Кто есть кто в племени Акул? Игорь складывает рюкзак. Русские песни на Карибах. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Кто есть кто в племени Акул? Игорь складывает рюкзак. Русские песни на Карибах.



 

Сразу после совета нас ждет испытание, оно мне, честно говоря, не по душе. Вопросы, которые безжалостно задает Бодров, явно не рассчитаны на среднестатистического островитянина. Они настолько сложны, что я зачастую отвечаю наугад. Иногда везет, отвечаешь правильно, иногда подсматриваешь правильный ответ у соплеменника. Думаю, на это и рассчитано испытание. Кто кому больше верит или кто не считает зазорным вовремя подглядеть ответ у соседа. Александр Целованьский играет блестяще, он уверенно выходит в финал. Наташа Тэн, подсматривавшая у него ответы, составляет ему компанию, но обойти лидера для нее, естественно, нереально. Побеждает действительно умнейший.

И тут наступает самый веселый момент. Оказывается, помимо приза‑сюрприза, который будет вручен почему‑то позже, победитель получает двойной иммунитет. То есть на двух очередных советах голосовать против Саши нельзя. Казалось бы, о чем еще мечтать?! Но фокус в том, что он еще до объединения просил соплеменников отправить его домой поскорее. Мы фыркаем от смеха, пока Бодров объясняет победителю, какое счастье на него свалилось. Тот встречает слова Бодрова со странной улыбкой на устах. Придется альянсу скорректировать план поедания соплеменников.

Одинцов то и дело уходит вместе с Инной в кусты пошептаться. Зачем лидеры партии так часто уединяются? Понять это никому не под силу. Игорь утверждает, что Инна — серый кардинал, она дергает за веревочки.

Сакин полностью сконцентрировался на Аньке. Они, похоже, больше всех получают удовольствия от пребывания на острове. В то же время не могу поверить, что Серега не продумывает личную тактику, всецело полагаясь на Одинцова с Инной. Анька, кстати, не раз говорила мне, что он побаивается Одинца. Якобы тот очень хитрый и может обмануть Сакина. Зачем тогда вообще объединяться? Когда‑то все равно придется воевать друг с другом.

Снежана остается для меня загадкой. Я плохо ее знаю, поскольку на отборе мы практически не общались. Снежана чаще других разговаривает с Инной, но это общение как‑то проходит незаметно. Она кажется мне замкнутой, а потому опасной.

Остаток дня посвящен улучшению быта. Одинцов стругает кокосы, чтобы сделать из них плошки, и у него это отлично получается. Мои успехи в этом деле гораздо скромнее. Инна проявляет удивительную для меня активность. Она постоянно работает. Причем не только моет посуду или подметает, как было принято у женщин на Тортугас, но и пытается то и дело перемещать тяжелые предметы: бревна, сундуки, ящики. Конечно, ей бывает нужна помощь, и она запросто обращается ко мне. Мне такие отношения очень импонируют. Игорь, прекрасно понимая, что его черед на вылет следующий (если он не победит в конкурсе), рук не опускает, как делал это Боря. Его вклад в обустройство быта, как всегда, велик. И что для меня еще важнее, он никак не показывает, что при ином моем поведении все могло сложиться по‑другому.

Наталья постоянно крутится вблизи Инны и Одинцова. Те явно больше заняты собой, но не заметить ее невозможно. Выглядит это противно, но смешно. Оценки, которые дает ей Сакин, лучше не повторять.

Сегодня надо обязательно довести до ума крышу. В нашем распоряжении есть парашют, который, по моему мнению, должен защитить нас от дождя на сто процентов, но Сереги его пока не достают. При этом оба не раз заявляли, что у них правила бал демократия, а на Тортугас царила до их прихода диктатура, которую порушили именно они — отважные Ящерицы. Сколько мы с Игорем ни пытаемся их переубедить — все тщетно. Поэтому и не открываем мокрый сундук с медленно гниющим парашютом.

Вечером в племени царит необычайно спокойная атмосфера. Оппозиции ничего другого не осталось, как смириться с поражением, а альянс чувствует себя комфортно. Вновь зазвучала гитара Одинцова. Сейчас эта вещь нужна даже больше, чем бинокль Игоря.

Одинцов, Инка и Наташа хорошо играют на гитаре, вновь пригодился песенник Терещенко, а Снежана, оказывается, настоящая певица. Не мудрено, что она с такими легкими долго просидела под водой во время первого конкурса Акул. Сильный голос Снежаны звучит в темноте лучше и громче, чем у остальных участников хора. Наташа ведет себя куда более раскованно, чем прежде. Она не поет больше песенку «Аутсайдер», а исполняет что‑то из репертуара Виктора Цоя. Получается неплохо. Племя у костра, все, как в старые времена.

Как только над островом зазвучали песни, стало легче. Будто не играем в жестокую игру на выживание, а собрались всем классом на шашлыки. Весело ощущать контраст отношений. Только Игорю недолго оставаться со всеми. Это понятно. Ведь завтра конкурс, и ему, скорее всего, придется уйти. Потом наступит черед других. Но все это будет потом.

Утром Игорь вновь приносит плоды хлебного дерева, а после завтрака предлагает мне прогуляться. Говорит в основном он. Игорь рассуждает об игре, о предстоящем совете, философствует. Чувствуется, он не озлоблен, хотя участь его предрешена. В конце беседы он с горечью говорит: «И все же, Вань, ты напрасно не присоединился к нам. У тебя был бы очень хороший шанс выиграть. Просто ты еще молод. Поймешь все позже».

По дороге встречаем часть альянса — Инну, Серегу и Наташу. Тэн водила новых хозяев по острову, чтобы показать его достопримечательности и найти что‑нибудь съедобное. Цель достигнута: связка бананов, два странных гладких фрукта больших размеров, плоды хлебного дерева. При встрече возникает неловкая пауза, соплеменники напряженно молчат. Дабы сгладить обстановку, обсуждаем найденные плоды.

Целованьского вообще не видно. Его пришлось поискать, прежде чем отправились на конкурс. Оказывается, он собирал ракушки. У него под плотом лежит огромный мешок, набитый гигантскими белыми раковинами — подарки жене и детям.

Сразу после выигранного им вчера конкурса он заявил: «Я знаю, какой будет награда! Оксану привезут сюда». Оксана — жена Саши. Смелое предположение вызвало, естественно, шутки двух Сергеев. Саша в очередной раз обиделся.

Приз сегодняшнего конкурса — нам предстоит стрелять из лука — снова неизвестен. Апофеозом становится соло Целованьского, который стреляет как бог, отпуская при этом шутки, и побеждает с явным преимуществом. Хуже всех пошло дело у Аньки, что огорчило ее и Сакина донельзя. «Скоро комплекс неполноценности разовьется…» — обиженно бурчит Аня, прислонившись к Сакину.

Далее начинается аукцион. На доллары, что мы выиграли в ходе конкурса, предстоит сделать разного рода покупки. Как только племя узнало, что за лоты нужно бороться, решили не торговаться, а методично скупать предложенное, чтобы потом съесть и выпить добытое всем племенем.

Запахло цивилизацией и товарно‑денежными отношениями. Даже не запахло, а завоняло. Хочется избавиться от зеленых бумажек, чтобы они не стали яблоком раздора. Даже шутим, что оставшиеся купюры используем для разведения костра.

Самым ценным призом оказалась бутылка рома. Кроме Инны и Снежаны, все тут же напились. Никогда бы не подумал, что, глотнув рома и сделав всего одну затяжку сигарой, почувствую такую эйфорию. Но еще перед этим Акулы блеснули гуманностью, не пожалев самую большую сумму денег на покупку Целованьскому новости из дома. Выбор дался непросто, на потраченные деньги можно было купить торт для всего племени, но игра стоила свеч. Саше сообщили, что он вскоре еще раз станет отцом.

Второй вечер в племени царят взаимопонимание, терпение, доброта. Целованьский извиняется, все улыбаются, желают соплеменникам добра, причем никто не сомневается в искренности слов. Настроение невероятно романтическое. Жаль, спиртного маловато. Кто‑то предлагает устроить посиделки на берегу у костра. Переношу несколько пылающих головней на берег, где вскоре образуется новый очаг. Благодаря ветру с моря костер быстро и ярко горит. Наплевать на дрова, завтра найдем еще. Надо наслаждаться безоблачными минутами. Ко мне присоединяются Целованьский с Игорем. Они философствуют о жизни, любви.

Я предпочел бы остаться наедине с костром. Разумеется, думаю о моей девушке. Сейчас в России утро. Народ валяется в мягких постелях, ударяет орущий будильник по башке и медленно просыпается. Может, она почувствует, что я думаю о ней? Может, она волнуется за меня… Прекрасный вечер получился. Грустный, но прекрасный. Костер на берегу догорает в одиночестве, племя засыпает в доме.

 

Глава 19





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; просмотров: 169; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.203.18.65 (0.009 с.)