Служение за кафедрой? Никогда больше



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Служение за кафедрой? Никогда больше



Став объектом критики за свои действия по отношению к Эвану, миссис Пен-Льюис написала письмо одному уважаемому деятелю движения пробуждения. В нем она утверждала, что Эвану Робертсу необходима "забота" и что он выздоравливает "быстрыми темпами, видя свои заблуждения". Позже она писала тому же самому служителю, на этот раз, утверждая, что Эван сильно вырос духовно и что теперь она видит, насколько они вдвоем "специально подготовлены для особенного дела".

Мне кажется, что миссис Пен-Льюис использовала силу и призвание Эвана Робертса, просто чтобы выдвинуться. Поэтому, как я полагаю, она нуждалась в каком-то рычаге для доказательства собственной ценности. И этим "рычагом" стал Эван Робертс. Став его партнером, она смогла бы разделить с ним сцену.

Хотя в доме Пен-Льюис Эван по сути находился в изоляции, служителям и друзьям позволено было посещать его. Своими советами и молитвами они оказали сильное влияние на его выздоровление. Их любовь ободряла Эвана духовно, но потребовался еще год, прежде чем этот проповедник пробуждения обрел способность стоять и ходить. После года, проведенного в постели, медики посоветовали Эвану никогда больше не заниматься служением за кафедрой. Он мог проводить неформальные консультации, но ему рекомендовали больше никогда не проповедовать. Пен-Льюис согласилась, исходя, вероятно, из более глубоких побуждений, чем забота о здоровье.

Ничего не зная о физическом состоянии Эвана, обращенные на Уэльском пробуждении чувствовали себя неудовлетворенными. Их как будто бы оставил вожак. Через год или около того после переезда Эвана в Вудлендс его друзья выдвинули обвинение, что Пен-Льюис уводит Эвана от истины и что она слишком таинственным образом держит его у себя. На эту критику Эван ответил, что живет в имении по своей воле. Он также сказал, что Пен-Льюис была "послана Богом" и что ее работа может быть понятна только "верным Божьим слугой, чьи глаза открыты Богом". Но, к сожалению, именно сам Эван не хотел широко открыть глаза.

Отказ от кровных уз

Вскоре после этого Эван начал отказываться от встреч со своими ближайшими родственниками. Когда его мать серьезно заболела, ему об этом не сказали, учитывая его нервное состояние. Похоже, что это решение приняла Пен-Льюис. Но когда приехал отец Эвана, уже не ПенЛьюис, а сам Эван отказался говорить с ним. Причина, по которой он отказался увидеться со своим отцом, заключалась в том, что "он отделен для высокой духовной задачи и поэтому обязан забыть свои кровные узы".

Здесь мне хотелось бы подчеркнуть нечто очень важное. Никогда не разрывайте связей со своеи семьей. Не имеет значения, поддерживаете ли вы с ней "посредственные" отношения. Многие из вас находятся на своем месте благодаря молитвам семьи. Старая поговорка гласит: "кровь гуще, чем вода". Когда весь ад обращается против вас, вы обычно можете рассчитывать на заботу и любовь своей семьи, особенно если вы воспитаны в христианском доме. Обрубая свои кровные узы, вы отвергаете часть своего наследия. По каким-то причинам некоторые деятели пробуждения заблуждались в этом вопросе, особенно когда они чувствовали, что семья для них недостаточно духовна. Джон Александр Дауи прошел через то же самое. Он даже на какое-то время отказался от своей фамилии. Но даже в своей духовности вам никогда нельзя отказываться от заповеди Слова Божьего: "Почитай отца твоего и мать, это - первая заповедь с обетованием; да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле" (Еф. 6:2, 3).

По Слову Божему, если вы не чтите вашу семью, вы не будете в мире, и ваша жизнь может быть укорочена. Если вы считаете себя слишком духовным для своей семьи, тогда любите ее на своем уровне. Никогда не оставляйте ее.

Война в своих рядах

За эти годы изоляции Пен-Льюис положилась на помазание Эвана Робертса и написала несколько книг. Первая, под названием "Война Святых", была издана в 1913 году. Миссис Пен-Льюис утверждала, что книга родилась из шести лет молитвы и испытания истины. Говорят, что они написали ее вместе, но только она получила признание. И так должно было быть. Книга предназначалась стать ответом и руководством в духовных проблемах, но вместо этого произвела духовное смятение.

Через год после опубликования книги Робертс отказался от нее. Он сказал друзьям, что это было "неудачное оружие, которое смутило и разделило Божий народ".

Хотя его мнение в конечном итоге изменилось, все же когда писалась "Война Святых", Эван, казалось, был очарован Пен-Льюис, заявив: "Я не знаю никого, равного ей в понимании духовных вещей, она - ветеран в небесных вещах". На этой стадии восстановления Эвана Пен-Льюис убеждала его, что его страдания были божественным планом, чтобы снарядить его на сражение против сатанинских сил и научить других для этого сражения. В результате она убедила его перевести на уэльский язык ее откровения о духовной войне и составить буклеты на английском.

Просто удивительно наблюдать, как проповедник пробуждения, бывший одно время мощным и непоколебимым в силе Святого Духа, теперь стал настолько подчиненным и прельщенным. Библейские истории Илии и Иезавели или Самсона и Далиды продолжают повторяться.

Проповеди в тенях

Новообразованная команда Робертса и Пен-Льюис начала издавать журнал под названием "Победитель". Идея принадлежала Пен-Льюис. Эван писал очерки, а она все остальное. По моему мнению, журнал был просто еще одним орудием саморекламы Пен-Льюис и достижения популярности. Журнал критиковал все ранние пятидесятнические группы и причислял их практику к сатанинской. Имея тираж примерно в пять тысяч экземпляров, журнал распространялся в Великобритании, Европе, Северной Америке, Южной Африке и Китае.

В конце 1913 года Пен-Льюис заболела и слегла, В ее отсутствие Эван взял на себя написание большей части текста журнала. Затем через несколько месяцев, выздоровев, она объявила, что закрывает журнал. Она решила проводить то, что называла "Конференцией христианских делателей", где она должна была проповедовать. Во время этих конференций Эван оставался в молитвенной комнате и иногда ему разрешалось консультировать отдельные группы людей. Это объяснялось тем, что доктора советовали ему больше никогда не вставать за кафедру. Эван подчинился и использовал свой дар только для наставничества. Человек, входивший в группу, которую он наставлял, сказал: "Что больше всего меня поражает, такэто глубина проницательности Эвана Робертса, он редко ошибается в своих диагнозах и в своих духовных вы водах".

Как же мог человек, который когда-то казался таким неустрашимым в могуществе Святого Духа и который останавливал всякого противостоящего ему, теперь вести всего лишь наставнические семинары?

Конференции Пен-Льюис в конце концов потеряли популярность. Когда они закончились, Эван нашел себе отдушину в Школе молитвы. Школа выросла из служения "Молитвенной стражи", которое было организовано во время конференции в Свэнси в 1908 году. В Школе молитвы Эван учил, как ходатайствовать за семьи, служителей и церкви. Он писал очерки о различных видах молитвы. Многие служители признавали, что все их знания о молитве "пришли от учения" Эвана.

Когда Эван говорил о молитве, он оживал. Школа зажгла в нем новое пламя. В конце концов, он отошел от "Молитвенной стражи" и обратился к личной молитвенной жизни.

Какое-то время в молитвенной комнате дома Пен-Льюис он встречался с группой людей. Затем он порвал с этой группой и решил лично ходатайствовать перед Господом. Однажды Эван признался другу: "Я бы хотел достичь такого состояния в молитве, чтобы моя жизнь была сведена на нет и оставалась бы только молитва с утра до ночи".

Казалось, Эван напряженно ждал призвания к жизни ходатайства. Его молитвенное служение было направлено на христианских лидеров и верующих по всему миру. Когда группа офицеров французской Армии Спасения спросили его о смысле духовной войны, он ответил:

"Евангелие от Луки наставляет не "проповедовать и не унывать", а "молиться и не унывать". Проповедовать нетрудно. Но в молитве человек находится в каком-то одиноком месте, воюя в молитвенном сражении против сил тьмы. И познает секрет победы".

Думаю, что такие мысли обосновывали решение Эвана оставить публичное служение. Фактически он настолько отошел от всего человеческого, что больше не мог общаться с людьми. Пен-Льюис написала о его поведении так:

"Те, кто общаются с ним, не могут завязать с ним разговор - даже домашние".

Эван Робертс оставался в доме Пен-Льюис восемь лет. Жизнь Эвана Робертса была сложной. Интересно отметить, что Эван допустил использование своей жизни и служения в интересах Пен-Льюис. В начале, вероятно, у него не было выбора, учитывая его плачевное физическое состояние. Но молодой проповедник оставался у нее восемь лет. И это вызывает множество вопросов. Стал ли для него дом Пен-Льюис просто комфортной зоной? Или он совершенно потерял свой образ? Почему он не поехал домой? Может быть, из-за своих эмоциональных срывов он почувствовал себя защищенным под опекой кого-то еще? Единственный несомненный вывод заключается в том, что Эван Робертс решил оставить передовой фланг, и что он предпочел оставаться в доме Пен-Льюис.

"Будет ли у нас новое пробуждение?"

Как и почему Эван Робертс и Пен-Льюис разошлись, точно не ясно. В 1920 году начали замечать, что он больше не подписывается ни под одним из ее произведений. Когда ее спросили об этом, она ответила: "Неудивительно, что мистер Робертс больше не принимает участия в работе, за него это делают другие".

Затем в какой-то момент между 1919 и 1920 годами Эван переехал в Брайтон, в Суссексе. Он нанял машинистку и отпечатал несколько брошюр, Но они оказались недоходчивыми, а ссылки на Писания в них оторванными от жизни. Эти брошюры не имели успеха.

Эван написал друзьям на родину, что никогда не забывал об их любви и поддержке. Англия и Уэльс были в то время крепко разделены, Возвратиться к себе на родину было непросто без поддержки и разрешения от граждан Уэльса. Эван уехал - это раз, но кроме того, обращенные после Уэльского пробуждения были шокированы и возмущены тем, что они прочитали в книге "Война Святых". Им казалось, что их лидер теперь противоречил всему, на чем когда-то основывался. Уэльсцы уже и не знали, что думать о своем молодом проповеднике. Они считали, что знают его сердце, но не могли объяснить его действия.

Эван написал в свою церковь и поздравил служителя, который занял там главную должность. Служитель с ликованием воспринял письмо и спросил, может ли он опубликовать его, продемонстрировав конец десяти лет молчания Эвана. Эван согласился и был приглашен вернуться в Уэльс, когда ему будет удобно. Эван именно так и поступил.

В 1926 году отец Эвана заболел и слег. Эван вернулся домой навестить его, и семья сердечно приняла его. Все члены семьи были счастливы увидеть его и уверили его, что ему все прощено. Члены одной церкви даже попросили его провести служение. Очевидно, забыв о предостережении докторов, Эван встал за кафедру. Собрание, хоть и удивилось его внешнему виду, познало силу Духа Святого, которая все еще проявлялась через его голос. Люди настолько воодушевились, что по северному Уэльсу пошли разговоры: "Неужели у нас опять будет пробуждение?"

В 1927 году миссис Пен-Льюис умерла от воспаления легких. Эван страстно стремился вернуться на родину. Только после ее смерти в 1927 году Эван вернулся домой окончательно. Интересно заметить то, что хотя он и посещал Уэльс, но не переехал туда из Англии до тех пор, пока Пен-Льюис не умерла.

Комната наполнилась светом

Отец Эвана умер в 1928 году, на заупокойной службе Эван проделал нечто необычное. Когда произносился скорбный панегирик о его отце, он внезапно прервал ритуал и сказал: "Это не смерть, но воскресение. Давайте засвидетельствуем эту истину". Об этом дне один человек заметил: "Через нас как будто прошел электрический заряд. Чувствовалось приближение еще одного пробуждения".

Действительно, там было короткое пробуждение. Дьяконы Мориа попросили Эвана принять участие в специальном служении. Когдаон решил выступить, эта волнующая новость пронеслась через весь Уэльс. Люди устремились в северный Уэльс, а местные жители бросились в часовню после работы. За два часа до начала служения здание часовни было переполнено. На близлежащих улицах собралась еще одна большая толпа, Молодые люди страстно желали услышать человека, о котором рассказывали их родители. Эван спокойно обратился к публике. Затем он вышел на улицу и поприветствовал стоявших там.

За этот короткий период он посетил несколько различных церквей, предупреждая их об опасности материализма, проникающего в церковь. Однажды в молитвенную комнату Эвана родители принесли ребенка. Когда он молился за ребенка, "комната наполнилась светом и ощущением присутствия Духа Божьего". Родители во весь голос стали поклоняться и прославлять Бога. Вскоре находившиеся рядом рабочие услышали их и, бросив свою работу, присоединились к ним. Покупатели в том районе тоже услышали прославление и прибежали, чтобы принять участие. За короткое время там собралась такая большая толпа, что по улице невозможно было проехать. По словам очевидца, Эван молился об исцелении и освобождении людей и действовал в даре пророчества, но в то же время открыто осудил человека, который попробовал говорить на языках. Тем не менее, некоторые думали, что Эван Робертс стал пятидесятником37. Исцеления, обращения и ответы на молитвы - вот о чем больше всего говорили как о результатах этого небольшого пробуждения. Через год после этого Эван полностью исчез из публичной жизни.

Тень успеха

К 1931 году Эвана почти совсем забыли. Он жил в комнате, предоставленной ему миссис Освальд Уильямс. Единственным ее желанием было дать ему душевный покой. Последние годы жизни он провел в написании стихов и писем служителям. Он вел ежедневный дневник и любил смотреть спортивные и театральные представления. В мае 1949 года Эван впервые за весь день не встал с постели, За весь сентябрь 1950 года в его дневнике было записано только одно слово: "Болен".

Эвана Робертса похоронили 29 января 1951 года в возрасте семидесяти двух лет. Его похоронили в семейном склепе позади часовни Мориа в северном Уэльсе. Несколько лет спустя напротив часовни Мориа была воздвигнута мемориальная колонна в ознаменование усилий зажечь огонь пробуждения.

Заупокойная служба сама по себе превратилась в мемориал. Сотни людей, любивших Эвана Робертса, но потерявших его из вида в последние годы, пришли и пели его любимые гимны.

Среди многих высказываний о нем некролог в "Вестерн мэйл" охарактеризовал его наилучшим образом:

"Он был человеком, пережившим странные вещи. В молодости он, казалось, держал всю страну в ладонях своих рук. Он перенес великие потрясения, мнения на его счет и отношение к нему менялись, но его религиозные убеждения остались твердыми до конца".

Эван Робертс действительно был великим проповедником пробуждения, державшим ключи духовного возрождения. Он был первопроходцем огромнейшего движения Духа Божьего в Уэльсе. Однако сорок лет спустя на его родине от этого пробуждения не осталось и следа. Оно сохранилось только как воспоминание в сердцах тех, кто пережил его. Почему осталось только "воспоминание"? Потому что человек не может нести тяжесть пробуждения один. Он может вести движение Божье, но и другие тоже должны играть свою роль. Если движение Божье угасает, то частично это происходит потому, что люди перестают двигаться в том направлении, которое они получили. Поэтому мы ошибаемся, если обвиняем только лидера.

Относительно жизни Эвана Робертса остает ся много неотвеченных вопросов. Некоторые считают, чтоЭван был избран Богом для публичного служения, а затем был призван провести остаток жизни в молитве и ходатайст ве за весь мир. Если бы это было действительно так, то он бы умер счастливым человеком. Но в его дневнике найдены стихи, свидетельствующие о мрачном и подавленном состоянии. В возрасте шестидесяти лет он размышлял, осталась ли какая-нибудь цель в его жизни. Он писал о "личной потере, одиночестве и неудаче". Казалось, он постоянно искал ту роль, которую должен играть.

Я верю, что Эван Робертс нес духовные истины, которые могли бы потрясти мир, но эти истины были только в его сердце. Казалось, что он не мог подобрать ключи к эмоциональной силе. Эван хотел, чтобы его личность растворилась в тенях, и он многократно повторял: "Я не хочу, чтобы меня видели". Однако, по моему мнению, слабость его эмоциональной предрасположенности сделала его более видимым по сравнению с положением, которое он мог бы занять как авторитетный лидер в движении Божьем.

Чтобы нести груз пробуждения, особенно целой страны, нужна сила всех трех составляющих человеческого существа - духа, души и тела. Поэтому, как мы видим из его жизни, для пробуждения требуется больше, чем духовное откровение. Духовная жажда и откровение - это всегда лишь начало. Но мы больше, чем духовные существа. Человеческое тело и эмоции тоже должны быть сильными через Слово Божье, чтобы пробуждение на земле сохранялось.

Ваши дела для Бога не должны прекращаться или терпеть неудачу. Тренируйте свое тело, закаляйте свою душу и отдайте свой дух планам Божьим. Вы можете вести пробуждение в вашей стране и делать это успешно!

 

Глава 4

ЧАРЛЗ Ф. ПАРХЕМ

"Отец Пятидесятницы"

 

"Перед вторым пришествием Христа Церковь будет обладать такой же силой, какой обладали апостолы ранней церкви. Сила Пятидесятницы должна быть ясно показана. Давайте же позволим Божьей силе проявиться через нас".

Чарлз Фокс Пархем отдал свою жизнь для восстановления в церкви революционных истин исцеления и крещения Святым Духом (Обратите внимание: всякий раз, когда в этой главе упоминается "крещение Святым Духом", имеется в виду, что это переживание всегда сопровождается "говорением на языках"). Первые сорок лет двадцатого столетия были отмечены пятидесятническим посланием этого человека, которое изменило жизнь тысяч людей по всему миру.

Чудеса, которые происходили в служении Чарлза Пархема, слишком многочисленны, чтобы их можно было описать. Множество тысяч получили спасение, исцеление, освобождение и крещение Святым Духом. Когда он провозгласил миру в 1901 году, что "говорение на языках - это признак крещения Святым Духом", пятидесятническая истина ранней церкви была восстановлена. Но евангелист заплатил за это цену. Безжалостные гонения и клевета, которым Пархем подвергался всю свою жизнь, сломили бы любого человека с более слабым характером, но для Пархема они способствовали укреплению и утверждению его решительности и целеустремленной веры.

"Проповедуй, пока коровы не придут домой"

Чарлз Ф. Пархем родился 4 июня 1873 года. После его рождения в городе Мускатине, штат Айова, его родители, Уильям и Энн-Мария Пархем переехали на юг в Чиней, штат Канзас. Они жили как американские пионеры и считали себя таковыми.

Даже не считая трудностей жизни первопроходцев, раннее детство не было легким для молодого Пархема. Уже в возрасте 6-ти месяцев он заболел лихорадкой. Первые пять лет своей жизни страдал от сильнейших спазм. Его лоб распухал, делая голову непомерно большой. Затем, когда ему было всего семь лет, его мать умерла.

Хотя у Пархема было четыре брата, он после смерти любимой матери испытал гнетущее чувство боли и одиночества. Воспоминания о любящей заботе матери во время болезни приводили его в меланхолию и уныние. Когда мать говорила последние слова прощания перед смертью, она посмотрела на молодого Пархема и сказала: "Чарли, будь хорошим". Там, в присутствии Божьем и его умирающей матери он поклялся встретить ее на небесах. Эти простые слова произвели на него глубокое впечатление. Говорили, что они повлияли на его дальнейшее решение отдать свою жизнь Богу. Отец Пархема позже женился еще раз на молодой женщине, Харриет Миллер, которую нежно любила и в которой нуждалась вся семья.

В возрасте девяти лет Пархем заболел воспалительным ревматизмом. В этом состоянии тело его как будто покрылось узлами. Когда болезнь, наконец, ушла, кожа его казалась прозрачной. Затем у мальчика появился солитер, и для лечения применялись такие сильные лекарства, что оболочка его желудка была разъедена и разрушена. Его невзгоды не прекращались, и лекарства задержали его рост на три года.

В этом же нежном возрасте девяти лет Пархем был призван к служению. Поскольку он и его братья в первые годы жизни посещали воскресную школу, Пархем рано узнал о Боге. Еще до своего обращения мальчик постоянно думал: "Горе мне, если я не буду проповедовать Евангелие".

Он стал готовиться к Божьему призванию, изучая литературу. Канзас еще не был современным штатом с общедоступными библиотеками, но ему удалось собрать кроме Библии несколько исторических книг. Он нашел и другие пути подготовки себя к служению, выполняя различную случайную работу и помогая братьям. Работая пастухом с семейным стадом, Пархем часто проповедовал коровам воодушевляющие проповеди на различные темы, варьирующиеся от небес до ада.

Пронзительная "молния"

Пархем никогда не сожалел, что ему приходится так много учиться самому. Фактически это сработало ему на пользу. В прериях было мало церквей и проповедников, которые могли бы научить его, поэтому Пархем изучал Божье Слово самостоятельно и воспринимал его буквально. На его учении не отражались созданные людьми богословские доктрины, и для него не существовало традиций, из которых надо было вырываться. С раннего возраста до тринадцати лет Пархем слышал проповеди только двух проповедников. Именно на одном из этих собраний Пархем обратился.

Пархем верил, что в сердце обращенного должно произойти глубокое покаяние, но он не чувствовал в себе такого эмоционального переживания. Поэтому, хотя на собрании он думал, что получил спасение, по пути домой он начал сомневаться в своем обращении. Ему было так тяжело на душе, что он не мог молиться. Он заметил, что он напевает песню:

"Я прихожу ко кресту", и дойдя до третьего куплета, Пархем сразу же получил уверенность в своем обращении. Позже он сказал об этом пережитом опыте: "С неба сверкнула молния ярче солнечного света, которая пронзила все фибры моего существа". Отныне Пархем никогда не уклонялся от "Якоря" своего спасения.

"Будешь ли ты проповедовать?"

После столь яркого обращения Пархем служил учителем и работником воскресной школы. Он провел свое первое публичное собрание в возрасте пятнадцати лет с замечательными результатами. Он проповедовал короткое время и затем в возрасте шестнадцати лет поступил в Юго-западный колледж в Канзасе.

Когда Пархем поступил в колледж, у него было твердое намерение начать служение, но он стал замечать неуважение и общее презрение, с которыми мир относился к служителям. Он слышал разговоры о том, что служение связано с бедностью. Разочарованный этими рассказами, он обратил свой взор на другие профессии. Вскоре Пархем отверг свое призвание и начал отступать.

Вспоминая свое травмированное болезнями детство, Пархем решил, что медицина будет для него подходящим занятием. Поэтому он стал учиться на врача, Но его постоянно мучили воспоминания о своем обещании стать миссионером, и вскоре он заболел ревматической лихорадкой.

После нескольких месяцев страданий его посетил врач и объявил, что Пархем находится при смерти. Но месяцы, проведенные им в постели, заставили Пархема вспомнить слова, которые когда-то звенели в его ушах: "Будешь ли ты проповедовать? Будешь ли ты проповедовать?" Он снова был готов ответить на свое призвание, но не хотел жить в бедности, которая, казалось, была неизбежной для служителей в то время. Поэтому он воззвал к Богу: "Если Ты позволишь мне поехать куда-нибудь, в какое-то место, где мне не придется собирать пожертвования и выпрашивать на жизнь, я буду проповедовать".

Пархем находился под таким сильным воздействием морфия, что не мог найти никаких других слов для молитвы. Поэтому он стал цитировать Молитву Господню. Когда он дошел до слов: "...да будет воля Твоя и на земле, как на небе", его ум прояснился, и он увидел Божье величие. Он уловил отблеск того, как Божья воля проявляется через каждую частичку творения, и понял, что Божья воля - исцелять. Поэтому он воззвал к Богу в молитве: "Если Твоя воля будет совершена во мне, я буду исцелен". Когда он сказал эту молитву, каждый сустав его тела освободился и каждый орган был исцелен. Только лодыжки остались слабыми. Но его легкие были чисты, и его тело восстановлено.

Сразу после выздоровления Пархема попросили провести евангелизационное собрание. Так он обновил свое обещание Богу и дал обет покинуть колледж и начать служение, если Бог исцелит его лодыжки. Ползая под деревом, Пархем начал молиться, и Бог тотчас послал "мощный электрический ток" через его лодыжки, сделав их здоровыми,

"Мужлан" со властью

Свое первое евангелизационное собрание Пархем провел в возрасте восемнадцати лет в школьном доме "Приятная Долина" близ Тонганокси, Канзас. Для членов общины он был чужим, тем не менее, он попросил разрешение провести собрание пробуждения в их школе. Когда они дали согласие, Пархем поднялся на холм, простер свои руки над долиной и помолился, чтобы вся община пришла к Богу.

В первый же вечер служения посещение было хорошим, но большинство не принимали активного участия. Сначала ответов было мало, но к концу вечера многие обратились.

На этом собрании присутствовала семья Тистлевейтов, они написали своей дочери. Их дочь Сара выросла в общине и училась в Канзас-Сити. Когда она вернулась домой, служение закончилось, но община организовала для Пархема собрание в следующее воскресенье.

На служении утонченная Сара Тистлевейт была удивлена тем, что она увидела. Пархем выглядел совсем не таким, как богатые, образованные проповедники, к которым она привыкла в Канзас-Сити. Когда он взошел на кафедру, у него не было перед глазами написанной проповеди, как у проповедников, которых она видела раньше. Действительно, Пархем никогда не писал то, что собирался сказать, веря, что Святой Дух даст ему вдохновение. Слушая, как проповедует молодой евангелист, Сара осознала недостаток своего посвящения вере. Она поняла, что следует за Иисусом "издалека", и приняла решение посвятить свою жизнь полностью Господу. Она также подружилась с Чарлзом Пархемом, и вскоре то, что началось как простой интерес, превратилось в союз цели и предназначения.

Деноминации? Никогда больше!

Когда Пархему было девятнадцать лет, его попросили стать пастором в методисткой церкви в Еудоре, Канзас. Он согласился, в то же время, проводя служения в Линвуде по вечерам в воскресенье. Сара и ее семья регулярно посещали служения.

Община быстро росла, и было построено новое здание, чтобы вместить всех прихожан. Руководство церкви видело для Пархема большое будущее, и ему бы дали любое пасторство или назначение, если бы он подчинился их авторитету. Но не все было хорошо между Пархемом и методисткой церковью. Пархем дал обет следовать водительству Святого Духа, независимо от того, что другие люди просят его делать. Когда он давал советы новообращенным, он увещевал их найти любое церковное пристанище, даже если это будет не методистская церковь. Он объяснял, что присоединение к какой-либо деноминации не является необходимым условием для небес и что деноминации проводят больше времени проповедуя самих себя и своих лидеров, чем Иисуса Христа и Его Завет. Это вызывало множество конфликтов в церковных рядах. Об этих конфликтах Пархем писал:

"Обнаружив ограничения в своей пасторской работе и чувствуя ограниченность сектантской церковности, я часто находился в конфликте с руководством, который в конечном итоге привел к открытому разрыву; и я отказался от деноминационализма навсегда, хотя и страдал от жестоких гонений от рук церкви... Ох уж эта узость тех многих, кто называют себя принадлежащими Господу!"

Родители Пархема были разочарованы своим сыном, поскольку они твердо поддерживали церковь. Поэтому, когда Пархем отказался от должности, он на какое-то время нашел покой в доме своих друзей, которые приняли его как собственного сына.

Пархем стал молиться о направлении. На него обрушились клеветнические обвинения, и его волновало, как бы это становящееся все более сильным гонение не разрушило его работу навсегда. Затем однажды, когда он был погружен в глубокую молитву, он услышал эти слова:

"Я уничижил Себя Самого". Пархем тотчас приободрился и укрепился. Дух Господень продолжал показывать ему места Писания, и он установил свой курс. Он войдет на евангелизационное поле, не будучи связанным ни с какой формой вероисповедания. Он будет проводить свои служения в школах, залах, церквах, скиниях - где только сможет - и верить, что Дух Святой проявит Себя могущественным путем.

Во время проведения служений в западном Канзасе Пархем написал Саре Тистлевейт и предложил ей выйти за него замуж. Он предупредил Сару, что его жизнь полностью посвящена Господу, и что его будущее неясно, но если она доверяет Богу, как он, они должны пожениться. Через шесть месяцев, 31 декабря 1896 года, Чарлз и Сара поженились в доме ее дедушки.

Исцели себя!

Молодая пара отправилась путешествовать, их везде принимали очень хорошо. В сентябре 1897 года у них родился первый сын, Клод. Но радость длилась недолго - Чарлз слег от болезни сердца. Никакие лекарства не помогали, и он все больше слабел. Затем внезапно у худенького Клода поднялась высокая температура, Пархемы беспрестанно молились за ребенка, но безрезультатно. Врач не смог поставить диагноз и, следовательно, назначить курс лечения.

Пархема позвали молиться за другого больного человека, и в своем ослабленном состоянии он отправился в дом этого человека. Когда он молился за него, слова Писания: "Врач, исцели самого себя" буквально озарили Пархема, и в тот момент, когда он молился, сила Божья коснулась его. Он был тотчас исцелен.

Сразу после этого Пархем бросился домой, схватил Сару, рассказал ей о своем переживании и помолился за ребенка. Затем он выкинул все лекарства, поклявшись, что больше никогда ничему не будет доверять, кроме Слова Божьего. Горячка оставила тело Клода, и он рос здоровым ребенком.

Здесь хочу кое-что сказать. Служение исцеления Пархема всегда казалось противоречивым тем, кто неправильно понимал его. Он жил во времена, когда врачи в целом выступали против Евангелия. Личная вера Пархема вдохновила его выбросить все лекарства. Он верил в то, что полностью доверять медицине значит отвергать кровь Иисуса и ту цену, которую Христос заплатил на кресте. Когда приходит истинное откровение, оно непоколебимо. Оно всегда принесет успех, который обещает. Глубокое откровение Пархема передалось его семье, и медикаменты были запрещены в их доме. Но решение об их использовании другими людьми он оставил на их усмотрение. Всегда находятся люди, которые следуют вдохновению другого, не получив откровения сами. Поэтому в теле Христовом отвергают использование медикаментов и называют тех, кто их используют, "грешниками". Пархем никогда этому не учил, поэтому ошибочно его обвинять, как многие делают, в ошибках, которые совершают некоторые верующие в вопросе божественного исцеления.

Обет "жить или умереть"

Вскоре после того, как Пархем и его ребенок исцелились, он получил печальные известия. Всего за одну неделю умерли двое из его близких друзей. В глубокой печали Пархем поспешил к их могилам. Это был день, который отметил все последующее служение:

"Когда я преклонил колени между могилами двух моих любимых друзей, которые могли бы жить, если бы я сказал им только об исцеляющей силе Христа, я дал обет, что пусть мне придется жить или умереть, я буду проповедовать Евангелие исцеления".

Пархем переехал со всей семьей в Оттаву, Канзас, где он провел свое первое собрание божественного исцеления. Во время этого служения он смело провозглашал истины Божьего Слова. Больная водянкой женщина, которой, как говорили, оставалось всего три дня жизни, получила мгновенное исцеление. Другая молодая женщина, слепая и больная чахоткой, почувствовала, как у нее буквально разрывается грудь, и полностью исцелилась. Бог также восстановил ее зрение, и остаток своей жизни она провела, зарабатывая шитьем.

Истины божественного исцеления были редкими в церкви в те годы. Дауи и Эттер имели большой успех, но о них практически ничего не знали в прериях. И хотя результаты нельзя было опровергнуть, многие утверждали, что сила, являвшаяся через Пархема, исходила от дьявола. Эти обвинения вынудили Пархема закрыться в комнате и утвердиться в истине. Молясь и исследуя Писание, Пархем обнаружил, что в Библии везде присутствует исцеление. Он понял, что исцеление, как и спасение, пришло через искупительную работу крови Иисуса, и с этого момента гонения и клевета не останавливали его. Затем ему в голову пришла революционная идея: он организует пристанище для тех, кто ищет исцеления. Пархем был наполнен радостью.

Дом веры "от начала до конца"

В ноябре 1898 года в день Благодарения у Пархемов родилась дочь. Они назвали ее Эстер Мэри. Вскоре после этого Пархем открыл свой дом божественного исцеления в Топеке, Канзас, который они с Сарой назвали "Вефиль". В нем они хотели создать атмосферу, похожую на домашнюю для тех, кто верит в божественное исцеление. На первом этаже была часовня, читальный зал и типография. Верхний этаж имел четырнадцать комнат с широкими окнами. Подоконники Пархемы заставили живыми цветами, создававшими мирную и уютную домашнюю атмосферу. Служения в часовне проводились ежедневно, на них могущественно проповедовалось Слово Божье. Молитвы совершались за каждого лично, несколько раз в течение дня и ночи.

В Вефиле также были специальные классы для служителей и евангелистов, которые готовились и обучались для служения. Дом убежища искал также христианские дома для сирот и работу для безработных.

Один гость Вефиля написал:

"Кто может подумать о более сладком имени, чем Вефиль? Несомненно, это Дом Божий. Все движется в любви и гармонии. При входе в комнаты человек сразу чувствует божественное влияние, разливающееся здесь повсюду... Это Дом веры от начала до конца".

Бюллетень Пархема "Апостольская вера", который издавался ежедневно, имел сначала подписную цену. Но Пархем вскоре изменил это, попросив читателей обратить внимание на Исаии 55:1 и давать на газету столько, сколько они чувствовали возможным и необходимым. Бюллетень публиковал удивительные свидетельства исцелений и многие проповеди, которым учили в Вефиле.

Пархем всегда верил, что Бог обеспечит финансовую поддержку для Вефиля. Однажды, после тяжелого дня служения, он вспомнил, что аренду нужно платить на следующее утро, а у него на это не было денег. Усталый и изможденный, он посмотрел на небо и сказал Господу, что ему нужно отдохнуть и что он знает, что Бог не подведет его. На следующее утро в Вефиле появился человек, сказавший: "Я внезапно проснулся с мыслью о вас и вашей работе; сон не шел ко мне, пока я не пообещал, что принесу вам это". Это была точная сумма для уплаты аренды.

В другой раз у Пархема была лишь часть суммы, необходимой для уплаты по счету. Он отправился в банк, чтобы внести то, что у него было, и на пути он встретил знакомого, который передал Пархему кое-какие деньги. Когда Пархем пришел в банк, он обнаружил, что деньги составляли точную сумму, которой недоставало для оплаты чека полностью". Есть и много других невероятных историй финансового обеспечения, связанных со служением Пархема.

Семья Пархемов была благословлена еще о



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; просмотров: 166; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.144.55.253 (0.021 с.)