались в правдоподобии созданных ими образов и положений. В этом существенное различие между мифом и сказкой, в основу которой положен сознательный вымысел. Мифы были первой попыткой доисторических людей осмыслить окружающую действительность, расширить свои жизненный опыт и дать выход творческой фантазии. Поэтому мифы можно рассматривать как своеобразную историю людей доисторической эпохи. Мифы принадлежат той отдалённой эпохе, когда все виды идеологии —религия, искусство политика, наука и пр. – сливались в одно целое. Некоторые мифы восходят еще к эгейской эпохе, а другие сложились в более поздний период расселения греков в бассейне Эгейского моря.

Преимущество греческой мифологии перед всеми остальными заключается в том, что она богаче других, и в том, что греческие мифы дошли до нас не в однообразной форме сказок а в художественно-философском оформлении. То, что принято называть греческой мифологией, представляет собрание рассказов, извлеченных из эпических и лирических произведений поэтов, трагиков, философов и историков. Мифы были излюбленной формой, которой охотно пользовались греческие поэты трагики, философы и художники, вкладывавшие в них всякий раз новое содержание.

Вследствие этого первоначальное ядро мифа обрастало многими наслоениями, иногда совершенно закрывающими первоначальный смысл. Одной из причин расцвета и богатства греческой мифологии было слабое развитие в Греции жреческой касты, стремившейся унифицировать идеологические образы и понятия, как это имело место на древнем Востоке. Жречество в Греции ведало только делами, относящимися к области религиозного культа, но не распространяло своего влияния и воздействия на религиозные представления.

В мифах выступают не только боги, но и обожествлённые люди, герои, своего рода полубоги—Геракл, Антей, Язон и пр. Каждое племя имело свои собственные сказания о богах и героях, переходившие из поколения в поколение как «священное достояние» народа. Из отдельных мифов составлялись более сложные повествования, а из повествований—циклы мифов, приуроченные к какому-либо географическому центру—Фивам (фиванские сказания), Аргосу (аргосские сказания), Аттике (аттические сказания) и т. д. В VIII—VII вв. накопившийся богатый материал мифов был оформлен литературно в виде дошедших до нас поэм Гомера «Илиада» и «Одиссея» и поэмы Гесиода «Теогония», а также и в других поэмах, сохранившихся только в отрывках. Мифы дошли до нас и в пересказах авторов классической и эллинистической эпох. Мифологическими сюжетами охотно пользовались греческие драматурги и поэты. Не всегда поэтому легко выделить в том или ином мифологическом цикле первоначальное зерно и позднейшие напластования.

На основе мифологии можно проследить, как в связи с социально-экономическими переменами изменялись религиозные представления греков, их представления о мире, богах и героях. В греческой религии сохранились несомненные остатки тотемизма, и греки на ранней ступени культурного развития не проводили резкой грани между людьми и животными и почитали своих богов в форме животных. Так, например, Гера почиталась в образе коровы. Имена небесных светил (созвездие Пса, Медведица Большая и Малая и др.) также ведут своё происхождение от животных. Впоследствии божества имели своих животных- спутников (Зевс — орла, Афина—сову и т. д.). Наряду с животными почитали растения (дуб, лавр, маслина), силы природы (реки, леса, ручьи и т. д.).

Большую роль в греческой религии играл культ предков, сложившийся в эпоху родового строя. Каждый дом имел свои святыни. Священным местом считался очаг; дом находился под покровительством особых богов; в установленные дни совершались обряды, обряды сопутствовали всякому важному семейному событию (брак, рождение, смерть). Одной из религиозных обязанностей семьи считалось почитание усопших предков. На семье лежала забота о похоронах, при которых покойника снабжали всем, что считалось необходимым для загробной жизни («царства теней»). Вымирание семьи и отсутствие потомства считалось несчастьем, ибо прекращалась таким образом забота об умерших, духи которых могли беспокоить всех сограждан. Недопустимым считалось и оставлять тело без погребения, так как это навлекало «скверну» на весь город. Если человек погибал насильственной смертью, на обязанности его семьи лежала кровная месть, заменённая впоследствии судебным преследованием убийцы. Культ предков нашёл отражение в греческом обычном праве, оказывавшем своё влияние и в историческую эпоху.

Греческая религия не имела общепризнанного богословия; боги представлялись грекам живыми существами — духами, или демонами, наполнявшими мир.

В честь божеств воздвигались алтари, на которых сжигались приносимые им жертвы, устраивались праздники, сопровождавшиеся пением гимнов и плясками. Впоследствии стали строить часовни и храмы. Делами культа руководили жрецы и жрицы.

Из массы племенных божеств и святилищ некоторые приобретали общегреческое национальное значение. Таковыми были святилища Зевса в Додоне (в Эпире), святилища Аполлона в Дельфах (в Фокиде), на острове Делосе и пр. Святилища в Додоне и Дельфах славились своими оракулами, гаданиями и предсказаниями. В Додоне гадания и пророчества производились по шелесту листьев священного дуба и по журчанию ручья. В Дельфах предсказания давала жрица, пифия, приводившая себя в экстатическое состояние испарениями, выходившими из расщелин земли, и жеванием лавровых листьев. Греки считали Дельфы центром вселенной.

Дельфийский оракул Аполлона приобрёл большое влияние в период расселения греческих племён и колонизации. Культ Аполлона в Дельфах являлся организующим и объединяющим центром. Для защиты святилища образовался союз (амфиктиония), куда входили представители различных городов. Дельфийская амфиктиония с течением времени приобретала всё большее значение и авторитет, превратившись из религиозного объединения в политический и международный союз. Входившие в состав амфиктионии племена посылали своих делегатов на общие собрания, где устанавливались нормы, регулировавшие общеплеменные отношения, правила ведения войны и третейские суды.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.025 с.)