ТОП 10:

ОБЩАЯ СХЕМА КЛАССИФИКАЦИИ НАГРУЗОК



От автора

 

Эта книга посвящена вопросам, связанным с измерением, анализом и классификацией тренировочных и соревновательных нагрузок. Интерес к этому разделу спортивной метрологии возник у автора не случайно: долгое время он занимался проблемой контроля моторики спортсменов и выяснил, что анализ результатов исследований часто оказывался неполным из-за отсутствия достаточно надежной информации о параметрах нагрузки.

Попытки контролировать нагрузку в соответствии с литературными рекомендациями не всегда были успешными: слишком низкой оказывалась информативность в надежность многих показателей. В связи с этим возникла потребность в разработке системы контроля тренировочных и соревновательных нагрузок, использование которой дало бы возможность получать достаточно объективную и надежную информацию о нагрузке упражнения, серии упражнений, тренировочного занятия, цикла и т. п.

Результаты исследований, приведенные в большинстве разделов книги, получены автором совместно с Г. Г. Арзумановым, А. Н. Гонтаренко, В. И. Изааком, Н. С. Ипполитовым, Г. С. Зониным, В. А. Левчуком, П. Д. Макаренко, Ю. В. Мельковым, Л. Л. Метликиным, Р. И. Нуримовым, Б. М. Поляковым, В. Д. Ремневым, Б. Ф. Романовым, Е. В. Скомороховым, А. И. Шамардиным, А. Г. Ширяевым, А. С. Шишковым.

Автор приносит благодарность профессору Н. Г. Озолину, профессору В. В. Михайлову и Н. Н. Озолину, которые первыми прочитали рукопись. Замечания, высказанные ими, помогли существенно улучшить содержание и стиль книги.

Особенно благодарен автор профессору В. М. Зациорскому, роль которого в становлении автора как научного работника поистине неоценима.

 

 

Введение

 

Управление любым процессом, в том числе и тренировочным, состоит из трех стадий:

— сбора информации об объекте управления и внешней среде, в которой объект функционирует;

— анализа полученной информации;

— принятия решения и планирования.

Эти три стадии образуют законченный цикл, который многократно воспроизводится до полной реализации целевой программы управления (например, разработка и создание новых образцов техники, достижение спортсменом запланированного результата и т. п.).

Объективной основой любых планов, с помощью которых реализуются принятые решения, является информация, полученная в процессе контроля. В спортивной тренировке контроля требуют:

— действия спортсмена на соревнованиях (с последующей оценкой структуры соревновательного упражнения);

— состояние спортсмена;

— нагрузка, выполняемая им.

Целевые тренировочные программы, основанные на анализе результатов комплексного контроля, в разных видах спорта будут, естественно, неодинаковыми. Однако подход к их созданию и основные этапы должны быть по возможности унифицированы. Наиболее целесообразной для определенной программы (плана) представляется такая последовательность действий:

 

I. Для перспективной программы подготовки спортсменов:

1) исследование структуры соревновательной деятельности и выявление факторов, обусловливающих достижение высоких результатов;

2) подбор тестов, информативных по отношению к этим факторам;

З) создание программы этапного комплексного контроля (ЭКО);

4) тестирование, оценка и анализ его результатов;

5) составление этапного (перспективного) плана (программы) подготовки и его реализации в условиях тренировочного процесса;

6) проведение в конце этапа повторного тестирования по программе ЭКО;

7) сопоставление динамики результатов в соревновательном упражнении и тестах и показателен нагрузки за этап с обоснованием стратегии последующей подготовки

8) составление плана подготовки на новый этап.

 

II. Для текущего плана тренировки спортсменов:

1) выбор тестов текущего контроля и создание программы текущего обследования;

2) проведение текущего обследования, сопоставление его результатов с показателями текущего контроля нагрузки;

3) составление (или коррекция) текущих планов подготовки.

 

III. Для оперативного плана тренировки:

1) выбор тестов оперативного контроля и создание программы оперативного обследования;

2) проведение оперативного обследования и анализ его результатов

3) составление (или коррекция) оперативного плана тренировки;

Видно, что при создании любых тренировочных программ и планов (от оперативного до перспективного) тренер должен постоянно сопоставлять достижения спортсменов в соревновательном упражнении и тестах с показателями выполненной ими нагрузки. Только так можно подобрать наиболее эффективные для каждого спортсмена (или группы спортсменов) средства тренировки и определить величину воздействия этих средств в занятии, цикле и т. п.

К настоящему времени разработано немало тестов для оценки разных сторон подготовленности спортсменов. Особенно много их предназначено для контроля двигательных качеств и технического мастерства (В.М. Зациорский, М.А. Годик, Д. Н. Ярмульник‚ 1964; М.А. Годик с соавт., 1972‚1974; Mathews 1963; Сlаrkе, 1960; Guilford, 1958; Fleishman, 1954, 1956; И. В. Всеволодов 1969; А. Н. Гонтаренко, 1973; П. Д. Макаренко‚ 1973; Б. Ф. Романов‚ 1976 и др.). На практике рекомендуется использовать только тесты, цель применения которых определена достаточно четко, имеется стандартизированная процедура тестирования, определены надежность и информативность тестов и разработана система оценки их результатов. Что же касается выбора информативных показателей нагрузки, пригодных для контроля и планирования, то этот вопрос остается (несмотря на всю его практическую важность) малоисследованным.

Сложившаяся к настоящему времени система контроля и планирования тренировочных нагрузок в большинстве видов спорта основана на регистрации времени, затраченного на физическую, техническую и другие виды подготовки. Например, в учебном пособии по баскетболу рекомендуется планировать нагрузку по показателям, приведенным в табл. 1.

 

 

Примерно такой же системы планирования нагрузок придерживаются в легкой атлетике (табл. 2), лыжном (табл. 3) и других видах спорта.

Анализ табл. 1—3 показывает, что почти во всех видах спорта сложились определенные и довольно устойчивые традиции контроля и планирования нагрузок; тренировочные задания распределяются на группы в зависимости от степени их воздействия на разные стороны подготовленности спортсмена. Возможно, что в некоторых случаях (подготовка новичков, первоначальное изучение новых приемов) такой подход к контролю и планированию оправдан, но чаще всего его применение на практике связано со значительными трудностями. Проиллюстрируем сказанное несколькими примерами.

На рис. 1 схематически изображено упражнение, используемое в тренировке футболистов. В процессе его выполнения совершенствуется техника: вбрасывания и приема мяча; остановки мяча грудью с поворотом на 90°; ведении продольных и диагональных передач мяча, выполняемых верхом и низом; ударов в ворота по летящему мячу ногой и головой.

Тренеры, предлагающие спортсменам это или подобные этому упражнения, вправе регистрировать выполненную работу (по времени или по количеству выполненных упражнений) в графе «техническая подготовка».

Но вполне правомерно регистрировать эту нагрузку и в графе «тактическая подготовка», так как игрокам необходимо непрерывно оценивать ситуацию, связанную с перемещениями противников, партнеров и мяча по полю, выполнять тактическую комбинацию «стенка».

Помимо этого в упражнении совершенствуется уровень физической подготовленности, и поэтому в процессе контроля нагрузку можно отнести к графе «физическая подготовка». Ведь хорошо технически подготовленные игроки выполняют это упражнение примерно за 25— 30 с. (при плохой технике резко возрастают затраты времени на обработку мяча вследствие неточного паса и т. п.), делая рынки с максимальной скоростью на 20—25 м (игрок В), 15—20 м (С), 40 – 50м (D). При повторении упражнения каждый футболист многократно пробегает эти отрезки и в зависимости от интервалов отдыха (полных или укороченных), нагрузка будет способствовать повышению скоростных возможностей, выносливости или иных двигательных качеств.

Таким образом, тренер по футболу или другим спортивным играм, применяющий подобные упражнения всегда должен решать: где, в какой графе регистрировать выполненную работу? Вопрос этот далеко не формальный, так как различные показатели нагрузки необходимо постоянно сопоставлять с достижениями в соревновательном упражнении и в тестах, и по результатам сопоставления распределять нагрузки на следующий этап подготовки.

При использовании описанной выше схемы контроля часто невозможно проанализировать и обобщить стратегию распределения тренировочных средств в подготовке разных спортсменов. Известно, что тренеры распределяют средства подготовки в соответствии с задачами конкретных занятий. И тогда может оказаться так, что тренер А рассматривает упражнение приведенное на рис. 1, как средство совершенствования тактики, а тренер Б — техники. 3ачастую «научные» споры о том, какое из двух соотношений нагрузок (30 % — на технику, 20 % — на тактику и 50 % - физическую подготовку или 40% - на тактику, 40% - на технику и 20% —на физическую подготовку) лучше, бессодержательны, так как в подготовке спортсменов как правило, используются одни и те же упражнения из-за несовершенства контроля по - разному.

Такие проблемы есть во всех видах спорта: спринтер упражняющийся в коротких спуртах, одновременно совершенствует и технику стартового разгона и скоростно силовые качества; пловец, проплывающий в быстром темпе короткие отрезки дистанции, — технику гребковых движений, технику целостного плавания и специфические двигательные качества. Определить, какая часть выполненной работы направлена на совершенствование той или иной стороны подготовленности (физической, технической, тактической) практически невозможно, да и, по-видимому, не нужно. Не случайно, поэтому многие тренеры (особенно в игровых видах спорта) пренебрегают рекомендациями о процентном разделении нагрузок и либо отдельно учитывают занятия технико-тактической и общей направленности, либо вовсе не делают этого.

В спортивной борьбе довольно широкое распространение получила классификация нагрузок, приведенная в табл. 4.

Преимущество этой классификации перед рассмотренными выше в том, что здесь специфические средства, обладающие наибольшим воздействием, достаточно четко отделены от неспецифических. В результате тренеры могут контролировать и соответственно регулировать соотношение специфических и неспецифических средств в зависимости от состояний спортсменов, этапа подготовки и т. п.

Однако и в этой классификации есть существенные недостатки. Так, при распределении нагрузок не учитывается их направленность на совершенствование разных двигательных качеств. Например, в упражнениях с партнером кроме техники и тактики совершенствуются специфические двигательные качества борцов. При этом в зависимости от условия выполнения одного и того же упражнения его направленность будет различной. Если партнер А будет иметь больший вес, чем партнер Б, то проведение приема с достаточным интервалом отдыха между повторениями окажется полезным для воспитания силовых качеств; повторение этого же упражнения с партнером равного веса с укороченными интервалами отдыха будет воздействовать на совершенствование силовой выносливости.

Таким образом одно и то же специфическое упражнение, выполняемое с разными интенсивностью интервалами отдыха, числом повторений может быть направлено на совершенствование как технико-тактического мастерства, так и двигательных качеств. Последнее очень важно, так как в тренировке необходимо добиваться не просто повышения уровня развития ведущих двигательных качеств, но и, учитывая зависимости между ними, искать их оптимальное соотношение.

Следовательно, необходимы контроль и последующая классификация специфических и неспецифических средств подготовки в зависимости от их избирательного воздействия на то или иное двигательное качество.

Практически не получил сколько-нибудь заметного распространении контроль нагрузки в зависимости от координационной сложности упражнений. А так как влияние этого фактора в ряде случаев весьма велико, отсутствие тренировочных и соревновательных нагрузок, их координационной сложности может привести к просчетам в планировании.

Величина нагрузки обычно измеряется двумя показателями: объемом и интенсивностью. Их раздельный учет затрудняет последующее сопоставление параметров выполненной работы и величины ответных реакций различных систем организма. Кроме того, часто эти показатели оказываются малоинформативными. Например, А. В. Черняк (1978) показал, что объем нагрузки (тоннаж) и интенсивность (средний вес штанги) оказываются всегда большими у тяжелоатлетов более тяжелых весовых категории, а если сравниваются атлеты одного веса, — у более квалифицированных спортсменов. В лучшем положении всегда оказываются более тяжелые или более подготовленные спортсмены и поэтому объективно оценить нагрузку не удается.

Краткий анализ основных методических концепций контроля и классификации нагрузок в спорте показывает, что необходимо критерии, с помощью которых возможен как точный учет нагрузки спортсменов, так и анализ зарегистрированных в процессе контроля показателей.

 

 

НАПРАВЛЕННОСТЬ НАГРУЗКИ

 

В процессе выполнения любого физического упражнения развиваются и совершенствуются прежде всего те двигательные качества, от которых зависит его результат. Например, достижения в спринтерском беге обусловлены уровнем проявления быстроты и силы, в беге на средние дистанции — скоростной выносливости, в беге на длинные — выносливости. Поэтому тренировка в этих упражнениях должна быть направлена на совершенствование соответствующих двигательных качеств.

Однако это справедливо лишь для однократного выполнения заданий. Во всех других случаях тренирующее воздействие упражнений будет определяться соотношением их компонентов. При одном сочетании значений компонентов воздействие данного упражнения может быть направлено на совершенствование выносливости, при другом — быстроты и силы. Поэтому контроль направленности воздействия как характеристики нагрузки предполагает распределение упражнений на группы в зависимости от степени их влияния на развитие тех или иных двигательных качеств.

Прежде чем говорить о классификации нагрузки по направленности рассмотрим содержание понятия «компонент нагрузки».

Тренировочная нагрузка любого занятия должна обеспечивать не только нужную величину и направленность срочного тренировочного эффекта (СТЭ), но и его взаимодействие с тренировочными эффектами предшествующего и последующего занятий.

Известно, что взаимодействие упражнений разной направленности проявляется в том, что «биохимические сдвиги, вызываемые данным упражнением, будут зависеть от того, выполняется ли упражнение на «чистом» фоне, т. е. после достаточно продолжительного отдыха, или ему предшествует другое упражнение, последействие которого отражается на СТЭ выполняемого упражнения». ( Н.И. В о л к о в. ТиП, 1975, № 11, с. 28.) Различают три типа взаимодействий, при которых нагрузка предшествующего упражнения влияет на сдвиги, вызванные нагрузкой последующего упражнения:

а) положительное (усиливает сдвиги);

б) отрицательное (уменьшает сдвиги);

в) нейтральное (мало влияет на сдвиги).

Учет взаимодействия СТЭ упражнений разной направленности особенно важен потому, что «при неудачно выбранной последовательности выполнения упражнений конечный результат тренировки может оказаться совершенно противоположным запланированному» (Н. И. В о л к о в. ТиП, 1975, № 11, с. 28.).

Положительное взаимодействие проявляется, если в тренировочном занятии выполняются:

а) вначале алактатные анаэробные (скоростно-силовые), а затем — анаэробные гликолитические упражнения (упражнения на скоростную выносливость);

б) вначале алактатные анаэробные, а затем аэробные упражнения (упражнения на «общую» выносливость);

в) вначале анаэробные гликолитические (в небольшом объеме), а затем — аэробные упражнения.

При другом сочетании упражнений добиться положительного взаимодействия трудно, а подчас и невозможно. Так, если в занятии вначале выполнить в значительном объеме аэробные, а затем анаэробные гликолитические упражнения, то взаимодействие СТЭ будет отрицательным, и следовательно, тренировочное занятие будет малоэффективным.

Контроль физической нагрузки любых упражнений предполагает оценку значений компонентов нагрузки.

Н. И. Волков и В. М. Зациорский (1964), впервые рассмотревшие их содержание, предложили учитывать для контроля и планирования пять таких компонентов:

1) продолжительность упражнения (длина преодолеваемых отрезков);

2) интенсивность упражнения (или скорость передвижения во время выполнения упражнения);

З) продолжительность интервалов отдыха между упражнениями;

4) характер отдыха (заполненность пауз отдыха другими видами деятельности);

5) число повторений упражнения. Экспериментальные исследования показали, что в циклических видах спорта этот набор компонентов обеспечивает все многообразие способов контроля и регулирования нагрузки. В спортивных играх целесообразно дополнительно регистрировать:

1) координационную сложность выполняемого упражнения;

2) количество игроков, выполняющих упражнение;

3) размер площадки, на которой выполняется упражнение.

Рассмотрим влияние каждого компонента на организм спортсмена.

Интенсивность упражнения обусловливает величину и характер физиологических сдвигов.

Если интенсивность упражнений (бега, плавания, технико-тактических приемов в играх и единоборствах) невелика, то поглощение кислорода во время работы полностью удовлетворяет потребности организма и энерготраты сравнительно малы. Работа с такой интенсивностью получила название «субкритической».

При увеличении интенсивности выполнения упражнений наступает момент, когда запрос кислорода и его потребление уравниваются. Как правило это происходит когда текущее потребление кислорода спортсменом достигает уровня его максимальных аэробных возможностей; одновременно значительно увеличиваются энерготраты. долго работать в этих условиях можно только при полной мобилизации всех систем организма. Работа с такой интенсивностью (или скоростью) была названа «критической».

И, наконец, «надкритическая» скорость обусловливает значительное превышение кислородного запроса над потреблением. При выполнении упражнений с околопредельной интенсивностью даже небольшое увеличение скорости приводит к значительному повышению кисло родного запроса и резкому росту энергозатрат, достаточно показательны в этом плане данные В. С. Иванова (1970), исследовавшего зависимость между скоростью (интенсивностью) бега конькобежца 1 разряда и их энергозапросом (рис. 7). Видно, что с увеличением скорости бега с 9 м/с до 10 м/с О2—запрос повышается на 16 мл/кг-мин. Повышение скорости бега еще на 1 м/с приводит к росту этого показателя на 34 мл/кг-мин, наконец, при увеличении скорости с 11 до 12 м/с прирост О2— запроса стремительно возрастает, достигая 190 мл/кг-мин.

Аналогичная зависимость между мощностью работы и динамикой других показателей. На рис. 8 и 9 представлены данные Doll, Keul and Maiwald (1968), из которых видно, что увеличение интенсивности нагрузки от 50 до 100 вт вызывает незначительное повышение концентрации лактата в артериальной крови (рис. 8) и значений базисного эксцесса (рис. 9). Приращение мощности нагрузки со 100 до 150 вт и со 150 до 200 вт сопровождается экспоненциальным ростом и лактата, и ВЕ.

На рис. 10 представлена зависимость между величиной общего кислородного долга и мощностью упражнения, выполнявшегося в лабораторных условиях 12-ю квалифицированными спортсменами (Н. И. Волков, В. Н. Черемисинов, 1971). Видно, что О2—долг линейно возрастает, пока мощность работы невелика. С повышением ее уровня, когда потребление кислорода близко к максимальному, О2— долг также экспоненциально растет (Windham, Strydom и др., 1954).

 

Все сказанное хорошо подтверждается и результатами экспериментальных исследований, проведенных непосредственно на энергетике соревновательных упражнений. В частности, В. Н. Платонов показал, что плавание со скоростью 70% предельной вызывает энерготраты, составляющие только 25% максимально возможных (за максимально возможные принимались энерготраты плавания с предельной интенсивностью). Увеличение скорости плавания с 70 до 75% повышает затраты энергии на 4%, с 80 до 85% —уже на 9%, а с 90 до 95% и с 95 до100% энергозатраты возрастают соответственно на 16 и 27%. Таким образом, энергетические стоимости одинаковых по величине приростов скорости, но достигнутых в разных зонах интенсивности, существенно различны.

Оценка количественной меры подобных зависимостей в некоторых случаях весьма полезна для практики: например, появляется реальная возможность предсказывать величину срочного тренировочного эффекта или планировать интенсивность физической нагрузки (Davis, Convertino, 1975; Durnin, Passmore, 1967, Falls, 1968; Katch, Henry, 1972 и др.).

Продолжительность упражнения тесно связана со скоростью его выполнения, поэтому упражнения разной длительности обеспечиваются разными энергетическими механизмами.

Так, если работа кратковременна (до 1—2 мин), то она осуществляется за счет анаэробных источников энергии. При большей длительности работы начинают усиленно разворачиваться дыхательные процессы, связанные с аэробным образованием энергии. В табл. 9 приведено соотношение аэробных и анаэробных источников энергии для беговых упражнений разной длительности.

В других циклических упражнениях соотношение аэробной и анаэробной энергопродукции зависит не только от длительности упражнений, но и условий их выполнения. Например, энергетика плавания вольным стилем на 100 м на 43% определяется емкостью аэробных механизмов и на 57% — анаэробных. Для дистанций 200, 400 и 1500 м это соотношение будет соответственно 38%:62%, 21% :79%, 9% :91% (Н. Ж. Булгакова, 1978). В конькобежном спорте доля анаэробной энергопродукции наиболее значительна в беге на 500 м—70—90%, а для бега на 10000 м ее значение не превышает 5—10%

Представленные в табл. 9 соотношения характерны не только для циклических упражнений. Так, А.А. Шевилов и В.П. Климин (1979) показали, что при выполнении бросков чучела прогибом в темпе 7,5 броска/мин соотношение аэробной и анаэробной энергопродукции составляет 69 и 31%; увеличение темпа до 10 и 15 бросков/мин вызывает изменение указанного соотношения соответственно до 47 и 53% и 33 и 67%.

Относительную точность указанных соотношений хорошо подтверждает табл. 10, в которой представлены зависимости между результатами в беге и показателями, характеризующими аэробные и анаэробные возможности.

Из таблицы видно, что в беге на 100—400 м результат обусловлен величиной максимального О2— долга, которая отражает вклад анаэробных источников энергии в общую энергопродукцию. Доля аэробного компонента в этих упражнениях незначительна, но уже в беге на 800 и 1500 м она увеличивается достигая максимума в беге на 5 и 10 км.

Следует отметить, что в упражнениях длительностью 3—5 мин (бег на 1500 м, плавание на 400 м и т. д.) указанные соотношения аэробной и анаэробной энергопродукции справедливы с известными ограничениями. Так как интенсивность таких упражнений достаточно велика, а аэробные процессы достигают максимума не сразу, то в начале их выполнения подавляющая часть энергии (а не 50—60 %) поставляется за счет анаэробного ресинтеза. Косвенно об этом свидетельствуют величины О2 — запроса, полученные В. В. Михайловым в лабораторных условиях (табл. 11).

Как видно из таблицы, в первые 15 с работы величина О2—запроса более чем вдвое превосходит аналогичные значения для 2—4 мин. Такая динамика О2—запроса отражает постепенное уменьшение доли анаэробных источников энергопродукции и повышение аэробных.

На рис. 11 показана динамика О2 — долга в зависимости от длительности работы. Однако видно, что если мощность работы невелика, а текущее О2 — потребление не превышает максимального, то О2—долг достигает своих наибольших значений к 8—10 мин (до 6 л) и затем медленно уменьшается до 3—4 л в течение часовой работы.

Совершенно иной оказывается эта зависимость при значительном увеличении мощности работы: величина О2 — долга экспоненциально возрастает, достигая уровня свыше 15 л к началу второй минуты. К этому же времени (между 1 и 2 мин работы субмаксимальной мощности) достигают своего максимума ЧСС и концентрация лактата в крови (рис. 12). Даже некоторое снижение мощности нагрузки (тест—работа на гребном эргометре, по структуре моделирующая соревновательную дистанцию 2 км) в течение последующих 5 мин работы не приводит к снижению указанных показателей.

Такова же динамика и других показателей, и это позволяет говорить о том, что увеличение длительности работы может влиять на организм спортсмена двояко

1) если мощность упражнения не превышает МПК, то после периода врабатывания наблюдается умеренное повышение уровня функционирования всех систем организма. При продолжении работы величина сдвигов стабилизируется, а затем немного уменьшается;

2) при высокой мощности работы наблюдается экспоненциальное увеличение ответных реакций, превышающее возможности организма. Значительные энерготраты приводят к утомлению и вызывают снижение скорости. В опытах, проведенных В. В. Михайловым (1972, 1973), обследовались велосипедисты I разряда и мастера спорта. Они выполняли на велоэргометре в течение 4 мин 15 с работу переменной мощности (модель командной гонки преследования на треке на 4000 м). В периодах ра­боты 0—15 с, 60—75 с, 120—135 с, 180—195 с, 240—255 с интенсивность нагрузки была высокой (1530— 1729 кгм/мин); в остальное время — пониженной (1224—1376 кгм/мин). Влияние утомления на О2— стои­мость одинаковой по физической интенсивности, но вы­полняемую в разных стадиях утомления мышечной ра­боты, представлена в табл. 12.

Видно, что О2 — стоимость стандартных по продолжительности и мощности периодов работы в состоянии утомления увеличивалась на 104—176%, О2 — запрос воз­растал более чем вдвое, частота дыхания — на 15—40% и т. д. Все это, естественно, приводило к более высоким удельным затратам энергии.

Одинаковые по длительности и средней интенсивности нагрузки, но выполняемые либо однократно непрерывно, либо повторно, будут вызывать разные по величине и направленности срочные тренировочные эффекты (Fox, Robinson, Wiegman, 1969).

Указанные особенности необходимо учитывать при классификации нагрузок в зависимости от их длитель­ности; кроме того, дифференцированный учет нагрузок разной продолжительности и мощности позволяет выя­вить такое их оптимальное соотношение, при котором бу­дет достигаться максимальный тренировочный эффект.

Продолжительность интервалов отдыха между упражнениями во многом определяет величи­ну и характер сдвигов, вызванных нагрузкой в организ­ме. В периоды отдыха при повторной или интервальной работе происходит восстановление, протекание которого зависит от длительности упражнений и интенсивности их выполнения, а также от особенностей функционирования систем организма, обеспечивающих эффективность ра­боты.

 

По данным разных авторов, систематизированным В. М. Зациорским (1966), восстановление в периоды от­дыха характеризуется тремя особенностями:

1) скорость восстановительных процессов неодина­кова: сначала восстановление идет быстро, потом замедляется. достаточно наглядно отмеченная особенность видна на рис. 13 (Lamb, 1978), из которого следует, что большая часть О2—долга «оплачивается» в первые 2— 3 мин восстановления; далее скорость «оплаты» заметно снижается. Точно такой же оказывается восстановительная динамика и других функций (Belcastro, Bonen, 1975; Conzolzano, Johnson, Pecora, 1963);

2) различные показатели восстанавливаются через разное время. Например, по данным В.В. Михайлова, исходный уровень О2 - потребления после нагрузки достигался к 9—30 мин отдыха у новичков и к 24—40 мин — у мастеров. ЧСС у новичков, и у мастеров нормализовалась только к 40 мин;

3) в процессе восстановления наблюдаются фазовые изменения работоспособности и отдельных показателей (рис. 14). Необходимо отметить также, что динамика восстановительных процессов в значительной степени определяется уровнем спортивной квалификации, а при равной тренированности в данный момент (рис. 15).

При одинаковых длительности и интенсивности работы и разных интервалах отдыха тренирующее воздействие упражнений будет разнонаправлено (табл. 13).

Определение оптимальных по длительности интервалов отдыха между повторениями упражнении имеет большое значение во всех видах спорта, но особенно велико оно в легкоатлетическом спринте. дело в том, что Скорость пробегания отрезков (в основном до 80 м) должна быть максимальной, а это возможно лишь в условиях относительно полного восстановления, которое, как известно, в этом случае определяется скоростью оплаты О2— долга (Margaria, 1963, В. М. Зациорский, 1966).

Ил. Илиев (1975) предложил относительно простой способ нахождения таких интервалов. В его экспериментах спринтеры разной квалификации (от новичков до мастеров спорта) пробегали в тренировочных занятиях по 4 раза с максимальной скоростью отрезки от 30 до 80 м. длительность интервалов отдыха либо определялась по самочувствию самим спортсменом, либо регулировалась в пределах 2—10 мин тренером.

Автор, рассчитан зависимость между временем пробежек и временем отдыха (r = 0,46), составил два ураdнения регрессии:

1) Y =10,2+4,6 Х (для мастеров спорта),

2) Y =70,6+5,53 Х (для новичков и спортсменов III разряда), где Y—искомая длительности интервалов отдыха, с; Х—длина пробегаемых отрезков, м.

Определенные по этим уравнениям оптимальные интервалы отдыха представлены в табл. 14.

Весьма важен и тот факт, что в начальные моменты отдыха уровень функционирования некоторых систем организма оказывается большим, чем к концу работы. Например, из рис. 8 видно, что концентрация лактата артериальной крови достигает своего максимума к 3 мин восстановления. Такими же, по данным Rheidele и Roskam (1960) оказываются и значения показателей, характеризующих эффективность работы cсердечно-сосудистой системы.

Характер отдыха в паузах между попытками в определенной степени влияет на восстановительные процессы. Заполнение интервалов отдыха какой-либо работой позволяет поддерживать на определенном уровне функционирование различных систем организма лишь в том случае, если мощность этой работы достаточно велика (как, например в переменном беге, фартлеке и т. д.). Если же работа выполняется повторно и интенсивность нагрузки в интервалах отдыха невелика, то ее влияние на уровень функционирования незначительно. Достаточно хорошо это показано в экспериментах Katch, Gillman, Weltman (1978). 14 хорошо подготовленных спортсменов выполняли на велоэргометре через день 2 одинаковых нагрузки максимальной мощности длительностью 60 с . После одной из них они отдыхали активно (вращая педали эргометра без нагрузки, 50 об/мин) после другой - пассивно. В течение 10 мин восстановления измеряли динамику О2— потребления и ЧСС (рис. 16). Видно, что обе кривые, характеризующие скорость восстановительных процессов изменяются однонаправлено, различия между любой парой значений О2 — потребления в любой момент восстановления незначительны и по данным авторов статистически недостоверны.

Количество повторений упражнения (при фиксированных значениях их мощности, длительности и величины интервалов отдыха) определяет суммарную величину ответных реакций организма. Из рис. 17 видно, что от повторения к повторению уменьшаются запасы энергосодержащих веществ (креатинфосфата и мышечного гликогена). Зато увеличиваются, достигая максимума к 4—5-му повторению, концентрация молочной кислоты крови и мышц, значение О2 — дефицита. Можно полагать, что работа в таких условиях оказывает резко выраженный тренирующий эффект как на аэробные, так и на анаэробные функции.

Координационная сложность упражнения — фактор, существенно влияющий на показатели функциональных систем организма при выполнении работы. Особенно, по-видимому, это касается деятельности регулирующих движения функций, так как в этих условиях резко возрастает возможность ошибок.

Количество спортсменов, выполняющих упражнение, и размер площадки также являются специфическими компонентами, с помощью которых можно контролировать и регулировать нагрузку в спортивных играх. Изменение этих компонентов приводит к повышению или снижению координационной сложности двигательных заданий, длины и количества отрезков, пробегаемых при выполнении технико-тактических упражнений и т.п.

Учет и классификация нагрузок в соответствии со значениями компонентов являются весьма важными. Если тренер, регистрируя нагрузку, записывает: 10 сентября — 10 Х 1000, 11 сентября – бег 7 км со средней скоростью и т. д., то анализировать подобные записи практически невозможно. Необходимо помнить, что изменение значений одного, а тем более нескольких компонентов нагрузки приводит к значительным изменениям величины и направленности срочных тренировочных эффектов.

Рассмотрим результаты исследования, в котором сопоставлялись изменения значений компонентов физической нагрузки с величиной физиологических показателей (табл. 15).

Видно, что максимальным и минимальным значениям компонентов соответствуют максимальные и минимальные значения физиологических критериев, что вполне естественно и не требует объяснений. В то же время имеются такие варианты выполнения упражнений, когда физиологическая нагрузка близка к предельной, а физическая—далека от максимума. Например, величины О2 — долга и его фракций околопредельны даже в тех случаях, когда интенсивность и продолжительность упражнений (опыт 5) или продолжительность упражнения и число его повторений (опыт 2) невелики. Таким образом, как это видно из данных табл. 15, изменение значений того или иного компонента сказывается на величине срочного тренировочного эффекта. Поэтому регистрируя нагрузку на занятиях, надо указывать значения каждого из них.

В табл. 16 приведена классификация нагрузок по направленности в зависимости от соотношений величин компонентов.

Такое распределение тренировочных нагрузок отражает специфику энергообеспечения работ разной мощности и продолжительности Так, в аэробных упражнениях анаэробное образование энергии возможно лишь в самом начале деятельности. дыхательной и сердечнососудистой системам нужно некоторое время для выхода на уровень производительности, обусловленный скоростью выполнения упражнения. В этот промежуток и подключаются механизмы анаэробной энергопродукции, но затем их участие сводится к минимуму.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.245.255 (0.031 с.)