ТОП 10:

Департамент народного просвещения



Осуществлял общее руководство деятельностью учебных и научных учреждений в России.

§ 1 отделение — дела Главного правления училищ, Ученого комитета министерства, цензуры, издания учебной литературы и вообще книгоиздания в России (в нем велся учет всех изданных книг);

§ 2 отделение — дела учебных округов и университетов, организация и контроль за учебным процессом в учебных заведениях;

§ 3 отделение — дела Академии наук, Академии художеств, лицеев, Императорской публичной библиотеки, ученых обществ, музеев, типографий и др.;

§ 4 отделение — хозяйственные и административные дела министерства.

§ В августе 1802 г.было создано министерство народного просвещения, первоочередной задачей которого стала подготовка и проведение полной реорганизации всех звеньев учебного процесса в России. Ранее подготовленные и обсуждаемые "Предварительные правила народного просвещения" были дополнены, утверждены царем и опубликованы в1804 г.в виде двух уставов - "Устава университетов Российской империи" и "Устава учебных заведений, подведомственным университетам".

§ Согласно уставу 1804 г. создавалась стройная и последовательная система административного управления всеми учебными заведениями. Народное образование в России делилось на четыре ступени: 1) приходские училища, 2) уездные училища, 3) гимназии, 4) университеты. Все эти ступени в учебном и административном плане были связаны между, собой. Вся территория России была разделена на 6 учебных округов по числу существовавших и предполагавшихся к открытию университетов: Московский (1755), Дерптский (1802), Виленский (1579), а также Петербургский (1819), Казанский (1805) и Харьковский (1805). Во главе каждого учебного округа стоял попечитель, осуществлявший в своем лице контроль министерства просвещения за всеми учебными заведениями данного округа. Попечителю непосредственно подчинялся и ректор университета. Профессора университета во главе с ректором призваны были курировать гимназии тех губернских городов, которые входили в округ, принимать участие в разработке учебных и методических вопросов, контролировать деятельность директоров и преподавателей гимназии.

§ Аналогично этому директор гимназии отвечал за работу уездных училищ своей губернии, а смотритель уездных училищ - за деятельность приходских училищ уезда. Так возникала стройная система соподчинения учебных заведений от низших до высших, причем это соподчинение не ограничивалось чисто административной сферой. Устав 1804 г., определивший не только структуру учебных заведений, но и содержание и методы учебного процесса, устанавливал преемственность учебных программ всех ступеней низшей, средней и высшей школы того времени.

§ 1.Согласно уставу, начальным звеном школы становились приходские училища, которые были предназначены дать в течение 1 года детям "низших слоев" религиозное воспитание и навыки чтения, письма и счета, подготовив их к поступлению в уездное училище.

§ 2.Следующей ступенью образования стали уездные училища с 2-годичным сроком обучения, создавались они в уездных и губернских городах и предназначались для детей ремесленников, мелких торговцев, зажиточных крестьян, дабы "сообщить детям свободных непривилегированных сословий необходимые познания, сообразные состоянию их и промышленности". Учебный план уездных училищ был рассчитан на то, чтобы подготовить учеников к поступлению в гимназию.

§ 3.Гимназии должны были открываться в губернских городах. Курс обучения в них был 4-летним. Целью обучения была подготовка детей дворян к государственной службе или поступлению в университет.

§ 4.Наконец, завершали систему обучения университеты. Согласно "Уставу университетов Российской империи" управление ими, разработка учебных планов и т. п. производилась выборными учеными советами во главе с ректором, профессора и деканы факультетов также выбирались ученым советом. Ректор университета выбирался с последующим утверждением.

§ Университеты получали право создавать научные общества, библиотеки, заводить свои типографии и печатать научные труды. Таким образом, по "Уставу" 1804 г. они получали автономию.

§ Реформа учебных заведений 1804 г. безусловно отличалась рядом Прогрессивных черт, отражала влияние идеи русских просветителей XVIII в. и передовой общественности начала XIX в. Значительным шагом вперед в области просвещения былоустановление преемственностиразличных ступеней низшей, средней и высшей школы, расширение учебных программ, утверждение более гуманной и прогрессивной методики преподавания и, главное, бесплатность обучения.

§ Все это создавало видимость буржуазной реформы школы, доступности образования для всех сословий Российской империи. Несмотря на формальную бессословность учебных заведений приходские училища были задуманы и осуществлены как низшие школы для народа. Показательно, что правительство устранилось от их содержания, возложив это в казенных деревнях на самих крестьян, в помещичьих - на "благоусмотрение" владельца. Передача дела народного образования в руки помещиков по существу сводила на нет организацию училищ для крепостных крестьян. Так же отрицательно был решен вопрос о приеме крепостных в гимназию, хотя в уставе о гимназиях значилось, что принимаются в них ученики всякого звания, обладающие знаниями в объеме уездного училища. Однако позднее последовало разъяснение министра просвещения - лица крепостного состояния могут быть допущены в гимназию при условии предоставления им помещиками "вольной", другими словами, тогда, когда перейдут в другое сословие.

§ Усиление сословных тенденций выразилось и в создании благородных (т. е. предназначенных исключительно для детей дворян) пансионов. Часть из них была преобразована из воспитательных учреждений в самостоятельные учебные заведения, как, например, благородные пансионы при Московском и Петербургском университетах, другие были созданы подобно Царскосельскому лицею.

§ События, последовавшие за окончанием войны 1812 года, вызвали изменения не только во внешней, но и во внутренней политике России. Опасение перед нарождающимися антиправительственными настроениями в среде дворянства и растущими крестьянскими волнениями - все это обусловило реакционное направление правительственной политики. Новый правительственный курс ознаменовался усилением бюрократического произвола, совершенствованием органов политического сыска, созданием печально знаменитых военных поселений.

§ Вместе с тем, растущие религиозно-мистические увлечения Александра I и его окружения выражаются в создании библейского общества, усилении цензурных преследований и, главным образом, в отношении правительства к делу народного просвещения.

§ Усиление реакционного курса тяжело сказалось на положении русской школы.

§ Первым признаком наступающей реакции было преобразование в 1817 г. министерства народного просвещения в министерство духовных дел и народного просвещения. Во главе его был поставлен президент Российского библейского общества, бывший обер-прокурор Синода кн. А. Н. Голицын. Деятельность преобразованного министерства развивалась в полном соответствии с его названием. Одной из первоочередных задач министерства стала ревизия учебного процесса. На следующий же год начался пересмотр учебных планов. При этом было признано необходимым направить народное воспитание "к водворению в составе общества в России постоянного и спасительного согласия между верой, ведением и властию…".

§ В 1819 г. в связи с принятыми изменениями учебных планов во всех низших школах кроме уроков "закона божия" были введены "Чтения из Священного писания". В низшей школе было запрещено преподавание естествознания. Сильнее всего пострадали учебные планы гимназии. Из гимназического курса исключались философские науки, начальные основания политэкономии, теория коммерции и технология. Особое опасение министерства вызывали университеты, которые признавались очагами революционной заразы. Искоренению ее должны были послужить решительные меры, предпринятые сначала в отношении Казанского университета и распространенные позднее на другие высшие учебные заведения - в Петербургском и Харьковском университетах, гимназии высших наук в Нежине и т. д. Ужесточившаяся политика в отношении просвещения, усиление цензурных репрессий, все возрастающая полицейская слежка явственно обозначили реакционность правительственного курса.

§ События 14 декабря 1825 года, завершившие 1-ю четверть XIX века, наложили неизгладимый отпечаток на последующий период. Уже весной 1826 г. министерство просвещения получило указание кардинально пересмотреть всю систему народного образования. Этим занялся специально созданный комитет устройства учебных заведений, деятельность которого так определялась министром просвещения Шишковым: "все вредное в преподавании и воспитании "остановить, искоренить и обратить к началам, основанным на чистоте веры, верности и долге государю и отечеству".

§ Назначение нового министра просвещения С. С. Уварова знаменовало лишь укрепление реакционного курса. Воззрения Уварова были достаточно характерны для определенной части русского дворянства в 1-й половине XIX в. Он выступает как один из наиболее рьяных идеологов реакции, один из авторов так называемой теории официальной народности. Став министром Уваров призван был воплощать в жизнь идеологию николаевской России, прививать юношеству "истинно русские охранительные начала - православие, самодержавие и народность, составляющие последний якорь нашего спасения и залог силы и величия нашего отечества". Искоренение революционных идей, насаждение религиозного и верноподданнического мировоззрения, восстановление и укрепление сословного начала в обучении стало первоочередной задачей министерства просвещения.

§ Плодом деятельности комитета, просуществовавшего до 1835 г. явились: 1) Устав гимназии и училищ уездных и приходских 1828 г. и 2) университетский устав 1835 г. Сохраняя типы учебных заведений, созданные еще в 1804 г., устав 1828 г. устанавливал их сословную принадлежность: в приходских училищах должны по преимуществу обучаться дети крестьян и мещан; в уездных - дети купцов, в гимназиях - дети дворян. В соответствии с этим определялся и учебных план заведений.

§ Перестройка системы образованиябыла завершена "Положением об учебных округах", изданным в 1835 г. и "Общим уставом императорских российских университетов". "Положение" окончательно ломало ту структуру учебных заведений, которая была создана в 1804 г. Университеты лишались научно-методических и учебно-административных функций по отношению к низшим и средним школам возглавляемых ими округов. Отныне все учебные заведения округа находились под надзором и контролем попечителя, назначаемого министром просвещения.

39. Александр I и польский вопрос. Отношение российского общества к польской политике императора.

Разделы Речи Посполитой положили конец политическому существованию одного из крупнейших государств Восточной Европы, обусловив возникновение «польского вопроса», который до начала XX в. оставался важнейшим в европейской политике [2; 21; 24, с.273]. Одной из особенностей «польского вопроса» было постоянное стремление подавляющего большинства шляхетского сословия и нарождающейся интеллигенции былой Речи Посполитой к восстановлению утраченной государственности, что делало его постоянно острым и злободневным.

 

Российское правительство четко реагировало на эту особенность и по-разному подходило к решению почти всех наиболее существенных политических проблем на территориях бывшего Великого княжества Литовского, вошедших в состав Российской империи. Наиболее отчетливо «польский вопрос» проявился в сословной, законодательной, национально-религиозной политике и в области просвещения.

Оставаясь неизменной в своей сущности, формы и методы этой политики менялись в зависимости от политической ситуации в белорусско-литовском регионе.

Если для эпохи Александра I была характерна политика «западничества», связанная с реформированием государственного устройства и широким распространением идей конституционализма, то время Николая I означало возврат к традиционалистскому, «почвенническому» пути развития России [6]. Содержание николаевского курса составили поиски своего, не похожего на западный, пути развития. Идеологическим обоснованием этой политики стала «теория официальной народности», одним из проявлений которой было укрепление основ монархического правления.

Исходя из представлений о территориях, ранее входивших в состав ВкЛ, как исконно русских, правительство считало важнейшими задачами всемерное привлечение на свою сторону населения вновь приобретенных территорий, восстановление утраченных в течение XVII-XVIII вв. позиций православия, а также полное устранение какого-либо влияния Рима на внутренние дела России, особенно касающиеся просвещения.

Направленная на укрепление имперских позиций России, эта политика носила ярко выраженный сословный характер.

По отношению к местному дворянству она определялась пониманием его особенностей, сложившихся исторически. Прежде всего, правительство учитывало, что дворянская земельная собственность на территориях, «отторгнутых от Польши», уже к началу XVIII в. потеряла характер условного держания, в то время как в России только манифест Петра III (1762 г.) освободил дворян от несения обязательной государственной службы. Существенные различия имелись и в формах дворянского землевладения. В частности, Россия не знала такой социальной группы, как мелкая шляхта, положение которой порой приближалось к положению крестьянина-однодворца. Процент дворянского сословия в среднем по России был намного ниже, чем в Белоруссии. Обедневшие дворяне в России, теряя свои привилегии, переходили на государственную службу, военную или гражданскую. В Белоруссии же обедневшая шляхта формально не отличалась от магнатов и юридически имела с ними одинаковые права. Разница в правовом статусе дворянства в России и в Белоруссии была довольно значительная. В былой Речи Посполитой шляхта не привыкла к беспрекословному послушанию государственной власти. Традиция эта восходила еще к эпохе «золотых вольностей дворянства». В России, где существовала неограниченная монархия, традиции политической жизни, были совсем другие. Поэтому политика российского правительства по отношению к дворянству Белоруссии и Литвы отличалась крайней осторожностью [4; 7; 20].

Обещания русского правительства не нарушать существующих шляхетских прав и господствующих общественных отношений обусловили в конце XVIII в. достаточно спокойный переход новых подданных в состав Российского государства.

Вместе с тем правительство решительно покончило с бесконтрольной самостоятельностью феодалов. Шляхта лишилась права на конфедерации, на содержание своего войска и частных крепостей. Кроме этого, на основании «Жалованной грамоты» 1775 г. Екатерина II провозгласила, что «каждое состояние из жителей присоединенных земель вступает с самого сего дня во все оному свойственные выгоды по всему пространству империи Российской». Дворянству и купечеству белорусских земель в 1773 г. было позволено выбирать депутатов для выработки проекта нового общегосударственного Уложения. В 1777 г. были проведены выборы поветовых и губернских предводителей дворянства, созданы поветовые и губернские дворянские сходы. Основная масса шляхты осталась весьма удовлетворенной своим новым положением.

Пытаясь привлечь на свою сторону оппозиционно настроенных польских и литовских дворян, оставаясь верным традициям социальной ассимиляции, русское правительство не только предоставило местным дворянам все права и привилегии, какими обладало российское дворянство, но и разрешило повсеместно пользоваться "местными законами", если они не противоречили российским. Поэтому основным законодательным кодексом, действовавшим, на территории Белоруссии вплоть до 1840 г., оставался Статут Великого княжества Литовского. И не случайно во всех указах, вышедших в конце XVIII и в первой четверти XIX в., подчеркивалось, что "суд и расправа" являются сугубо внутренними делами «территорий, вновь присоединенных к России» и должны основываться «на местном праве» и вестись «на местном наречии». Тем не менее, местная администрация, создаваемая по российским нормам, была строго подчинена центральной власти.

Новым в правительственном курсе были различия, которые отчетливо проявились по отношению к разным группам польского дворянства. На первый план выдвигалась политика по отношению к мелкой шляхте, составлявшей абсолютное большинство местного привилегированного сословия. Это проявилось, прежде всего, в политике так называемого "разбора шляхты", которая заключалась в приписке бывших шляхтичей к различным группам податного сословия. И хотя "разбор шляхты" был декларирован еще в 1772 г., реализация его проводилась медленно и непоследовательно, особенно ввиду усложнившейся юридической системы доказательства дворянского происхождения. С начала XIX в. одним из способов ослабления позиций мелкого дворянства являлось изменение законодательства о дворянских выборах, которое лишало его возможности непосредственно участвовать в выборах местных судебных органов. «Разбор» являлся необходимым не только с точки зрения слияния экономической и политической жизни белорусских губерний с общероссийскими, но и с фискальной, т. е. с желания правительства увеличить число плательщиков податей и поставщиков рекрутов. Все это способствовало уравниванию положения дворянского сословия Белоруссии с общероссийским [7; 20].

С конца XVIII - до начала 30-х гг. XIX в. дворянство Белоруссии, как правило, являлось активным участником вооруженных выступлений за восстановление Речи Посполитой. Политика правительства по отношению к повстанцам, а также членам тайных обществ, вплоть до 30-х гг. была двойственной и не изменялась с конца XVIII и на протяжении всей первой половины XIX в.

Участники наиболее массовых антиимперских выступлений (восстание Т. Костюшко; участие в войне 1812 г. на стороне Наполеона, восстание 1830-1831 гг.) практически остались без наказания. Этим правительство пыталось привлечь на свою сторону высшее сословие белорусских губерний. Одновременно шел процесс ограничения прав и привилегий мелкой шляхты. В результате ее положение ухудшалось, а стремление к восстановлению Речи Посполитой возрастало. Отсюда и широкое участие мелкой шляхты на всем протяжении первой половины XIX в. в оппозиционном движении, польском по своей сущности. И не случайно, именно представители мелкой шляхты в первую очередь подвергались репрессиям. Аресты, высылка во внутренние губернии империи, секретный надзор полиции, цензура частной переписки становятся традиционными средствами «успокоения» шляхты. Позиция польского дворянства, проявившаяся в ходе событий 1830-1831 гг., послужили одной из наиболее веских причин, заставивших правительство Николая I пересмотреть свое отношение к белорусскому крестьянству и начать активное проведение последовательной политики деполонизации Белоруссии.

Не меньшей гибкостью отличалась и правительственная политика по отношению к белорусскому крестьянству. Из-за слабой платежеспособности оно еще при Екатерине II на два года освобождалось от выплаты государственных податей, а на протяжении последующих 10 лет подушный налог собирался в половинном размере по сравнению с российскими налогоплательщиками. В 1776 г. при сдаче казенных имений в аренду управляющим и арендаторам рекомендовалось избегать физических наказаний крестьян. В 1797 г. размер барщины ограничивался тремя днями в неделю, хотя на деле этот законодательный акт не применялся и оставался только на бумаге.

Крестьянская политика Александра I определялась, прежде всего, его отношением к местному дворянству. Стремясь привлечь последнее на свою сторону, правительство по существу игнорировало крестьянскую проблему, хотя в начале XIX в. оно неоднократно проводило ревизии имущественного положения крестьян. Тем не менее, раздача крестьян русским сановникам была приостановлена из-за сильного сопротивления государственных крестьян переводу их в разряд помещичьих [18, c.102]. Несмотря на то, что в 1812 г. крестьянство Белоруссии по отношению к России в целом проявило лояльность, крепостное право в ней было сохранено, рекрутские наборы продолжались, налоги не уменьшились. В то же самое время местная шляхта, скомпрометированная сотрудничеством с Наполеоном, сохранила все свои привилегии.

Восстание 1830-1831 гг. заставило правительство взглянуть на белорусское крестьянство, как на своего союзника и поэтому постаралось привлечь его на свою сторону. Одним из такого рода начинаний, а также попыткой сдерживания процесса разорения крестьян, стали аграрные реформы, проведенные в 30-50-е годы в государственной и помещичьей деревне, рассматриваемые правительством и как основа стабильности белорусско-литовского региона [5; 27, с.172].

Неразрывно с общим содержанием политического курса, проводимого Российским правительством, была связана и политика в области законодательства. Несмотря на благожелательное отношение самодержавия к местному дворянству, в шляхетском сознании жила идея былой независимости ВкЛ, ярко проявлявшаяся в так называемом литвинском патриотизме. Российское правительство учитывало эту особенность менталитета и по-разному подходило к решению наиболее существенных проблем бывшего ВкЛ и собственно Польши.

Так накануне войны с Францией Александру I было важно обеспечить поддержку со стороны дворянства Литвы и Белоруссии, поскольку польская общественность была склонна поддерживать Наполеона, надеясь на восстановление утраченной государственности. Поэтому император существенно понизил налоги, поступающие в казну с ВкЛ, и заявил о своем желании восстановить его целостность под эгидой России. Именно по поручению Александра в 1811 г. М. Огинский, К. Любецкий, К. Плятер, К. Любомирский С. Грабовский составили проект «Положения о правлении автономным Великим Княжеством Литовским», в состав которого должны были войти все территории, вошедшие в состав Российской империи от бывшей Речи Посполитой в 1772-1807 гг.

Первым шагом на пути автономии должно было стать провозглашение манифеста ВкЛ. Предусматривалось также постепенное, проводимое на протяжении 10 лет, личное освобождение крестьян от крепостной зависимости. По-видимому, в этой же связи следует рассматривать и публикацию в 1811 г. «Статута Великого Княжества Литовского», предпринятую с польского издания 1786 г. на польском (местном) и русском (государственном) языках [12, с.89;19].

Однако кроме идеи автономной связи ВкЛ с Россией у Александра I был и второй план, предложенный князем А. Чарторижским. В частности, имелось в виду восстановить все Королевство Польское в границах 1772 г., вовсе не упоминая о ВкЛ [3, c.340].

Война, начавшаяся с Наполеоном, коренным образом изменила ситуацию в Белоруссии. Тем не менее, работа над новым изданием Статута продолжалась. В результате замеченных в издании 1811 г. ошибок, вызванных тем, что перевод был выполнен не с подлинника, а с польского перевода, работы по второму изданию Статута приостановились. Только 17 ноября 1828 г. Комитет министров принял решение создать комиссию для перевода и издания Статута 1588 г. на русском языке, а также его польского перевода 1614 г. Работа комиссии была закончена в 1834 г. Но восстание 1830-1831 гг. к этому времени полностью похоронило идею автономии западного края.

40. Возникновение тайных обществ декабристов. Первые организации.

Придя к власти, Александр I восстановил отношения с Англией, но удержался и от конфликта с наполеоновской Францией. Однако вскоре европейский мир рухнул и Россия оказалась втянутой в третью по счету антифранцузскую коалицию. В 1805 г. Наполеон разгромил русско-австрийские войска в сражении при Аустерлице, что привело эту коалицию к распаду. В 1806 г. по инициативе Пруссии была создана четвертая коалиция, которая после разгрома прусской и ряда поражений русской армий также развалилась.
Результаты войн. Победы Наполеона привели к:
* установлению гегемонии Франции в Западной и Центральной Европе (французская армия оккупировала Австрию и Пруссию, что превратило эти государства в союзников-сателлитов Франции),
* созданию Великого герцогства Варшавского (на польской территории, оказавшейся в составе Пруссии в результате разделов Польши), ставшего плацдармом для "давления" на Россию,
* подписанию Александром I Тильзитского мирного договора (1807 г.), по которому Россия вынуждена была присоединиться к торговой блокаде Англии ("континентальная блокада").
Южное направление
Вхождение Грузии в состав России. Нормализация в начале правления Александра I отношений с Англией и Францией позволила России активизировать свою политику на Ближнем Востоке. К этому же подталкивала агрессивность Турции и Ирана в отношении Грузии. В 1801 г. Восточная Грузия по просьбе Георгия ХII была принята в состав России, а в 1804 г. произошло присоединение и Западной Грузии.
Война с Персией (Ираном) (1804-1813). Утверждение России в Закавказье привело ее к войне с Ираном. Благодаря успешным действиям русской армии основная часть Азербайджана оказалась под контролем России, что и закрепил Гюлистанский мирный договор 1813 г.

В марте 1816 года гвардейские офицеры (Александр Муравьёв и Никита Муравьёв, капитан Иван Якушкин, Матвей Муравьёв-Апостол и Сергей Муравьёв-Апостол, князь Сергей Трубецкой) образовали тайное политическое общество «Союз спасения» (с 1817 «Общество истинных и верных сынов отечества»). В него входили также князь И. А. Долгоруков, майор М. С. Лунин, полковник Ф. Н. Глинка, адъютант графа Витгенштейна (главнокомандующего 2-й армией), Павел Пестель и другие. Устав общества («Статут») был составлен Пестелем в 1817. В нём выражена цель его: подвизаться всеми силами на пользу общую, поддерживать все благие меры правительства и полезные частные предприятия, препятствовать всякому злу и искоренять социальные пороки, обличая косность и невежество народа, несправедливый суд, злоупотребления чиновников и бесчестные поступки частных лиц, лихоимство и казнокрадство, жестокое обращение с солдатами, неуважение к человеческому достоинству и несоблюдения прав личности, засилье иностранцев. Сами члены общества обязывались вести себя и поступать во всех отношениях так, чтобы не заслужить ни малейшей укоризны. Скрытую цель общества составляло введение в России представительного правления.

В январе 1818 был образован «Союз благоденствия». О существовании этой формально тайной организации было достаточно широко известно. В её рядах насчитывалось около двухсот человек (мужчины старше 18 лет). «Союз благоденствия» возглавлялся Коренной управой (30 учредителей) и Думой (6 человек). Им подчинялись «деловые управы» и «побочные управы» в Петербурге, Москве, Тульчине, Полтаве, Тамбове, Нижнем Новгороде, Кишинёве; их насчитывалось до 15.

Целью «Союза благоденствия» провозглашалось нравственное (христианское) воспитание и просвещение народа, помощь правительству в благих начинаниях и смягчение участи крепостных. Скрытая цель была известна лишь членам Коренной управы; она заключалась в установлении конституционного правления и ликвидации крепостничества.

На основе «Союза благоденствия» 1821 года возникли сразу 2 крупные революционные организации: Южное общество в Киеве и Северное общество в Петербурге. Более революционное и решительное Южное общество возглавил П. И. Пестель, Северное, чьи установки считались более умеренными — Никита Муравьев.

Политической программой Южного общества стала «Русская правда» Пестеля, принятая на съезде в Киеве в 1823 году.

Южное общество признало опорой движения армию, считая её решающей силой революционного переворота. Члены общества намеревались взять власть в столице, вынудив императора отречься.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.6 (0.017 с.)