ТОП 10:

Архив III Отделения (организован в 1847 году).



В Архиве хранились дела всех экспедиций, докладов и отчётов императору, вещественных доказательств иприложений к делам.

В инструкции Бенкендорфа чиновнику III Отделения целью отделения провозглашается «утверждениеблагосостояния и спокойствия всех в России сословий, восстановление правосудия». Чиновник III Отделениядолжен был следить за потенциально возможными беспорядками и злоупотреблениями во всех частяхуправления и во всех состояниях и местах; наблюдать, чтобы спокойствие и права граждан не могли бытьнарушены чьей-либо личной властью или преобладанием сильных или пагубным направлением людейзлоумышленных; чиновник имел право вмешиваться в тяжбы до их окончания; имел надзор занравственностью молодых людей; должен был узнавать «о бедных и сирых должностных людях, служащихверой и правдой и нуждающихся в пособии», и т. п. Граф Бенкендорф даже не находил «возможностипоименовать все случаи и предметы», на которые должен обратить внимание чиновник III Отделения приисполнения своих обязанностей, и предоставлял их его «прозорливости и усердию». Всем ведомствам былопредписано немедленно удовлетворять все требования чиновников, командируемых III Отделением. В то жевремя чиновникам предписывалось действовать мягко и осторожно; замечая незаконные поступки, онидолжны были «сначала предварять начальных лиц и тех самых людей и употребить старания для обращениязаблудших на путь истины и затем уже обнаружить их худые поступки пред правительством».

Указом 12 февраля 1880 года была учреждена Верховная распорядительная комиссия по охранениюгосударственного порядка и общественного спокойствия под главным начальством графа М. Т. Лорис-Меликова, и ей временно подчинено III Отделение вместе с корпусом жандармов, а указом 6 августа того жегода Верховная распорядительная комиссия была закрыта и III Отделение Собственной Е. И. В. канцелярииупразднено с передачей дел в Департамент государственной полиции, образованный при Министерствевнутренних дел.

Своей первоначальной цели III Отделение не достигло; не уничтожило ни взяток, ни казнокрадства, непрекратило «беззаконий», хотя граф Бенкендорф надеялся на их прекращение, раз «преступные люди будутудостоверены, что невинным жертвам их алчности проложен прямой и кратчайший путь к покровительствугосударя». Своим неограниченным и нередко произвольным вмешательством в самые различные дела,исходившим из недоверия к малейшим проявлениям сколько-нибудь независимого мнения, выражаемогоустно или письменно (даже в научных сочинениях), III Отделение скоро стало для общества предметомнедоверия и страха.

Главные начальники III Отделения и шефы жандармов: граф А. X. Бенкендорф (1826—1844), графА. Ф. Орлов (1845—1856), князь В. А. Долгоруков (1856—1866), граф П. А. Шувалов (1867—1875),А. Л. Потапов (1875—1877), Н. В. Мезенцов (1877—1878) и А. Р. Дрентельн (1878—1880), П. А. Черевин(март—август 1880).

Финансовая политика России в 1-ой половине XIX в. (кратко)

Говоря о финансовой системе России, следует отметить, что на ее состояние большое влияние оказала Отечественная война 1812 года, которая нанесла существенный материальный урон. В ходе военных действий более 100 тыс. человек были убиты и ранены. Пожар Москвы уничтожил почти весь город, пострадало много других населенных пунктов, промышленных предприятий. К тому же Наполеон буквально завалил Россию фальшивыми деньгами. К 1814 году курс ассигнаций достиг очень низкой отметки: за один бумажный рубль давали 20 коп. серебром. Сумма выпущенных ассигнаций достигала астрономических цифр, в 1818 году она составила 836 млн руб. На протяжении первых десятилетий XIX века курс ассигнаций постоянно колебался, даже в разных районах страны он заметно отличался.

В 1839 году Е. Канкрин провел денежную реформу, по которой серебряный рубль снова объявлялся основной денежной единицей. Было установлено, что 350 руб. бумажных денег равняются 100 руб. серебром, а это означало девальвацию ассигнаций.

К 1843 году они были совсем изъяты из обращения и заменены кредитными билетами, свободно обменивавшимися на серебро. Но в ходе Крымской войны и после поражения в ней правительство не раз прибегало к денежной эмиссии. В результате такой политики курс кредитного рубля постоянно снижался по сравнению с курсом серебряного рубля, поэтому свободный обмен был отменен. Стране фактически угрожал финансовый развал.

За 1853-1856 годы дефицит бюджета вырос с 57 млн. до 307 млн. руб., инфляция выросла до 50% в год.

Государственные финансы первой половины XIX века постоянно находились в большом напряжении, дефицит государственного бюджета возрастал из года в год, поскольку основным источником государственных доходов оставались налоги с податного населения, в основном с крестьян, в то время как дворянство и духовенство почти не платили никаких личных налогов, купечество же платило лишь небольшие сборы. Но эти поступления не могли покрыть потребности государства. Так, перед реформой 1861 года низшие податные слои платили 175 млн. руб. в год из общей суммы прямых налогов в 191 млн. руб.

Кредитно-банковская система России почти не менялась со времен Екатерины II и продолжала оставаться в руках государства, в стране практически не было коммерческих кредитных учреждений. Основная часть банковских ссуд направлялась на весьма льготное кредитование дворянских хозяйств. На кредитование же торговли и промышленности шли очень ничтожные суммы, поскольку для этих целей кредиты оговаривались целым рядом условий.

Специфической особенностью России было то, что первоначальное накопление капитала происходило в условиях крепостного права.

Важнейшим источником накопления была феодальная рента, получаемая крупными землевладельцами в натуральной и денежной форме. Но в основном процесс накопления завершился уже после отмены крепостного права, когда дворяне, получив огромные выкупные суммы, часть из них направили в производственную сферу. Процесс выкупа принес большой доход и государству, которое удержало с помещиков все долги, числившиеся на заложенных в казну имениях. А таких долгов к 1860 году на помещиках лежало около 400 млн. руб. Позже, в 1871 году, из общей суммы выкупных платежей почти 250 млн. руб. пошло на уплату банковских долгов дворянства. Купеческий капитал большей частью создавался за счет чрезвычайно выгодных казенных подрядов и откупов, особенно на винную монополию. В 1860 году винные откупщики заплатили в казну 128 млн. руб., а их собственные доходы от торговли вином были в несколько раз выше. В середине века до 40% всех доходов бюджета составлял так называемый питейный доход - от торговли вином. Частные капиталы росли также за счет неэквивалентной торговли с российскими окраинами, бурного роста золотодобывающей промышленности в Сибири и т.д.

Экономическое развитие России во второй четверти XIX века.

Первая половина XIX в. явилась в русской истории временем во многих отношениях переломным. К началу этой эпохи Россия, успешно решив многие стоявшие перед ней внутри- и внешнеполитические задачи стала могущественной державой. Ее пределы охватили огромные пространства Восточной Европы и Северной Азии, захватив и часть Северной Америки. Продолжалось расширение территории и в рассматриваемый период. Столь же устойчивой была и тенденция роста населения: 18 млн. человек в 1747 г., 36 млн. - в 1796 г., 74 млн. - в середине XIX в.

Сельское хозяйство

Между тем крепостное хозяйство, являвшееся основой экономики России после бурного роста на рубеже XVIII - XIX вв. постепенно попало в полосу длительного и, по существу, безысходного в данных условиях застоя. Патриархальные формы крепостного труда уже не соответствовали изменившимся общественным условиям: крепостной труд был мало производителен и невыгоден. Помещичьи хозяйства были почти бездоходны и впадали в задолженность, особенно в неурожайные годы, когда помещики вынуждены были кормить своих голодных крестьян. Масса дворянских имений была заложена в казенных ссудных учреждениях; считают, что к концу царствования Николая I в залоге находилось более половины крепостных крестьян (7 из 11 миллионов крепостных мужского пола). Естественным выходом из такой задолженности была окончательная уступка заложенной земли и крестьян государству, о чем и думали некоторые помещики. К экономическим затруднениям помещиков присоединялась боязнь крестьянских волнений и беспорядков. Хотя в царствование императора Николая не было бунтов вроде пугачевского, но крестьяне волновались часто и во многих местах. Ожидание конца крепостной зависимости проникло в их массу и возбуждало ее. Вся жизнь складывалась так, что вела к ликвидации крепостничества. Не меняли общего положения дел и отдельные успехи крепостного хозяйства (так с конца 1840-х гг. резко возрос хлебный экспорт в связи с отменой в Великобритании ограничений на импорт зерна.

Правительство, выступая, в принципе, за отмену крепостного права, не стремилось форсировать его ликвидацию, оставляя все на добрую волю помещиков. Так, в 1842 г. был издан указ об обязанных крестьянах, в 1844 г. помещикам разрешено освобождать крепостных без земли по обоюдному согласию. Вместе с тем, в 1847 г. крестьяне получают право выкупиться на свободу, если поместье хозяина выставляется на продажу за долги, а в 1848 г. за крепостными признано право выкупать незаселенные земли и строения (с согласия владельца).

В 1844 - 1848 гг. в губерниях Правобережной Украины (Киевское генерал-губернаторство) проводится инвентарная реформа - единственная реформа николаевского времени, имевшая обязательный характер для поместного дворянства. Авторство и инициатива проведения реформы принадлежит киевскому генерал-губернатору (позднее министру внутренних дел) генералу Дмитрию Гавриловичу Бибикову. Так называемые “инвентарные правила” регламентировали высший предел барщины (не более трех дней в неделю, а для ряда категорий - не более 2 дней). Введением инвентарных правил правительство стремилось ослабить влияние местных помещиков, преимущественно польского происхождения, поддержать украинских крестьян, которые должны были стать его опорой в крае, а также предотвратить их обезземеливание. Правила вызвали чрезвычайное недовольство помещиков, которым запрещалось уменьшать крестьянские наделы и изменять повинности. Известны случаи нарушения инвентарных правил, хотя по закону за это предусматривалось предание военному суду. Впрочем, правительству не удалось превратить местное крестьянство в свою надежную опору. Их выступления не только не сократились, но даже несколько увеличились. Так, в 1848 г. свыше половины всех крестьянских выступлений произошло в западных губерниях. В конце 1850-х гг. инвентарные правила были распространены на все губернии бывшей Речи Посполитой (Литву и Белоруссию). Введение инвентарных правил безусловно подталкивало помещиков к отмене крепостного права и введение их в масштабах всей России несомненно подтолкнуло бы процесс преобразований в этой сфере. Однако об этом правительство даже и не помышляло.

Промышленность

В промышленности продолжался процесс медленного вытеснения крепостной промышленности вольнонаемным трудом. Уральские заводы, являвшиеся оплотом крепостничества в промышленности с конца XVIII в. переживали затяжной кризис (в XIX в. Россия из страны, экспортировавшей металл превратилась в ео импортера), тогда как легкая (прежде всего текстильная) промышленность, где прежде всего развивался вольнонаемный труд переживает бурный рост, которому в значительной мере способствовали новые таможенные тарифы (см. ниже). Способствовало бурному развитию текстильной промышленности и постоянное понижение стоимости полуфабриката - пряжи ввозившейся из Англии. Вместе с тем, в текстильной промышленности шел процесс вытеснения мелких и средних фабрик и их поглощения крупными предприятиями, способными проводить дорогостоящее техническое переоснащение. Однако вместе с тем стремительными темпами росло кустарное производство наиболее дешевых видов ткани. К концу 20-х гг. XIX в. Россия практически полностью перестает ввозить ситец из-за рубежа. Правительство осознавало обреченность крепостных мануфактур, однако относительная дешевизна и высокая квалификация крепостной рабочей силы сдерживала переход к новым принципам организации производства на государственных мануфактурах. Между тем, в 1840 г. был издан закон, позволявший заводчикам отпускать на волю крепостных рабочих. Это позволило некоторым из них перейти к вольнонаемному труду.

В 1840-х гг. в России начинается промышленный переворот (переход от ручного производства к машинному), который в Европе в основном завершился еще в 1760-х - 1780-х гг. Запоздалое вступление России в индустриальную эпоху и медленное осуществление промышленного переворота вело к экономическому отставанию страны и технологической зависимости от Запада.

Транспорт

Слабостью России, тормозившей ее экономическое развитие была отсталость и неразвитость путей сообщения. По прежнему, как и в XVIII в. основная масса грузов шла по внутренним водным путям. Совершенствованию последних государство придавало очень большое значение. Так, еще в 1808-1811 гг. были созданы Мариинская и Тихвинская системы каналов, соединяющих Верхнюю Волгу с Балтийским морем и Петербургом, реконструированы Днепровско-Бугская водная система (в 1814 - 1848 гг.), связывавшая бассейн Днепра с Польшей и Балтикой, Березинская водная система, соединявшая Днепр и Западную Двину и др. водные пути. При Николае I в 1825 - 1828 гг.) был построен Канал герцога Вюртембергского, связавший Волгу и Северную Двину (т.е. Архангельск). Практически все из этих водных путей сохраняют свое важное значение до сих пор. В начале XIX в. появляются и первые пароходы (в 1815 г. на заводе Берда в СПб спущен на воду пароход “Елизавета”). К концу николаевского царствования пароходы получают уже значительное распространение, хотя их количество значительно отстает от зарубежных старн и преобладающее значение на внутренних водных путях по прежнему сохраняет бурлачество.

Сухопутные пути сообщения после Отечественной войны также начинают приводить в порядок. В 1817 г. начинается строительство мощеных шоссейных дорог. К 1825 г. их протяженность составляла 390 км., а к 1850 г. - 3300 км. В николаевскую эпоху в России появляется железнодорожный транспорт, ставший во II половине XX в. лидером по объему грузоперевозок. Правительство первоначально относилось крайне осторожно к идее создания железных дорог. Только в 30-е гг. XIX в. под влиянием успехов железнодорожного дела в других странах (в Англии железные дороги эксплуатировались с 1825 г.) было принято решение о создании Царскосельской железной дороги от Санкт-Петербурга до Павловска, протяженностью ок. 27 км. Эта линия не имела, конечно же, серьезного экономического значения и служила лишь своего рода испытательным полигоном. В 1839 - 1845 гг. было открыто движение по Варшавско-Венской железной дороге, соединившей Царство Польское с европейской железнодорожной сетью. В 1842 - 1851 гг. была построена Николаевская железная дорога, соединившая две столицы (650 км.) по кратчайшему расстоянию (превысив его всего лишь на 12 км.). Первый поезд шел из Москвы в СПб 21 ч. 15 мин. В 1851 г. было начато сооружение Петербургско-Варшавской железной дороги (окончена в 1862 г.). Общая протяженность железных дорог империи к 1855 г. составила 1044 км.

К николаевскому времени относится и первое применение такого принципиально нового средсва связи, как телеграф (первая линия соединила в 1843 г. СПб и Царское Село).

Торговля и финансы

Николай I унаследовал от Александра большое расстройство финансовых дел. Борьба с Наполеоном и континентальная блокада потрясли экономику России. Усиленные выпуски ассигнаций были тогда единственным средством покрывать дефициты, из года в год угнетавшие бюджет. В течение десяти лет (1807-1816) было выпущено в обращение более 500 миллионов рублей бумажных денег. Немудрено, что курс бумажного рубля за это время чрезвычайно упал: с 54 копеек он дошел до 20 копеек серебром и только к концу царствования Александра немного поднялся (до 25 копеек). Давно уже в России укрепился обычай вести двойной счет деньгам: на серебро и ассигнации, при чем один рубль стоил приблизительно 4 ассигнационных. Это вело к многим неудобствам. При расчетах продавцы и покупатели условливались, какими деньгами (монетою или бумажками) произвести платеж; при этом они сами устанавливали “курс обмена” и более хитрый зачастую обманывал менее догадливого. Так, например, в 1830 году в Москве рубль крупным серебром ценили в 4 рубля ассигнациями, рубль мелким серебром - в 4 руб. 20 коп. ассигнациями, а за рубль медью давали на ассигнации 1 р.20 коп. При такой путанице люди бедные и мало понимавшие в денежных расчетах несли убытки при каждой сделке и покупке. В государстве не существовало устойчивого курса ассигнаций, его не могло установить само правительство. Попытки правительства уменьшить количество ассигнаций не привели к хорошему результату. В последние годы Александра было уничтожено ассигнаций на 240 миллионов рублей, но их осталось еще на 600 миллионов и ценность их нисколько не поднялась. Надобны были иные меры.

Министром финансов при императоре Николае был ученый финансист генерал Егор Францевич Канкрин, известный своею бережливостью и умелой распорядительностью. Ему удалось составить в государственном казначействе значительный запас золота и серебра, с которым можно было решиться на уничтожение обесцененных ассигнаций и на замену их новыми денежными знаками. Помимо случайных благоприятных обстоятельств (большая добыча золота и серебра), образованию металлического запаса помогли выпущенные Канкриным "депозитные билеты" и "серии". Особая депозитная касса принимала от частных лиц золото и серебро в монете и выдавала вкладчикам сохранные расписки, "депозитные билеты”, которые могли ходить как деньги, и разменивались на серебро 1:1. Соединяя все удобства бумажных денег с достоинством металлических, депозиты имели большой успех и привлекли в депозитную кассу много золота и серебра. Такой же успех имели и “серии”, то есть билеты государственного казначейства, приносившие владельцу небольшой процент и ходившие, как деньги, с беспрепятственным разменом на серебро. Депозитки и серии, доставляя казне ценный металлический фонд, в то же время приучали народ к новым видам бумажных денежных знаков, имевших одинаковую стоимость с серебряной монетой.

Меры, необходимые для уничтожения ассигнаций, были предметом долгого обсуждения, в котором деятельное участие принимал и Сперанский. В 1839 г. было решено объявить денежной единицей серебряный рубль и считать его “законною мерою всех обращающихся в государстве денег". По отношению к этому рублю был узаконен постоянный н обязательный для всех курс ассигнаций из расчета 350 руб. ассигнациями за 100 рублей серебром. А затем (в 1843 г.) был произведен выкуп о этому курсу в казну всех ассигнаций с обменом их на серебряную монету или же на новые "кредитные билеты", которые разменивались на серебро уже 1:1. Металлический запас и был необходим для того, чтобы произвести этот выкуп ассигнаций и чтобы иметь возможность поддержать размен новых кредитных билетов. С уничтожением ассигнаций денежное обращение в государстве пришло в порядок: в употреблении была серебряная и золотая монета и равноценные этой монете бумажные деньги.

1819 г. Новые очень либеральные таможенные тарифы. Почти полное восстановление “свободной торговли”.

1822 г. Возврат к протекционизму. Эти, фактически - запретительные, тарифы действуют ( с некоторыми смягчениями) вплоть до 1857 г. Это способствует бурному подъему текстильной промышленности (мануфактуры в Иваново-Вознесенске, Орехово-Зуево, Москве и др. городах). Таможенный доход увеличился в 2,5 раза составив одну из самых крупных доходных статей в бюджете.

1832 г. Установление таможенной границы между Польшей и остальными частями империи (существовала до 1851 г.).

52. Реформы Киселева по устройству быта государственных крестьян, их значение.

31 декабря 1836 - 31 декабря 1840

Государственные крестьяне – особое сословие в России, лично свободные, хотя и прикреплённые к земле, их численность доходила до половины земледельческого населения страны. Жили на государственных землях и платили подати в казну. Для преодоления обеднения государственных крестьян в 1830-х гг. приступили к реформе управления ими. В 1837–1841 гг. была проведена реформа, разработанная П. Д. Киселёвым, по которой получили самоуправление и возможность решать свои дела в рамках сельской общины, но крестьяне остались прикреплены к земле. Опыт реформы Киселёва использован при подготовке крестьянской реформы 1861 г.

КРЕСТЬЯНСКИЙ ВОПРОС

Начиная со времени императора Павла, правительство обнаруживало явное стремление к улучшению быта крепостных крестьян. При императоре Александре I, как мы знаем, был дан закон о свободных хлебопашцах, в котором как бы намечался путь к постепенному и полюбовному освобождению крестьян от власти их владельцев. Однако этим законом помещики не воспользовались почти вовсе, и крепостное право продолжало существовать, несмотря на то, что возбуждало против себя негодование прогрессивной части дворянства. Вступая на престол, император Николай знал, что перед ним стоит задача разрешить крестьянский вопрос и что крепостное право в принципе осуждено как его державными предшественниками, так и его противниками – декабристами. Настоятельность мер для улучшения быта крестьян не отрицалась никем. Но по-прежнему существовал страх перед опасностью внезапного освобождения миллионов рабов. Поэтому, опасаясь общественных потрясений и взрыва страстей освобождаемой массы, Николай твердо стоял на мысли освобождать постепенно и подготовил освобождение секретно, скрывая от общества подготовку реформы.

Обсуждение мер, касающихся крестьян, производилось при Николае в секретных комитетах, не один раз для этой цели образуемых. Началось оно в секретном "Комитете 6-го декабря 1826 г." и коснулось как государственных крестьян, так и крестьян владельческих. В отношении государственных крестьян были выработаны более существенные и удачные меры, чем в отношении крепостных. Положение первых было улучшено более, чем положение вторых.

В составе класса государственных крестьян были прежние "черносошные" крестьяне, населявшие государевы черные земли; далее – крестьяне "экономические", бывшие на церковных землях, секуляризованных государством; затем — однодворцы и прочие "ландмилицкие" люди, т. е. потомки того мелкого служилого люда, который когда-то заселял южную границу Московского государства. Разнородные группы казенного крестьянства были на разной степени благосостояния и имели различное внутреннее устройство. Предоставленные местной администрации (казенным палатам и нижним земским судам), казенные крестьяне были нередко угнетаемы и разоряемы. В "Комитете 6-го декабря 1826 г." Сперанский заговорил о необходимости "лучшего хозяйственного управления для крестьян казенных" и высказал мнение, что такое управление "послужило бы образцом для частных владельцев". Мысль Сперанского встретила одобрение государя, который привлек к этому делу графа П. Д. Киселева. Это был один из образованных русских людей, сделавших походы 1812–1814 гг. и видевших европейские порядки. Приближенный императором Александром, Киселев еще в его время интересовался крестьянским делом и представил государю проект уничтожения крепостного права. Как знаток крестьянского вопроса он обратил на себя внимание императора Николая и приобрел его доверие. Киселеву было поручено все дело о казенных крестьянах. Под его управлением временно возникло (1836) пятое отделение собственной Его Величества канцелярии для лучшего устройства управления государственными имуществами вообще и для улучшения быта казенных крестьян. Это пятое отделение скоро было преобразовано в Министерство государственных имуществ (1837), которому и вверено было попечительство над казенными крестьянами. Под влиянием Министерства государственных имуществ в губерниях стали действовать "палаты" (теперь "управления") государственных имуществ. Они заведовали казенными землями, лесами и прочими имуществами; они же наблюдали и над государственными крестьянами. Эти крестьяне были устроены в особые сельские общества (которых оказалось почти 6000); из нескольких таких сельских обществ составлялась волость. Как сельские общества, так и волости пользовались самоуправлением, имели свои "сходы", избирали для управления волостными и сельскими делами "голов" и "старшин", а для суда (волостной и сельской "расправы") – особых судей. Так было устроено, по мысли Киселева, самоуправление казенных крестьян; впоследствии оно послужило образцом и для крестьян частновладельческих при освобождении их от крепостной зависимости. Но заботами о самоуправлении крестьян Киселев не ограничился. При его долгом управлении министерство государственных имуществ провело ряд мер для улучшения хозяйственного быта подчиненного ему крестьянства: крестьян учили лучшим способам хозяйства, обеспечивали зерном в неурожайные годы; малоземельных наделяли землей; заводили школы; давали податные льготы и т. д. Деятельность Киселева составляет одну из светлых страниц царствования императора Николая. Довольный Киселевым, Николай шутливо называл его своим "начальником штаба по крестьянской части".

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО О КРЕСТЬЯНАХ

[…] Казенных крестьян решено было устроить так, чтобы они имели своих защитников и блюстителей их интересов. Удача устройства крестьян казенных должна была подготовить успех освобождения и крепостных крестьян. Для такого важного дела призван был администратор, которого я не боюсь назвать лучшим администратором того времени, принадлежащим к числу лучших государственных людей нашего века. Это был Киселев, который в начале прошедшего царствования, по заключению Парижского мира, назначен был послом в Париже; ему поручено было устроить новое управление государственных крестьян и имуществ. По его плану открыто было в 1833 г. новое министерство государственных имуществ, во главе которого он и был поставлен. Для управления государственными имуществами на местах созданы были палаты государственных имуществ. Киселев, делец с идеями, с большим практическим знанием дела, отличался еще большою доброжелательностью, тою благонамеренностью, которая выше всего ставит общую пользу, государственный интерес, чего нельзя сказать о большей части администраторов того времени. Он в короткое время создал отличное управление государственными крестьянами и поднял их благосостояние. В несколько лет государственные крестьяне не только перестали быть бременем для государственного казначейства, но стали возбуждать зависть крепостных крестьян. Ряд неурожайных годов – 1843 г. и следующие – не только не потребовал ссуды государственным крестьянам, но даже Киселев не израсходовал на эти ссуды и запасного капитала, им образованного. С тех пор крепостные крестьяне стали самым тяжелым бременем на плечах правительства. Киселеву принадлежало то устройство сельских и городских обществ, основные черты которого были потом перенесены в положение 19 февраля для вышедших на волю крепостных крестьян.

Кроме всего этого Киселеву принадлежала также и мысль одного важного закона, касавшегося крепостных крестьян. Как мы знаем, 20 февраля 1803 г. издан был закон о вольных хлебопашцах; по этому закону землевладельцы могли отпускать на волю крепостных крестьян с земельными наделами по добровольному с ними соглашению. Этот закон, плохо поддержанный правительством, оказал незначительное действие на быт крепостных; в продолжение 40 лет на волю вышло таким образом немного крестьян. Больше всего останавливала помещиков необходимость отдавать землю в собственность крестьян. Киселев думал поддержать действие этого закона, устранив это главное препятствие. В его несколько впечатлительной голове (недостаток, от которого несвободны все доброжелательные головы) мелькнула мысль, что можно совершить постепенное освобождение крестьян, предоставив это дело частной инициативе. Мысль закона состояла в том, что помещики могли по добровольному соглашению с крестьянами уступать им свои земли в постоянное наследственное пользование на известных условиях. Эти условия, раз составленные и утвержденные правительством, не должны были меняться; таким образом крестьяне будут прикреплены к земле, но лично свободны, а помещик сохранит за собою права собственности на землю, к которой прикреплены крестьяне. Помещик сохранял судебную власть над крестьянами, но уже терял власть над их имуществом и трудами; крестьяне работали на помещика или платили ему столько, сколько было поставлено в условии. Зато помещик освобождался от обязанностей, какие на нем лежали по владению крепостными, от ответственности за их подати, от обязанности кормить крестьян в неурожайные годы, ходатайствовать за них в судах и т. д. Киселев рассчитывал, что таким образом, поняв выгоду таких сделок, помещики сами поспешат устранить неприятности. При сохранении крепостного права образец устройства крестьян, выходивших, таким образом, на волю, был уже готов в сельском устройстве крестьян государственных, разделенных на волости и общины с выборными управлениями, судами, со свободными сходками и т. д.

Проект Киселева подвергся поправкам и, облеченный в закон 2 апреля 1842 г., не оправдал ожидания; это закон об обязанных крестьянах; ему дана была такая редакция, которая почти уничтожила его действие. К тому же на другой день по издании закона последовал циркуляр министра, которым тогда был Перовский; этот циркуляр и разделал закон; в нем было подтверждено с ударением, что права дворян на крепостных крестьян остаются неприкосновенными, что они не потерпят ущерба в этих правах, если в силу закона не пойдут на сделки с крестьянами. Помещики встревожились в ожидании указа; они уже давно привыкли смотреть на Киселева как на революционера; в Москве и губернских городах этот закон вызвал живые толки. Когда прочитали указ министра, все успокоились, все увидали, что это буря в стакане воды, что правительство так только, из приличия, издало этот указ, чтобы очистить бумагу. В самом деле, только два помещика воспользовались этим законом.

РЕФОРМА УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДЕРЕВНЕЙ

В 1837 г . было создано Министерство государственных имуществ, которое возглавил П.Д. Киселев. Это был боевой генерал и деятельный администратор с широким кругозором. В свое время он подавал Александру I записку о постепенной отмене крепостного права. В 1837–1841 гг. Киселев добился проведения ряда мер, в результате которых удалось упорядочить управление государственными крестьянами. В их деревнях стали открываться школы, больницы, ветеринарные пункты. Малоземельные сельские общества переселялись в другие губернии на свободные земли.

Особое внимание киселевское министерство уделяло поднятию агротехнического уровня крестьянского земледелия. Широко внедрялась посадка картофеля. Местные чиновники принудительно выделяли из крестьянского надела лучшие земли, заставляли крестьян сообща сажать там картофель, а урожай изымали и распределяли по своему усмотрению, иногда даже увозили в другие места. Это называлось «общественной запашкой», призванной страховать население на случай неурожая. Крестьяне же увидели в этом попытку внедрить казенную барщину. По государственным деревням в 1840–1844 гг. прокатилась волна «картофельных бунтов».

Помещики тоже были недовольны реформой Киселева. Они опасались, что попытки улучшить быт государственных крестьян усилят тяготение их крепостных к переходу в казенное ведомство. Еще большее недовольство помещиков вызывали дальнейшие планы Киселева. Он намеревался провести личное освобождение крестьян от крепостной зависимости, выделить им небольшие земельные наделы я точно определить размер барщины и оброка.

Недовольство помещиков и «картофельные бунты» вызвали в правительстве опасение, что с началом отмены крепостного права придут в движение все классы и сословия огромной страны. Именно роста общественного движения больше всего боялся Николай I. В 1842 г. на заседании Государственного совета он сказал: «Нет сомнения, что крепостное право, в нынешнем его положении у нас, есть зло, для всех ощутительное и очевидное, но прикасаться к нему теперь было бы делом еще более гибельным».

Реформа управления государственной деревней оказалась единственным значительным мероприятием в крестьянском вопросе за все 30-летнее царствование Николая I.

Система народного просвещения при Николае I. Университетский устав 1835 года.

Теперь нам приходится остановиться на ходе просвещения в России и на развитии умственного и политического движения среди интеллигенции в 30-х и 40-х годах.

Адмирал Шишков, унаследованный императором Николаем от предыдущей эпохи, оставался во главе Министерства народного просвещения, как я уже говорил, до 1828 г.; затем с 1828 по 1833 г. министерством управлял пиетист Ливен. С 1833 г. министром сделался один из наиболее знаменитых министров народного просвещения – С. С. Уваров, который управлял этим ведомством до начала третьего периода царствования Николая – до 1849 г. Уваров главным образом и наложил свою печать на деятельность Министерства народного просвещения в Николаевскую эпоху, хотя в сущности он являлся главным образом лишь талантливым исполнителем велений самого Николая. Роль Уварова в деле народного просвещения по значительности проведенных при нем преобразований почти столь же важна, как роль Канкрина в истории русских финансов и роль Киселева в истории крестьянского законодательства. Мы видели, что Николай Павлович обратил внимание на вопросы народного просвещения сразу же по вступлении на престол; он связывал вопрос о направлении народного образования или, вернее, воспитания с направлением политической мысли и задавался целью так поставить систему народного воспитания, чтобы она являлась системой, предотвращающей возможность развития всяких революционных стремлений. Ввиду этого император Николай с самого начала царствования принял ряд своеобразных мер в сфере народного образования, о которых я упоминал уже в одной из предыдущих лекций. Охранительное направление, принятое с самого же начала царствования в деле народного просвещения, получает особенную выдержанность и силу после 1831 г. Верным и решительным исполнителем этого курса и является сменивший в 1833 г. более слабого кн. Ливена рекомендованный Карамзиным Сергей Семенович Уваров. О том, каков был Уваров до 20-х годов, о его довольно смелой оппозиции реакционным стремлениям министерства Голицына в самом начале его деятельности, я уже говорил в свое время, но надо сказать, что Уваров той эпохи и Уваров николаевских времен – это как бы две различные личности. От Уварова прежнего времени к 30-м годам осталась только его солидная научная образованность, а его политические взгляды изменились коренным образом, по-видимому, в соответствии с теми карьерными стремлениями, которые в это время в нем возобладали. Вы помните, что в 1818 г. он в своей речи на акте в главном педагогическом институте говорил, что свобода есть лучший дар Бога и что ради нее не следует опасаться замешательств, сопряженных иногда с конституционным устройством. В письме к Штейну он подшучивал над людьми, которые желают просвещения и в то же время боятся его результатов; он говорил, что они как бы желают огня, который не жег бы. Теперь он свои прежние идеи оставил в стороне и явился главным образом исполнителем тех взглядов, которыми руководился сам император Николай. Прежде всего Уваров усвоил себе ту идею, что вооружать нацию необходимыми знаниями надо лишь в той мере, в какой это необходимо для технических нужд государства, притом строго охраняя публику от проникновения в умы зловредных политических идей.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.172.213 (0.015 с.)