Тема 27. Основные тенденции в развитии современного права



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тема 27. Основные тенденции в развитии современного права



 

Развитие мировых систем права. Тенденции в развитии имущественных и договорных от­ношений. Эволюция семейного права. Социальное и трудовое законодательство. Эволюция уголовного и процессуального права. Развитие международного таможенного сотрудничества

Развитие мировых систем права. Состояние современного права отражает истори­чески сложившиеся тенденции в рамках англосаксонского и романо-германского права. Для первого характерна опо­ра на прецедент и слабое развитие статутного права (пись­менного законодательства) до начала XX в., а для второго — унаследованная от римского права роль закона. Однако проблемы систематизации существуют в право­вых системах, относящихся к различным типам, и касаются, в том числе, сущностных вопросов права.

В зависимости от методов и видов систематизации различают «кодифицированные» и «некодифицированные» правовые системы. Английская правовая система — традиционный представитель «некоди­фицированных» правовых систем. Длительное время вопрос о систематизации английских законов не ставился. Это было обус­ловлено малозначительной ролью законов (статутов) в систе­ме, где доминировал прецедент. Но в период государственно-монополистического капитализма укреп­илось положение закона в английском праве. На современном этапе необходимость систематизации свя­зана с увеличением количества законов.

За многовековую деятельность английского парламента им при­нято значительное число статутов. В ан­глийском праве можно встретить акты парламента, приня­тые в XIV—XV вв. и до сих пор используемые в судебной практике. С каждым годом число статутов про­должает расти.

Тесное переплетение всех форм пра­ва, максимальная детализация содержащихся в них право­вых норм, принципы применения обусловили слож­ность развития систематизации в англий­ском праве путем кодификации. Применительно к английскому праву до сих пор говорится лишь о система­тизации путем консолидации — процесса соединения законо­дательных положений по одному вопросу в единый акт.

Процесс консолидации начался в Великобритании еще в XV в. Первым консолидирующим актом английские юристы считают Закон о рабочих 1562 г. Но дальнейшее развитие процесса было незначительно. Более существенные шаги были предприняты в XIX в. В 1825 г. 425 законов были заменены консолидирующими статутами.

В 1859 г. в докладе национальной правовой комиссии гово­рилось о целесообразности консолидировать все действующие законы в ближайшие два года. Однако бурная деятельность правовых комиссий не встречала реальной поддержки парла­мента: с 1870 по 1892 гг. из 59 подготовленных ими законо­проектов было принято только 36.

Несмотря на глубокие исторические корни, консо­лидация продолжает вызывать в английском праве множе­ство проблем. Дискуссионным являлся вопрос о пределах консолидации, то есть о допусти­мости включения новых законодательных положений в кон­солидирующий акт. Упрощенная процедура прохождения в парламенте для простых кон­солидирующих актов не могла распространяться на консоли­дирующие акты, включавшие но­вые положения, т.к. тогда нарушался принцип парламентс­кого верховенства, согласно которому «ничто, вызывающее изменение в действующем праве, не может быть издано без тщательной проверки в парламенте». Но про­стое суммирование старых законов не обеспечивает соответствия законодательства современному уровню развития общества. Английские законодатели вынуждены были в определенных случаях вносить коррективы в уста­ревшие законы.

В английском праве сложилось три типа кон­солидированных актов:

1) чисто консолидирующие акты, не­посредственно объединяющие законодательные положения;

2) консолидирующие акты, принимаемые в соответствии с Законом о процессе консолидации 1949 г.;

3) консолидирую­щие акты, принимаемые в соответствии с поправками, пред­ложенными правовой комиссией.

Различие между вторым и третьим типом кон­солидированных актов заключается в объеме вносимых изменений в действующее законодательство. Закон 1949 г. допускает внесение «изменений и незначительных совершен­ствований» в действующие Статуты. Статья 2 определяет, что «изменения и незначительные совершенствования» оз­начают поправки, цель которых заключается в устранении двусмысленности и сомнительных положений, в приведении устаревших положений в соответствие с современной прак­тикой или в устранении ненужных или неправильных поло­жений, не имеющих существенного значения.

Закон 1949 г. устанавливал длительную и особую процедуру прохожде­ния консолидирующих биллей, расчленяя их поло­жения на составные части - положения «чистой» консолида­ции и положения, содержащие новые законодательные пред­ложения. В Законе особо оговаривается, что изменения, вносимые консолидирующими актами, после их принятия имеют силу закона. Допуская возмож­ность внесения консолидирующим законом изменений, акт парламента устанавливал, что такие изме­нения не должны быть столь существенны, чтобы требовать принятия отдель­ного закона.

Пределы консолидации были раздвинуты английским пар­ламентом в 1967 г. с принятием предложений правовой комиссии при прохождении Закона о морских промыслах мол­люсков.

На основе постоянных рас­поряжений палат консолидирующий билль признается как «акт, направленный на консолидацию отдель­ных положений, касающихся конкретного объекта, с некото­рыми поправками, рекомендованными правовой комиссией Шотландии». Если предложения, содержащиеся в консолидирующем билле, вносят, по мнению парламентариев, слишком суще­ственные изменения в действующее законодательство, то после второго чтения создается экспертный комитет. По своей сути подобные законопроек­ты ближе всего к обычным публичным биллям.

На практике консолидирующий законопроект мо­жет объединять признаки всех типов консолидации. В этом случае он обычно относится к третьей группе и про­ходит как консолидирующий акт, предложенный правовой комиссией. Но разработанный правовой ко­миссией консолидирующий законопроект также может проходить по процедуре, предусмотренной Законом 1949 г. Таким об­разом, на практике в качестве единственного критерия раз­граничения типа консолидирующего акта выступает целе­сообразность выбора той или иной процедуры прохождения законопроекта.

Процесс консолидации осложняется тем, что статуты часто изменяются, и консолидация должна проводиться постоянно, чтобы учитывать все текущие изменения в действую­щих статутах. Сложность составления консолидирующих биллей также определяется особенностью составления английских за­конов. Они чрезвычайно детализированы и вклю­чают в себя массу вопросов, где каждый раздел закона, по сути, являет­ся самостоятельным законом.

Например, Закон об отправле­нии правосудия 1970 г. содержит разделы о банкрот­стве, судах графств, уголовном праве, муже и жене, закладе, патентах, практике, королевской армии.

В процессе консолидации учитываются не только поправ­ки к законам, но и делегированное законодательство. В связи с этим, объединенный коми­тет высказал предложение, согласно которому в процессе рас­смотрения в парламенте делегированного акта как составной части консолидирующего билля он может быть признан не­действительным из-за нарушения парламентского законодательного процесса, а также признания их ultra vires полномочий исполнитель­ных органов, которыми были приняты. На практике подобных случаев пока не было.

Примерами таких консолидированных законов могут быть Закон о судах графств 1984 г., который консолидировал положения примерно 20 актов, в том числе и делегированных; Закон о дантистах 1984 г., законы о пси­хическом состоянии 1983 и 1984 гг. и т.д.

Консолидация тесно связана с ревизией, т.к. появляется необходимость отменить отдельные устаревшие положения, чтобы не включать их в консолидирующий акт. Но как ведущая форма систематизации в английском пра­ве, консолидация на практике оборачивается су­щественными затруднениями, что приводит к необходимости совершенствования техники консолидации актов парламента, и поиска новых форм, как, например, кодификации английского права.

Так, в процессе активной консолидации семейного права в современной Великобритании, в течение последних лет были изданы законы, где каждый последующий консолидировал некото­рые положения предшествующих. Изда­ние в 1979 г. консолидирующего Закона о брачно-семейных делах, а также нового Закона 1984 г. о судопроизводстве по брачно-семейным делам, не облегчило положения, т.к. это не освободило юристов от обязан­ности обращаться к предшествующим законам.

По вопросам кодификации английского права юристы до сих пор не выработали единого мнения. Велась разработка ряда кодек­сов — торгового, обязательственного, земельного и семейно­го. Но по результатам работы правовой комиссии профессором X. Хахло было высказано мнение, что кодифицированное общее право пе­рестанет быть правом и по форме, и по сути, что невозможно для Великобритании. Континентальные юристы также скептически относятся к воз­можности кодификации английского права.

На самом деле, слож­ность кодификации английского права заключается еще и в том, что при кодификации система­тизируются не только нормы статутного права, но и преце­денты. При этом кодекс должен суммировать не только предшествую­щее законодательство, но и прецедентное право, и право справедливости по данному вопросу. Учитывая, что в Великобритании действует около 800 тысяч прецедентов, а статуты занимают в общей сложно­сти около 50 томов, создать такой ко­декс сложно. Проблемы касаются как способов их ком­пиляции, так и вопросов принятия и действия кодексов.

Юристами высказывались различные предположения зак­репления в статутной форме положений прецедентного права. Еще И. Бентам предлагал создать кодекс, представляю­щий собой систематизированное изложение действующего права, разделенное по предметам регулирования. Его идеи получили реализацию в США. Великобритания до сих пор не знает кодекса, даже подобного американскому.

В современном английском праве наиболее активные шаги по кодификации предпринимаются в се­мейном и уголовном праве. Это обусловлено тем, что большая часть этих отраслей права существует в форме стату­тов. В областях, где многие положения права содержатся в форме прецедентов, а не стату­тов, например, в деликтном праве, вопрос о кодификации практически не ставится.

Необходимо отметить, что ежегодно в Великобритании прибавляется 2000 судебных решений, около 80 статутов, 300 новых сборников по действующему праву, а также Европейскому праву.

На сегодняшний день, с учетом всех реалий, в большей степени теоретическим дискуссиям по вопросам кодификации в Великобритании противостоит реальная прак­тика консолидации, которая пока остается ведущей формой систематизации. Но совре­менная проблема систематизации получила качественно новое направление с развитием компьютерной техники, что позволяет хранить многочисленный правовой мате­риал и оперативно его использовать. В настоящее время активно используются компьютерные системы: американская «LEXIS», в которой запрограмми­рованы законы, прецеденты и иные акты Великобритании, США, Франции и Европейского сообщества (система «EURO-LEX»); английские «Infolex» и «Lawtel» («Prestel»), которые со­держат информацию об источниках, где можно найти текст акта, а также краткую информацию о новых законах и преце­дентах.

Тенденции в развитии имущественных и договорных отношений.Для развития гражданского права в ХХ в. характерно возрастание роли государ­ственного регулирования в совокупности с повышением значения частного права. Некоторые обла­сти гражданско-правовых отношений перенеслись в область конституционного права, что в целом отражало интересы и потребно­сти общества, а также создавало гарантии от чрезмерного государственного вмешательства.

Например, эта тенденция коснулась вещного пра­ва. Собственность стала социальным институтом, претерпев трансформацию из индивиду­альной категории. Социализация собственности реализована в правовых системах Англии, Франции, Германии и США.

Право собственности претерпело значительные изменения особенно в части субъектов и объектов. Различают публичную и частную собственность. Публичная собственность неделима и носит коллективный характер. Её субъектами являются государство, субъект федерации, муниципалитет, коммунальная община. В современных гражданско-правовых источниках государственной собственностью, как правило, являются национальные парки, прибрежная полоса, ценные при­родные ископаемые и т.д. Под защитой государства находятся вода, почва, флора и фауна.

В период социа­листических революций, а также в процессе создания социа­листического лагеря, в первой поло­вине XX в. и после завершения второй мировой войны, в Европе была распространена национализация. Кроме радикальных вариантов нацио­нализации советского образца имели место и более умеренные, реализованные в странах буржуазно-демократической госу­дарственности.

Так, в Англии была проведена про­грамма национализации общественно значимых, но убыточ­ных отраслей: угольной, транспортной и электроэнергетичес­кой. Условием этой программы стал выкуп государством этих отраслей у прежних владельцев, а также создание общественных корпораций, в управлении которыми участвовали и представители профсоюзов.

И сегодня в современных за­конодательствах европейских странах обязательными являются условия национализации, соотносимые с общественными интересами, законодательно закрепленные, с обязательной ком­пенсацией или судебным порядком возмещения стоимости имуще­ства в случае возникновения имущественных споров и пре­тензий.

В рассматриваемый период получил последующее развитие институт до­верительной собственности – траст, - возникший в Англии. Его сущность заключается в передаче учрежденной одним лицом доверительной собственности в управление другим лицам, что используется в целях защиты интересов недее­способных лиц, замужних женщин, благотворитель­ных и иных учреждений. На основе трастов создаются раз­личные инвестиционные объединения. Траст предусматривает своеобразное разделение собственнических прав между собственником (бенефициантом) и управляющим. Так, в случае отчуждения доверительной собственности закон защищает права и инте­ресы бенефициантов при получении ими определен­ных выгоды гарантированных правом справедливости, но при невозможности подавать иски для защиты своих прав.

По мере развития рыночной эконо­мики возросло значение в пра­ве юридических лиц и правовом регулировании корпоративного пред­принимательства, что обусловило становление акционерного (корпоративного) права. В системе общего права отсутствует понятие юридического лица, но ими фактически являются ак­ционерные общества. В послевоенный период получила развитие юридически закрепленная возможность распространения ценных бумаг среди широкого круга лиц, в т.ч. на международной арене.

В области договорного права также произошли изменения. В романо-германской правовой системе обязательствен­ное право рассматривается в качестве центрального раздела гражданского права. Обязательство выступает как обязан­ность одного лица совершить или не совершать какого-либо действия в интересах другого лица. Они возникают из закона или из деликта. Распространена практика возме­щения ущерба за угрозу возникновения деликта.

В современном праве расширяется и детализируется пере­чень убытков, подлежащих возмещению. В рамках германс­кого права было разработано понятие «фиктивных» убытков. В этом случае исчисляются не только фактические убытки, но и потенциальные. Легитимно закрепляется новый вид обя­зательства — из необоснованного обогащения. В части обязательств из договоров современное законодательство усиливает договор­ную ответственность. В юридической практике закрепляется правило, о том, что обязательство не должно ущемлять интересы третьих лиц.

В Англии и США «обязательственное право» становится важнейшим эле­ментом гражданского права несмотря на то, что в общем праве отсутствует такое определение. Принцип свобо­ды заключения договоров закрепляется на конституционном уровне, а основным источником регулирования договорных отношений становится законодательство штатов. Закон зак­репил новую разновидность договоров - лизинг, сочетавший аренду и продажу товара. Новацией стал договор о передаче научно-технической информации, обладающей коммерческой ценностью. Значительным изменениям подверглись тради­ционные договоры купли-продажи: появилась продажа в кре­дит, с рассрочкой платежа, с аукциона и т.п. Все перечисленные формы шагнули далеко за пределы стран-основательниц, и уже находят широкое применение в т.ч. и в России.

Вместе с тем в сферу гражданско-правовых отношений вторгаются нормы императивного характера, что было обус­ловлено широким распространением административных до­говоров. Некоторые ученые к такому типу договоров относят концессионные договоры.

Под концессией (уступка)[17] понимают акт, посредством которого государство наделяет частное лицо правом участвовать в осуществлении некоторых из своих функций в хозяйственной сфере. Т.е. посредством такого договора частному лицу (компании) передаются в эксплуатацию на определенный срок природные богатства, предприятия и другие хозяйственные объекты, принадлежащие государству.

На самом же деле концессионный договор содержит в себе два элемента: во-первых, это акт публичной власти (в форме особого разрешения), «дарующего» концессионеру собственные, одному лишь государству принадлежащие права; во-вторых, это акт, исходящий от частного лица и констатирующий его согласие подчиниться тем специальным нормам (например, нормам, регулирующим порядок организации или эксплуатации данного предприятия), которые постановлены в акте предоставления концессии. Таким образом,концессионный договор обладает одновременно чертами публично-правового акта и гражданско-правового договора.

В современной правовой доктрине преобладает мнение, которое определяет концессионный договор как особый, «смешанный» тип договора, соединяющий в себе в меняющихся пропорциях публично- и гражданско-правовые начала. Наличие компонента публичности и указывает на нормы императивного характера. Однако сочетание публично-правового и гражданско-правового регулирования позволяет согласовать индивидуальные и коллективные, частные и общественные, государственные и международные интересы для наиболее рационального и гуманного развития человечества.

Эволюция семейного права. Источника­ми регулирования правоотношений в области семейного праваявляются Гражданские кодексы или иные акты гражданского законо­дательства, а также судебная практика по семейно-имущественным делам. Вместе с тем, можно подразделить страны на те, где нормы семейного права включены в Граж­данские кодексы, и те, где функционируют обособленные законы о браке и семье.

В Германии и Испании функционируют унифицированные нормы семейно-брачных отношений. В Англии и США параллельно сосуществуют несколько систем правовых норм, регламентирующих эту сферу отношений между людьми. Это обусловлено многоуровневой системой национального законодательства. Так, в США функциониру­ют как общефедеральные нормы, так и законы отдельных штатов, где наблюдаются существенные различия.

В 60 - 70-х гг. во мно­гих европейских государствах были осуществлены реформы семейно-брачного законодательства. Это стало результатом со­циальной и политической активизации молодежи и женщин. Спор между гражданским и церковным браком закончился в пользу гражданского. Таким образом, основной чертой развития семейно-брачного законо­дательства стала его демократизация.

Брак в современном праве трактуется как договор, который в силу определенных обстоятельств может быть признан недействительным. В юриспруденции распространено мнение о том, что брак — это правоотношение, порождающее юридический статус, что обусловливается государственное регулирование этого института.

Возраст, по достижении которого разрешается вступать в брак, в разных странах колеблется, например, от 21 года для мужчин (в некоторых шта­тах США) до 12 лет у женщин (в Испании). Кроме достиже­ния брачного совершеннолетия, которое во многих странах ниже, чем общегражданское, важнейшим условием для зак­лючения брака является отсутствие различных препятствий, оговоренных законом.

Так, запрещены браки между родственниками по вос­ходящей и нисходящей линиям, а также между братьями и сестрами. Но, например, в Шве­ции запрещены лишь браки между ближайшими родствен­никами. А в Ирландии запрет касается 28 степеней родства. Важнейшим условием заключения законного брака является ставшее традиционным для Европы требование к супругам не состоять в другом браке. В последнее время в законода­тельстве ряда европейских стран выдвигаются нетрадицион­ные требования к брачующимся: например, принадлежность вступающих в брак к разному полу. Это требование нашло отражение в английском брачном законодательстве. В Гол­ландии, наоборот, закон разрешил заключение однополых браков. В законодательстве ряда стран встречаются требова­ния и ограничения относительно состояния здоровья вступа­ющих в брак. В ряде американских штатов сохраняются ог­раничения временного характера на вступление в повторный брак обвиненного в супружеской неверности (если это стало причиной развода).

В ХХ в. наконец был признан равный стату­с в браке мужчин и женщин - супруги являются полноправными партнерами. Наиболее отчетливо тенден­ция либерализации проявилась в практике расторжения бра­ка. В целом современное законодательство признает свободу развода. Вместе с тем, в Италии возможность развода была признана лишь в 1970 г., в Португалии — в 1976 г., а в Испании — в 1981 г.

В большинстве стран основанием для развода является распад брака, признаками чего могут являться раздельное проживание супругов, разногласия между ними, супружес­кая неверность, жестокое обращение, злоупотребление алко­голем, уход из дома одного из супругов и др.

Во Фран­ции брак может быть расторгнут вследствие прекращения семейной жизни, когда супруги не живут вместе в течение шести лет или когда один из супругов в течение такого же срока страдает психическими заболеваниями. Это так назы­ваемые «безвинные» основания для развода, к которым отно­сится и несовместимость характеров.

В некоторых странах для получения развода достаточно заявления об этом обоих или даже одного из супругов. При­мером такого подхода может служить Швеция, где в случае одностороннего заявления развод оформляется по истечению шестимесячного срока. И то, если у супругов имеются несо­вершеннолетние дети. Однако и это ограничение не приме­няется, если супруги не проживали вместе в течение двух лет.

В современной юридической практике существует понятие судебной сепарации (разлучения) супругов. Основанием чего могут являться брач­ные правонарушения: супружеские измены, жестокое обра­щение и т.п. В Англии и Франции решение о сепарации нередко используется в качестве промежуточной меры перед оформлением развода. Непосредственное ре­шение о разводе принимают суды или органы регист­рации актов гражданского состояния.

Расторжение брака влечет целый ряд юридических послед­ствий для бывших супругов и для детей, затрагивающих раз­дел имущества и содержания. На регламентацию алиментирования повлияла утрата представления о разводе как нака­зании за вину. Поэтому во многих европейских странах ус­танавливается одинаковый размер материальной помощи, которую должны оказывать супруги друг другу. При этом учитываются состояние здоровья, возраст, длительность брач­ных отношений, материальные нужды и потребности разве­денных, наличие несовершеннолетних детей.

Значительные изменения претерпели имущественные права супругов, которые, как правило, уравнялись. Закон регулирует как личные, так и имуще­ственные отношения супругов: вопросы режима имущества супругов, порядка уп­равления им и предоставления содержания. В современном европейском праве существует три вида правового режима имущества супругов: общности владения, раздельного владе­ния и смешанный тип, т.н. режим «отложенной общности». Юридическим основанием приме­нением того или иного режима является брачный контракт, либо соответствующие статьи закона (легальный режим).

Сред­ством защиты личных и имущественных прав супругов стал рассматриваться брачный контракт. Он регламентирует ста­тус добрачного имущества мужа и жены, режим имущества, нажитого в браке, а также имущественные санкции в случае развода. Легальный режим общности имущества предусмат­ривается в законодательстве Франции, Испании, некоторых американских штатов. Режим раздельного владения доми­нирует в ФРГ, Финляндии, Швеции, Дании и Норвегии.

Права и обязанности супругов регулируются по-разному в различных европейских странах в зависимости от степени либеральности семейного права. Так, в Англии господствует традиционное представление о том, что обеспечение жены всем необходимым и предоставление ей содержания являет­ся основной обязанностью мужа.

Демократизация отразилась на отношениях между деть­ми и родителями. Происхождение ребенка, рожденного в бра­ке, устанавливается путем регистрации новорожденного с указанием его отца и матери по обоюдному согласию супру­гов. Установление родителей детей, рожденных вне брака, осуществляется их легитимацией путем вступления родите­лей в брак после их рождения, а также на основании добро­вольного заявлении отца о признании отцовства. Законом допускается практика установления отцовства в судебном порядке. Несмотря на улучшение статуса внебрачных детей, между ними и законнорожденными сохраняются отличия. Наиболее четко это проявляется в сфере наследственного пра­ва.

Многие европейские государства не присоединились к меж­дународной Конвенции о правах детей, рожденных вне брака, от 1975 г. Этот документ декларировал равные права детей независимо от статуса законно- или незаконнорожденных.

Права и обязанности родителей и детей включают гарантии по взаимному содержанию, реализующемуся через выплату алиментов. Как правило, алименты на содер­жание детей выплачиваются родителями, проживающими отдельно, до достижения детьми совершеннолетия. После этого дети в свою очередь в предусмотренных законом случаях обя­заны содержать родителей.

Во многих правовых системах устанавливается юридичес­кая ответственность родителей за противоправные действия несовершеннолетних детей. Как правило, такая ответственность имеет имущественный характер. Законодательное признание по­лучают права детей, например, на гуманное обращение, на среднее об­разование и т.д. Их нарушение родителями может повлечь в т.ч. уголовную ответственность.

Социальное и трудовое законодательство. Еще в XIX в. с развитием промыш­ленности и становлением новой социальной структу­ры общества рабочие осознали потребность в законодательной регламен­тации и защите своих прав. В XX в. конституционное признание и закрепление получили социально-экономичес­кие и культурные права граждан: на труд и свободный вы­бор профессиональной деятельности, на социальное обеспече­ние, на отдых, на безопасные условия труда, на защиту мате­ринства и детства, на забастовку, на образование и т.д. Эти гарантии впервые декларировались в социалистичес­ких конституциях, а затем широко распространились в конституционном праве Германии, Франции, Испании, Италии, Португалии.

В 1948 г. социально-экономические права были признаны на международном уровне, что отразилось в тексте Всеобщей декларации прав человека. Они были детализированы в после­дующих документах европейского сообщества. К послевоенному периоду относится и формирование «тре­тьего поколения» прав человека: на здоровую окружающую среду, на достойный уровень жизни, на пользование природ­ными национальными богатствами и многие другие.

Важнейшей задачей социального законодательства явля­ется поддержание социальной стабильности и гражданского мира посредством превенции потенциальных соци­альных конфликтов. Необходимость социальной интеграции для эффективного эволюционного развития общества вопло­тилась в концепции солидаризма, положения которой закреплены в новейших конституциях европейских стран. Принципи­альной новацией стало закрепление понятия социального го­сударства, что предполагает государственную поддержку оп­ределенных слоев населения. Основой современной социальной политики является рас­пределение бремени социальных проблем между личностью и государством.

В качестве самостоятельной отрасли трудовое правоначало формироваться начале XX в. Изначально трудовые отно­шения регулировались путем подписания договора (соглаше­ния) между наемным работником и работодателем. Государ­ство практически не вмешивалось в отношения, возникав­шие между рабочими и предпринимателем. В 20-30-е гг. под давлением рабочего движения и под влиянием распрост­ранившейся социал-демократической доктрины создается си­стема социального страхования. Но страховки предусматривались только на случай болезни, нетрудоспособности и инвалидности.

В рамках этой тенденции в США были приняты законы Вагнера (1935 г.) и Тафта-Хартли (1947 г.). Они регламентировали содержание коллективных трудовых договоров, правовой статус профсо­юзов, продолжительность рабочего дня, предусматривали меры по охране труда женщин и подростков.

В послевоенный период были приняты за­коны об уравнении оплаты труда женщин и мужчин, о проф­союзах, о профессиональном обучении, о компенсациях. Развивалось социальное обеспечение, важ­нейшим элементом которого стало пенсионное законодатель­ство. Оно претерпело эволюцию от установления пенсий в случае получения производственных травм или увечий до всеобщего пенсионного обеспечения.

Между тем, в настоящее время наблюдаются серьезные различия в определении предмета социального законодательства в Европе и США. В англосаксонском праве приоритетное значение имеют личные и политические пра­ва. В европейском континентальном праве традиционно боль­шее внимание уделяется социально-экономическим правам. США не присоединились к ряду важнейших международных пактов по правам человека. Однако это связано с тем, что интерпретация социальных законов Верховным судом США привела к превращению социальных прав в фундаментальное право страны.

В США на рубеже XIX - XX вв. господствовало представление о том, что реализация социально-экономических прав зависит не от принятия новых законов, а от уров­ня экономического развития. Следовательно, гарантии не име­ют юридического характера и не могут обеспечиваться сред­ствами судебной защиты. Поэтому большинство законода­тельных предложений, предусматривавших позитивную реа­лизацию социально-экономических прав, было отвергнуто как несоответствующих конституции. Американская концепция прав человека отрицала соци­альные права, т.к. невозможно их точно определить и создать эффективный механизм защиты. Права и свободы в американской традиции преподносились как сферы деятельности индиви­да, свободные от вмешательства государства. В большей сте­пени права человека рассматривались как естественное и субъективное право.

Но с приобретением проф­союзами легального статуса, принятием закона об охране окружающей среды, общественным ограничением свободы предпринимательской деятельности такой подход стал пересматриваться. Постепенно пришло осознание того, что конф­ликт между экономикой и правом существует. Это послужило основой в современном развитии американского социального законодательства.

Эволюция уголовного и процессуального права. Общественно-экономическая эволюция ХХ в. не могла не отразиться на развитии уголовного и уголовно-процессуального права. Основной тенденцией развития уголовного права во многих европейских странах стала его систематизация: разработаны уголовные кодексы - УК ФРГ 1975 г., Примерный УК США, УК Франции 1994 г., УК Испании 1995 г. В каждой из этих стран сложилась своя концепция наказуемого поведения, дефиниции преступления, принципы трактовки вопросов са­мообороны, крайней необходимости, невменяемости, неосто­рожности и соучастия.

В структуре преступ­лений на первое место по тяжести вышли преступления против личности. Многие законодательные акты предусмат­ривают преступления против человечества: геноцид, депор­тация, массовые казни без суда и следствия, репрессии, пытки и акты жестокости и др. Современный закон предусматрива­ет уголовную ответственность за проявление сексуальной аг­рессии, проведение биомедицинских экспериментов над че­ловеком без его согласия, за посягательство на его частную жизнь. Важной новацией стало введение уголовной ответ­ственности юридических лиц: предпринимательских объеди­нений и территориальных единиц. Современное уголовное законодательство предусматривает уголовную ответственность за терроризм, производство и сбыт наркотиков, компьютер­ные преступления и др.

Существенные изменения произошли и в уголовном пра­ве англосаксонской системы. В Англии отменяется существо­вавшее веками традиционное деление на фелонии и мисдиминоры. На территории США оно сохранено, но введена новая классификация преступлений.

Современная система наказаний ориентирована на защиту интересов общества и социальную адаптацию преступников. Наблюдается тенденция к либерализа­ции карательной системы, её гуманизации и оптиматизации. В связи с этим проблема применения смертной казни выходит на первый план. Во многих евро­пейских странах в 60-е гг. произошла фактическая отмена смертной казни. В США в 1967 г. был установлен мораторий на применение смертной казни, а некоторые штаты приняли закон об ее отмене. Сегодня смертная казнь предус­мотрена законодательствами 36 американских штатов, а так­же федеральным законом при совершении тяжких государ­ственных, воинских, уголовных преступлений. Верховный суд страны предусматривает возможность применения этой меры наказания при соверше­нии тяжкого убийства. Но присяжные должны иметь воз­можность выбора между смертной казнью и пожизненным заключением.

Значительному реформированию подверглась судебная си­стема и уголовный процесс. В качестве гарантии от судебного произвола рассматривается суд присяжных. Однако его функционирование остается одной из наиболее спорных проблем в современной юриспру­денции. Одни настаивают на необходимости его применения как гарантии от судебного произвола, ссылаясь при этом на национальные традиции. Другие подчеркивают низкий про­фессиональный уровень принятых им решений, а также дли­тельность судебного разбирательства и большие финансовые затраты.

В США статус суда присяжных закреплен 7-й поправкой к Конституции. Важным эле­ментом судебной системы суд присяжных рассматривается в Англии, где он рассматривает исключительно уго­ловные дела. Подбор присяжных стал централизованным, отменен имущественный ценз, снижен возрастной ценз. Во Франции допускается участие в суде не 12, а 9 присяж­ных заседателей, и не обязательно их единогласное решение.

Отличительным признаками современной уголовно-процессуальной системы являются предварительная санкция суда на арест подозреваемого, обыски и другие следственные действия, подразделение доказательств на допустимые и не­допустимые (полученные незаконным путем), а также пр



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.250.137 (0.022 с.)