Страх Божий — страх опечалить отца



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Страх Божий — страх опечалить отца



Приходит однажды к отцу Макарию бывший военный человек и говорит:

— Отче, мне очень неприятно иметь какой-либо страх. Долгое время был я на службе государевой, не боялся ни врагов, ни смерти. И Бога бояться зачем я буду? Что есть страх Божий?

В ответ на это батюшка спросил:

— Скажи, у тебя есть отец?

— Да, есть.

— Ты его любишь?

— Конечно, люблю.

— Тогда скажи мне, смог бы ты после долгой разлуки со своим отцом прийти к нему пьяный, грязный, громко сквернословя?

— Нет, я бы постарался не допустить такого, я бы не хотел опечалить своего отца. Я очень люблю его.

— Значит, ты боишься его опечалить?

— Конечно, боюсь.

— Так это вот оно и есть — страх опечалить Бога, то есть страх опечалить своего Отца.

Страх Божий в том, чтобы всем сердцем любя Бога, бояться оскорбить или опечалить Его своими делами, словами и мыслями.

Зачем религия?

Один человек спросил у старца:

Зачем мне нужна Ваша религия. Религия — участь слабаков, закомплексованных людей. Они не хозяева своей жизни.

— Так ты называешь слабаками святых людей, которые могли годами жить в одиночку среди зверей, не иметь никаких благ цивилизации. Да и жили такие слабаки долго. К ним шли толпы людей за советом, за окормлением. Видимо, не иначе как такие же слабаки. Ты вот такой сильный и крепкий, а ты уверен, что доживешь до сегодняшнего вечера? Почему ты в этом уверен?

А может, они просто темные, неразвитые, неученые были, верили во что-то. Мы люди современные, начитанные, не верим в это.

— А откуда ты такой развитый, если предки твои были темные и глупые? Ведь те, которые были неразвитые, жили в полной гаромонии с собой: растили детей, знали массу необходимых вещей, а главное, жили с собой в полном ладу. А ты живешь сейчас с такими страстями, переживаниями, мучениями.

Религия — это просто рабство. Она лишает свободы.

— Как раз Православие рабством никогда не являлось. Ты когда-нибудь видел, чтобы Бог кого-нибудь насильно толкал на исповедь? Или пинками гнал на причастие? Бог даже тебе дает возможность совершить зло или добро прямо сейчас: ты можешь пойти убить кого-нибудь или подать нищему, ты свободен. Любой верующий человек волен совершить грех или правильный поступок. Но раб —я тебе покажу раба. Раб как раз ты.

Да как же так, отче? Я как раз свободный человек. Что хочу, то и делаю. Все у меня есть.

— Так ты раб еды, ты не можешь даже поститься по доброй воле. Ты раб женщин. Страсть твоя управляет тобой. Ты же еще и раб любого начальника, а раб начальника потому, что раб денег. Потому что если ты не будешь в подчинении у начальника, то не получишь денег. А если не получишь денег, то не будет у тебя тех благ, рабом которых ты опять-таки являешься. Не слишком ли много рабства для тебя?

Кто не выполняет закон, тот становится преступником и рабом.

Разговор об исповеди

Пришел в келью к старцу Кириллу один человек. И сказал он:

— Отче Кирилле, уже год как я не исповедовался. И не хочу этого делать. Ибо сто раз я исповедовал одни и те же грехи, и тут же совершал их опять. Потом снова исповедовал и опять совершал. Какой смысл ходить на исповедь, если я не могу свои грехи исправить? Вот другое дело, если бы я их потом не совершал. Тогда бы исповедь имела смысл.

Старец погладил задумчиво свою бороду, перекрестился и молвил:

— Ну, раз так, то твое дело. Раз не можешь после исповеди остаться чистым, то и не ходи. Только, пожалуйста, сам не мойся и не стирай свою одежду в течение года.

— Да как же это возможно, отче?! Я не смогу. Ибо тело мое покроется струпьями, я заболею, буду смердеть и наводить ужас на людей. Это невозможно, отче!

— Да почему же невозможно, чадо? Зачем тебе мыть тело, если ты его скоро загрязнишь опять? Зачем тебе стирать одежды, если они будут в пыли в тот же день? Так же и с исповедью — надо очищать свою душу от налипшей грязи. Ибо не в том дело, что опять испачкаешься, а в том, что по нерадению можешь, не соблюдая гигиену, болезнь свою запустить.

Вопросы к старцу

Каков признак добрых поступков?

— Мир души.

Какой победитель лучший?

— Победивший правдой.

Какой победитель наихудший?

— Победивший силой.

Какой человек самый слабый?

— Победивший других.

Какой человек самый сильный?

— Победивший самого себя.

Какой человек никогда не умрет?

— Любящий Бога и ближних.

Какой человек заживо уже умер?

— Равнодушный.

Что портит отношения людей?

— Зависть.

Что сближает людей?

— Сострадание.

Что такое злорадство?

— Скрытая месть.

Как избавиться от злорадства?

— Состраданием к ближнему.

Что такое сострадание?

— Память о своих грехах.

Что дает душе память о своих грехах?

— Прощение и терпение.

Что дает душе прощение и терпение?

— Милосердие и любовь к ближним.

Какой учитель самый лучший?

— Страдание.

Какой учитель самый плохой?

— Наслаждение.

Что нужно уничтожить?

— Дурные страсти и помыслы.

Какая болезнь самая опасная?

— Отчаяние.

Каков признак здоровой души?

— Вера.

Каков признак больной души?

— Безнадежность

Зачем ходить в церковь

Однажды некий молодой человек спросил у старца:

— Зачем мне ходить в церковь, если Бог у меня в душе? На это старец ответил ему:

— Знаешь что, в душе у тебя мрак, тление, грязь, но только не Бог. А не идешь ты в храм из-за духовной лени и бездействия, из-за нежелания избавиться от этих и других своих душевных недугов. Ведь мы ходим в церковь, как в лечебницу. Попробуй сказать себе, что у тебя врач в душе. Вот схватишь простуду — и постарайся в душе вылечиться, а потом, когда выздоровеешь, попробуй в душе сходить на работу, получить в душе оплату за свой труд, в душе же сходи и купи продуктов, поужинай в душе, потом ложись в душе спать, а потом, с утра, вставай и снова иди на работу в душе. Вот и посмотришь, как это все будет выглядеть у тебя в душе.

Бог у тебя в душе тогда, когда ты готов его принять. Ведь такое состояние — когда Бог у человека в душе — это наивысший идеал духовной жизни христианина, достигнутый в результате многих духовных подвигов.

Город кандалов

Некогда купец отправился в другую страну и пришел в странный город, в котором все жители были в кандалах. Купец подумал: «А если и мне наденут кандалы, что тогда делать?» Неожиданно в ту же минуту появилась стража и, увидев нового свободного человека, сразу же заковала его в кандалы. Потеряв возможность вернуться домой, купец приуныл. Он обратился с расспросами к несчастным горожанам, почему они все в кандалах. И те отвечали, что в их городе издавна такие порядки. Купец спросил: «Неужели все жители города обречены всю свою жизнь носить кандалы?» Люди ответили ему: «По слухам, иногда в город приходит некий старик, который свободен и не носит кандалов. Только он знает, как от них освободиться. Он так редко появляется, что многие сомневаются, правда ли это?» «Делать нечего, — подумал купец, — может быть, еще увижу этого старика и узнаю, как мне освободиться?»

С тех пор прошло немало лет, купец уже состарился и поседел. И вот однажды он неожиданно увидел старика, свободно идущего по улице и не закованного в кандалы. «Дедушка, — воскликнул узник, — помоги мне освободиться от уз». — «Сынок, — ответил старик, — мысленно скажи про себя: “Пусть стража немедленно освободит меня от кандалов”, — и ты будешь свободен». Узник подумал, что это неудачная, горькая шутка, но решил попробовать и произнес про себя эти заветные слова. Тут же появилась стража и освободила его от кандалов.

Купец поспешил уйти из этого странного города, удивляясь происшедшему. Выбежав за ворота, он снова увидел того самого старика, который помог ему освободиться. «Дедушка, скажи мне, — обратился к нему купец, — в чем секрет этого странного города?» — «Этот город не простой, — ответил старик, — потому что в нем становятся узниками и освобождаются от уз, только

лишь подумав об этом. Ты потому и спасся, что поверил моим словам. А те, кто не верит мне, остаются узниками этого города, и я уже ничем не могу им помочь».

«...Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8: 31—32).

Разговор с Богом

Я просил у Бога забрать мою гордыню, и Бог ответил мне:

— Нет! Гордыню не забирают, от нее отказываются.

Я просил у Бога даровать мне терпение, и Бог ответил:

— Нет! Терпение не дают, а приобретают в испытаниях. Я просил у Бога даровать мне счастье, и Бог сказал:

— Нет! Дается благословение, и только от тебя зависит, будешь ты счастлив или нет.

Я просил Бога уберечь меня от боли, и Бог сказал:

— Нет! Страдания помогают вспомнить Бога и приблизиться к Нему.

Я просил сил, и Бог послал мне испытания, чтобы закалить меня.

Я просил мудрости, и Бог послал мне проблемы, чтобы я научился решать их.

Я попросил у Бога, чтобы научил меня любить людей так же, как Он Сам любит меня.

— Теперь ты понял, о чем надо просить, — ответил Бог и послал ко мне людей, нуждающихся в моей помощи.

Я не получил ничего из того, что хотел, но получил все, что мне было нужно.

Кто виноват?

Некий брат был в обиде на другого брата, который, узнав об этом, пришел для примирения к нему. Первый не отворил ему дверей. Второй пошел к некому старцу и рассказал ему о случившемся. Старец отвечал: «Посмотри, нет ли тому причины в твоем сердце? Не признаешь ли себя правым в своем сердце? Не имеешь ли намерения обвинить брата, а себя оправдать? По этой причине Бог не коснулся его сердца, и он не отворил тебе дверей. Но то, что скажу тебе, верно: хотя бы он был виноват перед тобой, положи в своем сердце, что ты виноват перед ним, и оправдай брата. Тогда Бог вложит в его сердце желание примириться с тобой». Брат, услышав это, поступил по слову старца, пошел к брату, постучался в дверь. Тот сразу же отворил дверь и, прежде чем пришедший попросил прощения, обнял его от души, и водворился между ними мир.

Для памяти

Рыбак перевозил на лодке одного человека. Пассажир торопил рыбака:

— Быстрее, опаздываю на работу!

И тут увидел, что на одном весле написано «молись», а на другом «трудись».

— Зачем это? — спросил он.

— Для памяти, — ответил рыбак. — Чтобы не забыть, что надо молиться и трудиться.

— Ну, трудиться, понятно, всем надо, а молиться, — человек махнул рукой, — это не обязательно. Никому это не нужно, зачем терять время на молитву?

— Не нужно? — переспросил рыбак и вытащил из воды весло с надписью «молись», а сам стал грести одним веслом. Лодка закружилась на месте.

— Вот видишь, какой труд без молитвы. На одном месте кружимся, и никакого движения вперед.

Отсюда понятно: чтобы успешно плыть по бурному житейскому морю, надо крепко держать в руках два весла: «молиться» и «трудиться»

Покаяние

Некий человек спросил у старца:

— Как же это у вас, у православных, так: можно грешить, делать всякие мерзости, а потом покаяться — и все тебе простят?

— А что же ты сам не попробуешь пойти и покаяться? Знаешь ли ты, что покаяние — тяжелый и кропотливый внутренний труд. Ведь придется как следует потрудиться, чтобы увидеть в своей душе грязь, скопившуюся там за время нерадивой жизни.

Вот ты искренне покаешься и да, действительно, получишь прощение. Но видел ли ты когда-нибудь родителей, которые не простят своему ребенку любое прегрешение? Так же и Бог простит любого человека, который пришел и сам по своей воле принес искреннее покаяние, даже того, который тяжко согрешил, но не того, который рассуждает о несправедливости.

Притча о соляной кукле

Соляная кукла после долгого путешествия по суше пришла к морю и обнаружила нечто такое, чего никогда прежде не видела, и не могла понять, что это. Она стояла на твердой почве, плотная маленькая кукла из соли, и видела, что есть другая почва, подвижная, неверная, шумная, странная и неведомая.

Она спросила море: «Кто ты?» И оно сказало: «Я — море». Кукла спросила: «Что такое море?» И ответ был: «Это я». Тогда кукла сказала: «Я не могу понять, а хотела бы; но как?» Море ответило: «Коснись меня».

Кукла робко выставила вперед ногу, прикоснулась к воде и испытала странное впечатление, будто что-то начало становиться познаваемым.

Она вынула ногу из воды и увидела, что у нее нет пальцев; испугавшись, она сказала: «Где же мои пальцы, что ты со мной сделало?» И море сказало: «Ты отдала нечто для того, чтобы понять».

Постепенно вода смывала у куклы частицы ее соли, а кукла заходила все дальше и дальше в море, и в каждое мгновение у нее было чувство, что она узнает все больше, но все-таки не может сказать, что такое море.

Она заходила все глубже и растворялась все больше, повторяя: «Но что же такое море?»

Наконец, последняя волна растворила остатки ее, и кукла сказала: «Это я!»

Она познала море, но не воду.

Митрополит Антоний Сурожский так прокомментировал эту притчу:

…Мы можем найти в этом маленьком рассказе много правды. Святой Максим приводит пример раскаленного

Сказки, легенды, притчи

докрасна меча: меч не знает, где кончается огонь, и огонь не знает, где начинается меч, так что можно, говорит Максим, резать огнем и жечь железом. Кукла познала, что такое море, когда при всей своей малости она стала простором моря. Так бывает и с нами, когда мы входим в познание Бога: не мы вмещаем в себе Бога, но сами содержимся в Нем, и в этой встрече с Богом становимся самими собой, обретая покой в Его беспредельности.

СОДЕРЖАНИЕ

— Вступительное слово

— ЕПИСКОП ГЕРМОГЕН (ДОБРОНРАВИН). Биография

— ТРУДЫ ЕПИСКОПА ГЕРМОГЕНА

Епископ Гермоген (Добронравин)

— УТЕШЕНИЕ В СМЕРТИ БЛИЗКИХ СЕРДЦУ

— СОКРОВИЩНИЦА ДРАГОЦЕННОГО ОПЫТА

— СКАЗКИ, ЛЕГЕНДЫ, ПРИТЧИ

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.51.151 (0.012 с.)