ТОП 10:

Борьба партий в Афинах в 90—80 гг. V в.



Марафонская битва, вызвавшая восстания и отложения в самой Персии, ещё не означала конца войны и полного торжества греков. Через десять лет после Марафона последовала морская победа греков при Саламине, нанёсшая второй удар персидскому могуществу. Для Афин десятилетие, протекшее между Марафоном и Саламином, не было временем реакции и затишья. Наоборот, это один из самых бурных и насыщенных событиями периодов афинской истории.

За период, прошедший со времени Клисфена, в социально-экономическом строе Афин произошли значительные сдвиги. В экономике Афин большое значение стали приобретать морская торговля, ремесло и флот. Это, конечно, не могло не отразиться на составе, программе и политике демократической партии. Новая демократия отличалась от старой большим влиянием торгово-ремесленных групп, прямо или косвенно связанных с морем, торговлей, и большим политическим радикализмом. Вождём и основателем морской партии был Фемистокл, архонт 493—492 г., сын Неокла, знатного афинского гражданина, и матери-иностранки. Фемистокл отличался широким кругозором, большой силой воли, решительностью и честолюбием. «Мне, — говорил он, — не даёт покоя слава Мильтиада» (Плутарх, Фемистокл).

Против Фемистокла выступил Аристид, участник Марафонской битвы, пользовавшийся славой честного аристократа. Аристид имел опору, главным образом, среди сельского населения, не связанного с морем и опасавшегося усиления морской партии, большинство которой составляли служившие во флоте феты. В отличие от морской радикально-демократической партии Фемистокла партия Аристида может быть названа умеренно демократической (конечно, при этом необходимо иметь в виду условность самого термина «политическая партия» в приложении к античным государствам). Больше всего сочувствующих умеренно демократическая точка зрения Аристида находила среди, землевладельцев как аристократов, так и не аристократов.

Впервые Фемистокл и Аристид резко столкнулись по вопросу о постройке новых судов для войны с островом Эгиной, торговым соперником Афин в водах Саронического залива. Борьба приняла острый характер и окончилась остракизмом Аристида (482 г.).

Теперь Фемистокл выступил с широким планом усиления морской мощи Афин и постройки нового флота. Необходимые для этого средства он получил с Лаврийских серебряных рудников (до Фемистокла доходы с рудников делились между гражданами). На эти деньги Фемистокл построил сто новых кораблей. То были большие корабли новой конструкции, триеры с тремя рядами гребцов. При этом особенно важно было то, что новые суда построены были на собственных верфях и афинскими мастерами.

Постройка такой солидной флотилии превращала Афины в первоклассную морскую державу на Эгейском море, способную поспорить даже с самими «господами морей» — финикийцами. Фемистокл, пишет Плутарх, начал постепенно приохочивать сограждан к занятию мореплаванием, внушать им любовь к морю. По его мнению, они не имели основания рассчитывать на успех в сухопутной войне даже с соседями, между тем как при помощи флота они могли не только защищаться от нападения персов, но и сделаться владыками всей Греции. В конце концов Фемистокл благодаря своей энергии достиг поставленной цели. Ему удалось своих сограждан из стойких гоплитов превратить в моряков. И на этом основании его обвиняли в том, что он «отнял у своих сограждан копьё и щит и приковал афинян к скамьям и вёслам».

При Фемистокле же начала отстраиваться новая военная и торговая гавань Пирей с примыкавшими к ней верфями.

Победу политики Фемистокла можно рассматривать как победу четвёртого сословия Афин, т. е. фетов, из которых по преимуществу состоял экипаж афинского военного и торгового флота. Передвижение афинской экономики и политики в сторону моря понижало боевое значение гоплитской сухопутной фаланги, а вместе с этим уменьшалось также влияние средне- и мелковладельческих прослоек, на которых держалась клисфенова конституция.

События ближайших лет доказали правильность политики Фемистокла. «Он после самого краткого размышления был вернейшим судьёю данного положения дел и лучше всех угадывал события самого отдалённого будущего» (Фукидид, I, 438), — так характеризует Фемистокла Фукидид.

 

Поход Ксеркса

В 480 г. персы предприняли новый поход на Грецию. Царём в Персии в это время был Ксеркс (485—465 гг.), сын Дария I. Ксеркс подготовлялся к походу в течение нескольких лет и собрал огромную армию, с которой он двинулся к Геллеспонту и, перейдя Геллеспонт, пошёл в направлении реки Гебρ (Марица).

Здесь был произведён смотр и подсчёт армии. Геродот сообщает, что в приведённой в Грецию армии Ксеркса одной только пехоты насчитывалось 1 700 000 человек. Вместе же с конницей, морским экипажем, греческими наёмниками и обозом персидское войско состояло, по Геродоту, из 5 283 200 человек. Флот, по словам Геродота, состоял из 1 207 судов. Хотя современные историки (в особенности школа Дельбрюка) сильно снижают приводимые Геродотом цифры персидской армии, всё же значительный численный перевес персидской армии над греческой не подлежит никакому сомнению. Двигавшаяся в Европу армия Ксеркса представляла пора поразительную смесь самых различных племён, костюмов, вооружений и наречий.

В «великом походе», по Геродоту, принимали участие различные народы, подчинённые персидскому царю: персы, ассирияне, арабы, фракийцы, инды и др. Правдоподобно предположить, что среди массы людей, двинутых персидским царём в Грецию было много рабов.

В Греции Ксеркс нашёл уже совершенно иную картину. Вместо раздробленных племенных отрядов и слабого флота он встретил внушительную союзную армию и сильный флот, хотя далеко не все греческие государства стояли за решительную борьбу с персами. Фессалия и Беотия, например, стояли на стороне персов, а Аргос оставался нейтральным. Численный же перевес всегда был на стороне персов. Греческое командование первоначально предполагало защищать Фессалию, встретив персов в Темпейской долине при входе в Фессалию. Однако от этого плана пришлось отказаться так как нельзя было надеяться на верность фессалийской аристократии. После этого решено было дать одновременно сухопутный и морской бой персам у входа в Среднюю Грецию. Сухопутная армия должна была быть сконцентрирована у Фермопильского ущелья, открывавшего путь в Среднюю Грецию, а флот должен был стоять у мыса Артемисия на острове Эвбее. Но этот план не удался. Афинский флот выполнил свою задачу, но спартанцы вместо солидного подкрепления прислали всего несколько сот человек во главе с царём Леонидом. Небольшой отряд Леонида геройски защищал Фермопилы, но всё же он не смог устоять, так как вследствие предательства одного грека персам удалось зайти в тыл спартанцам. Леонид вместе со своими тремястами спартанцами пал на поле битвы. На месте сражения в Фермопилах был поставлен памятник в виде каменного льва с многозначительной надписью: «Странник, весть отнеси всем гражданам Лакедемона: честно исполнив закон, здесь мы в могиле лежим». Одновременно с Фермопильской битвой происходила морская битва при Артемисии. Бой с переменным успехом продолжался два дня, но, когда стало известно о судьбе Леонида, греческий флот отплыл к острову Саламину.

Разгромив Леонида, персидская армия прорвалась в Грецию. Аттика была опустошена, Афины разгромлены, разграблены и сожжены. Жители Аттики и Афин переселились на острова, частью на остров Саламин, частью на остров Этану. Беотия и другие области Средней Греции подчинились персам.

После этого оставалась единственная надежда на флот» Но и здесь мнения спартанцев и афинян радикально расходились. Спартанцы настаивали на защите берегов Пелопоннеса, а Фемистокл требовал сосредоточения всех морских сил около острова Саламина, мотивируя свой план удобством местоположения, так как при узости пролива персы не могли развернуть свой флот. История и на этот раз оправдала точку зрения афинского стратега. В 480 г. произошёл морской бой между греческой и персидской флотилиями при Саламине, в котором персы потерпели полное поражение. После этого Ксеркс, опасаясь за дальнейшее состояние своей армии, приказал немедленно начать отступление к Геллеспонту, чтобы обеспечить переправу в Азию сухопутной армии. Лишь один корпус под начальством Мардония был оставлен в Фессалии с целью возобновить поход на следующий год.

На современников саламинская победа произвела не меньшее впечатление, чем марафонская. То была первая крупная победа греков (афинян) на море над персами. Афинский драматург Эсхил, современник и непосредственный участник Саламинской битвы, прославил её в своей драме «Персы».

 

Вперёд, сыны Эллады!

Спасайте родину, спасайте жён,

Детей своих, богов отцовских храмы,

Гробницы предков: бой теперь идёт 8а всё!..

Всюду бой кипел.

Сперва стояло твёрдо войско персов,

Когда же скучились суда в проливе,

Дать помощи друг другу не могли

И медными носами поражали

Своих же — все тогда они погибли,

А эллины искусно поражали

Кругом их... Й тонули корабли.

И под обломками судов разбитых,

Под кровью мёртвых — скрылась гладь морская.

Покрылись трупами убитых скалы

И берега, и варварское войско

В нестройном бегстве всё отплыть спешило.

 

Перезимовав в Фессалии и получив новые подкрепления, Мардоний в 479 г. двинулся в Аттику, опустошил её и вновь занял Афины. Спартанцы и на этот раз помощи не присылали. Однако после долгих переговоров и из опасения возможного союза между персами и афинянами, чего добивался Мардоний, спартанцы в конце концов послали сильный корпус под начальством Павсания. После этого Мардоний немедленно очистил Аттику. Преследуемый союзной армией греков, он вынужден был в Беотии принять бой и в сражении при Платеях в 479 г. потерпел поражение от соединённой армии спартанцев и афинян. Предводителем афинского отряда был Аристид, вернувшийся из изгнания накануне Саламинского боя.

Победителям при Платеях досталась богатая добыча в виде всякого рода драгоценностей. Десятую часть взятой добычи победители-греки посвятили богам — Аполлону Дельфийскому, Зевсу Олимпийскому и Посейдону, а остальное было поделено между войсками, при этом значительную часть добычи получил спартанский царь Павсаний.

Отныне греческие полководцы и рядовые воины-бойцы начинали смотреть на войну уже не только как на защиту родины, но и как на средство наживы в виде получения добычи.

 

Делосский морской союз

После победы при Платеях было постановлено справлять общесоюзный праздник «освобождения» (элевтерии) и клятвенно был подтверждён общегреческий союз для борьбы с персами.

В том же 479 году, когда решалась судьба Балканской Греции, произошла морская битва в Малой Азии у мыса Микале. Греческий флот, которым командовали спартанский царь Леотихид и афинянин Ксантипп, напал на сгруппировавшиеся в Микале остатки персидского флота и сжёг его. В следующем году греческий флот под руководством царя Павсания действовал против острова Кипра и города Византия, остававшихся ещё в руках персов. Большинство кораблей принадлежало Афинам и ионийским городам. Заносчивость Павсания и его изменнические сношения с персидским царём заставили спартанское правительство отозвать его. Вскоре Павсаний, обвинённый в том, что он готовит восстание илотов и имеет связь с персидским царём, погиб насильственной смертью. Руководство общегреческим флотом перешло к афинянам, и это послужило началом создания Афинского морского союза, из которого впоследствии выросла Афинская держава (архэ).

Для ведения общих оборонительных и наступательных операций на море против персов в 478 г. был заключён общегреческий союз. Местом собраний союзников был избран остров Делос, поэтому и самый союз получил название Делосского морского союза, или Делосской симмахии. Делосский союз представлял собой федерацию греческих государств, все члены которой имели равные права. Союзники обязывались поставлять определённое количество людей и материала для снаряжения общесоюзного флота и содержания войска. Общесоюзные конференции (синоды) происходили на Делосе при храме Аполлона, где находилась и общесоюзная казна. Формально все члены союза считались равными и имели одинаковые голоса по всем вопросам, касавшимся союза; фактически же с самого начала первенство в союзе принадлежало Афинам, флот которых, состоявший из трёхсот триер, превосходил флот всех остальных союзников, вместе взятых.

Так было с самого начала, в дальнейшем же положение вещей ещё более изменилось в пользу Афин. Чем больше росли усталость и апатия массы мелких союзников, истощённых войной, тем больше руководство делами союза переходило к Афинам. К естественной тяге мелких союзников под протекторат могущественных Афин вскоре не замедлила присоединиться ещё и державная политика Афин, энергично расширявших сферу своего влияния. Эта политика выражалась в стремлении Афин к расширению морского могущества, к захвату добычи и рабов и расширению сферы действия афинского торгового капитала. Общая сумма взносов союзников в делосскую казну была установлена Аристидом в 460 аттических талантов.

Образование Делосского союза усиливало влияние Афин. В первые годы после изгнания персов из Греции руководящее положение в Афинах попрежнему занимал Фемистокл. Не рассчитывая на прочность союза Афин со Спартой, Фемистокл отстраивает гавань Пирей и вопреки протестам Спарты обводит город Афины стенами и соединяет с гаванью Пирей так называемыми длинными стенами. Однако деятельность Фемистокла вскоре была прервана усилившейся консервативной партией, в которой ведущую роль играли крупные землевладельцы, имевшие поддержку в Спарте. Кампания против Фемистокла окончилась его остракизмом (471 г.). Изгнанный из Афчн, Фемистокл бежал сначала в Аргос, а затем в Персию, где он встретил радушный приём, получил в пожизненное владение город Магнезию в Малой Азии и окончил свою жизнь в качестве вассала персидского царя.

Среди афинских вождей в эти годы выдвинулся Кимон, сын Мильтиада, победителя при Марафоне. Благодаря усовершенствованию военной техники, личным дарованиям и безусловной преданности родине Кимон одержал ряд побед как над персами, так и над греческими полисами, не желавшими подчиняться афинской гегемонии.

Кимон завоевал персидские владения на фракийском побережье, захватив важный пункт Эйон на реке Стримоне, служивший ключом ко всему фракийскому побережью. При устье Стримона впоследствии был основан город Амфиполъ, исходный пункт позднейших афинских поселений на фракийском берегу. В 468 г. Кимон одержал большую победу над персами у южного берега Малой Азии, у реки Эвримедонта в Памфилии.

Победа при Эвримедонте развязала руки как самому Кимону, так и его соотечественникам афинянам. Афинские колонисты, купцы, работорговцы и всякого рода искатели приключений в поисках лёгкой наживы рассыпались по всем островам и берегам Эгейского моря. Усиленный напор афинян, естественно, должен был вызвать недовольство среди остальных членов Делосской симмахии и иноземных племён, страдавших от афинских захватов и насилий. Через десять лет после обргзования Делосской симмахии недовольство перешло в открытое восстание. Восстания на островах Наксосе и Фасосе были с трудом подавлены Кимоном. Причиной восстания послужил выше отмеченный наплыв афинских колонистов во Фракию, захвативших всё течение реки Стримона, добравшихся до Пангейских рудников и грозивших перехватить торговлю с севером. В конце концов сопротивление Фасоса, более всего заинтересованного в северной торговле, было сломлено, Афины победили.

Эти победы чрезвычайно возвысили Кимона по сравнению с другими стратегами, его коллегами. Выше отмечал ось, что со времени греко-персидских войн значение и роль стратегов вообще, а первого в особенности, сильно возросли.

Своим поведением и образом жизни Кимон резко выделялся среди остальных сограждан. В публичных местах он показывался в окружении целой свиты друзей. С целью приобретения популярности он щедрой рукой раздавал деньги, устраивал праздники и игры, на собственные средства возводил общественные здания, украсил город красивыми портиками, городскую площадь обсадил платанами, пригородный парк (Академию) превратил в великолепную рощу с тенистыми аллеями и т. д.

Для того чтобы упрочить своё положение в качестве стратега, Кимон всячески старался склонить на свою сторону массу граждан. С этой целью он открыл двери своего сада и разрешил всем желающим гражданам и иностранцам пользоваться плодами и овощами, «а дома у себя приказывал ежедневно готовить обед, хотя и скромный, но достаточный для пропитания многих. Каждый бедняк, если хотел, приходил на обед и получал пишу, не будучи принуждён зарабатывать, так что мог заниматься только общественными делами» (Плутарх, Кимон).

Политика Ким она в отношении союзников весьма типична для античных рабовладельческих государств. По отношению к союзникам, говорит Плутарх, он отличался предупредительностью, но при условии, если они занимались своими мирными делами и земледелием и не вмешивались в политику. Он очень охотно освобождал их от военной службы, разрешал оставаться дома «и превращаться благодаря своей роскошной жизни и глупости из солдат в мирных земледельцев и купцов». Афинян же Кимон всячески принуждал к военной службе и связанным с ней лишениям, превращая их из земледельцев и ремесленников в солдат. «Находясь постоянно в плавании, всегда с оружием в руках, афиняне получали в своих походах военное воспитание и подготовку вследствие нежелания союзников служить; поэтому те, приучившись бояться афинян и льстить им, незаметно превратились из союзников в данников и рабов» (Там же).

Так закладывались основы великодержавной политики Афин.

Во внутренней политике Кимон склонялся к умеренно демократической или даже аристократической партии. Его симпатии были на стороне Спарты и спартанских порядков. В этом состояло основное противоречие политики Кимона, желавшего соединить несоединимое — афинскую великодержавность и спартанский консерватизм, что было абсолютно невозможно. Антагонизм Спарты и Афин, двух крупнейших рабовладельческих государств, красной нитью проходит через всю историю древней Греции· Причина антагонизма была заложена в самой природе античного полиса, вынужденного вследствие низкого уровня производственной техники постоянно расширять свои владения за счёт своих соседей.

Спарта была не менее великодержавной, чем Афины, но безудержной спартанской агрессии мешали частые восстания илотов, из которых самое сильное было в 464 г. Восстание 464 г. называется обычно третьей мессенской войной. Центром восстания была гора Итома в северной Мессении. Осада Итомы затянулась на целых десять лет. Как к последнему средству перепугавшиеся спартиаты обратились за помощью к Афинам. Просьба спартанцев была уважена, и в Спарту послали отряд во главе с Кимоном. Однако ввиду трудности войны и недоверия спартанцев к афинскому стратегу Кимон вынужден был вернуться в Афины, не совершив ничего значительного. За время же отсутствия Кимона в Афинской экклесии преобладающее влияние получила демократическая партия, стоявшая за усиление афинской великодержавности и открытый разрыв со Спартой. Дело повернулось в неблагоприятную для Кимона сторону. За свои симпатии к Спарте он поплатился изгнанием (461 г.). С 461 г. фактическими руководителями афинской политики становятся Эфиальт и Перикл, сын Ксантиппа, победителя при Микале.

После удаления Кимона отношения Афин со Спартой обострились до крайней степени, особенно после вмешательства Афин в пограничный спор между Коринфом и Мегарами. Силы обоих противников были приблизительно одинаковыми. Дело дошло до войны, в которой афиняне потерпели поражение при Танагре в Беотии (457 г.), но затем последовала блестящая победа Афин над союзным беотийским войском при Энофитах, а в следующем (456) году капитуляция Эгины, торгового соперника Афин и старого союзника Спарты. Эти успехи Афин сгладили позор предшествующего поражения, но вскоре последовали новые неудачи, самой сильной из которых было поражение афинского флота в Египте. Ещё до столкновения Афин со Спартой в Египте произошло восстание туземного населения против Персии; афиняне вмешались в это восстание и послали на помощь восставшим свой отборный флот, который был почти целиком уничтожен в Нильской дельте (454 г.). После этого из опасения нового нашествия персов союзную казну из Делоса перевезли в Афины. Кимон был возвращён из ссылки и через некоторое время отправился во главе флота к острову Кипру, при осаде одного из городов которого он вскоре и умер. Афинский же флот продолжал осаду острова и после смерти Кимона, одержав морскую и сухопутную победу при кипрском городе Саламине (449 г.). Победа при Саламине показала, что, несмотря на поражение в Египте, Афины всё же оставались первостепенной державой Средиземноморья.

Вскоре после этого между персами и греками был заключён так называемый Каллиев мир, закончивший греко-персидские войны (449 г.). Мир был заключён в столице персидского царя, в Сузах, куда прибыло союзное греческое посольство. По этому миру персидский царь отказывался от гегемонии в Эгейском море, Геллеспонте и Боспоре и признавал за полисами Малой Азии политическую независимость. После заключения мира военные операции на Эгейском море прекращались и восстанавливался порядок.

Через четыре года (445 г.) был заключён на тридцать лет мир между Спартой и Афинами. Однако этот мир не мог быть прочным· Не оставалось никакого сомнения, что вся Эллада разделилась на две равные симмахии — Пелопоннесский и Афинский союзы, враждебные друг другу.

Греко-персидские войны оказали влияние не только на собственно Грецию, ной на Великую Грецию, и на Сицилию, где в изучаемый период возникло самостоятельное греческое государство — Сицилийская держава с центром в городе Сиракузах.

Афинский союз, Пелопоннесский союз и Сицилийское государство были тремя крупными политическими организациями, вокруг которых объединился эллинский мир.

При различии политического строя все три названных государства были рабовладельческими обществами, в которых господство принадлежало относительно небольшой группе рабовладельцев. В Афинах укрепился демократический строй в форме прямого народоправства. В Пелопоннесском союзе, возглавляемом Спартой, удержалась олигархия, а в Сицилии демократия чередовалась с тиранией.

Тираны становились во главе порабощенных киллириев (крестьян), выступавших против гаморов (крупных собственников), и с их помощью достигали власти. Сицилийская тирания, так же как и афинская демократия и спартанская олигархия, в конце концов защищала интересы различных групп господствующего класса рабовладельческого общества.

Из всех сицилийских тиранов наибольшей популярностью в V в. пользовались сиракузские тираны Гелон и его брат Гиерон. В 480 г., т. е. в год Саламина, Гелон одержал крупную победу при Гимере над карфагенянами, стремившимися к гегемонии в водах западной части Средиземного моря. Победа над Карфагеном дала сицилийскому тирану огромную контрибуцию в 2 тысячи талантов, массу рабов и другой добычи.

Богатая добыча и последовательно проведённая фискальная политика (откупная система) доставили сиракузским тиранам средства для великолепных построек, расточительных празднеств и содержания блестящего двора. Гиерон приглашал в Сиракузы лучших писателей, поэтов и художников из всех городов Греции. В прославлении правящего дома соперничали все тогдашние знаменитости—поэты Симонид, Пиндар, Эсхил и др. Все же осмеливавшиеся противоречить «первым архонтам», как скромно называли себя тираны, немедленно изгонялись из Сиракуз, продавались в рабство или же отправлялись на принудительные работы в каменоломни.

Внешнему блеску сицилийской тирании способствовали удачные войны, являвшиеся стержнем сицилийской политики. Удачная война приносила добычу, рабов и новые территории, необходимые для наделения землёй войска и выведения колоний. Наоборот, неудачная война влекла за собой государственный переворот — реставрацию демократической конституции.

В V в. сиракузским тиранам удалось подчинить своему влиянию города Великой Греции и нанести решительный удар этрусскому флоту близ Кум (474 г.).

 

 

 

ГЛАВА ΧI







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.40 (0.018 с.)