Строительство шалаша. Восемь человек на сундук со жратвой. Искры и дым без огня бывают, к сожалению. Кто есть кто? 30 граммов мира.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Строительство шалаша. Восемь человек на сундук со жратвой. Искры и дым без огня бывают, к сожалению. Кто есть кто? 30 граммов мира.



 

Первое утро на острове. Отчетливо слышно шипение волн, шум прибоя. Этот голос океана все время сопровождает нас, где бы мы ни находились. Это словно звук бьющегося сердца, которое никто не замечает, потому что оно просто есть.

Все разбрелись, чтобы осмотреться, а нас с Игорем (хотя для остальных это факт радостный) ждет крупное разочарование. В радиусе трех метров от кучки добытых нами ночью с таким трудом свежих, вкусных кокосов действительно голая земля. Зато дальше, куда ни кинь глаз, валяются огромные коричневые шары, добровольно свалившиеся с насиженных мест задолго до нашей высадки.

Первой общей заботой стало, естественно, жилище. Ночная жизнь под плотом не устроила никого. Вновь разгоревшаяся дискуссия по поводу места и способа постройки привела к неожиданному решению. Вместо строительства основательного жилища большинство соплеменников (кроме активно возражавшего Игоря и тех, кто предпочитает слушать) решает просто модернизировать уже имеющееся. В чем причина — не знаю. Может, лень человеческая тому виной, а может, мы и вправду готовы к таким неудобствам.

Короче говоря, функции были распределены, работа закипела. Ветки пальм решено пустить на крышу, а бревна, найденные в чаще неподалеку, на скелет ее конструкции. Работа над обустройством нашего шалаша с крышей прерывается оповещением о приходе почты. Таковым послужил удар по сковороде чем‑то железным. Первым определяю цивилизованный характер происхождения звука и сразу срываюсь с места. Остальные, заметив мою пролетающую тень, желают счастливого пути. Почтовый ящик заметил сразу, хотя обустроен он весьма оригинально — это своеобразный колчан из бамбука, в котором лежит лист папируса, адресованный нам. Хватаю письмо — и бегом к своим, с нетерпением ждущим новостей.

Как только узнали, что нам предлагают найти клад, интерес к строительству дома пропал. Из послания ясно, что путь наш пройдет, вероятнее всего, через болото, а потому экипируемся по полной программе. Создаем две группы поисковиков и отправляемся разными путями к приблизительно намеченной цели.

Мы с Надей идем по болоту. Кроссовки хлюпают, руки расцарапаны. Работать мачете приходится непрерывно, но заросли слишком серьезные, нам с ними не совладать. Обходим их по прибрежной полосе и неожиданно замечаем на песке следы соплеменников из первой поисковой группы — ура! Крики «АУУУ» тонут в шуме океана, вода, словно абсорбент, впитывает все инородные звуки. Продолжаем брести по берегу в неуверенности на успех. Потеряться уже на второй день совершенно не хочется. Тем более, что где‑то лежит клад, а в нем что‑то есть… Может, даже съестное.

Довольно быстро находим наших более удачливых соплеменников, которые борются с трясиной за сундук и увесистую баклажку, наполненную, очевидно, водой. Но что же в сундуке?! Притащив добычу в лагерь, тут же сбиваем топором замок. О чудо — ЕДА! Мешочки различной тяжести быстро расходятся по рукам. Все пытаются определить содержимое. Немного муки, рис, несколько консервов…

Выживать становится явно веселей, мы дружно решаем экономить и… Не открываем ничего. Слюнки текут, но благоразумие пока берет верх: чтобы приготовить еду, нет огня.

Только в таких условиях — на острове, в горах, в тайге — понимаешь его ценность. Руку на отсечение взамен на огонь пока никто отдать не готов, но тепла и еды хочется нестерпимо. В возможности добыть огонь, высекая искру из точильного камня, сомневаются все, кроме меня — дед перед отъездом напутствовал. Еще в первую ночь я пытался сделать это, используя точильный камень и стальной нож, но кремень мокрее мокрой тряпки, и я сдался. Теперь же, поскольку вариант с линзами от бинокля не проходит, солнца нет, продолжаю смешить публику. Через час чирканий по бруску откалывается острый кусочек ножа, а поверхность камня вся в порезах. За дело берется Борис. У него получается лучше: то и дело высекается миниатюрная искорка, гаснущая через доли секунды. Пытаемся найти хоть что‑нибудь сухое. Трут из пеньковой веревки и кокосовая труха выглядят таковыми, но результат прежний. Бросаем это бессмысленное занятие, чтобы не испортить нож окончательно. Остаток дня проходит преимущественно в попытках создать уют в шалаше, но ближе к вечеру солнце, словно насмехаясь над нами, иногда выглядывает из‑за туч. Повинуясь его прихоти, выкручиваем линзы из бинокля Игоря и каждый раз, когда есть хотя бы пятиминутный шанс, пытаемся сфокусировать лучи и запалить кусок бумажки. Функции «добытчиков огня» выглядят так: Игорь лежит и наблюдает сквозь лупу разные типы якобы горящих материалов, которые я притаскиваю; Серега Терещенко лежит напротив Игоря, скептически наблюдая за многочисленными безуспешными попытками. Бумажка только тлеет, огня нет.

Уже к концу первого полноценного островного дня пытаюсь определить для себя характер людей, с которыми оказался в одном племени, и роли, выбранные ими. Борис и Сергей уверяют, что знают очень мало, поэтому первый лишь предлагает варианты, а второй вообще не вмешивается в процесс принятия решений. Самая незаметная Ольга — ее почти нет. Она то на пляже, то издали наблюдает за активными действиями Игоря или моими передвижениями. Девушка, похоже, решила не проявлять себя до поры до времени. Никто за это ее не ругает, даже в мыслях. Народу много, мнений и предложений более чем достаточно. Еще одна «активная жизненная позиция» может привести только к еще большему мельтешению и суете. И вообще, это личное дело каждого: как вести себя в племени.

Самая активная, скажем, Наташа Тэн. Этот сгусток энергии буквально повсюду. Стоит начать делать что‑то — она тут как тут: хочет помочь. Активные советы Натальи, которые я пытаюсь отмести сомнениями в их правильности и критическими замечаниями, в итоге завершаются обычно так: Наташа делает то, чем я только что собирался заняться сам. Связываться не хочется. Тем более, что в разных ситуациях с ее участием мой взгляд пересекается с взглядом Игоря, и мы понимаем, что наше отношение к ней одинаково. Пару раз, улыбаясь, мы просто отходим в сторону, чтобы не отреагировать излишне бурно на ее безумные идеи. Всем уже ясно: как только деятельности Наташи перестанут уделять внимание, она — эта самая деятельность — сразу прекратится. Главное, не забыть вернуться к тому, с чего начал. Аня и Надя искренне предлагают посильную помощь, иногда выдвигая предложения и обосновывая свою точку зрения. Более мягко и логично это делает Аня. Надя выдает сразу несколько возможных вариантов, причем каждый новый перекрывает предыдущий. Выглядит это, как пулеметная очередь холостыми патронами.

И все же, несмотря на все, мы чувствуем сплоченность. Странно, но все готовы кричать, что мы — КОМАНДА, что на соревновании должны быть одним целым, а рука помощи будет подана каждому. Наплевать, что мы такие разные, что у всех свои недостатки. Все хотят верить в плечо, что окажется рядом в нужный момент, никому не хочется быть в одиночестве, в опале.

Яркость солнечных лучей нас не обманывает. Чувствуя приближение темноты, быстро взламываем огромными ножами две банки консервов. Такого наслаждения от еды я никогда прежде не испытывал. Другие, думаю, тоже. Каждый грамм, словно пылинка золота. Упади хоть малейший кусочек на землю, подниму и съем без зазрения совести в мгновение ока. Плевать на хорошие манеры и санитарные нормы. Мы хотим кушать! «Не поваляешь — не поешь» — становится обязательной присказкой любой трапезы на острове.

Увлекшись праздником живота, забыли поставить ловушку на рыб и лангустов, чтобы позаботиться о завтрашнем дне. Я такие штучки в фильмах про море видел. Лезть вечером в холодную воду очень не хочется, но надо. Рыбаками становимся мы с Игорем. Отплываем от берега на существенное расстояние, но глубина не очень‑то увеличивается. Под ногами ужасно острые кораллы — наш остров кораллового происхождения, — к тому же мы знаем о такой гадости, как морские ежи. От их шипов могут быть большие неприятности, вплоть до заражения крови, но мы, назло всем предупреждениям, плывем босые. Очень хочется ходить по острову в сухой обуви. В качестве буя используем спасжилет, а вот камень на роль якоря для ловушки пришлось искать довольно долго.

Быстро возвращаемся. Уже в темноте Черепахи начинают разбрасывать и укладывать свои тела в небольшом пространстве выстроенного шалаша. Заполняем шалаш в определенной последовательности: у каждого свое определенное место, и, если нарушить, как говорят шахматисты, порядок ходов, кто‑то может не добраться до своего уголка. Я ложусь в пристройке, которую делал весь день. Если потечет, винить некого, кроме себя. В том, что скоро ливанет, никто почему‑то не сомневается, и стихия не обманывает наших ожиданий.

Разумеется, крайние теснят «средних», а тем тоже не сладко: в аккурат на стыке полиэтилен протекает. Я умудряюсь найти ту самую позу «зю», находясь в которой получаешь минимальную порцию душа. Обувь все сняли у входа, вспомнив, видимо, о приличиях. Но там она сухой не останется, поэтому убираем все башмаки и часть одежды племени ко мне под бок, в мою автономную пристройку. Она, к моей гордости, кажется, лучше всего укрывает меня от постоянного ночного дождя.

По окончании дождя Черепахи выползают на вечерний моцион. Неожиданно вспыхивает искра между Игорем и Сергеем. Последнего вновь раздражают командирские манеры Игоря. Я пытаюсь успокоить ребят, апеллируя к тому, что трения и искры на острове сейчас допустимы только при добыче огня. Стороны согласны, инцидент исчерпывается окончательно, когда Игорь неведомо откуда достает какое‑то лекарство на спирту. Бутылочка крохотная, с мизинец. Нам можно было провезти лекарства, которые необходимы в обычной жизни. Никто из досмотрщиков и не подумал заподозрить продуманного Игоря в провозе контрабанды. Распив тридцать граммов мира на восьмерых, ложимся спать.

 

Глава 4



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.2.222 (0.015 с.)