География экспорта металлопродукции из Украины, тыс. т




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

География экспорта металлопродукции из Украины, тыс. т



Регион
СНГ 3124,3 3898,0 3815,7 3941,9 4774,5 3677,9
Европа 4901,2 6587,0 6137,8 8559,8 7620,5 7019,9
Азия 16034,2 15422,6 12399,0 10802,7 1131,0 9128,2
Африка 3936,1 3924,5 4621,2 4333,3 4721,8 4370,0
Америка 0,8 1859,1 1879,5 3999,5 1892,7 1686,9
Австралия и Океания 0,04 0,01 0,01 0,01 0,01 0,01

Мировой экономический кризис внес свои коррективы в географию экспорта металлопродукции из Украины: снизился спрос на металл, как на внешнем, так и на внутренне рынке, особенно у строителей; в конце 2008 г. резко упали цены на продукцию, вследствие чего сократились объемы выпуска.

Причинами колебаний экспортных поставок металла на европейский и американский рынки являются проводимые серьезные антидемпинговые расследования против украинской металлургической продукции (производство стали, проката, труб) и производства минеральных удобрений.

Для защиты от демпинга государственные организации иностранных государств применяют такие виды санкций, как таможенные пошлины, квоты, лицензии, добровольные ограничения экспорта. Например, Евросоюз установил для украинских металлургов негласные жесткие правила, предписывающие четкий график поставок нашего металла, согласно которому каждое полугодие украинские металлурги должны выбирать не более 50% квоты.

Если по данным Государственной таможенной службы Украины, в 1998 году объектом антидемпинговых расследований и применения карательных санкций стало 31,5% импорта украинской стали, в 1999 г. – 35,1%, то в 2002-2003 гг. – уже 80% [14, С.113]. Приведенные данные говорят о нарастании протекционистских тенденций и усилении монополизма на рынках готовой продукции черной металлургии. На конец 2005 г. общая численность существующих против Украины мер в мире – 38, среди них антидемпинговых – 35, компенсационных – 1.

К сожалению, отечественным экспортерам не помогло получение Украиной в конце 2005 г. статуса страны с рыночной экономикой со стороны ЕС. При определении себестоимости украинской продукции к Украине все равно применили принцип «суррогатной» страны и тарифы рассчитывались на примере Румынии, причем «нерыночными» были признаны наши цены на газ и электроэнергию.

Самым крупным торговым ограничением, принятым Евросоюзом против украинских трубных предприятий, явилось введение антидемпинговых пошлин на поставки бесшовных стальных труб (об этом говорилось в Главе 2.1). Ущерб отечественных трубников может составить около 100 млн. долларов ежегодно. В мае 2004 г. произошло расширение ЕС, и ограничительные меры, действовавшие на рынке ЕС-15 против украинских экспортеров, автоматически распространились на рынки присоединившихся 10 стран.

Пока Евросоюз квотировал украинский металл, импорт из Китая – члена ВТО за 2006 г. в страны ЕС вырос на 300%, по сравнению с 2005 г.

Подобная ситуация сложилась и на рынке США, которые тоже долгое время ограничивали поставки украинского металла пошлинами, квотами и референтными ценами (устанавливаются раз в квартал на уровне средних цен внутреннего рынка). В результате расследований США была введена антидемпинговая пошлина на украинскую сталь в размере, превышающем 150% её стоимости. Прямые потери украинских производителей на американском рынке из-за отсутствия благоприятных условий торговли и проведения антидемпинговых расследований составляют более 300 млн. долл. в год [22].

После признания 17 февраля 2006 г. США Украины страной с рыночной экономикой рынок металлопроката в США стал достаточно стабилен. Его ежегодный прирост составляет 2-4%. Однако пока действовала «непроходимая» для Украины пошлина, американский рынок также постарался занять Китай. Однако в 2009 г., вследствие расширения мирового кризиса, США ввели жесткие санкции в отношении Китая: повышение импортных пошлин на сварные трубы с 35-40% до 74-101%, а также временные антидемпинговые пошлины в размере 2,1-52,2% на стальную проволоку, прутки и арматуру.

От политики зарубежного протекционизма в основном страдает украинская металлопродукция с более высокой добавленной стоимостью, тогда как для ввоза отечественных полуфабрикатов таких ограничений нет.

Таким образом, украинские производители бесшовных легированных труб – продукции самого высокого уровня переработки, продолжают терять рынок сбыта в ЕС. Как показывает опыт, вернуть себе европейский рынок после пятилетнего срока действия антидемпинговой пошлины будет очень сложно.

Начиная с 2000 г. российские трубники активно лоббировали введение правительством РФ запретительных пошлин против украинских конкурентов. И в 2001 г. правительства России и Украины договорились квотировать поставки украинских труб. Годовая квота на 2001 г., с продолжением её действия на 3 года, была определена в 620 тыс. тонн. По оценке Министерства экономического развития и торговли России, такое ограничение и являлось эквивалентным 40%-й импортной пошлине. Этот размер квоты соответствовал среднегодовому уровню поставок украинских труб в Россию за последние 4 года. Доля Украины в общероссийском потреблении труб в этот период составила более 10%.

Согласно оценке Фонда развития трубной промышленности (ФРТП), за 2002-2003 гг. из-за затоваривания российского рынка продукцией украинских производителей, поставляемой по цене на 10-15% ниже цены российских труб, их производители не реализовали около 720 тыс. тонн труб различных типоразмеров.

В 2004 г. Россия ограничила импорт труб большого диаметра (преимущественно 1420 мм) квотой в 715 тыс.т, что явилось дискриминационным по отношению к украинским производителям. Размер квоты на 2005 г. в соответствии с емкостью рынка труб в РФ предполагал минимум 790 тыс. тонн, в том числе 255 тыс. тонн труб большого диаметра, которые в России не производились по спецификации, способной удовлетворить запросы российских потребителей. Это позволило российским предприятиям завершить техническое перевооружение, а заодно и конкурировать на российском же рынке с украинскими производителями металлопродукции, в частности труб большого, среднего и малого диаметров (до 820 мм).

С 2005 г. Украина лишилась статуса монополиста на постсоветстком пространстве по производству труб большого диаметра, которые применяются для строительства магистральных газо- и нефтепроводов. К 2008 г. в РФ реализовалась политика импортозамещения, по которой страна ввела новые производства, призванные существенно сократить зависимость от импорта. Кроме этого, с июле 2009 г. Россия повысила пошлины на импорт стального проката с 5% до 15%, стальных труб – с 5% до 15-20%, ввела 15-ные пошлины на импорт арматуры.

В этой ситуации украинские трубы большого диаметра необходимо переориентировать на внутренне потребление, т.к. по территории Украины проходит 35 тыс. км магистральных нефте- и газопроводов, которые почти не ремонтировались. Техническое состояние отечественных трубопроводов достигло предела допустимого срока эксплуатации, и требуется замена части газопроводных труб большого диаметра, что предусмотрено договоренностями между Украиной и ЕС о модернизации нашей газотранспортной системы. По расчетам агентства «Держзовнішнінформ», Украине для текущего ремонта газопроводов, а также для восстановления поврежденных или разрушенных участков требуется около 1 млн.т труб большого диаметра [24]. Но из-за недофинансирования добывающей промышленности на государственном уровне сегодня сложно прогнозировать крупные заказы от той же НАК «Нафтогаз Україны».

В сложившейся для украинских трубников ситуации необходимо увеличивать экспорт в страны Средней Азии, Ближнего и Среднего Востока, в основном в Иорданию, Сирию, Иран, Ирак, Египет, где наблюдается интенсивное развитие инфраструктуры, а также возобновить поставки труб в Бразилию и страны Южной Америки. Этот рынок имеет перспективы в расширении потребления труб большого диаметра в связи со строительством двух крупных трансконтинентальных газопроводов: Венесуэла – Бразилия – Аргентина (протяженностью 10 тыс. км) и Боливия – Парагвай – Уругвай (длиной 2 тыс. км).

Лучшим примером реализации политики замещения импорта продукции металлургии собственным производством является Китай. Интересно, что в начале антидемпинговых расследований Китай не рассматривался как страна с рыночной экономикой. Но китайская металлургическая промышленность не только выжила, но и увеличила в своем экспорте удельный вес продукции с высокой долей добавленной стоимости. В 2008 г. правительство КНР упразднило экспортные пошлины на поставку плоского проката, что позволило экспортерам страны предлагать более выгодные цены на свою продукцию. Кроме того, была применена стратегия, позволившая уменьшить влияние пошлин, например, созданы торговые предприятия в США. Уже сегодня некоторые потребители металлических труб в Украине начали закупать металлопродукцию в Китае, потому что цены там зачастую ниже, чем на отечественных трубных заводах.

Во второй половине 2008 г. наши металлурги столкнулись с кризисом перепроизводства, который сопровождается сокращением потребления металла на внутреннем рынке, остановкой половины сталеплавильных и прокатных мощностей, уменьшением производства продукции металлопредприятиями, а значит ростом производственных затрат и безработицы. По оценкам специалистов МВФ, цены на металлы в среднесрочной перспективе уменьшатся на 10% и в дальнейшем будут продолжать снижаться [5, С.77].

С позиций интересов страны в металлургическом производстве необходимо:

во-первых, создавать и развивать конкурентную среду, следствием чего должна быть стабилизация и снижение цен на железорудное сырьё и металлопродукцию на внутреннем рынке;

во-вторых, на государственном или ведомственном уровне планировать и регулировать обеспечение металлургических заводов железорудным сырьем и коксом;

в-третьих, отдавать приоритет обеспечению металлоломом прежде всего прежде всего украинских металлопроизводителей, отечественного потребителя металла, т.к. в связи со вступлением в ВТО может увеличиться вывоз железного лома;

в-четвертых, государство должно реально контролировать индикативные цены и условия отгрузки металла на экспорт;

в-пятых, создать льготные условия для модернизации предприятий горно-металлургического комплекса (освобождение от уплаты ввозной пошлины на оборудование и комплектующие) и расширить объемы производства продукции высокой степени переработки и более высокого качества;

в-шестых, перейти с мартеновского метода выплавки стали на конвертерный метод, что позволит уменьшить расход топлива на выплавку 1 т стали с 106,6 кг ус. т до 5,7 кг ус.т;

в-седьмых, быстрейшее внедрение энергосберегающих технологий, снижающих использование газа в металлургии, т.к. цены на газ и дальше будут расти;

в-восьмых, поощрять строительство мини-металлургических заводов, которые ориентированы на локальный рынок (их потребители, как правило, находятся в радиусе 300 км), особенно в связи с проведением Евро-2012;

в-девятых, создать условия для ускорения процессов диверсификации производства за счет увеличения объемов выпуска новых видов металлургической продукции (стали электроплавильного производства, специальных сталей, сплавов, титановых сплавов и проката, алюминиевой фольги и т.д.).

Неразрывно с металлургическим производством связана угольная промышленность. Из всех подкомплексов ГМК Украины она находится в наиболее сложной ситуации. Износ основных стационарных установок угольной промышленности достигает 80%. Срок эксплуатации шахт старше 70 лет составляет 22%, от 50 до 70 лет – 25%, 30-50 лет – 44%, менее 30 лет – всего 9%.

При этом в стране заканчиваются собственные запасы коксующихся углей, добывать уголь становится все тяжелее и дороже. За 2005-2006 гг. добыча коксующегося угля снизилась на 10-15%, в 2007 г. – еще на 7%, в отличие от добычи энергетического угля (табл. 3.9). В 2005 г. было добыто всего 78 млн. т угля. Для сравнения: в 1991 г. добывали 135,6 млн.т, в очень неблагополучном 1994 г. – 94,4 млн. т. Образовавшийся дефицит коксующихся углей может быть покрыт только импортом (например, из Австралии и Америки), но для этого пока нет соответствующих портовых мощностей.

Доля импортных поставок в общем объеме потребления коксующегося угля в 2008 г. выросла по сравнению с 2007 г. на 6 п.п., до 36% и составила 26,9%.

Таблица 3.9

Добыча угля в Украине, млн.т [28]

 
Всего, в том числе 135,6 83,6 80,3 78,0 80,2 75,6 79,8
энергетический 80,3 54,1 41,8 45,2 50,1 47,1 51,0
коксующийся 55,3 29,5 38,5 32,8 30,1 28,5 28,8

Суть проблемы предприятий угольной промышленности в комплексе факторов, связанных с шахтами, добывающими коксующийся уголь. Во-первых, сложнейшие условия добычи: средняя глубина разработки превышает 720 м, а 30 шахт в Восточном регионе работают на глубинах 1000-1400 м. Практически все крупные аварии с человеческими жертвами происходили именно на шахтах, добывающих коксующийся уголь. По данным Госнадзорохрантруда, количество погибших шахтеров на 1 млн. т добытого угля в Украине одно из самых высоких в мире и составляет 2 человека, в КНР – 1,96, в России – 1,1, в США – 0,03 [2, С. 53]. Во-вторых, убыточность и нерентабельность производства: износ основных шахтных фондов составляет 80% и растет с каждым годом. Около 90% шахт – газовые, 60% – опасные по взрывам угольной пыли, 45% – опасные по внезапным выбросам и 24% - склонные к самовозгоранию угля [11]. В-третьих, недостаточное качество украинского коксующегося угля: зольность энергетического угля составляет 40%, тогда как допустимая норма в мире не превышает 25%. В-четвертых, из 442 предприятий, входящих в структуру Минуглепрома, только 199 пока ещё не банкроты или не находятся в стадии ликвидации.

Борьба с убытками отрасли тоже не приносит ощутимых результатов: в 2004 г. они составили 1,2 млрд. грн., в 2005 г. – 1,710 млрд. грн., а к 2006 г. достигли 2,4 млрд. грн. [1]. И это при том, что дотации, направляемые на поддержку угольной отрасли, достаточно значительны и в последние годы увеличиваются. Так, если в 2001 г. они составляли 2,1 млрд. грн., то в 2002 г. сразу 6 млрд. грн., в 2003 г. – 5,2, в 2004 г. – 4, в 2005 г. – 3,5, в 2006 г. и в 2007 г. – по 5,7 млрд. грн. В госбюджете-2008 на дотации отрасли было выделено уже 7,169 млрд. грн.

Согласно рамочной программе «Уголь Украины» (2001-2010 гг.) предполагалось дотировать только те шахты, которые реально наращивают добычу. Однако, в октябре 2007 г. Минуглепром определило основным критерием оказания государственной поддержки убыточность угольных предприятий, т.е. чем больше убытков, тем больше выделяется средств из госбюджета на их покрытие. Таким образом, Минуглепром становится бездной, куда вымывается все больше средств из государственного бюджета. Для сравнения: в России, Казахстане, Чехии действующие угледобывающие предприятия почти не получают дотаций на покрытие убытков, а госсубсидии предоставляются только на ликвидацию нерентабельных шахт, социальную защиту бывших шахтеров, создание новых рабочих мест и на экологические мероприятия. В Китае убыточность угольной отрасли была приостановлена лишь в результате закрытия нерентабельных мелких шахт и внедрения новых технологий.

С падением добычи угля в Украине утрачено основное конкурентное преимущество отечественного коксового производства – близость к сырью. Сегодня Украина уже завозит около 9 млн.т коксующихся углей и 2 млн. т кокса в год из России, куда раньше экспортировала. из Казахстана, Польши, Китая, что обеспечивает 28% потребностей производства (в 2000 г. доля такого импорта составляла 5%). Кокс на экспорт производится в основном из импортированного угля.

В сложившейся ситуации конкурентное преимущество будут иметь коксохимичесие заводы, расположенные на одной промышленной площадке с шахтами и металлургическими комбинатами. В этом случае предприятия не несут затрат, связанных с железнодорожными тарифами на перевозку кокса.

Также необходимо легализовать малые шахты, т.н. «копанки», которых насчитывается более 6 тысяч, где основным требованием может быть не вложение инвестиций, а обеспечение безопасности работы шахтеров.

Как положительное можно отметить, что практически все заводы модернизируют свои коксовые батареи, внедряют современные технологии, полностью загружены работой проектные и научно-исследовательские институты коксохимического направления.

В настоящее время оценки эффективности и инвестиционной привлекательности предприятий угольной промышленности должны проводиться с позиций:

· частного инвестора, включая оценку экономической эффективности (чистый приведенный государственный доход, внутренняя норма прибыли, срок окупаемости), оценку инвестиционных рисков (финансового состояния и конкурентоспособности предприятия);

· угольного предприятия, включающие оценку собственных инвестиционных возможностей, наличие и обеспеченность фондов накопления, а также рентабельности и ликвидности;

· регионального бюджета, включающие стратегическую и социальную значимость предприятия для региона и бюджетную эффективность;

· государственного бюджета, включающие значимость проекта для энергетической безопасности государства и бюджетную эффективность проекта.

Важное место в структуре региональных рынков занимают рынки энергоресурсов – нефти и газа. Диверсификация источников обеспечения этими ресурсами является стратегически важным вопросом для Украины на протяжении всех лет независимости. Комплексное решение этой проблемы было предусмотрено соответствующим Указом Президента ещё в 1998 г. В разгар топливного кризиса 26 мая 2004 г. Кабинет Министров поддержал законопроект, вносящий изменения в Закон «О трубопроводном транспорте» (его регистрация состоялась в Верховной Раде 3 июня 2004 г. №5604). Главным заданием этого законопроекта, как говорится в пояснительной записке, «является закрепление на законодательном уровне принципа диверсификации источников поставки сырой нефти, создания условий для наращивания транзитного потенциала и уменьшения энергетической зависимости Украины от стран – экспортеров традиционных энергоносителей путем диверсификации источников и направлений поставок энергоносителей».

На сегодняшний день положение в нефтеперерабатывающей промышленности можно охарактеризовать как почти критическое. Основной особенностью является ее технологическая отсталость, препятствующая повышению конкурентоспособности продукции. Все действующие украинские НПЗ были построены ещё в годы советской власти и работают по так называемой простой схеме, включающей первичную переработку и риформинг. При такой схеме работы заводу безразлично, какую нефть использовать – менее качественную и более «загрязненную» российскую или высококачественную низкосернистую казахстанскую, азербайджанскую и иракскую, которая стоит дороже российской минимум на 5-8%.

В первую очередь, это касается процессов, связанных с углублением переработки нефти. Сегодня глубина переработки на Херсонском, Одесском и Дрогобычском НПЗ составляет 46-60%. Только на Лисичанском и Кременчугском НПЗ, которые условно можно назвать заводами с классической схемой, глубина переработки приближается к 70%. Но даже этот показатель низок по сравнению с аналогичными показателями предприятий западных стран. Например: в США и Канаде глубина переработки равна 96%, в Европе – 83-88%, в Японии – 81%. Там процесс замены НПЗ, работающих по простым схемам, предприятиями, реализующими классическую и глубокую схемы переработки, начался ещё в период топливных кризисов 70-80-х годов ХХ ст.

Инвестиционная пауза, продолжавшаяся в Украине до начала ХХІ века, «заморозила» технологический уровень НПЗ. И только приход на предприятия реальных собственников сдвинул процесс модернизации производства с мертвой точки. Однако низкий уровень рентабельности нефтепереработки в Украине, обусловленный в первую очередь жестким государственным регулированием и контролем за розничными и оптовыми топливными ценами, не стимулирует собственников НПЗ к осуществлению быстрых и масштабных реконструкций заводов [15, С. 144].

Кроме того, трудности обусловлены сокращением оборотных средств нефтеперерабатывающих предприятий ввиду налоговых нововведений и невозмещением государством экспортного НДС; интенсивным ростом цен на нефтяное сырье (хотя в связи с международным финансовым кризисом они снизились в мире на 26,5%); проблемами с реализацией (сначала обусловленными профицитностью рынка, а затем – введением льгот для импортеров готовых нефтепродуктов), а также с поставками нефтяного сырья.

К настоящему времени украинский рынок перешел в состояние опасной зависимости от импортеров нефтепродуктов: уровень энергозависимости составляет 55%, а доля добываемой в Украине нефти в общем объеме её переработки составила всего 15%.

Ни у кого не вызывает сомнения монозависимость украинской нефтеперерабатывающей промышленности от российской нефти. Если в 2000 г. 30,2% сырья на отечественные НПЗ поставляли украинские нефтедобытчики, 23,3% – казахстанские и 46,5% – российские, то в последующие годы это соотношение стало соответственно составлять: в 2001 г. – 16%; 24,4% и 59,6%; в 2002 г. – 11,3; 10,9 и 77,8; в 2003 г. – 8,8; 4,6 и 86,6; в 2004 г. – 9,6; 3,3 и 87,1; в 2005 г. – 9,8; 3,9 и 86,3%. При такой динамике поставок готовой продукции извне, одновременно со снижением объемов переработки отечественными нефтяными компаниями, ситуация чревата монополией импорта, что очень опасно для энергетической независимости Украины.

Такая монозависимость, помноженная на то, что около 60% украинских перерабатывающих мощностей контролируют российские же нефтяные компании, и является главным фактором риска на топливном рынке Украины. Экономика Украины требует безотлагательного решения вопросов по созданию альтернативных путей транспортирования в Украину казахстанской, азербайджанской и иракской нефти.

По данным американских экспертов, оптимальный уровень диверсификации импорта нефти, то есть максимальный объем поставки из одного источника, не должен превышать 30%. В Украине этот показатель значительно выше: в 2006 г. он составил 85,13%, в том числе по Надворнянскому НПЗ – 14,5%, Дрогобычскому – 80,8%, Кременчугскому – 90%, Лисичанскому– 99,28%, Херсонскому – 100%, Одесскому НПЗ – 100% [4, С.30].

Реальным инструментом декларируемой диверсификации должен был стать, построенный в 2001 г., соединительный нефтепровод Одесса – Броды, длиной 675 км и продолжение его строительства на 500 км до Плоцка и Гданьска с целью перекачки 9-14,5 млн. т нефти в год, а также нефтетерминал «Южный» в районе Одессы, мощностью 18 млн. т нефти в год, как завершение строительства ЕАНТК в европейской части.

Евросоюз в опубликованной энергетической стратегии, так называемой «Зеленой книге», четко записал, что Одесса – Броды – один из приоритетов Европы, т.к. он будет оказывать содействие созданию ЕАНТК на базе этого нефтепровода. Это и должно стать настоящей интеграцией, которая будет содействовать приближению нашего государства к современным европейским стандартам.

Потенциальными потребителями нефтепровода Одесса – Броды явятся 15 НПЗ в Украине, Словакии, Чехии, Польше, а в перспективе – в Германии, Австрии и других странах, заинтересованных именно в «легкой» каспийской нефти. Сейчас эти заводы работают на высокосернистой «тяжелой» российской нефти и находятся перед выбором: или инвестировать деньги в технологию, позволяющую избавится от серы, или включать в переработку «легкую» малосернистую каспийскую нефть.

Однако, как только общие нефтетранзитные мощности увеличились, объем транзита нефти резко сократился. Если в 2001 г. через украинские трубы перекачали 63,6 млн. т нефти, то в 2003 и 2005 гг. – соответственно 33,2 и 31,3 млн. тонн. В 2008 г. объем транзита составил 32,8 млн. тонн.

Главной ошибкой при создании нефтепровода Одесса – Броды явилось то, что к строительству этой трубы приступили, не подписав ни одного официального договора с прикаспийскими нефтяниками о поставке добытой нефти в Европу, тогда как задуманный для этих же целей трубопровод Баку – Тбилиси – Джейхан начали строить лишь законтрактовав необходимые объемы нефти.

В 2003 г. общая загрузка нефтепроводной системы страны составила 52,5%. Все еще не используемый маршрут Одесса – Броды «резервирует» 14,5 млн. т нефти в год, а у международного нефтетерминала (МНТ) «Южный» есть нереализованный запас в 16 млн. тонн. Поставки российской нефти на этот нефтетерминал, начавшийся в 2003 г., сегодня уменьшились из-за интенсивной эксплуатации Балтийской трубопроводной системы (БТС) и переориентации потоков российской нефти в Европу в обход Украины. В 2006 г. в «Южный» прокачали всего 6 млн.т. нефти.

На сегодняшний день на межправительственном уровне до сих пор не подписаны рамочные соглашения и контракты на транспортировку каспийской нефти по нефтепроводу Одесса – Броды в аверсном режиме в направлении чешских и польских НПЗ по нефтепроводу «Дружба». Поэтому, как альтернативу использования МНТ «Южный», с июля 2004 г. внедрено реверсное транспортирование нефти в направлении Броды – Одесса. В связи с этим, Турция обратилась к Украине с просьбой отказаться от реверсного варианта, так как это резко увеличит количество танкеров в проливе Босфор и создаст небезопасную экологическую ситуацию.

Участие Казахстана могло бы сделать более реальным использование Одесса – Броды в аверсном режиме и строительство его продолжения до Плоцка и Гданьска (на достройку необходимо 0,5-1 млрд. долл.), который не достраивается из-за отсутствия гарантированных объемов транспортировки каспийской нефти.

Однако Казахстан официально заявил о желании присоединиться к строительству нефтепровода Бургас – Александрополис вместе с Россией, Грецией и Болгарией, целью которого является вывод каспийской нефти из Черного моря через Новороссийск в Средиземное море, минуя узкие перегруженные черноморские проливы Босфор и Дарданеллы. Кроме этого, Казахстан подтвердил договор с РФ об увеличении поставок по нефтепроводу Тенгиз – Новороссийск с 32 до 67 млн. т в год. В этом случае заполнение нефтепровода Бургас – Александрополис станет реальным, в отличие от нефтепровода Одесса – Броды.

Сегодня же практически вся экспортируемая нефть из Казахстана уходит через Новороссийск, Босфор и Дарданеллы, а также через нефтепровод «Дружба» и Балтийские трубопроводные системы, а из Азербайджана через нефтепровод Баку – Тбилиси – Джейхан.

Преградой на пути каспийской нефти в Украину служат и интересы казахстанских и азербайджанских нефтедобытчиков и нефтетранспортников. Азербайджанская нефть более чем обеспечена транспортными маршрутами (табл. 3.10).

Мощности введенного в 2005 г. в эксплуатацию нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД, 50 млн.т) позволяют прокачивать в три раза больше нефти, чем добывается в стране (15,6 млн. т).

Кроме того, почти вся добываемая в Азербайджане нефть принадлежит транснациональным нефтяным компаниям и уже включена в долговременные планы переработки на принадлежащим им НПЗ во Франции, Италии, Испании.

Иракская нефть – самая дорогая из рассматриваемых. Она оптимальна для НПЗ с глубокой переработкой (выход светлых продуктов – 90% и более), а значит, на неё есть множество претендентов из числа платежеспособных потребителей в Европе и США. Транспортировать её в Украину сегодня более чем затруднительно: из Джейхана её танкерами придется доставлять в Одессу, огибая полуостров Малая Азия и протискиваясь через Дарданеллы и Босфор в противоположном основному транспортному потоку направлении. Избежать этого можно, если будет реализован давний проект по строительству нефтепровода Джейхан – Самсун, стоимостью 700 млн. долларов.

Таблица 3.10

Пропускная способность экспортных маршрутов нефти,млн. т в год

Пропускная способность казахстанской нефти Пропускная способность азербайджанской нефти
Маршрут Мощность Маршрут Мощность
Каспийский трубопроводный консорциум (КТК) 28,2 Баку – Тбилиси – Джейхан 50,0
Актау – Баку 30,0 Баку – Новороссийск 6,0
Атырау – Самара 15,0 Баку – Супса 6,0
Кинкияк – Орск 7,0
Махачкала – Новороссийск 3,5
Всего 53,7 Всего 62,0

В начале 2008 г., впервые в истории Украины, Кременчугским НПЗ было законтрактовано 80 тыс. т легкой иракской нефти [6, С.116]. Таким образом, можно сказать, что начало диверсификации поставок нефти в Украину положено.

К энергетической составляющей относится и поставки природного газа. Согласно различным источникам, Украина занимает 5-7 место в мире по потреблению газа, при этом закупая 71% общего объема его потребления. На украинскую газотранспортную систему приходится около 90% общего объема поставок российского газа в страны Центральной и Западной Европы, что за счет оплаты транзита (1,7 долл. за 1 тыс. куб. м за 1000 км) бартером ежегодно обеспечивало 30% потребностей Украины в «голубом» топливе [22]. Однако в марте 2005 г. российская компания «Газпром» постановила, что расчет за газ должен осуществляться только в денежном эквиваленте. С этого момента цена за поставляемый в Украину газ повысилась вначале с 50 долл. за 1 тыс. куб. м до 95, затем до 130, а в последствии до 179,5 долл. и 228,8 за 1 тыс. куб.м. с дальнейшим её повышением. Такое существенное подорожание заставляет промышленные производства сокращать потребление такого дорого топлива.

Конечно, промышленность сократила потребление газа в первую очередь вследствие падения объемов производства. Но все, же второй по значению фактор сокращения – переход промышленного сектора на альтернативные виды топлива. В тяжелой индустрии и энергетике природный газ стали замещать каменным углем, коксом и мазутом. Промпредприятия из более «легких» отраслей (например, пищевой) в качестве энергоносителя начали использовать подсолнечную лузгу, опилки, солому и птичий помет.

До 2006 г. другой стратегический партнер – Туркменистан – напрямую поставлял природный газ в Украину. Но уже в конце 2005 г. Туркмения под давлением российского «Газпрома» отказалась перезаключать соглашение и с 2007 г. весь туркменский газ Украина закупает у «Газпрома». Отсутствие прямых контактов с Туркменией обходится Украине в 1,2 млрд. долл. в год. Основную конкуренцию нашей стране в её желании покупать природный газ у Туркмении напрямую составляют: Россия и через неё строительство новых газопроводов в Европу; Иран, Индия и Пакистан (так называемый Трансафганский газопровод); Китай, который планирует не только построить газопровод, но и взять на себя часть расходов по добыче газа, а также Евросоюз, который взял четкий курс на минимизацию зависимости от России, как монопольного поставщика природного газа.

Механизмом налаживания Украиной прямых газовых контактов с Туркменистаном может быть сближение в различных «неуглеродных» экономических проектах: сотрудничество в сельском хозяйстве, строительстве (Украина принимает участие в строительстве железнодорожного моста через Амударью, стоимость проекта – 125 млн. долл.), а также военно-технической кооперации. В рамках такой кооперации реализуются контракты, предусматривающие модернизацию системы ПВО, включающую капитальный ремонт туркменских истребителей МиГ-29 и поставки станций радиотехнической разведки «Кольчуга-М»; обеспечение Туркменистана новыми средствами радиолокации, высокоточными средствами поражения, авиацией специального назначения; поставки патрульных катеров и грузовиков производства «АвтоКрАЗ» [15, С. 147].

Помимо Туркмении, на которую приходится 70% поставок газа, поставщиками в Украину также являются Казахстан и Узбекистан (примерно в одинаковых объемах). Их общая доля в структуре импорта составляет менее 26% в общем объеме поставок. Учитывая эти незначительные объемы, можно предположить, что его удорожание существенно не повлияет на общую стоимость газа для Украины.

Несмотря на экономическую и политическую нестабильность, несовершенное законодательство, бюрократические препятствия инвесторы считают украинский рынок очень перспективным, особенно с учетом тенденции постоянно растущих цен на энергоносители.

Перспективным для нашей страны является прогноз относительно собственных запасов газа – около 5 трлн. куб. м. Из них разведано 1,2 трлн. куб. м, из которых в разработке государственными компаниями находится 70%.

Для стабилизации работы нефтеперерабатывающей отрасли Украины в краткосрочной перспективе необходимо:

1) применить нулевую ставку НДС при таможенном оформлении оборудования для модернизации НПЗ. Стимулирование модернизации подобным образом осуществляется во всех странах, а для Украины предлагаемый механизм особенно актуален, поскольку основное, если не все, оборудование будет поступать из-за границы;

2) отменить нулевую ставку импортной пошлины на ввоз готовых нефтепродуктов в Украину, доля которых возросла с 2 до 20%, поскольку зависимость страны от импорта нефтепродуктов приближается к критической. Применение нулевой ставки вообще не является естественным для страны с мощной нефтеперерабатывающей инфраструктурой и большим промышленным потенциалом;

3) освободить от налогообложения операции по передаче основных фондов в качестве взноса в уставные фонды НПЗ для их реконструкции в обмен на эмитированные ими корпоративные права, в том числе при ввозе основных фондов на таможенную территорию Украины;

4) ввести вексельную форму расчетов по уплате НДС при таможенном оформлении нефти или разрешить импорт нефти по сертификату СТ-1 без уплаты НДС при оформлении;

5) освободить НПЗ сроком до 2-х лет от земельного налога;

6) ввести ускоренную амортизацию всех групп основных фондов для предприятий нефтеперерабатывающей отрасли;

7) ввести дифференциацию ставок акцизного сбора на светлые нефтепродукты в зависимости от соответствия европейским стандартам качества;

8) создать полноценный резерв нефтепродуктов (до 1 млн.т) с возможной интервенцией на рынок в период пикового спроса.

Мероприятиями долгосрочного характера для увеличения глубины переработки и повышения качества нефтепродуктов должны быть:

во-первых, преодоление технологической отсталости отечественными НПЗ. Доля высокооктановых бензинов в общем объеме производства бензинов составляет около 55% (АИ-98 – 0,5%, АИ-95 – 31,5%, АИ-92 – 23%), низкооктанового А-76 – 26%, А-80 – 19%, тогда как в ЕС доля высокооктановых бензинов в общем объеме производства бензинов – около 93%;

во-вторых, «налоговые каникулы» для тех НПЗ, которые проводят серьезные модернизации, позволяющие повысить качество топлива до европейских экологических норм и наладить его экспорт в Европу;

в-третьих, снижение производственных издержек украинских НПЗ и увеличение их загруженности (потенциал украинских НПЗ используется всего на 40%, тогда как в ЕС – около 90%, в США – 93%);

в-четвертых, последовательные консультации на уровне различных неправительственных экспертных групп при принятии государственных решений и программ, способных резко менять условия работы на рынке;

в-пятых, создание крупного подконтрольного государству игрока на этом рынке в лице вертикально интегрированной нефтяной компании (ВИНК). Однако без альтернативной нефти ВИНК невозможна, т.к. украинской нефти мало для формирования сырьевого баланса равноправного государственного игрока на топливном рынке.

Дальнейшее развитие нефтегазовой отрасли также связаны с изучением и разработками:





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.234.247.75 (0.018 с.)