Выросшие туфли и бутылка с облаками 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Выросшие туфли и бутылка с облаками



Несмотря на неистовость и одержимость служения, дети Эми говорили, что они всегда чувствовали себя в безопасности со своей матерью во время их переездов. Они любили путешествовать с ней. Кое-кто обвиняет Эми в том, что она делала их жизнь трудной. Но на самом деле они оба очень расстраивались, когда не могли поехать с ней.

У Рольфа и Роберты сохранились прекрасные воспоминания о своей матери. Роберта помнит истории, которые мать рассказывала ей, когда они ездили по дорогам. Однажды мать так красиво описала облако, что Роберте захотелось поймать его. Эми быстро свернула на обочину, взяла пустую бутылку и вышла из машины. Она держала пустую бутылку в воздухе до тех пор, пока туман не образовал внутри нее маленькие капельки. Вернувшись к машине, она вручила Роберте бутылку с настоящим облаком внутри.

Рольф вспоминает, как однажды ему были очень нужны туфли и как он получил пару туфель в подарок. Когда принесли коробку, вся семья очень радовалась. Но когда Рольф попытался их надеть, они не налезли на него. Разочарование длилось до тех пор, пока Роберта не спросила мать: "Мама, что дети израилевы делали с туфлями в пустыне? ...Ведь ноги у них росли". Эми, не раздумывая, ответила: "Бог расширял их туфли". Когда Роберта спросила, сделает ли Бог то же самое для туфель Роберта, мама Эми ответила: "Я не знаю, но давай преклоним колена и попросим Его". Затем Рольф еще раз примерил туфли, и они подошли в точности.

В другой раз Рольф, бегая босиком в высокой траве вокруг палатки, поранил ногу, наступив на грабли. Рана была глубокой, и кровь текла густой темной струёй.

Узнав о несчастном случае с Рольфом, Эми подбежала к нему и отнесла его на койку в их маленькой палатке. Рольф с нежностью вспоминает, как мать, держа его ногу, преклонила колени и попросила Бога исцелить его. Помолившись, Эми сказала, что она чувствовала, как будто боль из его ног перелилась ей в руки. Затем Рольф сразу же заснул.

Через несколько часов Рольф проснулся от далекого шума толпы на палаточном служении. Он сел, заметил пятно крови на постели и подтянул ногу. Посмотрел на ступню, где грабли проткнули ее, но там не было никаких признаков раны. Решив, что он смотрит не на ту ногу, он схватил другую, но она была совершенно гладкой. Когда он понял, что его ступня полностью исцелена, его охватило ликование.

Соответствующее платье

Единственное, против чего Эми выступала в раннем пятидесятническом движении, была доктрина об освящении как о второй работе благодати. Она ясно понимала, что люди, заявляющие о своем "христианском совершенстве", часто поворачиваются спиной к людям в мире, создавая религиозную изоляцию.

Эми хотела, чтобы Евангелие было доступно каждому. И она не хотела, чтобы кого-то пугала мысль прийти и послушать о Слове Божьем. Ее тяготила элитарность, которую она видела в церкви и которая удаляла от нее нуждающихся грешников. Она называла грех грехом, приглашая каждого к покаянию:

"Какое бы красивое имя вы ни придумали для него, грех есть грех... Бог смотрит на сердце и ищет святости, потому что без святости никто не увидит Господа. Мы должны быть спасены, мы должны быть освящены, но все это может быть только через драгоценную искупительную кровь Иисуса Христа".

В 1918 году, когда в Европе бушевала Первая мировая война, а Америка была охвачена смертельной эпидемией гриппа, на Эми, благодаря ее учению, смотрели как на луч надежды. Отличавшей ее чертой, которую все очень ценили, была ее готовность служить. Чтобы продемонстрировать это еще более очевидным образом, Господь однажды, когда Эми хотела купить себе новое платье, побудил ее сделать соответствующее приобретение:

"Ты слуга всем, не так ли? Пойди вверх по лестнице и попроси показать тебе платье для служанок", - сказал Господь.

Эми послушалась и купила два платья для служанок за 5 долларов. И с этого времени ее всегда видели в белом платье служанки и в накидке.

Я обещал тебе розовый сад

Однажды вечером, когда Роберта болела гриппом, она спросила мать, почему у них нет дома, как у всех остальных. Когда Эми помолилась за исцеление Роберты, Бог обратился к ней и объявил, что Он не только поднимет ее дочь, но также и даст им дом в солнечной Южной Калифорнии. Она даже получила видение своего нового дома - бунгало с розовым садом.

Когда Роберта выздоровела, группа отправилась в Калифорнию26. Роберта потом рассказывала, что она не имела понятия, каким большим чудом этот дом был на деле: "Когда мама сказала, что нас что-то ждет, это было как деньги в банке".

Поездка оказалась нелегким делом. Дорожных карт было мало, города далеко друг от друга, и состояние дорог сомнительное. Но ничто из этого не задержало Эми.

По пути к западному побережью Эми заехала в Индианаполис сразу после отмены карантина в связи с эпидемией гриппа. Там она встретила Марию Вудворт-Эттер. Это стало волнующим событием в ее жизни-в конце концов она встретила женщину, которая так вдохновляла ее, и услышала ее проповедь.

Когда в конце 1918 года Эми прибыла в Лос-Анджелес, она уже пользовалась там известностью. К этому времени миссия на Азуза-стрит была только воспоминанием. Ее члены были рассеяны по городу, но они ожидали человека, которого бы использовал Господь, чтобы снова собрать их вместе. И когда прибыла Эми, они верили, что это была она.

Через два дня после приезда Эми выступила перед аудиторией в семьсот человек с проповедью под названием: "Восклицайте! Ибо Господь дал вам город". К началу 1919 года буквально все проходы, подоконники и прочие свободные места Филармонического зала начали заполняться людьми, приходившими послушать ее.

Жители Лос-Анжелеса делали все возможное для Эми и ее семьи. Меньше чем через две недели после ее приезда на одном из собраний встала женщина и сказала, что Господь побудил ее дать евангелистке землю, на которой она смогла бы построить дом. Другие люди пообещали достать материалы. Были подарены даже розовые кусты из ее видения, и в апреле дом с остроконечными входами и камином стал реальностью.

Разноцветные одеяния

Эми поняла, что ей остро необходимо постоянное место для проповедей. Поэтому в период между 1919 и 1923 гг. она совершила девять поездок по США, проповедуя и собирая финансовые средства для построения Ангельского храма. И везде, куда она ездила, люди любили ее.

Тональность проповеди Эми часто менялась, от "детских разговоров" и девичьих историй, которые очень любила пожилая часть аудитории, она переходила к торжественной, проникновенной манере динамичной, обращающей в веру пророчицы. Бог дал ей способности говорить, сообразуясь с самыми разными ситуациями.

Пресса открыла Эми в 1919 году, И тогда ее пригласили на одну из самых известных американских передач, посвященную отношениям любви и ненависти. Эми любила репортеров, но они никогда не знали заранее, что она выкинет. Они не привыкли, чтобы кто-нибудь пользовался их собственными методами, и пытались сбить ее с толку хитрыми вопросами, например: "Эми, являются ли злом шелковые чулки?" В ответ она грациозно скрестила свои ноги и сказала: "Это зависит от того, какая часть их демонстрируется". Такого рода репортажи сами по себе делали Эми национальным феноменом.

Первый зал, в котором Эми проповедовала в Балтиморе, штат Мэриленд, вмещал три тысячи человек. Но многим места не досталось. Поэтому она арендовала другой зал, вмещавший шестнадцать тысяч человек. Именно здесь Эми поразила массы Балтимора, указав на демоническое поведение слишком эмоциональной поклонницы. До этого считалось неэтичным препятствовать кому-то, кто находится в "экстазе" для Бога. Но Эми запретила ей и попросила членов хора вывести ее в маленькую комнату.

Помолившись за женщину, Эми бросила вызов лидерской этике ее дней и призвала Церковь к духовной зрелости:

"Эта женщина - маньяк, она лечилась в психиатрической больнице... И именно этой женщине многие святые позволяли свободно гулять по сцене, боясь, как бы не угасить Духа".

Вскоре Эми отправилась в поездку по стране и за четырнадцать месяцев провела служения в одиннадцати крупных городах. Где бы она ни была, происходили невероятные чудеса. И везде, куда она шла, заголовки местных газет сообщали об удивительных результатах.

Говорят, что когда Эми входила в зал перед служением, там всегда было множество тяжело больных людей, которые хотели прикоснуться к ней. И когда она видела их, она, потрясенная, бежала обратно в свою комнату, чтобы помолиться о Божьей помощи.

Везде, где была Эми, люди пытались прикоснуться к ней. Она с ужасом смотрела, как полиция закрывала двери, чтобы защитить ее.

Закрывая вечером глаза, она видела только, как почти две тысячи людей набиваются в здание, рассчитанное всего на тысячу. Она видела переполненные больными места в проходах и у алтаря и, проснувшись, думала, как Иисус справился со всем этим:

"Понимаете ли вы только, как Иисус вошел в лодку и оттолкнулся от берега, чтобы проповедовать людям?"

В 1921 году Эми провела трехнедельное служение в Денвере, штат Колорадо, на котором шестнадцать тысяч человек заполняли Муниципальный зал по два или три раза в день. Однажды вечером восемь тысяч человек были вынуждены уйти из-за недостатка места.

"Минни" не мышка

В эти великие дни служения Минни активно охраняла здоровье своей дочери. Она считала это величайшим приоритетом, поскольку, если пострадает здоровье Эми, то пострадает и служение. Они больше походили на сестёр, чем на мать и дочь, но никогда не были по-настоящему связаны духовно.

Минни была великолепным организатором. Она управляла всем служением Эми от начала до конца, держа финансовую сторону в секрете. Она была крепкой женщиной и иногда спала всего по два часа в сутки. Она осматривала каждого больного перед служением, чтобы выявить всех, кто хочет причинить беспокойство. И она проводила многие часы с инвалидами до начала служения.

Минни никогда не садилась поесть. Она перекусывала в свободные минуты в промежутках между регистрацией инвалидов, встречей делегаций и организацией служения помощи. Она усердно работала для укрепления финансового основания служения. Но она так и не поняла до конца полноту призвания Эми. И она так и не поняла, почему Эми делала то, что она делала.

Когда кто-то приближался к Эми слишком близко, Минни не отставала от дочери, пока эти отношения не порывались. Из-за Минни ушли или были уволены многие работники. Возможно, именно поэтому у Эми так долго не было близкого друга. Отношения матери и дочери всегда были напряженными, И впоследствии именно чувство Эми, что ей "владеют" и "контролируют", привело к их разрыву

В 1921 году Эми устала от постоянных разъездов и стала искать землю, на которой можно было построить Ангельский храм. Рядом с престижным Эхо Парком в Лос-Анджелесе она нашла место с обилием зелени и даже с очень красивым озером.

"Первая" - от ку-клукс-клана до Голливуда

Эми была "первой" во многих областях. Когда она строила Храм, радио Окленд-Рокриджа пригласило ее, и она стала первой женщиной, проповедующей в эфире. Это воспламенило в ней еще один огонь, и со временем она построит собственную радиостанцию. Но сначала она построила Храм.

Строительство поддержали все. Мэры, губернаторы, цыгане, даже ку-клукс-клан, все вносили пожертвования. Хотя Эми не была согласна с ку-клукс-кланом, члены этой организации любили ее. Но эта "любовь" к ней толкнула их на преступление.

После собрания в Денвере в июне 1922 года Эми сидела в боковом зале с женщиной-репортером, когда кто-то попросил ее помолиться за инвалида на улице. Она пригласила репортера с собой, потому что хотела, чтобы та стала свидетелем молитвы. Но когда они вышли за дверь, их буквально оглушили и с завязанными глазами поволокли на собрание ку-клукс-клана.

Как выяснилось, куклуксклановцы хотели личного послания от евангелистки. Итак, она напомнила им послание из Евангелия от Матфея 27 о "Варавве, человеке, который думал, что его больше никогда не найдут". После проповеди Эми любезно выслушала, как ку-клукс-клан пообещал ей свою национальную и "тихую" поддержку. Для них это просто означало, что куда бы Эми ни поехала в США, она могла рассчитывать на их защиту и наблюдение. Затем они снова завязали им глаза и привезли обратно в зал в Денвере.

Репортер написала огромную статью о похищении, что подняло Эми на еще большие высоты и принесло еще больше денег для Храма.

В конце 1922 года храм на пять тысяч мест был наконец завершен. Его освящение произошло во время пышной службы в первый день 1923 года. Те, кто не могли посетить его, увидели его макет на покрытой цветами платформе, которую везли поющие хористы на Пасаденском турнире парада роз. Они и выиграли главный приз.

"Нью-Йорк таймс" подробно описала освящение, и с этого времени пять тысяч мест Ангельского храма заполнялись по четыре раза в день по воскресеньям.

Храм имел совершенную акустику. Говорят, что многие продюсеры Голливуда надеялись, что Эми потерпит неудачу, и они смогут приобрести здание, чтобы использовать его как студию. Но Эми не потерпела неудачу и в конечном итоге сама превратила его в студию. Это была студия для Бога.

По словам Эми, вся Библия - священная драма, которую надо сценически проповедовать и объяснять. И она считала, что именно в этом вопросе деноминационные церкви потеряли свою остроту. Эми полагала, что Церковь стала холодной и формальной, тогда как мир любит развлечения, приносящие им радость, ободрение и смех. Она также чувствовала, что именно по этой причине столь многие христиане так жаждут развлечений.

В июле 1922 года Эми назвала Ангельский храм ЦЕРКОВЬЮ ЧЕТЫРЕХУГОЛЬНОГО ЕВАНГЕЛИЯ из-за видения, которое она получила, когда проповедовала из первой главы пророка Иезекииля. Первый символический день ее новой ассоциации произвел тысячу пасторов.

Каждую неделю в Храме было два специальных служения молитвы за больных. Хотя у нее в штате было двадцать четыре старейшины, Эми лично проводила большинство этих собраний вплоть до своей смерти в 1944 году.

Результаты исцелений в Лос-Анджелесе были потрясающими, но там они были менее заметными по сравнению с тем, что люди видели в ходе ее общенациональных кампаний. На больших служениях в Храме упор делался в основном на завоевании душ.

Рассказы о Храме

Без сомнения, Ангельский храм был очень оживленным местом. Эми построила молитвенную башню, которая действовала двадцать четыре часа в сутки, Она также сформировала хор из ста певцов и оркестр из шестидесяти шести исполнителей. Святилище наполнялось музыкой на каждом служении. Она приобрела костюмы, бутафорию и декорации, чтобы подчеркнуть свои проповеди в Голливуде. В Лос-Анджелесе знали, что посещение служений в Ангельском храме было большим событием.

Эми обладала замечательным чувством юмора, и хотя в ее ранних иллюстрированных проповедях было много изъянов, она всегда делала все, что могла. Однажды, чтобы придать жизненность своей проповеди о Едемском саде, она заказала в приезжем цирке попугая. Но она не знала о грубом, вульгарном языке, которому он научился, работая в цирке. И вот в разгар проповеди попугай повернулся к ней и сказал:

"Иди к черту".

Пять тысяч зрителей застыли в недоумении. Затем птица, как будто желая удостовериться, что ее услышали все, повторила это еще раз! Но Эми не собиралась сдаваться, Она попыталась извлечь пользу из этой ошибки - как она делала при каждом промахе - и начала "свидетельствовать" птице, призывая ее отвечать ей. Затем, когда она ответила все теми же словами, аудитория дошла до грани истерики. В конце концов, Эми "убедила" взятую напрокат птицу в истинном христианском пути, пообещав ей птичью жердочку на небесах за ее участие в представлении33.

Разумеется, некоторые служители критиковали Эми за ее методы. Но она отвечала им публично, говоря:

"Покажите мне лучший путь, как убедить людей приходить в церковь, и я буду счастлива, испробовать ваш метод. Но пожалуйста... не просите меня проповедовать пустым сиденьям. Давайте не тратить время на споры о методах. У Бога Свои способы использования всех нас. Помните рецепт жаркого из кролика? Он начинается так: сначала поймайте кролика".





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-28; просмотров: 92; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 75.101.211.110 (0.01 с.)