ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Педагогика России XIX в. Педагогическое наследие В.Г. Белинского, К.Д. Ушинского, Л.Н.Толстого.



В 1-й половине 19 века немецкий педагог, психолог и философ И. Ф. Гербарт сделал попытку представить педагогику в виде научно обоснованной теории, опирающейся на философию и психологию (первая обосновывает цели воспитания, вторая позволяет отыскать правильные пути достижения этих целей). Ряд положений Гербарта (роль интереса в обучении, воспитывающий характер обучения, структура учебного процесса и др.) был использован в последующем развитии педагогики. Однако вместе с этим буржуазными педагогами были усвоены и консервативные стороны учения Гербарта, нашедшие выражение в его теории управления детьми, которая по существу приводила к подавлению личности ребёнка с помощью детально разработанной системы ограничений и наказаний.

Значительный вклад в разработку педагогики вообще и дидактики в особенности внёс немецкий педагог-демократ 19 века Ф. А. В. Дистервег, который в качестве одного из важнейших принципов воспитания выдвинул принцип культуросообразности - учёта в процессе воспитания всей совокупности данных культуры, истории, экономики, характерных для страны и народа. Этот принцип наряду с идеей природосообразности воспитания (которую обосновывали, трактуя её, правда, различно, Коменский, Руссо, Песталоцци) значительно обогатил педагогику.

В конце 19 века возникло движение так называемой реформаторской педагогики. Её сторонники выражали интересы различных слоев буржуазии (боровшихся между собой, но единодушно выступавших против пролетариата и его идеологии), но вместе с тем они критиковали схоластическое содержание и догматические методы обучения в школе, подавлявшей личность учащихся. Представители различных течений реформаторской педагогики ("нового воспитания", "трудовой школы", "движения за художественное воспитание", "педагогики личности" и других) выступали за свободное развитие индивидуальности каждого ребёнка, разработку новых организационных форм и методов обучения, изменение содержания школьного образования, усиление воспитательного аспекта деятельности школы. Идеи и концепции таких деятелей реформаторской педагогики, как Дж. Дьюи, Г. Кершенштейнер, Л. Гурлитт, Г. Шаррельман, О. Декроли, М. Монтессори, А. Ферьер и др., господствовали в буржуазной П. до середины 20 века, но сохранили в той или иной мере своё влияние и до настоящего времени.

В России в 16-17 веках, впротивовес христианско-феодальной концепции воспитания как преодоления первородной греховности человека и выработки у него чувства смирения, покорности и религиозности, начинают распространяться гуманистические взгляды на человека (деятели братских школ, Симеон Полоцкий, Епифаний Славинецкий и др.), выражавшиеся, правда, часто в понятиях и терминах православного вероучения.

В 18 веке в связи со становлением первой государственной системы школ, закрепленной уставом 1786, русская педагогическая мысль была связана с обоснованием различных вариантов этой системы (Ф. Ф. Салтыков, Феофан Прокопович, В. Н. Татищев и др.). Взгляды на задачи, содержание и методы воспитания и обучения отражали главным образом интересы "просвещённого абсолютизма" и испытали довольно сильное влияние идей французских просветителей, с которыми были хорошо знакомы передовые русские мыслители (И. И. Бецкой, Н. И. Новиков и др.). В конце 18 века начинает развиваться дидактика, что было связано с необходимостью обеспечить расширявшуюся сеть школ учебниками и учебными пособиями, а учителей - рекомендациями по организации и методике обучения (Ф. И. Янкович де Мириево).

До 60-х годов 19 века прогрессивные педагогические идеи в России развивались преимущественно в русле революционно-демократической общественной мысли и составляли её органическую часть (А. Н. Радищев, А. И. Герцен, В. Г. Белинский, А. Н. Добролюбов, Н. Г. Чернышевский, Д. И. Писарев и др.). Внимание революционеров-демократов привлекали вопросы, связанные с выяснением сущности, цели и задач воспитания, с содержанием и методами воспитания и образования и т. д. Целью воспитания они считали подготовку гражданина-патриота с революционно-материалистическим мировоззрением, непримиримого борца с общественным злом, широко образованного и трудолюбивого.

Общий подъём освободительного движения, начавшийся с середины 50-х годов 19 века, вызвал к жизни широкое общественно-педагогическое движение, которое носило антикрепостнический характер. В обсуждении проблем воспитания и подготавливавшейся школьной реформы принимали участие видные учёные, писатели, деятели народного образования (Н. И. Пирогов, Л. Н. Толстой, Н. Х. Вессель и др.). В центре внимания находились вопросы назначения школы, гуманизации воспитания, изменения характера образования и методов обучения и т. п. Развернулась борьба против некритического использования зарубежных педагогических теорий и воспитательных систем, началось движение за создание национальной системы воспитания. Всё это способствовало выделению педагогики в самостоятельную отрасль научной деятельности, разработке её на профессиональном уровне.

Становление педагогики как науки в России связано с именем К. Д. Ушинского, который, творчески использовав всё положительное, что было достигнуто педагогикой и психологией к середине 19 века, создал стройную психолого-педагогическую концепцию и на её основе теорию воспитания и обучения. Ушинский подошёл к пониманию детерминированности воспитания социально-экономическими условиями жизни людей; различение социального формирования человеческой личности и воспитания как целенаправленной деятельности по социальному воспроизводству человека ("воспитание в широком и тесном смысле слова", по терминологии Ушинского) позволило ему вычленить предмет педагогики как науки. Комплексное рассмотрение проблем человека в свете данных всех наук, изучающих его самого и условия его существования, дало Ушинскому возможность заложить основы педагогической антропологии, которая была для него наукой о воспитании развивающегося человека, то есть собственно педагогики. Исследование этих фундаментальных проблем явилось базой для серьёзно обоснованной теории образования и обучения, на основе которой были созданы лучшие из дореволюционных учебников для народной школы и разрабатывались методы учебно-воспитательной работы. Под влиянием идей Ушинского и при активном участии его последователей в конце 19 - начале 20 веков начинают широко разрабатываться как общие проблемы педагогики и дидактика (П. Ф. Каптерев, В. П. Острогорский, В. П. Вахтеров, Н. Ф. Бунаков, И. Н. Ульянов, П. Ф. Лесгафт и др.), так и методики преподавания отдельных учебных предметов (В. Я. Стоюнин, В. И. Водовозов, Д. Д. Семёнов и др.).

Педагогические идеи Ушинского оказали влияние на развитие педагогической мысли других народов России (Я. С. Гогебашвили, И. Я. Яковлев, Г. Агаян, И. Алтынсарин, Р. Эфендиев и др.).

Поворотным пунктом в становлении и развитии подлинно научной педагогики явилось создание К. Марксом и Ф. Энгельсом в середине 19 века теории диалектического и исторического материализма. Сформулированное основоположниками научного коммунизма положение о том, что сущность человека - это совокупность общественных отношений, которые он "переносит" на себя в процессе общественно-практической деятельности, что люди, активно воздействуя на окружающую природу и общественную среду, изменяют тем самым и свою собственную природу, выявило пути и факторы социального формирования личности. В трудах Маркса и Энгельса вскрыт классовый характер воспитания в классовом обществе и в общей форме рассмотрены: содержание и методы формирования всесторонне и гармонически развитого человека; задачи, содержание и методы политехнического образования; формы и методы соединения обучения с производительным трудом; соотношение между семейным и общественным воспитанием и др. Маркс и Энгельс разработали теорию коммунистического воспитания нового человека. Они показали, что реализация этой теории возможна только после установления власти рабочего класса.

 

В. Г. Белинский (1810—1848)

В. Г. Белинский не оставил нам специального трактата по педагогии, за исключением студенческой работы "Рассуждение о воспитании", сохранившейся лишь в отрывках. Но, судя по этим отрывкам, "Рассуждение" могло бы иметь значение в истории развития личности Белинского, но не в истории развития русских педагогических идей. Важны позднейшие заметки Белинского по педагогическим вопросам, сделанные им в отзывах о книгах, присылавшихся к нему редакциями журналов на рассмотрение. Книги были самые разные, но Белинский не стеснялся вставлять педагогические рассуждения в отзывы о таких книгах, которые были очень далеки от педагогии. Так, отзыв на книгу "Способ к распространению шелководства" начинается размышлением о постановке в школе преподавания грамматики и риторики. Главнейшие педагогические рассуждения Белинского находятся в отзывах о повестях и рассказах Бурьянова и Бульи (1838) и о сказках Гофмана и дедушки Иринея (1840). Второе рассуждение более систематическое и обширное, чем первое, и заключает в себе первое. О народности в воспитании Белинский рассуждал мало, но вполне признавал ее необходимость. "Народность обыкновенно выпускают у нас из плана воспитания", — замечает Белинский. Сам он рекомендует для чтения детям произведения, в которых выражается народная душа, изображается русский быт, излагаются народные воззрения. Таковы многие сочинения Пушкина, "Юрий Милославский" Загоскина, басни Крылова и др. "Давайте детям больше и больше созерцание общего, человеческого, мирового; но преимущественно старайтесь знакомить их с этим чрез родные и национальные явления: пусть они сперва узнают не только о Петре Великом, но и о Иоанне III, чем о Генрихах, Карлах, Наполеонах. Общее является только в частном: кто не принадлежит своему отечеству, тот не принадлежит и человечеству".

Из приведенных слов следует заключить, что для Белинского выше всего были человечество и человечность, а потом уже шли народность и национализм. Характерен для педагогии Белинского его взгляд на положение женщины и ее образование. Сначала (в 1835 г.) Белинский говорил, что женщина есть предмет благоговейной страсти, нежная мать, преданная супруга — и в этом ее назначение, она — гибкая лоза, зеленый плющ, обвивающий гордый дуб, благоуханная роза и т. п. Воспитание женщины должно гармонировать с ее назначением, и только прекрасные стороны бытия должны быть открыты ее ведению, а обо всем прочем она должна оставаться в милом простодушном незнании (в отзыве о сочинении г-жи Монбори "Жертва"). Поздее (в 1843 г.) Белинский о женском вопросе рассуждал уже совсем по-другому: в наше время жизнь и деятельность в сфере общего есть необходимость не для одного мужчины, но точно так же и для женщины, потому что женщина точно так же есть человек, как и мужчина. Истинно человеческая любовь теперь может быть обоснована только на взаимном уважении друг в друге человеческого достоинства. Взаимное же уважение друг в друге человеческого достоинства производит равенство, а равенство — свободу отношений. Мужчина перестает быть властелином, а женщина — рабой, с обеих сторон устанавливаются одинаковые права и одинаковые обязанности

В лице Белинского русская педагогия впервые доросла до сознания необходимости прежде всего и больше всего воспитывать человека, а цель воспитания видеть в развитии человечности. Эта основная педагогическая идея выражена Белинским вполне отчетливо. Это полный переворот в педагогии, новое социальное мировоззрение, особенно в связи с дополнительным утверждением Белинского, что женщина такой же человек, как и мужчина, имеет равные с ним права и обязанности. Но время было настолько глухое, мертвое, реакционное, что идеи Белинского блеснули, но не могли победить окружающей тьмы и были поглощены ею, как будто они и не были заявлены.

Вообще педагогия Белинского была слишком идеалистична, возвышенна, благородна, чтобы она могла оказать какое-либо практическое действие, она была слишком не ко двору, не ко времени.

Нужно помнить, что Белинский был западник и хотя сам, по незнанию иностранных языков, и не мог следить за западной литературой, но вращался среди широко образованных людей, прекрасно знавших все новые течения в области европейской науки, философии и искусства, и от них мог многое почерпнуть, как это и было в действительности. Он находил в классической древности зерно всего великого, благородного, доблестного, потому что основа древней жизни — гордость личности, неприкосновенность личного достоинства. А отсюда он сделал такой педагогический вывод: "Да, греческий и латинский языки должны быть краеугольным камнем всякого образования, фундаментом школы" 1. Таким образом, даже отрывочные идеи тем или иным путем попадали в сознание Белинского, быстро в нем развивались, расширялись и превращались в определенное стройное учение.

Школа призвана развивать у учащихся духовную связь с обществом и народом, а поэтому должна стать основой воспитания общечеловеческой нравственности. Эту задачу школа решает вместе с церковью. В то же время педагог отмечал негативные стороны взаимодействия школы и церкви, а именно: всей системой преподавания дисциплин религиозного цикла в школе священники дискредитировали науку в глазах учащихся, превратили Закон Божий в сокращенный курс догматического богословия. Эту мысль педагога отмечали советские исследователи педагогического наследия В.Я.Стоюнина (См.: Роткович Я.А. Педагогические взгляды В.Я.Стоюнина // Советская педагогика, 1938, №8, С.98). Важно отметить, что В.Я.Стоюнин был убежден в том, что школа должна быть отделена от церкви и государства и носить общественный характер. Подчинение школы государству и церкви он считал пережитком феодального строя. Государство должно помогать школе материально, но не вмешиваться в педагогический процесс. Контроль за деятельностью школы необходим, но лишь со стороны общества, народа.

Признавая большое воспитательное значение всех предметов школьного обучения, В.Я.Стоюнин отдавал предпочтение гуманитарным дисциплинам, в частности, литературе и истории, которые наиболее полно знакомят учащихся с жизнью общества. По этому поводу он замечал: «Эти науки способнее, чем какие-либо, развивать в человеке сочувствие к интересам человеческим и гражданским» (Стоюнин В.Я. Мысли о наших гимназиях // Воспитание, 1860, №8-9, С.31).

В педагогическом наследии В.Я.Стоюнина особое место занимают методические указания для учителей русского языка и литературы, цель которых - реализация задач эстетического воспитания. Среди этих указаний следующие: не допускать никаких искажений и переделок оригинальных поэтических и прозаических произведений; не затягивать слишком долго работу над каким-либо произведением; работать необходимо с произведениями, содержание которых может вызвать у детей знакомые им образы и чувства; соблюдать основные дидактические принципы, в том числе доступность и прочность усвоения учебного материала; организовывать самостоятельную творческую работу учащихся (написание сочинений, рассказов, стихов, усложняющихся по мере взросления учащихся), учитывать возрастные и индивидуальные особенности детей. Эти методические указания наиболее полно освещены исследователем А.А.Евстифеевым (См.: Евстифеев А.А. В.Я.Стоюнин об эстетическом воспитании // Вопросы воспитания и образования. Вып.324. Ташкент, 1968, С.130).

С точки зрения В.Я.Стоюнина, одна из задач словесности как составной части искусства состоит в изображении жизни и характера народа, его гражданского развития. Художественные произведения он рассматривал в неразрывной связи его содержания с общественной жизнью. Он утверждал: «Жизнь, которая должна отразиться в искусстве, должна прежде пройти через фантазию художника, чтобы в ней принять определенные образы и формы. Эта-то фантазия, часто незаметно для самого художника, переделывает многие черты жизни и искажает в ней правду» (Стоюнин В.Я. На новый год // Музыкальный и театральный вестник, 1857, №1, С.22).





Последнее изменение этой страницы: 2016-08-12; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.109.55 (0.009 с.)