ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ОПЕРАТЬИВНЫЙ КОНТРОЛЬ НАГРУЗКИ



 

Оперативный контроль нагрузки предназначен для регистрации нагрузки тренировочного упражнения, серии упражнений и целостного занятия. Анализ результатов спортивного контроля основан на исследовании зависимости типа доза — эффект», где дозой воздействия служит величина выполненной нагрузки, а эффектом — объем и направленность вызванных ею в организме биохимических сдвигов. (Н. И. Волков. ТиП, 1975, № 11, с. 28.). В связи с этим одной из главных задач оперативного контроля нагрузки является определение соотношения между параметрами физической и физиологической нагрузок упражнения, серии упражнений, тренировочного занятия.

Решение этой задачи позволит получить модели нагрузок, применяя которые тренер сможет заранее планировать количественные показатели желаемых биологических параметров срочного тренировочного эффекта. Как пример рассмотрим результаты исследований Н. И. Волкова о соотношении показателей О2-прихода у спортсменов разной квалификации при выполнении интервальной тренировки в беге (рис. 27). Из рисунка видно, что независимо от спортивной квалификации наибольшие величины О2 — прихода зарегистрированы при средних по величине объемах нагрузки. СТЭ малых объемов нагрузки оказывается явно недостаточным, а стремление выполнить, как можно большие объемы работы приводит к угнетению деятельности аэробных систем организма.

Дать оперативную оценку «физиологической стоимости» разных тренировочных и соревновательных упражнений пытались неоднократно. Помимо упоминавшихся ранее исследований В. С. Фарфеля (1946), Н. И. Волкова (1975), В. В. Михайлова (1972) и других необходимо отметить работы Аndzel (1977), Ваrnes (1977), Sawka (1978), Vlanov (1978), Наgerman (1977), Мс Swegin (1977), Hagberg (1977).

Например, Наgerman определял СТЭ нагрузки, моделирующей на гребном эргометре прохождение дистанции 2000 м. 15 хорошо тренированных гребцов (среднее МПК группы —71,1 мл/кг на мин) выполняли это упражнение так, что концентрация лактата в крови превысила 210 мг % (что по современным представлениям свидетельствует о высокой нагрузочной «стоимости» режима работы).

Результаты исследований Мс Swegin, который измерял СТЭ разных упражнений, используемых для совершенствования и контроля выносливости, приведены в табл. 46.

Как видно из таблицы, воздействие бега на организм спортсменов оказалось наибольшим.

В оперативном контроле очень важными оказываются не только объемы СТЭ, но и их динамика при выполнении упражнений. Например, Hagberg (1977) показал, что при выполнении нагрузок с интенсивностью 50, 65 и 80% МПК О2—потребление и концентрация лактата в крови увеличиваются; в первом случае (интенсивность 50%) динамика О2— потребления существенно выше динамики лактата. При работе с интенсивностью 80% картина обратная, а при Интенсивности 65% экспоненты О2 — потребления и концентрации лактата близки друг к другу.

Оперативная оценка «физиологической стоимости тренировочных упражнений и учет взаимодействия СТЭ каждого из них имеют большое значение при выборе рациональной последовательности их выполнения в занятии. Планируя нагрузку в уроке, тренер должен распределить ее так, чтобы взаимодействие СТЭ разных Упражнений было только положительным и проявлялось в Усилении сдвигов в организме, вызванных предшествующей и последующей работой (рис. 28).

На рисунке приведены зависимости между скоростью накопления молочной кислоты после серийной интервальной тренировки. Видно, что СТЭ упражнений гликолитической направленности оказывается наибольшим, если такой работе предшествуют нагрузки анаэробной алактатной направленности. Выполнение в уроке упражнений только гликолитической направленности оказывается менее эффективным; в тех же случаях, когда в первой части занятия спортсмены выполняли упражнения аэробной направленности, а во второй—гликолитической, происходило отрицательное взаимодействие СТЭ. В этом случае выполнить задачу урока — провести работу, направленную на совершенствование скоростной выносливости, не удавалось, так как уровень специфических гликолитических сдвигов был явно недостаточен.

Нагрузка предшествующего упражнения, как правило, сказывается на величине СТЭ последующего. На этом положении основана теория разминки (Andzel, 1977), по которой СТЭ обусловливается: 1) повышением эффективности работы мышечного аппарата за счет уменьшения вязкости мышц при увеличении их температуры, а также температуры циркулирующей в них крови; 2) более полной диссоциации кислорода с миоглобином и гемоглобином; 3) повышенной мобилизации О2-транспортной функции крови при увеличении ее температуры.

Даже повторное выполнение совершенно одинаковых по объему и интенсивности нагрузок, выполняемых после относительно длительного отдыха, вызывает разные СТЭ. Например, в эксперименте, проведенном Sawka (1978) с семью марафонцами (среднее МПК— 66 мл/кг на мин), было показано, что при выполнении двух повторных пробежек длительностью 80 мин и интенсивностью 70% МПК с интервалом отдыха 90 мин СТЭ второй пробежки (определялся по ректальной температуре, О2 — пульсу, О2 — потреблению) был существенно ниже СТЭ первой.

Если в занятии используется много разных упражнений (например, в гимнастике), оценка величины и направленности СТЭ каждого из них позволяет не только установить их нагрузочную стоимость, но и оптимизировать последовательность выполнения. Из данных В.Н. Афонина (1975) следует, что средняя ЧСС для упражнений, выполняемых на всех снарядах, практически одинакова. Однако если учитывать ЧСС только в момент выполнения заданий, то наибольшие сдвиги в ней вызывают вольные упражнения, а наименьшие — прыжки.

Это означает, что физиологическая нагрузка гимнастов определяется видом гимнастического многоборья и длительностью работы по элементам (табл. 47).

Как правило, оперативный контроль нагрузки осуществляется по нескольким показателям (количество элементов, комбинаций, подходов и т. д.). Это создает определенные трудности при последующем анализе результатов контроля. Избежать этого можно, сведя множество показателей к одному; в гимнастике, в частности, такой показатель определяют по формуле

 

КЭ 1

Н = х

Т х Кп 5000

 

где КЭ — количество элементов, выполненных на всех снарядах за тренировку, Кп — количество подходов к снарядам, Т—время тренировки на снарядах, 1 —

коэффициент.

 

Следует отметить, что особенно важен оперативный контроль физиологической нагрузки в спортивных играх. Если в циклических упражнениях нагрузка задается конкретному спортсмену, то в играх технико-тактические упражнения выполняет группа спортсменов. В этом случае возможны варианты, при которых какой-то игрок (или несколько игроков) окажется менее загруженным при выполнении задания. Такая систематическая недоработка на занятиях будет сдерживать рост функциональных возможностей.

Для объективной оценки величины и направленности нагрузки полезными оказываются различные физиологические показатели. Для примера рассмотрим тактику их использования в контроле нагрузки двух тренировочных занятий футболистов — мастеров спорта.

Первое из них продолжалось 80 мин, из которых 14 мин заняла специализированная разминка. В основной части игроки выполняли б разных технико-тактических упражнений, каждое из которых длилось 6 мин. Интервалы отдыха (по 6 мин каждый) заполнялись малоинтенсивной работой (передачи мяча в парах, удары в ворота), при ЧСС 120—130 уд/мин. До и после урока измерялись показатели кислотно-щелочного равновесия крови (табл. 48).

Из таблицы видно, что нагрузка по величине для всех игроков оказалась примерно одинаковой, и по направленности — чисто аэробной. Это достигалось за счет длительных интервалов отдыха, заполняемых малоинтенсивными упражнениями.

В другом занятии продолжительностью 65 мин, длительность и интенсивность игровых упражнений были аналогичны первому, но интервалы отдыха уменьшились до 4 мин. Такое изменение сразу же сказалось на величине и направленности физиологической нагрузки (табл. 49).

Уменьшение интервалов отдыха привело к тому, что каждое последующее упражнение игроки начинали выполнять в фазе неполного восстановления. В связи с этим обеспечение работы только за счет аэробных источников энергии оказалось невозможным, и активизировались анаэробные механизмы энергопродукции. Результаты оперативного контроля нагрузки позволили оценить направленность этого технико-тактического занятия как аэробно-анаэробную (смешанную).

Вторая задача, которая решается в процессе оперативного контроля, связана с регулированием нагрузки непосредственно в ходе тренировочного занятия. Известно, что одним из методов совершенствования выносливости является такой, когда во время работы ЧСС составляет примерно 180 уд/мин, а в паузах отдыха уменьшается до 120 уд/мин. В соответствии с этим в тренировочном занятии футболистов — мастеров подбирались такие компоненты физической нагрузки, чтобы ЧСС в работе и паузах отдыха соответствовала должным величинам. Упражнения выполняли 14 человек; у двоих и них с помощью телеметрической системы непрерывно регистрировалась ЧСС.

После специализированной разминки (длительностью 17 мин) футболисты выполняли удары в ворота после рынка 30 м. У футболиста А ЧСС в этом упражнении не превышала 175 уд/мин, у футболиста В — составляла 190—196 уд/мин (интенсивность выполнения упражнений была одинаковой). В конце интервала отдыха ЧСС соответственно уменьшилась до 115 и 125 уд/мин.

В следующем упражнении (передачи мяча в движении в течение 90 с) ЧСС футболиста В снова превышала 190 уд/мин, и в конце паузы отдыха ее величина уменьшилась только до 146 уд/мин. В связи с этим количество повторений следующего упражнения (удары в ворота после рывков) футболисту В было уменьшено вдвое. Такое уменьшение нагрузки позволило нормализовать ЧСС, значения которой в работе стали равны 185 уд/мин, а к концу интервалов отдыха— 120—130 уд,1мин.

Необходимо хотя бы кратко остановиться на одном из перспективных исследовательских направлений, которое возникло как следствие результатов разработки теории оперативного контроля нагрузок. Речь идет о создании так называемых «субмаксимальных тестов», пригодных для контроля максимальных проявлений двигательных возможностей человека.

Еще в начале 50-х годов Р.-О. Astrand и J. Rhiming (1954) на основании зависимости между физическими (длительность, интенсивность и т. п.) и физиологическими (ЧСС, О2—потребление и т. п.) показателями нагрузки предложили уравнение (номограмму) для предсказания величины физиологической нагрузки, которую можно было бы зарегистрировать, если бы спортсмен вместо субмаксимального теста выполнял максимальный. Впоследствии это направление было развито в исследованиях Wyndham (1959), Маritz (1961), Davies (1968), Fox (1973), В. Л. Карпмана (1974) и др.

Ценность подобных работ заключается в следующем: выполнение гетерогенных максимальных тестов (результаты которых, как известно, зависят не только от уровня исследуемых качеств, способностей, но и от предельной волевой мотивации) всегда сопряжено со значительными методическими и организационными трудностями, в то время как субмаксвмальные гомогенные тесты сравнительно просто выполняются, не требуют предельной мотивации и результаты в них достаточно хорошо апроксимируются. Для примера можно привести упоминавшуюся уже работу Fox, автор которой предложил определять МПК по результатам выполнения субмаксимального велоэргометрического теста с нагрузкой в 150 вт (максимальная нагрузка в этом тесте в экспериментах Fox составляла 228±27 вт при ЧСС 195±8уд/мин). Измеренное МПК во время максимального теста (3,13±0,43 л/мин) мало отличалось от предсказанного (3,10±0,36 л/мин).

Подобный подход, естественно, с меньшей тестирующей нагрузкой, используется для предсказания МПК нетренированных людей (Dolgener, 1978). В этом исследовании испытуемые (30 девушек, не занимающихся спортом) тестировались на третбане, выполняя ходьбу со скоростью 80 м/мин. Через каждые 3 мин угол наклона третбана увеличивался на 2,5°. Измерив: ЧСС на третьей минуте теста (Х1), массу тела (Х2) и % жира в массе (Х3) и подставив эти значения в уравнение Y = - 0,0005Х1 + 0,0546Х2—0,0654Х3 + 0,7394, можно рассчитать МПК.

Как известно, совершенствование техники движения связано с многократным его повторением во время тренировки. Рано или поздно (в зависимости от уровня физической работоспособности спортсмена) наступает утомление, что сказывается (вначале незначительно) на кинематических и динамических характеристиках техники движения. При продолжительном выполнении упражнения в условиях нарастающего утомления эти характеристики значительно искажаются и с какого-то момента, по-видимому, не столько совершенствуется техника движения, сколько закрепляются ошибки.

В этом случае оперативный контроль нагрузок сводится к оценке, во-первых, того, какие из ведущих характеристик техники искажаются прежде всего, и, во-вторых, когда и как это происходит. Такая задача была решена автором в совместном исследовании с В.А. Левчуком. Испытуемый, мастер спорта по волейболу, произвел в стандартных условиях 72 нападающих удара (до полного утомления и отказа от работы). В каждой попытке измеряли: точность попадания мячом в электро - контактную мишень и время полета мяча.

Анализ результатов показал, что до 17-го удара время полета и точность попадания мяча были относительно стабильны. В последующих попытках их вариативность начала постепенно возрастать, и с 30-го удара точность попаданий изменялась значительно больше, чем скорость полета. Средние значения точности за 5 повторений (с 11-го по 15-е и с 36-го по 40-е) отличаются мало, но разброс результатов во втором случае более чем вдвое превышает аналогичное значение первого. После 40-й попытки наблюдается стойкое уменьшение точности попадания на фоне увеличения разброса результатов в сериях последующих попыток.

Время полета мяча оказывается более стабильной характеристикой техники. даже в условиях значительного утомления имеется реальная возможность выполнять движения с требуемой быстротой: так, время полета с 52-й по 57-ю попытку даже уменьшилось по сравнению с предшествующими.

Результаты оперативного контроля нагрузки показывают, что управлять точностью движения труднее, чем быстротой их выполнения. Поэтому оперативные планы нагрузки должны предусматривать такие методы выполнения движений, при которых совершенствование их точности осуществлялось бы в условиях, исключающих возникновение значительного утомления.

 

 

ТЕКУЩИЙ КОНТРОЛЬ НАГРУЗКИ

 

Текущий контроль предполагает регистрацию нагрузок в микроциклах, длительность которых в разных видах спорта колеблется от 5 до 14 дней. В основе текущего контроля лежат данные оперативной регистрации нагрузки за каждый тренировочный день, которые после суммирования рассматриваются как итог работы спортсмена за микроцикл. Рассчитанные таким образом параметры характеристик нагрузки должны сопоставляться с результатами в соревнованиях (прикидках), которые проводятся обычно в конце микроцикла, а также с показателями текущего состояния спортсмена. В качестве таких показателей целесообразно использовать тесты, вариативность которых в условиях длительного (лонгитудинального) ежедневного измерения велика, или же результаты их однонаправлены с динамикой тренировочных нагрузок.

Одна из главных задач текущего контроля нагрузок — определение оптимального соотношения между зонами характеристик нагрузок. Решение ее в значительной степени основано на исследовании закономерностей отставленного тренировочного эффекта (ОТЭ).

Контролировать нагрузку в микроцикле можно по схеме, приведенной в табл. 50.

 

Работа каждого дня (в мин) заносится в стандартный бланк. Например, в первый день микроцикла спортсмены (предположим, в одном из игровых видов спорта) провели два технико-тактических занятия: первое — по преимуществу анаэробной алактатной направленности, второе — аэробной направленности. Нагрузка второго дня — также два занятия: первое — специализированное, по преимуществу анаэробной гликолитической направленности, и второе — неспециализированное, по преимуществу аэробной направленности и т. д.

По окончании цикла проводятся несложные расчеты для определения: 1) общего времени; 2) времени специализированной работы; 3) времени неспециализированной работы; 4) соотношения (в %) между ними. Для табл. 50 эти расчетные показатели будут соответственно равны: 730 мин, 425 мин (58%), 305 мин (42%).

То же самое нужно проделать и с показателями длительности и соотношения работ разной направленности: 45 мин, 135 мин, 260 мин, 290 мин (6,2%;18,5%, 35,6%, 39,7%). Полученные данные заносятся в бланк этапного контроля.

Анализ данных текущего контроля проводится на основе исследования «...зависимости показателей восстановления ведущей функции от объема выполненной тренировочной работы» (Н. И. Волков. ТиП, 1975, 11, с. 28.) (рис. 29). Известно, что показатели восстановления (или ОТЭ) информативны для планирования нагрузки в микроциклах тренировки. Обычно план на микроцикл, подготовленный тренером, содержит достаточно подробное описание каждого тренировочного занятия (какие упражнения будут использованы, в каком режиме они должны выполняться и т. п.). Однако заранее точно предусмотреть СТЭ и ОТЭ каждого занятия трудно; например, в 5-й день микроцикла тренер планирует провести среднее по величине специализированное занятие анаэробной алактатной направленности. Однако сопоставление нагрузки, выполненной за 4 предшествующих дня, с характеристиками восстановления показывает, что нагрузку по величине можно оставить средней, но изменить направленность занятия, проведя его в аэробном режиме вместо анаэробного алактатного.

Жесткое следование заданной программе микроцикла может привести к беде. Дж. Каунсилмен, подготовивший много выдающихся американских пловцов, писал об этом так: «Одна из опаснейших ловушек, в которую мы можем попасть, состоит в том, что часто мы берем программу прошлого года, когда «все было отлично», и день за днем повторяем ее в этом году. Это почти наверняка ведет в тупик, так как мы очень легко можем наткнуться на проблему внезапно возникшего сверхстресса и «загнать» ребят.

Во время моего посещения России тренеры там все время спрашивали меня: «Что вы делаете по понедельникам? Я отвечал, что никогда заранее не знаю, что я буду делать в понедельник. Они продолжали настаивать: «Разве вы не даете 1200 м по понедельникам и 10х400 по вторникам?» Но я действительно не знаю заранее, что мы будем делать в понедельник. Работу понедельника я спланирую лишь после того, как увижу, как мои ребята будут выглядеть к вечеру в воскресенье. Работа во вторник зависит от того, в каком состоянии они будут после понедельника. Нельзя заранее спланировать уровень стресса. Нужно широкое варьирование, так как индивидуальная способность к перенесению стресса варьируется… у каждого человека в данный день недели или в данной неделе». (ФиС. 1972, е 7, с. 30.) Как правило, опытный и квалифицированный тренер работает по схеме, описанной Дж. Каунсилменом. В зависимости от возможностей он оценивает текущее состояние либо интуитивно, либо с помощью соответствующих тестов. Как пример рассмотрим тактику текущего контроля и планировании нагрузки, реализованную нами в команде футболистов совместно с Н. П. Симоняном и Ю. С. Седовым (табл. 51).

В 1-й день микроцикла спортсмены провели одно занятие, и концентрация мочевины утром следующего дня у каждого из них была в пределах нормы. (Согласно современным представлениям повышение уровня мочевины крови происходит вследствие интенсификации белкового катаболизма при интенсивных длительных нагрузках; нормальная концентрация мочевины крови физкультурников — 15—20 мг % у высококвалифицированных спортсменов верхняя граница нормы составляет 40 мг %.) Поэтому нагрузку 2-го дня запланировали значительной по величине. После выполнения двух занятий в течение одного дня на следующее утро у четырёх спортсменов концентрация мочевины была близка к верхней границе нормы (34—40 мг %).

Нагрузка 3-го дня вызвала значительное утомление, и поэтому в 4-й день цикла вместо двух занятий состоялось одно. Такая коррекция нагрузки позволила ускорить течение восстановительных процессов и утром 5-го дня лишь у двух спортсменов (В и Г) показатели текущего состояния свидетельствовали о некотором переутомлении. В двух занятиях 5-го дня эти спортсмены выполнили меньшее количество повторений, что привело к нормализации функционального состояния.

Текущий контроль нагрузки дает возможность тренеру экспериментально проверить эффективность различных методов совершенствования технического мастерства и двигательных качеств спортсмена. Например, Fleck (1978), сопоставляя три режима работы с усилиями 60, 75 и 90 % максимума (при равных объемах нагрузки), не выявил преимущества какого-либо из них на развитие силы ног, измеренной при углах в коленном суставе 59, 157 и 212º. Возможно, причина этого кроется в сравнительно невысоком силовом потенциале тренируемых им спортсменов, но в принципе подобный подход вполне оправдан при индивидуализации нагрузки в микроцикле. Это хорошо видно по результатам работы Switchenko (1978), который определял оптимальные значения объема и интенсивности силовых изокинетических тренировок в микроцикле.

Критериями оптимальности нагрузок помимо силовых показателей, определявшихся по унифицированной методике (Fleck, 1978), служили результаты, показанные в тесте максимальной анаэробной мощности Маргариа. а также морфологические показатели состава тела. Оказалось, что тренировочные занятия с интенсивностью 90% максимума (проводившиеся с более подготовленными, чем у Fleck спортсменами) привели к росту прежде всего абсолютной силы, в то время как упражнения с проявлением силы 60 % максимума больше сказались на изменении соотношения мышечной и жировой массы.

Анализируя данные текущего контроля, необходимо учитывать гетерохронизм восстановительных процессов, который проявляется в том, что восстановление разных функций неодинаково по продолжительности. Более того, динамика показателей, характеризующих одно и то же качество (свойство, систему) организма, чаще всего оказывается неодинаковой. Можно сослаться на данные В. М. Волкова, В. П. Луговцева (1974), исследовавших скорость восстановления работоспособности ряда мышечных групп тяжелоатлетов после выполнения большой тренировочной нагрузки. Если сила разгибателей голени до занятия составляла 72±3 кг, то через 1 ч после нагрузки—53±3, через 20—61±3 и через 36—70±3кг. Восстановление силовых показателей сгибателей кисти произошло через 1—2 ч после окончания тренировки, сгибателей и разгибателей предплечья — через 20 ч, разгибателей туловища — через 36 ч. Поэтому подбор нагрузок для последующих занятий должен осуществляться так, чтобы одинаковые по направленности нагрузки задавались через интервалы времени, достаточные для восстановления деятельности ведущих в данной работе функций.

 

 

ЭТАПНЫЙ КОНТРОЛЬ НАГРУЗКИ

 

Этот вид контроля предполагает регистрацию нагрузки на этапах, длительность которых колеблется от 2— 5 микроциклов (25—30 дней) до 1 года. Количество этапов в тренировочном году зависит от вида спорта, квалификации спортсменов задач, которые решаются в процессе тренировок и т.п.

В качестве этапного наиболее распространено в настоящее время месячное планирование нагрузки (и соответствующая ему по срокам организация контроля). Заимствованные из промышленности, где решение задач месячного плана обусловлено графиками поставок сырья и оборудования, наличием рабочей силы и другими факторами, эти планы с жесткими сроками оказываются малоэффективными в практике спортивной тренировки. Длительность любого этапа тренировки обусловлена, прежде всего, его задачами, а также тем, насколько эффективно идет развитие и совершенствование психических, двигательных качеств и техники спортсмена. Возможны варианты, когда для решения поставленных задач потребуется месяц, но более вероятны другие сроки 24, 28, 37 дней и т. п.

Главная задача этапного контроля нагрузок на основании оценки зависимости между приростами достижений в соревнованиях и тестах, с одной стороны, и частными объемами нагрузок за этап, с другой — определение наиболее эффективных нагрузок, обладающих ярко выраженным развивающим воздействием.

Для этого, прежде всего, необходимо зарегистрировать выполненную спортсменом работу (табл. 52).

Рассчитав соотношение специализированных и неспециализированных нагрузок, а также нагрузок разной направленности, необходимо сопоставить полученные результаты с показателями кумулятивного тренировочного эффекта (КТЭ). Сделать это можно с помощью либо простого графика (рис. 30), либо методами многомерного статистического анализа. При этом выявляются зоны нагрузок (и, соответственно, упражнения), применение которых привело к увеличению спортивных результатов, показателей работоспособности и т. п.

 

Надежность полученных при этом результатов практически всецело зависит от информативности тестов этапного контроля. Достаточно хорошо это продемонстрировано в работе Foster (1977), который в качестве таких тестов использовал бег на третбане с определением времени, МПК и других энергетических показателей. Кроме того, в лабораторных условиях в начале и в конце этапа с помощью биопсии определялась структура мышечных волокон двуглавой мышцы голени и активность энзиматического компонента.

Нагрузка за этап определялась в виде частных объемов бега с разной скоростью. Максимальный объем нагрузки в одном занятии 10 миль. В конце этапа рассчитывались зависимости между частными объемами нагрузки, которую выполняли 24 хорошо подготовленных бегуна, и динамикой результатов в тестах.

Проделанная спортсменами беговая работа прямо сказалась на значении МПК, однако внутримышечные изменения были незначительны. Последнее можно трактовать двояко либо использованные для контроля показатели малоинформативны, либо соотношение частных объемов беговых нагрузок не привело к ожидаемому развивающему эффекту.

Этапный контроль тренировочных нагрузок показал также, что использование силовых упражнений приводит к увлечению двигательной активности в играх, но мало сказывается на точности (Lanford, 1977). Следовательно, при достижении спортсменом активности, соответствующей оптимуму представлений тренера возможно уменьшить частный объем силовых упражнений с развивающего до поддерживающего.

По результатам этапного контроля нагрузок возможна оценка эффективности различных тренировочных программ. Известно, что повышение силовых качеств прыгунов-легкоатлетов осуществляется за счет использования силовых и прыжковых упражнений. Hopper (1977) показал, что сила у прыгунов специализирующихся в тройном прыжке, растет быстрее, если они проводят только изотоническую силовую тренировку, либо выполняют изотонические упражнения в комплексе с прыжковыми. Применение только прыжковых упражнений оказывается менее эффективным.

Положительное влияние повышенных объемов нагрузки на прирост достижений в соревновательных упражнениях не вызывает сомнений. В связи с этим определение предельных (для данного периода развития вида спорта и уровня спортивной квалификации спортсменов) объем нагрузки является одной из важных задач этапного контроля. Одна из попыток ее решения была предпринята в исследовании автора, проведенном совместно с Э.Р. Андрисом и Г. Г. Арзумановым. В нем на основании сопоставления приростов результатов в беге на 100 м, значений эргометрических критериев специальной работоспособности спринтеров (I разряда и кандидатов в мастера спорта) с динамикой показателей нагрузки определялись индивидуальные объемы тренировочных нагрузок (в часах). В соответствии с результатами собственных исследований (1973, 1975, 1978 и 1979) и по рекомендациям Н. И. Волкова и В. И. Лапина (1972) в качестве критериев использовали: максимальную скорость спринтерского бега — Vmax, время удержания этой скорости — ty Vmax, константу стартового ускорения — К1 и константу утомления — К2. Их значения измерялись в ходе этапного контроля, который осуществлялся через каждые 6—10 недель.

На рис. 31 показана динамика результатов в соревновательном упражнении и показателей эргометрических критериев в зависимости от объема выполненной работы. Анализируя ее, необходимо отметить два обстоятельства:

1) значительную межиндивидуальную вариативность характера зависимостей между объемом нагрузок и кумулятивным тренировочным эффектом (КТЭ). Например, наибольшие по величине приросты Vmax были зарегистрированы у бегуна 1 — после выполнения им тренировочной нагрузки объемом 140 ч (нагрузка последующих тренировочных занятий не сказалась на повышении максимальной скорости); у бегуна 2— после выполнения нагрузки объемом 360 ч. Близкой к описанной оказалась динамика константы стартового ускорения К1, которая, как известно характеризует быстроту развертывания энергетических процессов в мышцах;

2) неоднородность приростов значения эргометрических критериев. Видно, что после выполнения спортсменами индивидуальных объемов нагрузки самыми значительными оказались приросты результатов в беге на 100 м, ty Vmax, К1 и К2, Развивающее влияние тренировочных нагрузок на динамику Vmax оказалось минимальным.

Существенное улучшение результатов в беге на 100 м отмечалось у всех бегунов после выполнения ими нагрузки объемом не менее 220 ч, такова же динамика и критериев, характеризующих уровень специальной выносливости спринтеров - ty Vmax и К2: максимальные приросты по ним отмечены после нагрузок объемом 220—360 ч.

Если усреднить данные всех спортсменов по всем критериям, оказывается, что оптимально предельные объемы нагрузок для спринтеров I разряда составляют 320—360 ч ( 1) Данные получены в эксперименте, продолжавшемся 10 месяцев. 2) Анализируются результаты этапного контроля подготовки спринтеров — студентов института физической культуры, которые помимо выполнения указанных объемов имели добавочную нагрузку в ходе академических занятий (не менее 200 ч)). (рис. 32). Превышение этих объемов приводило к регрессу критериев вследствие адаптации организма к нагрузкам. Представляется, что избежать в будущем стабилизации прироста критериев при достижении объемов нагрузки в 360 ч можно лишь при коренном изменении тактики оперативного и текущего планирования.

Определение оптимума общего объема нагрузки является важной, но далеко не единственной задачей тренера. Важно также оценить влияние частных объемов как на результат в беге, так и на динамику значений критериев спринтерской работоспособности. Расчеты показали, что для этой группы спортсменов-спринтеров верхние границы объемов нагрузки составляют:

1) до 75 ч для нагрузки аэробной направленности;

2) до 40 ч для нагрузки смешанной направленности;

3) до 95 ч для нагрузки анаэробной гликолитической направленности;

4) до 135 ч для нагрузки анаэробной алактатной направленности.

При таких частных объемах их соотношение будет выглядеть так: 22— 11—28—39%. Другими словами, анаэробные упражнения (наиболее близкие по этой характеристике к соревновательному упражнению) составляют две трети общего объема тренировочной нагрузки.

В табл. 53 показано как влияют тренировочные упражнения разной направленности на динамику критериев специальной работоспособности.

Видно, что кумулятивный тренировочный эффект нагрузок различной направленности особенно проявился на 3-м и 4-м этапах тренировки. При этом наиболее развивающим, как и следовало ожидать, оказался частный объем специализированных анаэробных алактатных нагрузок. В результате его воздействия повысились показатели, характеризующие специальную работоспособность спринтера на первой половине дистанции. Влияния частного объема нагрузки аэробной направленности (особенно значительное на 3-м этапе) объясняется, скорее всего, эффектом косвенного переноса: повышение уровня аэробных возможностей спринтеров в принципе не должно прямо сказываться на их спортивных результатах. Однако более высокий уровень выносливости позволяет выполнить больший объем скоростных специализированных упражнений и тем самым воздействовать на совершенствуемые специфические качества спортсменов-спринтеров.

Отрицательный момент стратегии и тактики планирования, который был выявлен при анализе результатов контроля, — это недостаточность частного объема нагрузки, направленного на совершенствование скоростной выносливости спринтеров. Видно, что распределение средств тренировки на всех ее этапах отрицательно влияло на критерий К2, и поэтому уровень анаэробной алактатной емкости и эффективности у ряда спортсменов даже уменьшился. Это, естественно, должно учитываться при планировании соотношения частных объемов нагрузки на последующих этапах.

При анализе результатов этапного контроля необходимо учитывать отдаленное влияние нагрузки, выполненной в период, предшествующий данному этапу. Например, в практике подготовки спринтеров достаточно часто выполнение значительных объемов нагрузки никак не сказывается на повышении спортивных результатов. Варьирование нагрузками (по соотношению специализированности, направленности и величины), также оказывается безрезультатным. Возникает так называемый «скоростной барьер» причина появления, которого заключается не в просчетах в планировании в данный момент, а в неверной методике тренировки на начальных этапах подготовки спринтеров. Значительные объемы узкоспециализированной работы, проделанной тогда, с одной стороны, быстро сказываются на динамике спортивных результатов. С другой — адаптация к этим средствам тренировки с какого-то момента становится настолько значительной, что применение их даже в предельно допустимых объемах не дает ожидаемого эффекта. Поэтому планирование нагрузки на любом этапе должно быть тесно увязано как с ранее выполненной работой, так и с будущими нагрузками.

Это положение было экспериментально подтверждено в совместной работе автора с Б.М. Поляковым. Определялась оптимальная структура тренировочных циклов разной длительности. Под наблюдением в течение двух лет находились гребцы на байдарках (мастера спорта и спортсмены I разряда), разделенные на 2 группы, каждая из которых выполнила в подготовительном периоде один и тот же объем работы — 264 ч.

В первый год спортсмены группы А тренировались с соотношением частных объемов специализированной и неспециализированной нагрузки 9:1. у спортсменов группы Б частный объем специализированных средств Подготовки составил 58% (в том числе 38% —гребля и 20% —упражнения на тренажерах), остальные 42% времени спортсмены занимались неспецифическими упражнениями (спортивные игры, упражнения легкой и тяжелой атлетики и т. п.). В начале и конце подготовительного периода проводили обследования гребцов по комплексу тестов (бег на 3000 м, подтягивание на перекладине в висе, жим штанги лежа — 50% массы тела на количество повторений, PWC170, гребля 4х300 м в режиме 3 мин, гребля на 1000 м).

Анализ результатов показал, что:





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.96.22 (0.02 с.)