Квалифицирующие признаки экологических преступлений




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Квалифицирующие признаки экологических преступлений



Многие составы экологических преступлений имеют, как известно, квалифицирующие признаки, наличие которых представляет собой повышенную общественную опасность и называются преступлениями с квалифицированными составами. Такие признаки отягчают вину и влекут более высокую ответственность.

Квалифицирующим может быть любой признак, характеризующий
повышенную опасность преступления. В главе 26 УК 1996 года их свыше десяти. Они касаются различных сторон преступления: объекта преступления (например, причинение существенного вреда здоровью человека); места совершения преступления (на территории заповедника, в зоне экологического бедствия); субъекта преступления (совершение преступления с использо-
ванием служебного положения, группой лиц по предварительному сговору); размера причиненного вреда (крупный, значительный, существенный, массовая гибель животных) и т.д.

О каждом из квалифицирующих признаков экологических преступлений будет сказано отдельно в курсе «Земельное право» при освещении вопросов об уголовной ответственности за нарушение земельного, водного и иного природноресурсового законодательства. Здесь же я остановлюсь лишь на таких наиболее часто встречающихся в экологических преступлениях признаках, как причинение особо крупного, крупного, значительного, существенного вреда (ущерба).

УК РФ называет все четыре вида размера вреда, причиняемого экологическими преступлениями. Но только в одном случае дает пояснение о том, какой ущерб следует признавать особо крупным, крупным, а какой – значительным. Согласно примечанию к ст. 260 УК (Незаконная порубка деревьев и кустарников) особо крупным признается ущерб, который превышает 250000 руб., а крупным – 100000 руб., и значительным – 10000 руб. Во всех остальных случаях понятие «особо крупный», «крупный ущерб», «значительный» или «существенный» вред (ст. 247, 250, 252, 256, 258 УК) остаются оценочными.

Это означает, что в каждом конкретном случае они определяются отдельно с учетом обстоятельств, на которые указывает п. 16 постановления пленума Верховного суда РФ от 05.11.1998 года «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения».[201]

«При решении судами вопроса о том, является ли ущерб, причиненный незаконной добычей водных животных и растений или незаконной охотой, крупным, – указывается в п. 16 названного Постановления, – нужно учитывать количество добытого, поврежденного или уничтоженного, распространенность животных, их отнесение к специальным категориям, например, к редким и исчезающим; экологическую ценность, значимость для конкретного места обитания, охотничьего хозяйства, а также иных обстоятельств содеянного».

«При этом, – продолжает пояснение названный пункт, – судам надлежит в каждом конкретном случае, квалифицируя содеянное, исходить не только из стоимости добытого и количественных критериев, но и учитывать причиненный экологический вред, то есть вред, в целом нанесенный животному и растительному миру».

«К такому вреду, – по мнению Пленума Верховного суда, – следует, в частности, относить ущерб, причиненный отстрелом зубра, лося, оленя при незаконной охоте, уничтожением мест нереста, гибелью большого количества мальков при незаконном занятии водным добывающим промыслом, отловом, уничтожением животных и растений, занесенных в Красную книгу РФ».

Таким образом, по общему правилу, отнесение ущерба, причиненного экологическими правонарушениями, к крупному, значительному или существенному остается оценочным. Ориентиром при этом являются рекомендации Постановления Пленума Верховного суда РФ от 05.11.1998 года.

Но при этом остается неясным вопрос о критериях определения степени вреда, причиненного здоровью человека. Дело в том, что в ряде статей гл. 26 УК РФ условием уголовной ответственности является причинение вреда или существенного вреда либо угроза причинения существенного вреда здоровью человека.

Причинение вреда здоровью человека экологическими преступлениями является составом многих статей УК РФ (ст. 246, 248, 250, 251, 254). Причинение существенного вреда здоровью человека являются условием ответственности по ч. 1 ст. 252 (Загрязнение морской среды). Угроза причинения существенного вреда здоровью человека – условие ответственности по ч. 1 ст. 247 (Нарушение правил обращения экологически опасных веществ и отходов).

Между тем УК не содержит указаний о том, какой вред, причиненный здоровью человека, следует признать просто причинением вреда, а какой – причинение существенного вреда, что включается в понятие «угроза причинения существенного вреда».

Попытку восполнить этот пробел сделал Пленум Верховного суда в упомянутом постановлении от 05.11.1998 года, согласно п. 4 которого «причинение вреда здоровью человека (ст. 246, 247, 248, 250, 251, 254, УК РФ) выражается в расстройстве здоровья, временной или постоянной утрате трудоспособности, причинении тяжкого, средней тяжести или легкого вреда одному или нескольким лицам».

Пленум Верховного суда перечислил весь спектр вреда, который может быть причинен здоровью человека. Вопросы, что же понимается под причинением существенного вреда, угрозы причинения существенного вреда, остались открытыми.

Нет пока ясности по этому поводу и в литературе. Комментируя главу 26 УК РФ О. Дубовик, например, утверждает, что причинение вреда здоровью человека может выражаться в любой форме расстройства здоровья – от легкого (заражение инфекционными заболеваниями, возникновение различного рода волдырей, раздражения и покраснения кожи, временное расстройство желудка и иные заболевания, вызвавшие временную нетрудоспособность) до функционального и стойкой утраты трудоспособности.[202] Такое утверждение сомнений не вызывает.

«Существенный вред здоровью человека выражается, – пишет она далее, комментируя ст. 252 УК РФ, ч. 2 которой предусматривает ответственность за загрязнение морской среды, причинившее существенный вред здоровью человека, – в расстройстве здоровья, во временной или постоянной утрате трудоспособности».[203] А это уже спорно.

Получается, что нижний и верхний пределы последствий причинения вреда здоровью человека (простой состав) и причинения существенного вреда здоровью человека (квалифицированный состав) одни и те же – от легкого расстройства здоровья до стойкой утраты трудоспособности (постоянной нетрудоспособности).

Эти два понятия следует отличать друг от друга по степени опасности причинения вреда для жизни и здоровья человека. Критерии такой опасности указаны в ч. 1 ст. 111, в ч. 1 ст. 112 и ст. 115 УК РФ. Ими и надо воспользоваться.

Если причиненный здоровью вред является тяжким, опасным для жизни человека, или повлек за собой иные тяжкие последствия (потеря зрения, слуха или какого-либо органа, либо утрата органом его функций, расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее, чем на одну треть и др. – ч. 1 ст. 111 УК РФ), то его можно отнести к разряду «причинение существенного вреда здоровью человека». Если же причинен не опасный для жизни вред средней тяжести (длительное расстройство здоровья или значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее, чем на одну треть – ч. 1 ст. 112 УК РФ) или легкий вред (кратковременное расстройство здоровья или незначительная стойкая утрата общей трудоспособности – ст. 115 УК РФ), то его следует квалифицировать как «причинение вреда здоровью человека».

Угрозу причинения существенного вреда здоровью человека следует понимать в том смысле, что в данной конкретной ситуации в результате действий (бездействия) потенциального причинителя вреда возникла реальная угроза причинения вреда, и он был бы причинен, если бы не был предотвращен случайным стечением благоприятных обстоятельств (сильное разбавление опасных отходов в результате наводнения, внезапная смена направления ветра и вынос опасных отходов за пределы жилой зоны) или своевременным принятием экстренных мер для его предотвращения (срочное выселение людей из опасной зоны).

Кстати, правильно поступил законодатель, дав в ст. 12.24 КоАП, предусматривающей ответственность за нарушение дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего (в редакции от 22.04.2005 г.[204]), определение понятий причинения легкого и средней тяжести вреда здоровью человека. Под причинение легкого вреда здоровью человека, – указывается в примечании к этой статье, – следует понимать кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, а средней тяжести вреда – неопасное для жизни длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее, чем на одну треть.

Такие пояснения надо бы дать в примечаниях к соответствующим статьям гл. 26 УК.

 

9.4.3. Отграничение преступления от административного
проступка в экологических правонарушениях

За совершение многих экологических правонарушений одновременно установлена и административная и уголовная ответственность (порча земли, незаконная охота, незаконная порубка деревьев и кустарников и ряд других). В таких правонарушениях возникает необходимость отграничить проступок от преступления.

Вопрос этот не нов и в литературе высказаны различные мнения. Одни авторы искали общие критерии такого отграничения, другие замыкались на сравнении и анализе диспозиций соответствующих статей УК и КоАП, третьи даже полагали, что сравнение диспозиций статей УК и КоАП, в которых предусматривается ответственность за однородные правонарушения, не дает достаточных оснований для разграничения проступка и преступления в экологических правонарушениях.

На основе анализа статей УК и КоАП, в которых предусматривается ответственность за однородные экологические правонарушения (порча земли, незаконная охота и др.), имеющихся в литературе высказываний можно сделать однозначный вывод о том, что, как правило, границу между проступком и преступлением в экологических правонарушениях нужно искать не в диспозиции, а гипотезе соответствующей статьи УК, в той части нормы, которая указывает на условия ее применения, отвечает на вопрос «если», что наглядно свидетельствует приведенная сравнительная таблица отграничения проступка от преступления в экологических правонарушениях (см. Приложение 1, стр. 374).

 

9.4.4. Отграничение самовольного завладения природными
объектами от кражи (тайного хищения чужого имущества)

Ряд экологических преступлений, связанных с самовольным (незаконным) завладением природными объектами (незаконная добыча водных животных и растений – ст. 256, незаконная охота – ст. 258, незаконная порубка деревьев и кустарников – ст. 260) сходен с кражей – тайным хищением чужого имущества (ст. 158 УК), так как в обоих случаях речь идет о тайном завладении чужим имуществом. Тем не менее ст. 158 УК здесь неприменима.

Во-первых, потому, что природные ресурсы стоимости не имеют и оценить похищенное через стоимость невозможно, как это делается при краже (ст. 158 УК). Во-вторых, потому, что природные объекты имеют больше экологическую, чем экономическую ценность. Нередко при самовольном завладении природным объектом незначительной экономической ценности наступает уголовная ответственность как за причинение крупного ущерба. Например, за незаконную охоту на черного аиста, занесенного в Красную книгу РФ, размер ущерба составляет всего 5 МРОТ. Но поскольку черный аист занесен в Красную книгу, его отстрел подпадает под причинение крупного ущерба и преследуется по ч. 1 ст. 258 УК (п. 16 постановления Пленума Верховного суда РФ от 05.11.1998 г.).

Из этого Общего правила есть два исключения, когда тайное завладение объектами природы дает состав кражи. Во-первых, – это незаконный вылов рыбы, добыча иных водных животных, выращиваемых предприятиями и организациями в специально устроенных или приспособленных для разведения товарной продукции водоемах. Во-вторых, – самовольное завладение находящимися в питомниках, вольерах дикими животными и птицей (п. 18 постановления Пленума Верховного суда РФ от 05.11.1998 г.).


9.5. Природноресурсовая ответственность
за экологические правонарушения

Во многих случаях совершение экологических (земельных, горных, водных, воздухоохранных, лесных и фаунистических) правонарушений влечет за собой применение таких мер воздействия на нарушителя, как ограничение, приостановление либо прекращение права пользования теми или иными природными ресурсами, которые ни одним из традиционно существующих видов ответственности не предусмотрены.

В литературе на это обстоятельство было обращено внимание давно. Названные меры применительно к нарушению земельного законодательства некоторые авторы стали называть земельно-правовой ответственностью,[205] а водного законодательства – водно-правовой,[206] лесного законодательства – лесо-правовой ответственностью.[207]

«Земельно-правовую», «водно-правовую», «лесо-правовую» ответственность для удобства я объединил в «природноресурсовую ответственность».[208]

В современном природноресурсовом законодательстве ограничение, приостановление или прекращение права природопользования как мера воздействия на правонарушителя предусматривается довольно часто. Так, право пользования недрами может быть ограничено, приостановлено или прекращено, если пользователь систематически нарушает правила пользованию недрами (ст. 20, 21 ЗоН РФ).

Нарушение требований по охране и рациональному использованию водных объектов влечет за собой ограничение, приостановление или запрещение деятельности хозяйственных и иных объектов, влияющих на состояние водных объектов (ст. 89 ВК РФ). Аналогичные требования содержатся в ст. 27, 28, 29 ЛК, в ст. 14 ФЗоОАВ в отношении участков лесного фонда и атмосферного воздуха. Основания прекращения права на земельный участок в случае использования его с нарушениями
земельного законодательства предусмотрены в ст. 45, 46, 47 ЗК РФ.
Нарушение условий пользования животным миром является основанием для изъятия животного мира из пользования (ст. 47 ФЗоЖМ).

Согласно ст. 80 ФЗоООС может быть ограничена, приостановлена или прекращена деятельность юридических и физических лиц, которая осуществляется с нарушением законодательства об охране окружающей среды в целом.

В итоге, есть основание для утверждения о том, что материальные нормы всех природноресурсовых отраслей права и охраны окружающей среды содержат такие меры воздействия на нарушителя, как ограничение, приостановление или прекращение права природопользования или иной экологозначимой деятельности.

Что касается процессуальной стороны привлечения к природноресурсовой ответственности (процедурной стороны), то вопрос решается не так просто и гладко. В законодательстве определен лишь порядок привлечения к земельно-правовой ответственности. Согласно ст. 54 ЗК на лицо, использующие земельный участок ненадлежащим образом, налагается административный штраф и одновременно дается срок для устранения нарушения. В случае неустранения нарушения в установленный срок орган управления земельным фондом направляет материалы о прекращении права на земельный участок в исполнительный орган государственной власти или орган муниципального образования с учетом их компетенции.

Последние вправе направить в суд заявление о прекращении права на земельный участок. Решение суда о прекращении права на землю подлежит государственной регистрации. С этого момента право на земельный участок считается прекращенным.

Во всех других случаях необходимости ограничить, приостановить или прекратить право природопользования вопрос решается также в судебном порядке.[209]

В случаях экстренной необходимости ограничить, приостановить или прекратить деятельность, оказывающую опасное воздействие на окружающую среду, нужно прибегать к процедуре временного запрета деятельности в административном порядке, о котором говорилось в предыдущем параграфе.[210]

В эколого-правовой литературе, прежде всего в учебной, не все авторы признают существование самостоятельной природноресурсовой ответственности.

Думаю, что они ошибаются. Во-первых, за редкими исключениями (лишение права охоты, административное приостановление деятельности установлены в КоАП РФ) природноресурсовая ответственность предусмотрена только экологическим (природноресурсовым, природоохранительным) законодательством, во-вторых, субъектами данного вида ответственности являются только природопользователи, в-третьих, она применяется наряду с административным и другими видами ответственности, в-четвертых, в отличие от других видов ответственности, ее применение влияет непосредственно на экологические отношения, решает судьбу природопользователя.

В заключение хотел бы высказать для законодателя предложение о том, чтобы во всех случаях, когда в материальном праве есть нормы об ограничении, приостановлении или прекращении права природопользования, обеспечить их реализацию соответствующими нормами процессуального права, то есть определить порядок ограничения, приостановления или прекращения права природопользования.

 

9.6. Дисциплинарная ответственность
за экологические правонарушения

В основе дисциплинарной ответственности работников за экологические правонарушения лежат общие обязанности граждан соблюдать экологические требования, закрепленные в Конституции РФ. В ст. 58 Основного закона закреплено, что каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам. Аналогичные обязанности граждан зафиксированы и в ст. 11 Федерального закона об охране окружающей среды (ФЗоООС).

По смыслу названных законов граждане – это и работники предприятий и организаций. Но обязанность, закрепленная в указанных двух законах, – общесоциальная, морально-этическая, это обязанность, как было сказано в начале настоящей темы, в позитивном смысле, рассчитанная на сознательность индивида.

А юридическая ответственность, в том числе и дисциплинарная, наступает лишь за нарушение тех или иных обязанностей, закрепленных в конкретных нормах права, в нашем случае – экологического права.

Обратимся к этим конкретным нормам. В ст. 75 ФЗоООС (виды ответственности за нарушение законодательства в области охраны окружающей среды) дисциплинарная ответственность лишь называется как один из видов ответственности. К сожалению, в ЛК, ВК, ЗоН, ФЗоЖМ, ФЗоОАВ дисциплинарная ответственность даже не упоминается. Лишь ЗК-2001 содержит специальную статью (75) Дисциплинарная ответственность за земельные правонарушения. Но она так безобразно составлена, что на практике не применима.

Однако изложенное вовсе не исключает возможность применения дисциплинарной ответственности за экологические правонарушения. Основанием такой ответственности являются нарушения работником обязанностей соблюдать те или иные конкретные экологические предписания, закрепленные в отраслевых уставах о дисциплине, должностных инструкциях и т.п.

Так, согласно Уставу о дисциплине работников рыбопромыслового флота РФ[211] работник этого флота обязан защищать и охранять окружающую среду, а работодатель, кроме того, – осуществлять контроль за соблюдением законов и иных нормативно-правовых актов РФ по вопросам охраны окружающей среды.[212]

Неисполнение или ненадлежащее исполнение указанных обязанностей для работника и работодателя является одновременно нарушением трудовой дисциплины и экологического законодательства и они могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности за экологическое правонарушение.

Нужно подчеркнуть, что работники (должностные лица и другие работники) предприятий и организации несут дисциплинарную ответственность в рассматриваемом случае лишь тогда, когда неисполнение или ненадлежащее исполнение по их вине возложенных на них трудовых обязанностей с учетом характера этих обязанностей одновременно является экологическим правонарушением.

Вероятными субъектами дисциплинарной ответственности за экологические правонарушения являются, например, работники специализированных органов по управлению окружающей средой в целом и отдельными природными ресурсами (инспектора), в обязанность которых входит осуществление надлежащего контроля за правильным использованием природных ресурсов и охраной окружающей среды; заводских цехов, которые призваны обеспечить бесперебойную и надлежащую работу очистных сооружений, контрольной аппаратуры и т.п.; шахт, карьеров и других горнодобывающих предприятий, которые должны обеспечить полноту выемки из недр полезных ископаемых; транспортных организаций, в обязанность которых входит соблюдение требований о нормативах выбросов и сбросов в окружающую среду и т.д.

Применение к работнику дисциплинарного взыскания за экологическое правонарушение не освобождает его от административной или уголовной ответственности, а также от возмещения причиненного вреда.

Дисциплинарное взыскание может сочетаться также с лишением
работника премий или других мер поощрения за период, в котором на него наложено взыскание за экологическое правонарушение.

Порядок наложения дисциплинарного взыскания, в том числе и за экологическое правонарушение, регулируется трудовым законодательством. Согласно ст. 192 Трудового кодекса (Дисциплинарные взыскания) «за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям».

 

 

9.7. Возмещение вреда, причиненного
экологическими правонарушениями

9.7.1. Общие положения о возмещении вреда,
причиненного экологическими правонарушениями

К регулированию отношений по возмещению вреда, причиненного экологическими правонарушениями, применимы общие положения гражданского законодательства об обязательствах вследствие причинения вреда (гл. 59 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 1064 ГК «вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный юридическому лицу, подлежат возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред». Обязанность полного возмещения вреда, причиненного окружающей среде, закреплена в ст. 77 ФЗоООС. В ней, кроме того, дается по существу понятие вреда, причиненного окружающей среде. Согласно п. 1 этой статьи «юридические и физические лица, причинившие вред окружающей среде в результате ее загрязнения, истощения, порчи, уничтожения, нерационального использования природных ресурсов, деградации и разрушения естественных экологических систем, природных комплексов и природных ландшафтов и иного нарушения законодательства в области охраны окружающей среды, обязаны возместить его в полном объеме в соответствии с законодательством.

Но что значит возместить вред в полном объеме? «В полном объ-
еме», как мне представляется, – это возмещение его в объеме причиненного вреда. Во-первых, – это возмещение вреда в натуре, во-вторых, – это возмещение всех убытков, если нет возможности возместить вред в натуре (в натуральной форме).

Возместить вред в натуре – это значит представить взамен вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п. (ст. 1082 ГК).

Как пояснил Госкомэкологии РФ в п. 6.2 Методических указаний по оценке и возмещению вреда, нанесенного окружающей среде экологическим правонарушением, утвержденное 06.09.1999 года,[213] в области экологии к натуральной форме возмещения вреда можно отнести меры по восстановлению природного ресурса до исходного состояния на момент нанесения вреда, предоставление равноценного природного ресурса взамен утраченного или выведенного из хозяйственного оборота, строительство и передача истцу сооружений и объектов по воспроизводству и восстановлению утраченного.

Как предписывается Методическими указаниями, при натуральной форме возмещения вреда заключаются соответствующие договоры (соглашения), регламентирующие порядок, условия, сроки и объемы возмещения причиненного вреда.

Возможности возмещения в натуральной форме вреда, причиненного экологическими правонарушениями, ограничены, но не исключены. Восстановить в натуре отстрелянное или отловленное животное невозможно. А вот испорченная земля может быть восстановлена путем проведения соответствующих работ по ее рекультивации. Вместо уничтоженных или поврежденных деревьев и кустарников могут быть посажены новые и т.п.

Если возместить вред в натуральной форме возможности нет, то возмещаются убытки. Под убытками понимаются, – гласит п. 2 ст. 15 ГК, – расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Убытки возмещаются в полном объеме, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем объеме (п. 1 ст. 15 ГК).[214]

Если в результате неблагоприятного воздействия окружающей среды гражданину причинен моральный вред, то такой вред подлежит возмещению и охватывается понятием «в полном объеме».

Эти общие положения ГК о возмещении убытков применяются и в случае причинения вреда экологическими правонарушениями, но с учетом того, что, как правило, объектом причинения вреда является природа, окружающая среда и в связи с этим появляются некоторые особенности, которые касаются; во-первых, понятий «реальный ущерб» и «упущенная выгода»; во-вторых, случаев возмещения вреда, причиненного здоровью граждан и источником повышенной опасности и, в-третьих, порядка возмещения вреда и исчисления его размера.

Понятия «реальный ущерб» и «упущенная выгода» в случаях причинения вреда экологическими правонарушениями не столь ясно выражены как в других правонарушениях. Здесь часто реальный ущерб и неполученные доходы презюмируются, а их размеры определяются условно, исходя из предполагаемых затрат на восстановление нарушенного и ориентировочной оценки неполученного. Это касается возмещения вреда как в экономическом, так и в экологическом смысле. Например, в случае незаконного отстрела лося вред взыскивается в виде возмещения причиненного охотничьему хозяйству ущерба в размере 50 МРОТ.
Почему 50, каково соотношение реального ущерба и неполученных
доходов? Или: в связи со сверхнормативными выбросами (сбросами) вредных веществ в окружающую среду, например, в объеме 1 тонны с предприятия взыскивается 1 млн руб. Почему 1 млн руб. и в какой пропорции находится реальный ущерб и неполученные доходы? Ответ тот же: причинение вреда презюмируется, а его размер определяется условно с учетом предполагаемых затрат на восстановление окружающей среды. Условно, но определяется. Как, какими способами и методами – особый разговор.

Отдельно я коснусь и особенностей возмещения вреда, причиненного здоровью гражданина, а также причиненного источником повышенной опасности.

 

9.7.2. Порядок исчисления и возмещения вреда,
причиненного экологическими правонарушениями

Как уже отмечалось, природные объекты стоимости не имеют и поэтому общепринятые правила определения размера причиненных убытков через стоимость неприменимы в случаях, когда природный объект уничтожен, приведен в негодность и восстановить его невозможно (убито животное, выловлена рыба, срублено дерево и т.д.).

В таких случаях применяется так называемый таксовый метод исчисления размера убытков. Под таксой вообще понимается установленная расценка товаров или норма оплаты каких-либо услуг. Когда говорят о таксах, имеют в виду оплату чего-либо по заранее установленным расценкам в стандартной, повторяющейся ситуации.

Часто при исчислении вреда, причиненного экологическими правонарушениями, таксовый метод исчисления размера вреда является единственно возможным вариантом. Здесь таксы определяют в твердой сумме или в ином исчислении (минимальный размер оплаты труда) размер возмещения вреда за каждый экземпляр (вес) незаконно добытой продукции или единицы площади незаконно использованного объекта.

Эти суммы условны, но при их определении учитываются все отрицательные последствия, возникающие в связи с незаконным завладением природным объектом или использованием его, в частности, стоимость неполученной продукции (мясо, пушнина, древесина и т.д.), неиспользованных затрат, восстановления прежнего состояния объекта и т.д. По образному замечанию О.С. Колбасова, таксы включают в себя концентрированное усредненное выражение расчетной суммы убытков.[215]

Например, в соответствии с Таксами для исчисления размера взыскания за вред, причиненный юридическими и физическими лицами незаконным добыванием или уничтожением объектов животного мира, отнесенных к объектам охоты, за незаконный отстрел (уничтожение) лося, благородного оленя, медведя взыскивается 50 МРОТ; пятнистого, дикого северного оленя, косули, сайгака, серны, сибирского горного козла, тура, снежного барана – 30 МРОТ; соболя, рыси, выдры, росомахи – 20 МРОТ и т.д.[216].

Согласно Таксам для исчисления размера взыскания за ущерб, причиненный гражданами и юридическими лицами уничтожением, незаконным выловом или добычей водных биологических ресурсов применяется твердая сумма. Так, за незаконный отлов или уничтожение белуги, калуги взыскивается 12500 руб., амурского, персидского, русского, сибирского осетра – 8350, стерляди – 420, акулы – 100, кашалота 175000, других китообразных – 50000 руб. и т.д.[217].

Но таксы применимы лишь тогда, когда объект вредоносного воздействия измерим в единицах, весе или площадях. Поэтому в ряде случаев подсчет ущерба осуществляется по специальным методикам.

Таксы и методики – это специальные приемы, облегчающие определение размера причиненного природным ресурсам вреда. Но они не охватывают всех возможных ситуаций причинения вреда. При их отсутствии размер ущерба определяется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (ст. 78 ФЗоООС).

Суммы ущерба возмещаются добровольно либо взыскиваются по решению суда.

Лица, совместно причинившие вред, как известно, отвечают перед потерпевшим солидарно. По заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях.

К случаям возмещения вреда, причиненного окружающей среде,
закон допускает применение удлиненных сроков исковой давности.
Согласно п. 3 ст. 78 ФЗоООС иски о возмещении вреда окружающей среде, причиненного экологическими правонарушениями, могут быть предъявлены в течение двадцати лет.

Как это предусмотрено п. 1 ст. 1081 ГК РФ, должностные лица и иные работники, по вине которых предприятие (организация) понесло расходы по возмещению вреда, причиненного экологическими правонарушениями, несут материальную ответственность перед предприятием по нормам трудового права.

Согласно ст. 1102 ГК РФ продукция, добытая в результате незаконной охоты, рыболовства, самовольной рубки леса и т.д. как неосновательно приобретенное имущество, подлежит возврату по принадлежности собственнику либо пользователю, которые имеют на него право. Незаконно добытая продукция часто сдается для реализации на предприятия общественного питания, торговли или переработки с последующим перечислением вырученных сумм по принадлежности.

Если возврат незаконно добытой продукции невозможен (потреблена, испорчена по вине нарушителя), то в пользу собственника или пользователя природного объекта взыскивается рыночная стоимость этой продукции как неосновательно приобретенной. При этом стоимость незаконно добытой продукции взыскивается сверх сумм возмещения вреда.

А правомерно ли взыскание стоимости самовольно приобретенной продукции, если нарушитель не смог ею воспользоваться (испорчена) и неосновательного приобретения (неосновательного обогащения) здесь нет. Думается, что правомерно, так как лицо, которое без законных на то оснований приобрело имущество за счет другого, прежде всего «обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное» (ст. 1102 ГК РФ). Если он этого не сделал, то возвращает стоимость незаконно приобретенного.


9.7.3. Возмещение вреда, причиненного здоровью граждан
неблагоприятным воздействием окружающей среды

В основе возмещения вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным воздействием окружающей среды, лежит закреп-
ленное в ст. 42 Конституции РФ и в ст. 11 ФЗоООС право каждого на благоприятную окружающую среду и право на возмещение причиненного неблагоприятным состоянием окружающей среды вреда.

Предыдущий Закон об охране окружающей природной среды подробно регулировал объем, характер и порядок возмещения рассматриваемого вреда. Действующий ФЗоООС (ст. 79) ограничивается заявлением о том, что вред, причиненный здоровью и имуществу граждан негативным воздействием окружающей среды в результате хозяйственной и иной деятельности юридических и физических лиц подлежит возмещению в полном объеме. Что касается размера причиненного вреда указанная статья отсылает к законодательству.

Этим законодательством являются ст. 1085–1094 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит: утрата потерпевшим заработка (дохода, который он имел либо определенно мог иметь); дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств; подготовка к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Подробно порядок определения размера возмещения вреда применительно к различным случаям (ситуациям) установлен в ст. 1086–1094 ГК РФ. Например, ст. 1086 ГК регулирует порядок определения заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья.

Напомню, что на требования о возмещении вреда здоровью исковая давность не распространяется (ст. 208 ГК РФ).

Ст. 79 ФЗоООС говоря о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным состоянием окружающей среды, вызванным хозяйственной и иной деятельностью юридических и физических лиц, не уточняет хотя бы ориентировочно, о какого рода деятельности идет речь. Отсюда можно сделать вывод, что возмещению подлежит вред, вызванный любой хозяйственной или иной деятельностью, в том числе военной, включая испытания ядерного оружия, а также в результате антропогенных катастроф и аварий.

Вред возмещается в общеисковом порядке. В случае причинения вреда в результате крупных аварий и антропогенных катастроф исковой порядок возмещения вреда неприемлем из-за большого количества потерпевших. Поэтому устанавливается административный порядок возмещения вреда путем издания соответствующих нормативно правовых актов. Такие акты, как известно, изданы применительно Чернобыльской аварии, ядерным испытаниям на Семипалатинском полигоне и на ПО «Маяк» Челябинской области.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.40.250 (0.021 с.)