Принцип добросовестности и разумности.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Принцип добросовестности и разумности.



Как известно, добрая совесть - одно из ключевых понятий классического права. Первоначальное значение "fides" означало преданность, связанность, доверие, веру и применялось в сфере религии, морали, права .

 

Несмотря на то что термины "добросовестность" и "разумность" стали все чаще появляться в отечественной системе права, законодательные акты не содержат определений, которые раскрывали бы их сущность.

Кодекс корпоративного поведения определяет, что обязанность управляющего действовать добросовестно и разумно в интересах общества подразумевает, что при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей, предусмотренных законодательством, уставом и иными внутренними документами общества, он должен проявлять заботливость и осмотрительность, которых следует ожидать от хорошего руководителя в аналогичной ситуации при аналогичных обстоятельствах (п. 3.1.2 гл. 3 Кодекса - применительно к ответственности членов совета директоров; п. 3.1.1 гл. 4 Кодекса - применительно к генеральному директору, управляющей организации, управляющему и членам правления).

Нетрудно заметить, что данное разъяснение было заимствовано из англо-американской системы права. Например, если обратиться к пп. (2) п. а) § 8.30 Модельного закона о предпринимательских корпорациях США 1984 г., в них можно прочесть положение о том, что директор должен исполнять свои обязанности с мерой заботливости, свойственной обычному предусмотрительному человеку, действующему в аналогичной должности при аналогичных обстоятельствах .

 

Многие авторы неоднократно заявляли о необходимости в целях более полной регламентации предусмотреть ответственность управляющих перед акционерным обществом в законодательных актах . Действительно, раскрытие сущности принципа добросовестности и разумности управляющих только в документе рекомендательного характера вряд ли можно признать удовлетворительным. Кроме того, формулировки Кодекса корпоративного поведения, относящиеся к рассматриваемым принципам, схематичны и недостаточно подробны, что затрудняет их применение на практике.

 

В свете рассмотрения вопросов ответственности имеют значение аспекты, касающиеся стандартов поведения управляющих. В частности, это относится к проблеме предпринимательского риска. Как отмечается исследователями, основная проблема в применении норм об ответственности лиц, выполняющих функции управления обществом, состоит в том, чтобы найти грань между допустимым предпринимательским риском, без которого эффективная предпринимательская деятельность невозможна, и риском, признаваемым чрезмерным, когда действие или бездействие, повлекшее для общества ущерб, признается виновным .

 

Интересен опыт судебного разрешения споров в США применительно к принципу добросовестности . Например, компания "Caremark International Inc." признала себя виновной в мошенничестве, заплатив 250 млн. долл. уголовных и гражданских штрафов. Причиной этого удивительного процесса явился иск акционеров компании, в котором указывалось, что директора компании несут ответственность за причиненный ей ущерб, поскольку руководители "не осуществляли контроль за работниками более низкого уровня". Суд штата Делавэр постановил, что ответственность директора наступает, если необоснованное или халатное решение совета директоров повлекло убытки, которых можно было избежать при должном внимании членов совета.

 

Во французском корпоративном праве не сказано, что понимать под должным поведением директоров. Вместо этого в нем определены возможные способы нарушения закона, за которые директора несут ответственность. Термины разумности или добросовестности французскому праву неизвестны .

 

Страхование гражданско-правовой ответственности управляющих

 

При изучении различных видов ответственности лиц, осуществляющих управление хозяйственным обществом, создается мнение, что наиболее эффективным способом является привлечение к ответственности управляющих. Прежде всего это вызвано возможностью требовать полного возмещения убытков. Однако ввиду больших объемов средств, которые в состоянии аккумулировать общество, убытки, причиненные ему, например, генеральным директором, могут быть непосильны для последнего с точки зрения возмещения. В результате эти убытки могут остаться невозмещенными. Данные обстоятельства привели некоторых исследователей к убеждению в том, что в этих случаях реальное возмещение убытков обычно невозможно, а потому остается говорить лишь о превентивном, а не о восстановительном характере ответственности . Выход из сложившейся ситуации специалистам видится в страховании ответственности лиц, осуществляющих управление акционерным обществом, широко применяемом в иностранных государствах.

 

Отечественные исследователи выступают за страхование ответственности управляющих, отмечая, что действующее российское законодательство о страховании (ст. 931 ГК РФ) не препятствует распространению в России такой практики. При этом подчеркивается, что компенсация потерь с помощью страхования ответственности за причинение вреда соответствует и потребностям гражданского оборота, и потребностям компаний по компенсации ущерба . Казалось бы, с помощью института страхования ответственности лиц, осуществляющих управление хозяйственным обществом, можно решить проблему полного возмещения убытков, причиненных обществу. Однако здесь необходимо учитывать следующую особенность, на которую уже давно обращают внимание западные исследователи. Вытеснение гражданской ответственности страхованием приводит не к усилению защиты потерпевших, а напротив, к ее ослаблению, поскольку в расчете на страхование ответственности своей деятельности лицо ведет себя более беспечно, а следовательно, и более социально опасно .

 

Таким образом, несмотря на все позитивные моменты развития института страхования ответственности членов органов управления хозяйственных обществ, тем не менее его необходимо использовать с осознанием опасности, которое несет в себе подобная практика. И здесь важным является именно объем страхования - умышленные действия членов органов управления, направленные на причинение убытков обществу, не могут подлежать страхованию.

 

Дисциплинарная ответственность управляющих

 

Управляющие довольно редко привлекаются к дисциплинарной ответственности. Прежде всего это связано с тем, что многие из них не вступают в трудовые правоотношения с акционерным обществом. Исключение составляют только лицо, осуществляющее полномочия единоличного исполнительного органа, и члены коллегиального исполнительного органа.

 

Административная ответственность управляющих

 

Помимо гражданской, управляющие могут быть привлечены и к административной ответственности. Основными видами наказания управляющих в рамках административной ответственности являются административный штраф (п. 2 ч. 1 ст. 3.2 КоАП РФ) и дисквалификация (п. 8 ч. 1 ст. 3.2 КоАП РФ).

Полагаем возможным разделить все случаи привлечения членов органов управления к административной ответственности на три большие группы:

1) административные правонарушения, связанные с управлением компанией:

- фиктивное или преднамеренное банкротство (ст. 14.12 КоАП РФ), неправомерные действия при банкротстве (ст. 14.13 КоАП РФ);

- осуществление дисквалифицированным лицом деятельности по управлению юридическим лицом (ст. 14.23 КоАП РФ);

2) административные правонарушения, связанные с нарушением прав инвесторов:

- недобросовестная эмиссия ценных бумаг (ст. 15.17 КоАП РФ);

- воспрепятствование осуществлению прав, удостоверенных ценными бумагами (ст. 15.20 КоАП РФ);

- нарушение правил ведения реестра владельцев ценных бумаг (ст. 15.22 КоАП РФ);

- нарушение требований законодательства о порядке подготовки и проведения общих собраний акционеров, участников обществ с ограниченной (дополнительной) ответственностью и владельцев инвестиционных паев закрытых паевых инвестиционных фондов (ст. 15.23.1 КоАП РФ);

3) административная ответственность за правонарушения, связанные с информацией о деятельности юридического лица:

- нарушение требований законодательства о хранении документов (ст. 13.25 КоАП РФ);

- нарушение требований законодательства, касающихся представления и раскрытия информации на финансовых рынках (ст. 15.19 КоАП РФ);

- использование служебной информации на рынке ценных бумаг (ст. 15.21 КоАП РФ).

 

Дисквалификация

 

Одним из видов административных наказаний, как уже отмечалось выше, является дисквалификация. С помощью данного вида административного наказания от управления хозяйственным обществом отстраняются признанные виновными в совершении административного правонарушения управляющие.

Роль этого вида наказания возрастает не только в России, но и в других странах. Например, в Великобритании в последние годы Парламент расширил перечень случаев, в которых суды могут объявить лицо дисквалифицированным . Если обратиться к английскому опыту, то здесь можно обнаружить, что основной целью дисквалификации директоров является их устранение от деятельности, связанной с руководством компании. Иными словами, функции института дисквалификации скорее не карательные, а превентивные - дисквалификация защищает акционеров и кредиторов различных компаний от деятельности неквалифицированных или нечестных менеджеров .

 

Согласно ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ (применительно к рассматриваемой теме) дисквалификация заключается в лишении физического лица права занимать должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров, осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством РФ.

Нельзя также признать удовлетворительными некоторые действующие положения ст. 32.11 КоАП РФ, регулирующие исполнение постановления о дисквалификации. В частности, абз. 1 ч. 2 указанной статьи устанавливает, что исполнение постановления о дисквалификации производится путем прекращения договора (контракта) с дисквалифицированным лицом. Однако действующее законодательство не предусматривает обязательного заключения договора с членом совета директоров, следовательно, решение о его дисквалификации не может быть исполнено способом, предусмотренным в рассматриваемой статье КоАП РФ.

 

Уголовная ответственность управляющих

 

Уголовная ответственность управляющего считается наиболее строгим наказанием, применяемым в самых крайних случаях. Преступления, предусмотренные уголовным законодательством в отношении управляющих, можно разделить на группы, аналогичные административным правонарушениям:

1) уголовные преступления, связанные с управлением обществом (злоупотребление полномочиями - ст. 201 УК РФ, присвоение или растрата - ст. 160 УК РФ);

2) уголовные преступления, связанные с нарушением прав акционеров (участников) (например, злоупотребления при эмиссии ценных бумаг - ст. 185 УК РФ; злостное уклонение от раскрытия или предоставления информации, определенной законодательством РФ о ценных бумагах, - ст. 185.1 УК РФ; воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг - ст. 185.4 УК РФ);

3) уголовные преступления, связанные с несостоятельностью хозяйственного общества (ст. ст. 195 - 197 УК РФ).

Уголовная ответственность не распространяется на управляющие организации, так как они являются юридическими лицами, которые не подлежат уголовной ответственности (ст. 19 УК РФ), хотя члены органов управления управляющих организаций, являясь физическими лицами, могут быть привлечены к уголовной ответственности.

 

Особенности ответственности членов совета директоров

 

Исследуя основные условия ответственности членов совета директоров, следует подчеркнуть, что в большинстве случаев они могут быть привлечены к ответственности за решения, принятые на заседании совета директоров. Противоправное поведение члена совета директоров проявляется в виде действия - голосования по вопросам повестки дня заседания.

Учитывая, что решение принимается коллегиально, ответственность членов совета директоров имеет солидарный характер.

При этом не несут ответственности члены совета, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не принимавшие участия в голосовании (абз. 2 п. 2 ст. 71 Закона об АО, п. 2 ст. 44 Закона об ООО). Аналогичное положение закреплено и в КоАП РФ (см. примечание к ст. 15.23.1). Данное положение закона подтверждает особый порядок формирования решения коллегиальными органами общества, принимаемого несколькими лицами.

Поскольку при принятии решения нельзя рассчитывать на единогласие членов конкретного органа, привлечению к ответственности подлежат только те лица, которые непосредственно проголосовали за принятие решения .

 

При привлечении к ответственности членов совета директоров довольно редко встречается бездействие члена совета директоров, например, в случае несообщения информации об определенных фактах, которые могли оказать влияние на принимаемое советом директоров решение.

Таким образом, характер и привлечение к ответственности членов совета директоров основывается на общих принципах ответственности управляющих, хотя существуют и определенные отличия, связанные прежде всего с особенностью процедуры принятия решения данным коллегиальным органом.

 

Особенности ответственности лиц,

образующих исполнительные органы

хозяйственных обществ

 

 

Проблема ответственности лица, осуществляющего функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, занимает центральное место в теме ответственности членов органов управления общества, поскольку именно это лицо осуществляет руководство его текущей деятельностью, без доверенности действует от его имени, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, утверждает штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками юридического лица (абз. 3 п. 2 ст. 69 Закона об АО, п. 3 ст. 40 Закона об ООО).

Лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа общества, имеет возможность использовать свое должностное положение в корыстных целях. Данное обстоятельство приводит к тому, что основная масса судебных исков, подаваемых в рамках ст. 71 Закона об АО и ст. 44 Закона об ООО, относится к лицам, осуществляющим полномочия единоличного исполнительного органа общества .

 

Для членов коллегиального исполнительного органа справедливы отмеченные особенности ответственности членов совета директоров:

- противоправное поведение, как правило, проявляется в виде действия, выраженного в форме голосования по вопросу повестки дня исполнительного органа;

- те члены правления, которые не принимали участия в голосовании или голосовали против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, ответственности не несут (см.: абз. 2 п. 2 ст. 71 Закона об АО).

Особое место среди лиц, осуществляющих управление хозяйственным обществом, занимают коммерческие организации, осуществляющие полномочия единоличного исполнительного органа: управляющие организации или управляющие. Управляющая организация, будучи юридическим лицом, не подлежит уголовной ответственности (ст. 19 УК РФ), а также к ней не может быть применен такой вид административного наказания, как дисквалификация (ч. 1 ст. 3.11 КоАП РФ). В остальном же управляющая организация (управляющий) привлекаются к ответственности наравне с другими лицами, указанными в ст. 71 Закона об АО и ст. 44 Закона об ООО.

 

Особенности ответственности контролирующих лиц

при банкротстве

 

Изменения, внесенные в 2009 г. в законодательство о несостоятельности (банкротстве), интересны прежде всего попыткой творческого подхода законодателя к закреплению ответственности так называемых теневых директоров (shadow directors).

Обратимся к содержанию п. 1 ст. 251 британского Закона о компаниях 2006 г. (Companies Act 2006). В нем сказано, что теневым директором является физическое лицо, в соответствии с указаниями или инструкциями которого обычно действуют директора компании.

При этом известны судебные решения, более подробно раскрывающие суть понятия теневого директора. Например, судья Милетт отмечал, что для признания лица теневым директором компании следует установить следующее:

а) кто является директорами компании (де-факто или де-юре);

б) получали ли данные директора компании персональные указания (инструкции) в отношении ведения дел компании от лица, которое привлекается к ответственности как теневой директор;

в) действовали ли они согласно полученным указаниям (инструкциям);

г) являлось ли для них такое поведение обычным (постоянным) .

 

В отличие от британского, отечественный законодатель пошел несколько по иному пути в части определения рассматриваемого понятия.

В апреле 2009 г. в Закон о банкротстве было введено понятие лица, контролирующего должника. Под ним Закон понимает лицо, имеющее либо имевшее в течение менее чем двух лет до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе путем принуждения руководителя или членов органов управления должника либо оказания определяющего влияния на руководителя или членов органов управления должника иным образом.

 

Понятие лица, контролирующего должника, было введено законодателем с целью расширения круга лиц, на имущество которых возможно обращение взыскания по долгам банкрота. В частности, контролирующим должника лицом могут быть признаны:

- члены ликвидационной комиссии;

- лицо, которое в силу полномочия, основанного на доверенности, нормативном правовом акте, специального полномочия могло совершать сделки от имени должника;

- лицо, которое имело право распоряжаться 50% и более голосующих акций акционерного общества или более чем половиной долей уставного капитала общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью.

В 2013 году в этот список был включен руководитель должника .

 

В соответствии со ст. 10 Закона о банкротстве, если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц, такие лица в случае недостаточности имущества должника солидарно несут субсидиарную ответственность по его обязательствам.

Причем Закон о банкротстве четко распределяет бремя доказывания: пока не доказано иное, предполагается, что должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц при наличии одного из следующих обстоятельств:

- причинен вред имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника;

- отсутствуют документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством РФ, либо они содержат недостоверную информацию к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом.

Размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся непогашенными по причине недостаточности имущества должника.

В законодательстве установлена возможность освобождения контролирующего должника лица от ответственности за вред, причиненный имуществу кредиторов, если докажет, что оно действовало добросовестно и разумно в интересах должника или что его вина в признании должника несостоятельным отсутствует.

Возможно уменьшение размера ответственности контролирующего должника, если им будет доказано, что размер вреда, причиненного имущественным правам кредиторов по вине этого лица, существенно меньше размера требований, подлежащих удовлетворению за счет этого лица.

Закон также определяет порядок и сроки подачи заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. В частности, заявление о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности может быть подано в ходе конкурсного производства конкурсным управляющим по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а также конкурсным кредитором или уполномоченным органом.

Производство по делу о банкротстве не может быть прекращено до вынесения арбитражным судом определения по требованиям о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности. В случае прекращения процессуальных действий по делу о банкротстве арбитражный суд по своей инициативе может приостановить производство по делу о банкротстве до вынесения определения по требованиям о привлечении указанных лиц к ответственности.

Следует также отметить, что привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника контролирующих должника лиц не препятствует предъявлению требований участниками должника о возмещении убытков органами юридического лица по основаниям, предусмотренным п. 3 ст. 53 ГК РФ и принятыми в соответствии с ним федеральными законами, в части, не покрытой размером субсидиарной ответственности.

Законодатель также предпринимает попытки распространить понятие "контролирующее лицо" за пределы действия законодательства о банкротстве, применять понятие "контролирующее лицо" к ситуациям, когда такое лицо причинило убытки обществу, но общество еще не отвечает признакам несостоятельности. Так, первоначальная редакция проекта изменений в ГК РФ содержала ст. 53.3 "Лица, контролирующие юридическое лицо" и ст. 53.4 "Ответственность лиц, контролирующих юридическое лицо". Под действие указанных статей попадал, по мнению делового сообщества, слишком широкий круг лиц. Эти статьи фактически лишали смысла учреждение хозяйственных обществ с целью ограничения своей ответственности по обязательствам, возникающим в ходе ведения предпринимательской деятельности. Законодатель частично прислушался к мнению коммерсантов, убрав из законопроекта эти статьи. Тем не менее существующая на сегодняшний день в проекте редакция ст. 53.1 все-таки вводит понятие "лица, имеющего фактическую возможность определять действия юридического лица, включая возможность давать указания членам органов управления" .

 

Указанная статья не раскрывает это понятие, однако устанавливает требование к такому лицу действовать в интересах общества разумно и добросовестно, как и к органам управления общества. Более того, в соответствии с этой статьей такое лицо совместно с органами управления несет солидарную ответственность за убытки, причиненные обществу по его вине. Причем соглашение об исключении или ограничении ответственности лица, имеющего фактическую возможность определять действия юридического лица, включая возможность давать указания членам органов управления, ничтожно .

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.236.140 (0.022 с.)