Тряски, шум и верчения: история в Лос-Анджелесе



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тряски, шум и верчения: история в Лос-Анджелесе



Пархему сказали, что Сеймур отправился в Лос-Анджелес в смирённом духе. Техасцев, поехавших в Лос-Анджелес вместе с Сеймуром, весьма впечатлили его способности. Было ясно, что Бог делает чудесную работу в жизни Сеймура. Но было также ясно, что сатана пытается "разорвать ее на куски". Поскольку Сеймур был студентом школы Пархема, Пархем чувствовал ответственность за то, что происходит.

Опыт Пархема на Азузе способствовал его более глубокому пониманию фанатизма. По словам Пархема, там происходило много подлинных переживаний принятия крещения, но там также было много ложных проявлений. Пархем провел два или три служения на Азузе, но не смог убедить Сеймура изменить свои методы. Двери в миссию были для него закрыты, и Пархем не мог туда вернуться. Но Пархем не уехал из Лос-Анджелеса, а арендовал большое здание и стал проводить большие служения по избавлению от злых духов для людей, которые прежде посещали служения Сеймура.

Произошедшее с Сеймуром Пархем считал примером духовной гордости. Он написал об этом в своем бюллетене, отметив, что фанатизм всегда производит дух неспособности учиться в тех, кем он овладевает. Он объяснял, что находящиеся под влиянием этих ложных духов:

"...превозносят себя, думая, что у них больше опыта, чем у кого-либо еще, и что они не нуждаются в учебе или совете... отдаляясь от тех, кто может помочь".

Свое "заявление" в бюллетене он закончил словами:

"...хотя начали проявляться многие формы фанатизма, я верю, что каждое истинное дитя Божье выйдет из этого тумана и тени еще более сильным и лучше вооруженным против крайностей, которые могут предстать в любое время на собраниях такого рода".

"Кусок ветчины"

Пархем вернулся в Сион из Лос-Анджелеса в декабре 1906 года. Не имея возможности снять здание, он разбил большую палатку на пустыре. Палаточные служения Пархема собирали до двух тысяч человек. В канун Нового года он проповедовал два часа о крещении Святым Духом и привел слушателей в такое состояние воодушевления, что несколько человек подошли к Пархему с идеей создать "движение" и большую церковь.

Но Пархем не согласился. Он сказал этим людям, что приехал в Сион не ради личных достижений, а для того, чтобы принести мир Божий и вывести город из угнетенного состояния. Пархем считал, что в Америке достаточно церквей, и сказал, что Сиону нужна, прежде всего, большая духовность в уже существующих церквах. Пархем полагал, что если его послание имеет ценность, то люди поддержат его и без организации. Он опасался, что группы, объединяющиеся вокруг истины о "крещении Святьм Духом", в конечном счете, могут начать преследовать мирские, светские цели.

Рассмотрев эти вопросы, Пархем официально отказался от роли "учредителя" Движения апостольской веры. В других штатах, где были созданы такие движения, уже возникли многочисленные разногласия между лидерами. В своем бюллетене он писал:

"Чтобы они [догматы апостольской веры] получили всеобщее признание, я просто занимаю свое место среди других братьев для продвижения Евангелия Царства как свидетельства всем народам".

Из-за такой позиции Пархема в Сионе у него появилось много новых врагов, и когда его служения закончились, он один поехал проповедовать в Канаду и Новую Англию.

Его семья осталась в Сионе и подверглась настоящей травле. Детей Пархема каждый день оскорбляли в школе, В городе была запрещена свинина, поэтому Пархемов стали называть "куском ветчины", и дети часто приходили из школы домой в слезах.

Игра слов. По-английски кусок ветчины звучит как "парт хек" - Прим. перев.

Семья Пархема полагала, что в основном их преследуют за то, что они отказались организовывать движение. Позже Чарлз написал:

"Своим отношением ко всем этим истинам я отличаюсь от Сиона в той же только мере, как люди в Сионе отличаются друг от друга".

Затем однажды миссис Пархем получила письмо от гражданина Сиона с невообразимыми обвинениями в адрес ее мужа. Она отвергла это письмо как ложь, но травля становилась настолько сильной, что она решила увезти своих детей обратно в Канзас.

Огонь из ада: скандал

Здесь мы подходим к наиболее неприятному моменту в жизни Пархема. Ясно, что у Пархема было много врагов в крупнейших христианских организациях. Но основным его антагонистом был Уилбур Волива, Генеральный Надзиратель в Сионе. После публичного отказа Пархема стать "учредителем" Движения апостольской веры в пятидесятнических кругах начали циркулировать слухи, что Пархем арестован за сексуальную аморальность. Газета "Ваукеган дейли сан" писала, что:

"на внезапный отъезд Пархема из Сиона повлиял некий "неизвестный человек, называющий себя детективом, готовый арестовать его на основании каких-то невыясненных обвинений". Позже газета призналась, что статья основывалась на слухах и что полицейское управление Сиона ничего не знает об этом инциденте. Но вред был уже нанесен.

Летом 1907 года, когда Пархем проповедовал в бывшей Сионской миссии, расположенной в Сан-Антонио, в "Сан-Антонио лайт" появилась статья, ставшая известной по всей стране. Ее заголовок гласил: "Арестован евангелист Ч.Ф. Пархем, выдающийся служитель взят под арест".

Статья рассказывала, что Пархем обвиняется в гомосексуализме, что является преступлением по закону штата Техас. Что он был арестован вместе со своим предполагаемым партнером Д.Д. Джорданом и что они выпущены под залог в тысячу долларов.

Пархем немедленно и гневно отреагировал. Он нанял адвоката Дэвиса и объявил, что все это "происки" его старого врага Уилбура Воливы. Пархем был уверен, что Волива пришел в ярость, что он проповедовал в церкви города Сиона. Она когда-то принадлежала Сиону, но отошла от него и присоединилась к Движению апостольской веры.

Пархем поклялся, что защитит свое имя, и с негодованием отказался оставить город. Миссис Пархем, которая и раньше знала о слухах из полученного письма, уехала из Канзаса в Сан-Антонио. Дело так и не дошло до суда, и имя Пархема исчезло из заголовков мирских газет столь же быстро, как и появилось. Никакого формального обвинительного акта не было предъявлено, и в суде округа Бексар не найдено записи об этом инциденте.

Но религиозные газеты по отношении к Пархему были настроены не так благодушно, как мирские. В этой прессе было даже больше деталей о "его похождениях". Двумя газетами, которые особенно много позволяли себе, были "Горящий куст" и "Сион геральд" (официальная газета церкви Уилбура Воливы в Сионе). Эти газеты утверждали, что они просто цитируют "Сан-Антонио лайт" - показания очевидца о якобы совершенном Пархемом правонарушении и написанное им признание. Но после проведенного расследования выяснилось, что статьи, "процитированные" в "Геральде" и "Кусте", в газете Сан-Антонио никогда не публиковались. Оказалось также, что скандал получил огласку лишь в некоторых областях, и источник его прослеживался до "Сион геральд". Распространенный по всей стране слух основывался на недоразумении.

Без сомнения, Волива извлекал из скандала все, что мог, "не оставляя ни одного камня неперевернутым". Хотя никто не мог прямо указать на Воливу как на подстрекателя обвинений, было известно, что он нередко занимался распространением слухов, направленных против его главных конкурентов. Кроме Пархема, Волива предпринимал немало атак против своих помощников в Сионе, называя их "прелюбодеями" и "аморальными личностями". Помощники Пархема попытались было начать юридическую процедуру в отношении "клеветы" с помощью почтового ведомства США, но оно отказалось участвовать в этом деле.

Миссис Пархем чувствовала, что у их врагов должна быть большая вера в убеждения Пархема, ведь если бы такого рода нападкам подвергся мирской человек, суд последовал бы непременно. Но Пархем никогда не обсуждал инцидент на публике. Он оставил это дело на усмотрение своих последователей, полагая, что те, кто был верен, никогда не поверят этим обвинениям. На свое сорокалетие Пархем написал:

"Я думаю, наибольшая скорбь в моей жизни - это мысль, что мои враги в поисках моей погибели губят и разбивают так много драгоценных душ".

Но скорбь и разрушение не имеют никакого значения для тех, кто противостоит служению Божьему. Когда Пархем вернулся проповедовать в Сион через девять лет, последователи Воливы изготовили плакаты и листовки с подписанным признанием виновности в гомосексуальном преступлении.

Жизнь в долгожданной мечте

В годы, последовавшие за этим скандалом, Пархем продолжал евангелизировать по всей стране. Многие говорили, что его проповеди были критичными по отношению к пятидесятническому христианству, другие говорили, что он так и не смог оправиться от обвинений Воливы. В 1913 году в Вичите его встретила банда, вооруженная дубинами и вилами. Но друзья спасли Пархема, отправив его по Другой дороге, и служения продолжались, как было запланировано. Сотни покаялись в Вичите и многие исцелились.

Хотя Пархему причиняли боль те, кого он считал друзьями, он никогда не отворачивался от тех городов, в которые его вел Господь. Он даже вернулся в Лос-Анджелес и провел огромнейшее собрание, на котором тысячи были обращены, крещены Святым Духом, исцелены и освобождены. Зимой 1924 года Пархем провел служения в Орегоне и Вашингтоне. На одном из этих служений обрел спасение Гордон Линдсей. Линдсей пошел дальше, чтобы совершить великое дело для Господа, основав международный Библейский колледж, Христос для всех народов, расположенный в Далласе, Техас.

В конце концов в 1927 году мечта жизни Пархема исполнилась. Друзья собрали ему деньги, и он смог посетить Иерусалим. Путешествие было великой радостью для Пархема. С каким волнением он шел по Галилее, Самарии и Назарету. Именно здесь Пархем встретил свое любимое место Писания, Псалом 22. В Палестине реальность Пастыря и Его овец ожила для Пархема, принеся ему великий мир и утешение. Когда в 1928 году он вернулся в нью-йоркскую гавань, он нес с собой диапозитивы земли, которую так любил. С этого времени на своих служениях Пархем показывал эти диапозитивы, которые он называл "Псалом 22".

"Мир как река"

В августе 1928 года Пархем почувствовал усталость и утомление. Он сказал друзьям, что его работа подходит к концу. Одному из них он написал:

"В эти дни я живу на пороге Земли Славы, и все это настолько реально по другую сторону занавеса, что я чувствую могучее искушение пересечь границу".

Проведя Рождество в 1929 году со своей семьей, Пархем решил поехать проповедовать и показать диапозитивы Святой Земли в Темпле, Техас. Семья волновалась из-за его отъезда, потому что здоровье у него ухудшилось, но Пархем был тверд в своем решении. Через несколько дней семье написали, что Пархем на собрании упал в обморок, показывая диапозитивы Святой Земли. Говорили также, что затем он снова пришел в сознание и сказал, что желает продолжить показ диапозитивов.

Семья Пархема отправилась в Темпл, чтобы справиться о его состоянии. Когда они прибыли, было принято решение отменить собрания и привести Чарлза домой в Канзас на поезде. У Пархема настолько ослабло сердце, что он с трудом мог говорить. Он ждал возвращения своего сына Уилфреда со служения в Калифорнии. Ожидая его, Пархем отказался от всех лекарств, сказав, что не может "отказаться от своих убеждений". Он попросил только молитву.

Младший сын Роберт оставил работу в магазине и проводил время в молитве и посте в доме, где лежал его отец. Через несколько дней он подошел к постели отца и сказал ему, что он также "отдает свою жизнь призыву к служению". Тронутый тем, что двое его сыновей посвятят себя делу Евангелия, Пархем собрался с силами и сказал:

"Я не смогу похвалиться ни одним добрым делом, которое я сделал, когда я встречу моего Учителя лицом к лицу, но я могу сказать, что я был верен тому посланию, которое Он дал мне, и жил чистой, святой жизнью".

Сара сказала, что она никогда не забудет лица своего возлюбленного, на котором читалось "по той радости и взгляду мирного удовлетворения, что его молитва в течение многих лет получила ответ".

В последний его день на земле услышали, как Чарлз Фокс Пархем процитировал: "Мир как река. Вот о чем я думал весь день". Ночью он спел часть песни: "Сила в крови", затем попросил семью закончить вместо него эту песню. Когда они закончили, он попросил их:

"Спойте еще раз".

На следующий день, 29 января 1929 года, в возрасте пятидесяти шести лет Чарлз Ф. Пархем ушел к Господу.

На его похороны пришло более двух тысяч пятисот человек, они подходили к могиле, когда падал снег. Сцену заняли хор из пятидесяти человек и служители из разных концов страны. Пожертвования полились со всей страны, дав семье возможность приобрести гранитную кафедру в качестве памятника на могиле. На памятнике было выгравировано:

"Иоанна 15:13", последнее место Писания, которое прочитал Пархем, проводя свое служение на земле. "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих".

Истинно верный

До его смерти благодаря служению Пархема прямо или косвенно обратились более двух миллионов человек. На его собраниях нередко бывало свыше семи тысяч человек. И хотя некоторые говорили на языках задолго до Топеки в Канзасе, именно Пархем был первопроходцем истины говорения на языках как признака крещения Святым Духом.

Его жизнь является примером суровой реальности гонений и конфликтов, которые сопровождают Божьих проповедников пробуждения. Хотя его пытались погубить, эти люди не могли коснуться того столпа силы, который был построен внутри его духа. Он никогда не отступал от своего призвания из-за клеветы, которая поднималась против него. И когда он оставил землю, он сделал это потому, что он желал этого. Хотя некоторые не принимают служение Пархема из-за его поддержки куклукс-клана, многие помнят Пархема за его жертвенную любовь и, прежде всего, за его верность. Величайший призыв Божий состоит в том, чтобы мы оставались верными Его плану. И Чарлз Фокс Пархем не мог жить по другому плану, нежели тот, который ему предписал Господь. Верность всегда преодолевает конфликты, которые приходят, чтобы бросить ей вызов.

Бог призвал нас к сфере служения. Стоим ли мы перед толпами людей или перед членами нашей семьи, мы, как Чарлз Пархем, должны показывать нашу верность, Но в нашем "нетерпеливом" и "хорошо себя чувствующем" поколении с верностью вроде бы особенно не считаются. Тем не менее, не имеет значения, о каком поколении мы говорим, Божье Слово остается тем же. 1 Кор. 4:2 утверждает, что верность - это требование для верующих. Вера в Слово Божье и доверие, что Он исполнит Свое обещание для вас, независимо от жизненных ситуаций, производят верность. Как чудесно было бы услышать слова Господа: "Хорошо сделано, Мой добрый и верный раб!" А не такие Его слова: "Ну и...?"

Я бросаю вам сегодня вызов дать отчет в своей жизни, посчитать цену и проанализировать, где вы находитесь в области верности. Я бросаю вам вызов проанализировать, во что вы верите и против чего вы стоите, и затем держаться истинных убеждений.

Демонстрируйте "острое лезвие" истины народам Земли и никогда не позволяйте себе находиться среди гонителей, хулителей или завистников. Каково бы ни было ваше призвание в жизни, всегда стойте твердо на Божьей стороне. Будьте верны.

 

 

Глава 5

УИЛЬЯМ ДЖ. СЕЙМУР

"Катализатор Пятидесятницы"

 

Посмотрев на меня через свои очки в золотой оправе, она сказала: "Преподобный, я верю в крещение Духом Святым и огнем... но мне не нравится этот шум и крик".

"Сестра, вы такая же, как и я, - ответил я. - Есть много проявлений среди Божьих людей, которые мне самому не нравятся, но я знаю точно, что когда Дух Господень сходит на меня, мне нравится это".

Ее маленький рот открылся в мягком несогласии, но я продолжал:

"...Теперь, моя маленькая сестра, если вы хотите пройти в молитвенную комнату и помолиться, чтобы получить крещение Духом Святым, пожалуйста, пройдите вперед. И когда это случится, не кричите, пока не сочтете это нужным. Будьте сама собой".

Она решительно кивнула: "Да, конечно, я согласна".

..Я был занят в офисе, находящемся где-то в семидесяти пяти футах от молитвенной комнаты, и вскоре забыл о том, что она была там. Внезапно... я услышал пронзительный крик. Я рванулся, открыл дверь, чтобы посмотреть, кто там, и увидел эту маленькую женщину, вылетевшую из молитвенной комнаты, как ядро из пушки. Она начала прыгать, танцевать и кричать в Господе. Это было нечто - увидеть эту сдержанную, изящную леди с очками в золотой оправе, танцующей и раскачивающейся, взывающей и поющей попеременно на языках и на английском.

Я подошел к ней и, внутренне улыбаясь, прокомментировал: "Сестра, то, что вы делаете, не нравится мне". Она сделала не особо приличный прыжок в воздух и воскликнула: "Может быть, и нет, но мне это точно нравится!".

Будучи катализатором "пятидесятнического движения" в XX веке, Уильям Дж. Сеймур превратил маленькую конюшню Лос-Анджелеса на Азуза-стрит в международный центр пробуждения. Поскольку крещение Духом Святым со знамением говорения на языках было основной частью проводимых там служений, Сеймур стал лидером первого организованного движения, которое распространяло этот опыт. На Азузе черные, белые, латиноамериканцы и европейцы встречались и поклонялись вместе, переходя ранее непреодолимые культурные барьеры. Хотя успех пробуждения длился недолго, мы все еще наслаждаемся его плодами. Сегодня Азуза остается привычным словом среди чад Божьих.

С миссией на Азуза-стрит связывали невероятные истории. Эти пятидесятнические пионеры обращали мало внимания на время и часто молились всю ночь за чье-то освобождение. Они верили Слову Божьему и ждали его проявлений.

В любой возникавшей ситуации искатели провозглашали авторитет Слова. Если насекомые уничтожали чьи-то посевы, они шли на поле и провозглашали Слово Божье над посевом и насекомыми! Во всех случаях насекомые оставались там, где им говорилось, и не пересекали границу поля. Даже если они уничтожали посевы соседа, они не приближались к полю верующего ближе, чем на двадцать ярдов.

Согласно другой истории большая группа пожарных примчалась к зданию миссии на Азуза-стрит во время служения, неся пожарные брандспойты, чтобы потушить огонь. Но они его не обнаружили! Соседи по улице рядом с миссией увидели свет и подумали, что здание объято пламенем. Они позвонили в пожарную службу. Однако то, что они на самом деле видели, было славой Божьей.

Тигровый глаз

Сентервиль, штат Луизиана - южный городок всего в нескольких милях от Мексиканского залива. Здесь 2 мая 1870 года у Симона и Филлис Сеймур родился сын. Они только несколько лет назад были освобождены от рабства, и Уильям появился в мире в момент разгула расистской жестокости. Свирепствовал ку-клукс-клан. Был принят закон Джима Кроу, лишавший черных всех социальных прав. Сегрегация проявлялась даже в церкви.

Освобожденные от рабства родители Сеймура продолжали работать на плантации. Когда Сеймур подрос, он последовал по их стопам. Не имея формального образования, он, как и многие другие, учился в основном через чтение Библии.

Сеймур нашел себя в Иисусе Христе, поверив, что Господь является единственным освободителем человечества. Он был чувствительным, пылким юношей и жаждал познать истину Божьего Слова. Рассказывают, что он пережил божественное видение и с раннего возраста стал ожидать возвращения Иисуса Христа.

В возрасте двадцати пяти лет Сеймур наконец прорвался через психологический барьер своего комплекса неполноценности. Затем он совершил поступок, на который были способны немногие черные - покинул дом в южной Луизиане и отправился на север в Индианаполис, штат Индиана.

Согласно переписи населения США 1900 года лишь 10 процентов негров когда-либо покидали Юг. Но Сеймур проявил решительность и уехал. Он решил, что человеческие оковы никогда не смогут его удержать.

Святые и оспа

В отличие от сельского Юга, Индианаполис был процветающим городом, предлагавшим множество возможностей. Но для черного населения многие двери еще оставались закрытыми, и Сеймур смог найти место только официанта в гостинице.

Вскоре после приезда Сеймур присоединился к методисткой епископальной церкви Симпсона. Эта ветвь северных методистов имела распространение среди всех слоев населения, что понравилось Сеймуру. Пример этой церкви помог Сеймуру укрепиться в своих убеждениях. Для него стало еще более очевидным, что в искуплении Иисуса Христа не было классов и рас.

Но вскоре в Индианаполисе расистские тенденции ужесточились. Поэтому Сеймур переехал в Цинциннати, штат Огайо. Там он продолжал посещать методистскую церковь, но вскоре заметил, что ее позиция тоже становится более жесткой. Он был последователем Джона Уэсли. Уэсли верил в сильную молитву, святость, божественное исцеление, а также в то, что в Иисусе Христе не должно быть дискриминации. Но методисты, казалось, отошли от своих первоначальных корней.

В поисках церкви Сеймур остановился на Святых вечернего света, которые позже стали известны как Реформаторское Движение Церкви Бога. Группа не использовала музыкальных инструментов. Они не носили колец и не пользовались косметикой. Они не танцевали и не играли в карты. Хотя это выглядело как религия запретов, группа была Своим призванием очень счастливой. Они находили радость в своей вере в трудные времена, как и в добрые.

Сеймур был тепло принят этими Святыми. Именно у них он получил призыв к служению.

Сеймур боролся со своим призванием и боялся ответить на него, Как раз в это время он заболел оспой, которая обычно в те времена заканчивалась смертельным исходом. Он выжил после трех недель ужасных страданий, но остался слеп на левый глаз, а лицо его покрылось рубцами.

Сеймур чувствовал, что получил эту болезнь из-за того, что отказывался от призвания Божьего. Поэтому он, не раздумывая более, подчинился Божьему плану и был рукоположен на служение Святыми вечернего света. Вскоре он стал путешествовать как странствующий евангелист на свои собственные средства. В те дни немногие служители просили пожертвования. И Сеймур, как многие из его круга, верил в то, что Бог - его Обеспечитель. Он верил, что если Бог призвал его, то Бог и поддержит его.

Говорение на языках... Сегодня?

Сеймур оставил Цинциннати и поехал в Техас, проповедуя Евангелие на своем пути. Прибыв в Хьюстон, он нашел там свою семью. Поэтому он решил сделать Хьюстон базой своего служения.

В сентябре 1905 года евангелист Чарлз Ф. Пархем проводил собрания в Брин Холле, пригороде Хьюстона. Каждый вечер, когда дорожное движение ослабевало, Пархем и его помощники ходили по городу в одеждах из Святой Земли, неся свое знамя "Движения апостольской веры". Газеты хорошо отзывались о служениях Пархема, нередко предваряя статьи о них крупными заголовками.

Хьюстон был городом со смешанным населением, поэтому на собраниях Пархема присутствовали представители разных рас. Друг Сеймура миссис Люси Фарроу регулярно посещала служения Пархема и познакомилась с семьей проповедника пробуждения. Пархем предложил ей стать гувернанткой в его семье с условием, что она поедет с ними в Канзас, где они жили. Фарроу была пастором маленькой церкви Святости, но ее любовь к семье Пархема и духовный голод побудили ее поехать. Приняв предложение Пархема, она попросила Сеймура стать пастором церкви на время ее отсутствия. Он согласился принять церковь на два месяца до ее возвращения с семьей Пархема.

Вернувшись в Хьюстон, миссис Фарроу рассказала Сеймуру о своих чудесных духовных переживаниях в доме Пархема - включая опыт говорения на языках. Ее опыт заинтересовал Сеймура, но он сомневался в этом учении. В конечном итоге он принял его, хотя сам некоторое время на языках не говорил5. Святые вечернего света не одобряли новую теологию Сеймура. Поэтому он оставил эту группу, хотя еще сам не говорил на языках. Затем Чарлз Пархем объявил об открытии в декабре своей Библейской школы в Хьюстоне, и миссис Фарроу настаивала, чтобы Сеймур посещал ее. Тронутый ее заботой и под влиянием своего растущего интереса, Сеймур поступил в школу.

Школа Пархема в Хьюстоне была похожа на ту, которая была в Топеке, штат Канзас. Это был дом типа общежития, где студенты и их инструкторы проводили дни и ночи вместе, молясь и изучая Слово в неформальной обстановке. От студентов не требовалась плата, но они должны были полагаться на Бога в отношении обеспечения своих нужд. Учитывая нравы и обстановку того времени, сомнительно, что Сеймур мог оставаться там на ночь. Пархем был тронут жаждой Сеймура по Слову. Но думаю, что Сеймур, хотя и очень хорошо принятый Пархемом, все же был студентом только дневного времени. Сеймур принял не все положения, которые проповедовал Пархем, но он принял истину, которую Пархем учил о Пятидесятнице. Вскоре он развил свою собственную теологию.

В начале

По окончании учебы в школе Пархема начались события, которые привели Сеймура в Лос-Анджелес. В начале 1906 года Сеймур стал строить планы о том, как создать новую пятидесятническую церковь, в которой он мог бы проповедовать свое новое учение. Затем он неожиданно получил письмо от мисс Пили Терри. Терри, гостившая у родственников в Хьюстоне, посещала церковь, где Сеймур в качестве пастора замещал Люси Фарроу. Вернувшись в Калифорнию, Терри не забыла спокойное и уверенное служение Сеймура. В своем письме мисс Терри просила Сеймура приехать в Лос-Анджелес и принять пасторство церкви, которая откололась от Назаретской церкви. Веря, что письмо - это перст судьбы, Сеймур в конце января упаковал вещи и поехал в Калифорнию. Позже он написал:

"Это божественное призвание привело меня из Хьюстона, Техас, в Лос-Анджелес. Господь вложил в сердце одной святой в Лос-Анджелесе побуждение написать мне, что она чувствует, как Господь хочет, чтобы я находился там, и я чувствовал, что это водительство Господа. Господь обеспечил все необходимые средства, и я приехал, чтобы руководить миссией на улице Санта-Фе".

Духовное состояние города

Духовный голод в Лос-Анджелесе был заразительным. Там было глубокое желание и жажда, чтобы что-то произошло. Там были признаки духовного пробуждения даже до прибытия Сеймура. На повороте столетия евангелисты распространили огонь Божий по всей Южной Калифорнии, и многие группы людей молились и свидетельствовали в городе, переходя от двери к двери. Фактически весь город стоял на грани великих духовных событий, и многие общины ЛосАнджелеса ревностно искали Бога.

В 1906 году Лос-Анджелес являл собой миниатюрную картину мира. Расовая дискриминация была редкостью - город наводнили представители самых разных культур, от китайцев до латиноамериканцев.

Первая баптистская церковь в Лос-Анджелесе ожидала возвращения своего пастора, преподобного Джосефа Смэйла, Он на три недели уехал в Уэльс, чтобы послушать проповеди великого Уэльского евангелиста Эвана Робертса. Смэйл был полон огнем Божьим и надеялся после посещения Уэльса принести такое же пробуждение в Лос-Анджелес.

Другой евангелист и журналист Фрэнк Бартлмен разделял похожее видение и соединился со своей церковью в молитве. Бартлмен писал Робертсу и просил у него советов по проведению пробуждения. Один из ответов от Эвана заканчивался таким образом: "Я молюсь, чтобы Бог услышал твою молитву, сохранил твою веру сильной и спас Калифорнию". Бартлмен говорил, что от этого письма он получил дар веры для грядущего пробуждения. И он верил также, что молитвы из Уэльса имели большое значение для Божьего излияния Духа на Калифорнию, говоря позже, что "сегодняшнее пробуждение по всему миру выросло в колыбели маленького Уэльса",

В Лос-Анджелесе была небольшая группа чернокожих, которая жаждала Бога и объединилась для поклонения. Лидером этой маленькой группы была сестра Юлия Хатчинсон. Ее учение об освящении шло вразрез с доктриной ее церкви. Вследствие этого пастор исключил из церкви семьи, которые были связаны с ней, именно они в конечном итоге образовали группу, пастором которой стал Сеймур.

Группа не упала духом. Она стала собираться в доме Ричарда Эсбери, а затем настолько разрослась, что пришлось арендовать небольшой зал на улице Санта-Фе. Вместе с ростом пришло и желание сменить лидера. Группа чувствовала, что ей больше подходил бы какой-нибудь нездешний человек, что он пользовался бы среди них большим уважением, Мисс Терри, кузина Эсбери, полагала, что для этого есть только один человек. Помолившись, они все согласились послать приглашение Сеймуру.

Проповедь послания

Когда Сеймур прибыл в Лос-Анджелес, там уже чувствовалась атмосфера пробуждения. Это подтверждало в нем осознание его предназначения. На первую проповедь Сеймура собралась большая группа, и он мощно провозгласил послание о божественном исцелении и скором возвращении Христа. Затем он перешел к говорению на языках, описанному в Деяниях 2:4. Он учил, что человек не крещен Духом Святым до тех пор, пока он не говорит на языках, И он признал, что сам еще не получил этого проявления. Тем не менее, он провозглашал это как Слово Божье.

Сеймура встретили неоднозначно. Одни приняли его благожелательно, другие категорически отвергли. Семья Ли пригласила его к себе домой на воскресный обед. Когда они вместе с ним вернулись вечером в миссию, то обнаружили, что сестра Хатчинсон заперла дверь на замок. Она была в ярости и сказала, что не допустит проповедь такого крайнего учения в миссии на Санта-Фе. Сеймура не пустили даже в спальню миссии.

Сеймур остался почти без денег и без ночлега. Поэтому Ли были вынуждены пригласить его к себе, хотя и относились к нему довольно сдержанно. Находясь у Ли, Сеймур заперся в своей комнате в молитве и посте. Спустя несколько дней он пригласил Ли помолиться вместе с ним. Они приняли его приглашение, и с этого момента их отношение к нему изменилось. Вскоре члены миссии услышали о молитвенных собраниях в доме семьи Ли. Они начали собираться у них, и Сеймур стал известен как человек молитвы.

Вскоре сестра Хатчинсон узнала, что члены ее группы присоединяются к Сеймуру. Она решила организовать встречу между Сеймуром и духовенством движения Святости, чтобы разобраться в сути ошибки. Сеймур предстал перед большим собранием проповедников Святости, как перед судом инквизиции, но он твердо держался за Слово. Он снова процитировал Деяния 2:4 и заявил, что если проповедники Святости не пережили то, что произошло в горнице, то они не крещены Святым Духом. По словам Сеймура, трудности у них со Словом, а не с ним.

Служитель, который тогда выступал против Сеймура, позже писал:

"Все нападки были только с нашей стороны. Я никогда не встречал человека, который бы так хорошо контролировал свой дух. Его не смущали и не выводили из равновесия никакие обвинения. Он сидел перед сонмом судей и улыбался, в конце концов мы сами были осуждены своими делами".

Норт-Бонни-Брей-стрит 214

Умиротворяющее служение Уильяма Сеймура было замечено всеми. После расследования семья Эсбери попросила его переехать к ним в дом на Норт-Бонни-Брей-стрит и начать проводить там регулярные собрания. Сеймур принял предложение, и с конца февраля 1906 года небольшая группа начала собираться там. На собраниях они часами молились и искали крещения Святым Духом,

Когда собрания стали расти, Сеймур попросил помощи своей давней подруги Люси Фарроу. Он объяснил группе, что у Фарроу необычайная способность представлять крещение Святым Духом, поэтому собрали деньги, чтобы она смогла приехать из Хьюстона.

Когда сестра Фарроу приехала, Сеймур объявил о десятидневном посте для получения божественного благословения крещения Святым Духом. Группа постилась и молилась два дня. Затем в понедельник мистер Ли позвал Сеймура и попросил его помолиться за исцеление. Сеймур помазал Ли маслом, помолился за него, и Ли был исцелен. Затем Ли попросил Сеймура возложить на него руки и помолиться о крещении Святым Духом. Сеймур возложил руки, и Ли громко заговорил на языках! Они ликовали до конца дня, а затем вместе пошли на вечернее молитвенное собрание.

Когда они прибыли в дом Эсбери на Бонни-Брей-стрит, все комнаты были забиты людьми. Многие уже молились. Сеймур стал руководить собранием и повел его с пением, свидетельствами и в молитве. Затем он рассказал историю об исцелении Ли и о том, как он исполнился Святым Духом, Как только Сеймур закончил, Ли поднял руки и стал говорить на иных языках. Вся группа упала на колени в поклонении Богу и воззвала о крещении. Затем шесть или семь человек возвысили голос и стали говорить на иных языках. Дженни Эванс Мур, которая позже вышла замуж за Сеймура, упала на колени у фортепьяно и одной из первых заговорила на языках.

Одни выбежали на крыльцо, пророчествуя и проповедуя. Другие, все еще говоря на языках, побежали по улицам, чтобы их услышали все соседи. Маленькая дочь Эсбери прибежала в комнату, чтобы посмотреть, что там случилось, и увидела только, как ее брат выбегает на улицу. Дженни Эванс Мур вернулась к фортепьяно и стала петь своим прекрасным голосом - на шести языках - и все с истолкованием. Собрание длилось до 10 часов вечера, когда все ушли в великой радости и благодарении".

Три дня они праздновали то, что называли "восстановление ранней Пятидесятницы". Новость распространилась быстро, толпы людей заполнили двор Эсбери и окружили их дом. На Норт-Бонни-Брей-стрит начали появляться группы людей различных национальностей. Некоторые стояли снаружи у окон, надеясь услышать кого-нибудь, кто молится на языках. Временами они слышали громкий шум. Иногда стояла полная тишина. Многие "падали под силой" и лежали на полу - некоторые по три или четыре часа.

Происходили и необычные исцеления, Один человек сказал:

"Шум великого излияния Духа привлек меня. Всю свою жизнь я был просто "ходячей аптекой", у меня были слабые легкие и рак. Они посмотрели на меня и сказали: "Дитя, Бог исцелит тебя". В те дни великого излияния, когда они говорили, что Бог исцелит, люди действительно исцелялись. Вот уже тридцать три года я больше не хожу к врачам и, слава Богу, не притрагиваюсь ни к одному лекарству. Господь спас меня, крестил меня Святым Духом, исцелил меня и послал меня вперед в радости.

Когда Сеймур обращался к людям из этого дома, говорили, что "крыльцо дома Эсбери превращается в кафедру, а улица в церковные скамейки". В конце концов крыльцо рухнуло под тяжестью толпы, но было быстро восстановлено, чтобы служения могли продолжаться.

На третий вечер этих собраний Сеймур наконец сам пережил встречу с Духом Святым. Это произошло поздно ночью 12 апреля 1906 года, когда многие уже ушли с собрания. Сеймур исполнился Духом и стал говорить на иных языках. Он стоял на коленях рядом с человеком, который помогал ему молиться, чтобы пережить прорыв. Долгожданный дар Святого Духа в конце концов пришел к человеку, проповедь которого принесла Его свободу столь многим.

Азуза-стрит 312

Все знали, что нужно как можно скорее найти другое место для собраний. Дом Эсбери больше не мог вмещать эти толпы. Поэтому 14 апреля 1906 Сеймур и его старейшины отправились на поиски более подходящего места. Они осматривали близлежащие улицы, пока не наткнулись на тупик длиной около полумили. Именно здесь, в этом индустриальном районе Лос-Анджелеса Сеймур нашел здание, которое когда-то было методистской церковью, а затем перестроено для других целей. Оно было разделено на две половины - верхняя часть превращена в квартиры. Но пожар разрушил этаж, и крышу, сделанную в виде купола, выровняли и покрыли смолой.

Когда Сеймур приобрел здание, верхний этаж использовался как склад. На нижнем этаже распола<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; просмотров: 96; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.165.57.161 (0.02 с.)