СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОСТЬ НАГРУЗКИ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОСТЬ НАГРУЗКИ



 

Специализированность нагрузки предполагает распределение тренировочных упражнений на группы в зависимости от степени их сходства с соревновательным. По этому признаку все тренировочные средства разделяются на специфические и неспецифические, что весьма важно для практики: упражнения первой группы обладают наибольшим тренирующим воздействием и используются как средства специальной подготовки. Их применение обеспечивает прямой и положительный перенос навыков и двигательных качеств, и как следствие — быстрый рост спортивно-технических результатов. Специфический тренирующий эффект упражнений второй группы незначителен и поэтому они используются только как средства общей подготовки.

К специфическим (специально-подготовительным) относят упражнения, включающие «...элементы соревновательных действий, их варианты, а также действия, существенно сходные с ними по форме и характеру проявляемых способностей». (Л.П. Матвеев. Основы спортивной тренировки. М., ФиС 1977, с. 34.).

Оценить существенность сходства тренировочных упражнений с соревновательными не просто, так как необходимо сопоставить их кинематические, динамические и энергетические характеристики.

В некоторых видах спорта величина специализированности нагрузки определяется по соответствию внешних признаков соревновательного и тренировочного упражнений. Например, на рис. 3 видно, что основные упражнения стрелков разделены на 6 групп. Самые простые, выполняемые без оружия, оцениваются в один балл, а «нагрузочная стоимость» последующих возрастает пропорционально величине их специализированности.

Однако использование такого подхода имеет ограниченный характер, так как акцент только на совпадение внешних (амплитудно-траекторных) признаков может в ряде случаев привести к неверным выводам, и в результате — к неверному распределению средств по величине тренирующего эффекта. Так, гребок в воде во время плавания и гребок на суше с резиновыми амортизаторами весьма сходных по форме, но усилия, развиваемые в этих движениях, совпадают мало (рис. 4). Во время плавания максимальные усилия поддерживаются практически в диапазоне всего гребка, в то время как в упражнении на суше максимум силы достигается только к концу движения. Следовательно, использование в тренировочных занятиях таких упражнений будет развивать, и совершенствовать совсем не ту силу, которая необходима для повышения скорости плавания.

Понятно поэтому, что квалифицированные пловцы стали меньше упражняться с резиновыми амортизаторами; зато резко возрос удельный вес упражнений на суше с блочными устройствами изокинетического типа — «экзерджени», «изоджим», «свиммулятор» и т. п. Сила в таких движениях по своей структуре очень близка к той, что проявляется в соревновательном упражнении (Counsilmen, 1959).

Это симптоматично не только для плавания. Выполнение любых соревновательных упражнений, но в несколько затрудненных или облегченных условиях, сказывается на их кинематике и динамике и, следовательно, на величине воздействия нагрузки на организм спортсмена (Н. Г. Озолин, 1970).

Средства используемые в тренировочных занятиях, весьма разнообразны: только в плавании в качестве тренировочных применяют упражнения на суше с резиновыми амортизаторами, эспандерами, блочными устройствами, гантелями, штангой и набивными мячами. Кроме того, пловцы много бегают и занимаются греблей. Объем средств, выполняемых пловцами на суше, в конце 60-х годов составлял примерно 40-50 % общего объема нагрузки, в 70-е годы его величина несколько уменьшилась, но также оставалась весьма значительной. Понятно стремление специалистов по плаванию выделить специфические и неспецифические тренировочные упражнения. Одним из самых перспективных путей в плавании оказалось сопоставление электромиографических (ЭМГ) характеристик работы мышц в соревновательном и в тренировочных упражнениях.

Одними из первых это сделали Ikai, Ishii, Miashita в 1964 г., а также Г.А. Щавлев (1965) и В.В. Белоковский (1968). Эти исследователи установили, что главная роль в начале гребка в плавании кролем принадлежит широчайшей мышце спины, большой круглой и трехглавой мышце плеча, а сгибатели кисти, двуглавая плеча и большая трудная включаются в работу позднее; дельтовидная и трапециевидная мышцы работают только во второй части гребка. На основании этого специалисты плавания предположили, что наиболее эффективными должны оказаться тренировочные упражнения, последовательность работы мышц, при выполнении которых близка к описанной выше.

Найти такие упражнения удалось Ю. В. Мелькову (1973), который одновременно регистрировал ЭМГ-активность 11-ти мышц и с помощью киноциклографии – внешнюю картину движений (рис. 5). Он определил показатели траекторий и углов сегментов руки, выполняющей гребок, а также характер распределения мышечных усилий. (Не вдаваясь в подробное обсуждение фактического материала, отметим, что полностью воспроизвести данные Ikai и других Ю.В. Мелькову не удалось: в начале гребка наибольшая активность отмечалась в большой круглой, двуглавой и широчайшей мышцах, в то время как трехглавая, дельтовидная и трапециевидная включались в работу во второй половине гребка. Кроме того, отмечалась сравнительно большая меж- и внутрииндивидуальная вариативность ЭМГ – показателей).

Затем с помощью электромиографической и киноциклографической методик были определены аналогичные характеристики тренировочных упражнений пловцов. На суше: 4 упражнения с блочным устройством «экзерджени» с силой трения капронового шнура 13 кг; 7 — с резиновыми амортизаторами с силой натяжения до 8 кг; 11 — со штангой массой 18 кг; 8 изометрических упражнений и 2 — с отягощением весом тела. В воде были проанализированы: плавание на одних руках с лопатками на кистях; плавание с отягощением на поясе в виде свинцовых прокладок массой 3 кг; плавание с добавочным сопротивлением, создающимся алюминиевыми щитками размером 12х30 см; плавание с буксировкой партнера массой 74-76 кг; плавание с растяжением укрепленного на стартовой тумбе резинового амортизатора. Всего было исследовано 45 упражнений на суше и в воде. Их выполняли 7 мастеров спорта международного класса и 10 мастеров спорта. Показатели ЭМГ - активности мышц и киноциклограмм всех 45-ти упражнений сопоставлялись с аналогичными показателями, зарегистрированными при плавании кролем с соревновательной скоростью.

 

Выявлено, что все исследованные упражнения на суше необходимо разделить на 3 группы. К первой можно отнести некоторые изометрические упражнения и движения с устройством «экзерджени», при выполнении которых максимальные мышечные напряжения зарегистрированы в основной части движения. Вторая группа – это упражнения с набивными мячами и резиновыми амортизаторами, в которых максимум усилий приходится на вторую половину движений. И, наконец, третья группа — это упражнения со штангой и гантелями, в которых мышцы вначале развивают значительные напряжения, сохраняющиеся на протяжении всего движения.

Необходимо отметить, что при выполнении движений на суше мышцы, как правило, включаются в работу раньше, чем при выполнении гребка в плавании. Кроме того, в некоторых тренировочных упражнениях с амортизаторами и гантелями активность «гребковых» мышц либо отсутствовала, либо была крайне незначительной. То же самое можно сказать и про некоторые упражнения со штангой, при выполнении которых наиболее важные для плавания мышцы вообще не проявляли заметных напряжений.

Таким образом, сопоставив электромиографические и биомеханические характеристики гребков в плавании и упражнений на суше, удалось установить, что часто структура работы мышц при гребке и при выполнении упражнения не совпадает. Использование таких упражнений оправдано лишь для новичков в процессе их разносторонней подготовки. В тренировке же квалифицированных пловцов систематическое применение значительного количества таких упражнений в лучшем случае никак не скажется на спортивных результатах; в худшем увеличение силы (и объема) мышечных групп, пассивных при выполнении гребка, может ухудшить координацию движений спортсменов или их гидродинамические свойства. Зная все это, в тренировке можно подобрать упражнения на суше, воздействующие на развитие силы прежде всего «гребковых» мышц либо во всем диапазоне движения, либо в определенной его части.

При выполнении тренировочных упражнений в воде с различными сопротивлениями и отягощениями, характер работы мышц и их биомеханические показатели мало отличались оттого, что наблюдается при плавании кролем с соревновательной скоростью. Следовательно, такие упражнения сказываются на совершенствовании специфических для плавания силы и силовой выносливости, и их целесообразно относить к специализированным. Естественно, при выполнении этих упражнений значения компонентов нагрузки должны быть такими, чтобы напряженность вегетативных систем была близкой к тому, что наблюдается в плавании.

Упражнения, классифицированные в ходе описанного выше анализа, прошли экспериментальную проверку в условиях педагогического эксперимента (Ю. В. Мельков, И. М. Козлов, М. А. Годик, 1973, 1979). Из них был составлен комплекс (рис. 6), включающий: движения с использованием блочных аппаратов «экзерджени» (упражнения 2, 4, 7); упражнения с резиновыми амортизаторами (4, 5), гантелями и штангой (8, 9); изометрические упражнения (11), а также упражнения силового характера с отягощениями собственной массой пловца (6, 12) и упражнения для развития гибкости (3, 10).

Упражнения на суше выполнялись по круговому методу. В воде, кроме плавания в обычной координации использовали плавание с сопротивлением, создаваемым алюминиевыми щитками, и плавание с лопатками.

В тренировочных занятиях участвовали 2 однородные по спортивной подготовленности группы по‚ 12 человек в каждой (по 6 мастеров спорта и кандидатов в мастера, 5 спортсменов I и I—II разряда). Первая группа в тренировках использовала перечисленные выше упражнения. Нагрузка второй группы по величине и физиологической направленности соответствовала аналогичным характеристикам первой, но упражнения на суше были подобраны из числа традиционно используемых в плавании.

В начале и в конце 9-недельного тренировочного периода спортсмены тестировались. В процессе тестирования измерялся результат в плавании на 100 м, а также достижения в упражнениях на суше (подтягивание на перекладине хватом сверху; жим штанги; статическая сила руки в начале, середине и конце «гребка»; имитационные движения в темпе 60 циклов/мин с сопротивлением 13 кг) и в воде (сила тяги, плавание 25 м избранным способом, плавание 4х25 м с отдыхом 10 с.).

Анализ показал улучшение результатов почти у всех спортсменов по всем тестам, однако абсолютные значения приростов в группах по некоторым из них были неодинаковы. Во-первых, спортсмены, тренировавшиеся с использованием специализированного комплекса упражнений, стали значительно быстрее проплывать свою основную дистанцию; во-вторых, у них существенно повысились силовые достижения в гребке и в тяге. Приросты же в неспецифических тестах (подтягивание, жим штанги) в обеих группах были примерно одинаковы.

Таким образом, целенаправленное использование упражнений, сходных по структуре проявления силы с плаванием, привело к заметному повышению специальной силы пловцов. Это произошло, несмотря на то, что полного совпадения ЭМГ и биомеханических показателей в плавании и упражнениях комплекса не было. Но когда эти упражнения применялись так, чтобы, например, первое из них воздействовало на силу мышц, работающих в начале, второе—в середине и третье—в конце гребка, то эффективность такого совместного воздействия резко увеличивалась. Кроме того, сила и силовая выносливость, приобретенные при выполнении комплекса упражнений на суше, трансформировались в специфические качества пловца после многократного плавания с лопатками и дополнительными сопротивлениями.

А. А. Лукашев (1970) аналогично определял структуру межмышечной координации при выполнении рынка 35 тяжелоатлетами высокой квалификации. Фиксировалась ЭМГ - активность 11-ти мышц: трехглавой мышц плеча, разгибателей кисти и пальцев, сгибателей кисти и пальцев, двуглавой мышцы плеча, трапециевидной, дельтовидной, камбаловидной мышц, четырехглавой бедра, выпрямителя позвоночника, двуглавой бедра, широчайшей мышцы спины. Удалось выявить общую схему последовательности работы мышц при выполнении рывка и определить, что электрическая активность мышц имеет залповый характер при этом каждая мышечная группа включается в работу от одного до трех раз. Координационная структура рывка характеризуется последовательностью включения в работу разгибателей нижних конечностей, затем - туловища и рук.

Оценка характера работы мышц при выполнении такой фазы рывка, как подрыв, позволила выбрать упражнения, в которых мышцы работают в том же, что и при рывке (баллистическом) режиме: спрыгивания с различной высоты с последующим выпрыгиванием, тройной и серийные прыжки, прыжки на козла с подскока, прыжки со штангой на плечах. Использование в тренировке этих упражнений может улучшить координацию работы мышц во время подрыва, что в свою очередь создаст благоприятные условия для выполнения остальных фаз рынка.

Регистрация ЭМГ - активности мышц и создание ЭМГ - профиля упражнений оказались эффективными и в процессе подбора специальных упражнений спринтеров (В. М. Корецкий, В. Михайлов, Т. Михайлова, 1977). Общая последовательность работы была такой же, как и в описанных выше случаях: вначале получили ЭМГ - профиль спринтерского бега, затем ЭМГ - профили вспомогательных упражнений. После этого, сопоставляя характер работы мышц в соревновательном и тренировочном упражнениях, определяли уровень последнего. Так были отобраны ходьба выпадами, прыжки с задержкой, ходьба с высоким подниманием бедра.

В легкоатлетическом спринте оценка специализированности тренировочных нагрузок имеет особое значение. В этом виде легкой атлетики немного упражнений обладающих выраженным специализированным воздействием. Более того, упражнения, используемые как специализированные в подготовке начинающих спортсменов, могут не оказаться такими для мастеров спорта. Причина этого заключается, по – видимому, в следующем. Как известно, результат в соревновательном упражнении обусловлен многими факторами. Приближенный «вес» каждого из них можно определить по величине коэффициентов «переноса» между результатом в соревновательном упражнении и значениями компонентов этого упражнения отражающих тот или иной фактор.

Различие структур корреляционных матриц новичков и квалифицированных спортсменов будет указывать на необходимость специализированного воздействия на соответствующий фактор в тренировочных занятиях. Это утверждение хорошо согласуется с результатами эксперимента, проведенного автором совместно с Э. Р. Андрисом и Г. Г. Арзумановым (1979).

По спидограммам спринтерского бега, зарегистрированным в ходе контрольных соревнований, рассчитывали: время реакции бегуна на старте—ВР, время достижения максимума скорости — tдVmax, уровень максимальной скорости — Vmax, длительность ее удержания — tуVmax, скорость бега на последних 5 м дистанции — Vф, время падения скорости на финише tпVmax.Кроме временных характеристик измерялись расстояния, на которых достигалась, поддерживалась и снижалась максимальная скорость (SдVmax, SуVmax,SпVmax). Коэффициенты корреляции между этими показателями и результатами в беге на 100 м для спортсменов и спортсменок трех квалификационных групп (кандидаты в мастера спорта — I разряда II—III разряд, новички) представлены в табл. 5.

Каждый из компонентов характеризует одно из проявлений двигательных качеств спринтеров: tдVmax — быстроту стартового разгона, Vmax — абсолютные скоростные возможности, tпVmax — спринтерскую выносливость и т. д. Согласно современным научным представлениям все эти проявления относительно независимы (Henry, 1952; Clarke, Henry, 1961; В. М. Зациорский, М. А. Годик, 1966; М. А. Годик, 1966) и поэтому в тренировочных занятиях необходимо использовать упражнения, избирательно воздействующие на проявления двигательных качеств спринтеров.

Структура коэффициентов корреляции позволяет определить что для новичков специализированными будут упражнения направленные на совершенствование: 1) быстроты стартового разгона; 2) скоростной выносливости спринтера 3) уровня максимальной скорости; 4) увеличения времени ее удержания. Для спортсменов I разряда к специализированным можно отнести только упражнения второй и третьей групп.

Полученные данные не являются окончательными, так как в их основе лежат групповые (межклассовые) различия, которые не всегда соответствуют индивидуальным (внутриклассовым). В этом же эксперименте группа спринтеров I разряда тестировалась в соревновательных условиях 15—25 раз, что позволило рассчитать индивидуальные корреляционные зависимости между спортивными результатами и значениями структурных компонентов (табл. 6).

 

Видно, что только у одного спортсмена структура коэффициентов корреляции близка к среднегрупповой, у остальных же совпадения отмечаются только по коэффициентам, соответствующим Vmax.

Это позволяет предположить, что специализированными для всех спортсменов этой группы будут упражнения, направленные на повышение максимальной скорости бега и в определенной степени — на совершенствование скоростной выносливости. К индивидуальным, специализированным для спринтера 1 можно отнести упражнения, направленные на совершенствование быстроты старта, а для спринтера 2—на увеличение времени удержания максимальной скорости.

Аналогичные результаты, полученные в толкании ядра (Ан. А. Шалманов, 1977), в футболе (Г. С. Зонин, 1975) и других видах спорта, указывают, что индивидуализация контроля нагрузок возможна при регистрации групповых и индивидуально-специализированных тренировочных упражнений.

Выше указывалось, что специализированные тренировочные упражнения должны воздействовать прежде всего на факторы, обусловливающие результат в соревновательном упражнении. Установлено, что результат в спринтерском беге примерно в равной степени зависит от длины и частоты (темпа) шагов (Ю. Н. Примаков, 1969 и др.). Поэтому в тренировочные занятия спринтеров необходимо включать упражнения, воздействующие на их совершенствование. Практика показывает, что существенно повысить темп часто не удается, особенно трудно это сделать спортсменам высокой квалификации. Возможно, что одной из причин этого является невысокий уровень специализированности используемых тренировочных упражнений.

В совместном с А. Н. Гонтаренко (1973) исследовании специализированность некоторых скоростных упражнений автор определял по результатам 10-недельного эксперимента, в ходе которого 2 группы спортсменов выполнили одинаковые объемы скоростной работы. При этом первая группа в качестве основного использовала повторный бег е максимальной скоростью на отрезках 40—50 м, а вторая применяла «пульсирующий» бег на отрезках 100—120 м (с 4—5-ю ускорениями по 10—12 м каждое). До и после тренировочного периода измерялось время бега на 100 м и темп на участках дистанции (табл. 7).

Видно, что спортсмены в обеих группах улучшили свои результаты по всем показателям, но больший прирост был зарегистрирован у бегунов, применявших повторный бег с максимальной скоростью. Более высокий тренировочный эффект (а следовательно, и большая специализированность) повторного бега на отрезках 40— 50 м сказался не только на результате соревновательного упражнения но прежде всего на темпе бега во второй половине дистанции.

Довольно часты (особенно в спортивных играх) случаи, когда тренировочные упражнения внешне моделируют по своей технико-тактической направленности соревновательное упражнение и поэтому, казалось бы, их можно отнести в разряд специализированных. Однако регистрация частоты сердечных сокращений (ЧСС) или любого другого физиологического критерия показывает, что соответствия между интенсивностью соревновательной

Игры и интенсивностью этих упражнений нет. В игре средняя ЧСС у игроков разных амплуа составляет 170— 177 уд/мин, а при выполнении упражнений она оказывается значительно меньшей. Так, по данным В. С. Келлера и В. В. Соломонко (1970), ЧСС в ударах по воротам со скрещиванием и пассивным сопротивлением составляет 108—142 уд/мин, в ударах по воротам с рынком на мяч, поданный с края,—до 156 уд/мин, в ударах по воротам с 11 м—150—180 уд/мин.

Сделать эти упражнения по-настоящему специализированными можно лишь тогда, когда условия их выполнения (скорость перемещения игроков, активное сопротивление партнеров и т. п.) будут максимально приближены к игровым.

Следует отметить, что этот пример в значительной степени типичен не только для футбола, во и для других спортивных игр. Например, М. А. Годик и В. И. Изаак (1971) регистрировали нагрузки квалифицированных гандболистов и установили, что только 14% передач мяча выполнялись в условиях, близких к игровым. Такую ситуацию авторы назвали опасным несоответствием характер а тренировочной нагрузки требованиям игры.

Контроль специализированности тренировочных нагрузок, по-видимому, наиболее важен, так как он связан с оценкой качества, тренировочной работы. Обычно работу тренера считают хорошей, если его ученики, показывая высокие результаты, выполняют большие объемы нагрузок. Но такая оценка является односторонней до тех пор, пока не определено отношение специфической работы к неспецифической. Качественно лучшей тренировочной работой для высококвалифицированных атлетов можно признать ту, при выполнении которой наибольшим был объем специализированной нагрузки. Так, достижения В. Борзова обусловлены не только его талантом и трудолюбием, но и тем, что при равном (а иногда и значительно меньшем) с другими спринтерами общем объеме нагрузки доля специализированной была у него в несколько раз большей.

Другой пример. Хроническое отставание наших футболистов в технико-тактическом мастерстве объясняется вовсе не тем, что они тренируются значительно меньше своих зарубежных коллег. Из-за плохих полей в ДЮСШ и отсутствия тренажерных устройств доля специализированной нагрузки юных футболистов невелика. В командах мастеров, как показывают наблюдения, она также не соответствует должному уровню. Например, в подготовительном периоде (его длительность в 1970—1978 гг. составляла примерно 100 дней) доля специализированных технико-тактических упражнений не превышала 10— 50%.

В тех видах спорта, где мастерство спортсмена определяется объемом, разносторонностью и эффективностью техники (гимнастика, акробатика, фигурное катание и т. п.), оценка специализированности нагрузки приобретает специфические особенности. Как известно, на занятиях по этим видам спорта постоянно осваиваются и совершенствуются разнообразные упражнения (элементы связки, комбинации). Эффективность овладения ими зависит от степени на основании величины, которой происходит группировка упражнений и выбирается последовательность обучения. Определять в этих случаях сходство по кинематическим, динамическим и энергетическим характеристикам весьма трудно. Более оправдано здесь сопоставление структурных компонентов техники движения. Именно такой подход был использован В. Е. Загладой (1973), который расчленял некоторые акробатические упражнения (твист, колпинское, полпируэта) в зависимости от предварительных действий, исходного положения, способа отталкивания, положения тела в полете и приземления перехода к следующим действиям и так далее. Последующий анализ позволил, например, определить степень совпадения твиста и колпинского по предварительному действию (оба выполняются после курбета), исходному положению (спиной к направлению движения), отталкиванию (двумя ногами), повороту кругом (ранний спорный), большей части сальто (выполняется вперед). Различным оказывается положение тела в полете (в твисте — группированное, согнутое, в колпинском - прогнутое).

Классифицировать такие упражнения следует, по-видимому, по количеству совпадающих компонентов (чем их больше, тем более специализированы по отношению друг к другу классифицируемые упражнения).

Одним из методов оценки является определение так называемого коэффициента переноса тренированности (В. М. 3ациорский, Л. М. Райцин, 1974). Суть его заключается в определении того, «...насколько тренировочный эффект, достигнутый во вспомогательных упражнениях, сказывается на результатах основного спортивного движения». (В.М. Зациорский, Л М. Райцин. ТиП, 1974, № б, с. 8.). Рассмотрим использование такого подхода на следующем примере.

На установке позволяющей измерять силу мышц-разгибателей ног в изометрическом режиме определяли ее значения в диапазоне изменения угла в коленном суставе от 50° до 150° (через каждые 20°). Тестирование испытуемых проводилось дважды до и после эксперимента, в ходе которого 1 группа тренировала силу в положении коленного сустава 700, и — 130°. Результаты эксперимента представлены в табл. 8.

Видно, что в обеих группах прирост силы есть во всем диапазоне измерений. Однако значения нормированных приростов и коэффициентов переноса показывают, что тренировка силы в положении, когда угол в коленном суставе равен 70°, оказалась более эффективной, для повышения силы во всех других положениях.

Таким образом, тренировочное упражнение, в котором сила тренируется в положении глубокого приседа, оказывается более специализированным. Влияние положения полуприседа на рост силы во всем диапазоне движения невелико, и сила после тренировок при угле в 130° увеличивается больше всего в этом и близких к этому углах.

Регистрируя нагрузку и определяя соотношения специализированных и неспециализированных тренировочных средств, тренер должен сопоставлять полученную величину с эталонным, модельным значением. В каждом виде спорта величина его, естественно, будет различной; кроме того, она будет меняться по мере повышения квалификации спортсмена и на разных этапах больших циклов (Д.А. Аросьев, 1969). Если у новичков и малоквалифицированных спортсменов практически любое тренировочное упражнение способно оказать тренирующее воздействие, то в подготовке мастеров спорта чрезмерно большой удельный вес средств неспециализированной подготовки пользы не принесет

 

 

НАПРАВЛЕННОСТЬ НАГРУЗКИ

 

В процессе выполнения любого физического упражнения развиваются и совершенствуются прежде всего те двигательные качества, от которых зависит его результат. Например, достижения в спринтерском беге обусловлены уровнем проявления быстроты и силы, в беге на средние дистанции — скоростной выносливости, в беге на длинные — выносливости. Поэтому тренировка в этих упражнениях должна быть направлена на совершенствование соответствующих двигательных качеств.

Однако это справедливо лишь для однократного выполнения заданий. Во всех других случаях тренирующее воздействие упражнений будет определяться соотношением их компонентов. При одном сочетании значений компонентов воздействие данного упражнения может быть направлено на совершенствование выносливости, при другом — быстроты и силы. Поэтому контроль направленности воздействия как характеристики нагрузки предполагает распределение упражнений на группы в зависимости от степени их влияния на развитие тех или иных двигательных качеств.

Прежде чем говорить о классификации нагрузки по направленности рассмотрим содержание понятия «компонент нагрузки».

Тренировочная нагрузка любого занятия должна обеспечивать не только нужную величину и направленность срочного тренировочного эффекта (СТЭ), но и его взаимодействие с тренировочными эффектами предшествующего и последующего занятий.

Известно, что взаимодействие упражнений разной направленности проявляется в том, что «биохимические сдвиги, вызываемые данным упражнением, будут зависеть от того, выполняется ли упражнение на «чистом» фоне, т. е. после достаточно продолжительного отдыха, или ему предшествует другое упражнение, последействие которого отражается на СТЭ выполняемого упражнения». ( Н.И. В о л к о в. ТиП, 1975, № 11, с. 28.) Различают три типа взаимодействий, при которых нагрузка предшествующего упражнения влияет на сдвиги, вызванные нагрузкой последующего упражнения:

а) положительное (усиливает сдвиги);

б) отрицательное (уменьшает сдвиги);

в) нейтральное (мало влияет на сдвиги).

Учет взаимодействия СТЭ упражнений разной направленности особенно важен потому, что «при неудачно выбранной последовательности выполнения упражнений конечный результат тренировки может оказаться совершенно противоположным запланированному» (Н. И. В о л к о в. ТиП, 1975, № 11, с. 28.).

Положительное взаимодействие проявляется, если в тренировочном занятии выполняются:

а) вначале алактатные анаэробные (скоростно-силовые), а затем — анаэробные гликолитические упражнения (упражнения на скоростную выносливость);

б) вначале алактатные анаэробные, а затем аэробные упражнения (упражнения на «общую» выносливость);

в) вначале анаэробные гликолитические (в небольшом объеме), а затем — аэробные упражнения.

При другом сочетании упражнений добиться положительного взаимодействия трудно, а подчас и невозможно. Так, если в занятии вначале выполнить в значительном объеме аэробные, а затем анаэробные гликолитические упражнения, то взаимодействие СТЭ будет отрицательным, и следовательно, тренировочное занятие будет малоэффективным.

Контроль физической нагрузки любых упражнений предполагает оценку значений компонентов нагрузки.

Н. И. Волков и В. М. Зациорский (1964), впервые рассмотревшие их содержание, предложили учитывать для контроля и планирования пять таких компонентов:

1) продолжительность упражнения (длина преодолеваемых отрезков);

2) интенсивность упражнения (или скорость передвижения во время выполнения упражнения);

З) продолжительность интервалов отдыха между упражнениями;

4) характер отдыха (заполненность пауз отдыха другими видами деятельности);

5) число повторений упражнения. Экспериментальные исследования показали, что в циклических видах спорта этот набор компонентов обеспечивает все многообразие способов контроля и регулирования нагрузки. В спортивных играх целесообразно дополнительно регистрировать:

1) координационную сложность выполняемого упражнения;

2) количество игроков, выполняющих упражнение;

3) размер площадки, на которой выполняется упражнение.

Рассмотрим влияние каждого компонента на организм спортсмена.

Интенсивность упражнения обусловливает величину и характер физиологических сдвигов.

Если интенсивность упражнений (бега, плавания, технико-тактических приемов в играх и единоборствах) невелика, то поглощение кислорода во время работы полностью удовлетворяет потребности организма и энерготраты сравнительно малы. Работа с такой интенсивностью получила название «субкритической».

При увеличении интенсивности выполнения упражнений наступает момент, когда запрос кислорода и его потребление уравниваются. Как правило это происходит когда текущее потребление кислорода спортсменом достигает уровня его максимальных аэробных возможностей; одновременно значительно увеличиваются энерготраты. долго работать в этих условиях можно только при полной мобилизации всех систем организма. Работа с такой интенсивностью (или скоростью) была названа «критической».

И, наконец, «надкритическая» скорость обусловливает значительное превышение кислородного запроса над потреблением. При выполнении упражнений с околопредельной интенсивностью даже небольшое увеличение скорости приводит к значительному повышению кисло родного запроса и резкому росту энергозатрат, достаточно показательны в этом плане данные В. С. Иванова (1970), исследовавшего зависимость между скоростью (интенсивностью) бега конькобежца 1 разряда и их энергозапросом (рис. 7). Видно, что с увеличением скорости бега с 9 м/с до 10 м/с О2—запрос повышается на 16 мл/кг-мин. Повышение скорости бега еще на 1 м/с приводит к росту этого показателя на 34 мл/кг-мин, наконец, при увеличении скорости с 11 до 12 м/с прирост О2— запроса стремительно возрастает, достигая 190 мл/кг-мин.

Аналогичная зависимость между мощностью работы и динамикой других показателей. На рис. 8 и 9 представлены данные Doll, Keul and Maiwald (1968), из которых видно, что увеличение интенсивности нагрузки от 50 до 100 вт вызывает незначительное повышение концентрации лактата в артериальной крови (рис. 8) и значений базисного эксцесса (рис. 9). Приращение мощности нагрузки со 100 до 150 вт и со 150 до 200 вт сопровождается экспоненциальным ростом и лактата, и ВЕ.

На рис. 10 представлена зависимость между величиной общего кислородного долга и мощностью упражнения, выполнявшегося в лабораторных условиях 12-ю квалифицированными спортсменами (Н. И. Волков, В. Н. Черемисинов, 1971). Видно, что О2—долг линейно возрастает, пока мощность работы невелика. С повышением ее уровня, когда потребление кислорода близко к максимальному, О2— долг также экспоненциально растет (Windham, Strydom и др., 1954).

 

Все сказанное хорошо подтверждается и результатами экспериментальных исследований, проведенных непосредственно на энергетике соревновательных упражнений. В частности, В. Н. Платонов показал, что плавание со скоростью 70% предельной вызывает энерготраты, составляющие только 25% максимально возможных (за максимально возможные принимались энерготраты плавания с предельной интенсивностью). Увеличение скорости плавания с 70 до 75% повышает затраты энергии на 4%, с 80 до 85% —уже на 9%, а с 90 до 95% и с 95 до100% энергозатраты возрастают соответственно на 16 и 27%. Таким образом, энергетические стоимости одинаковых по величине приростов скорости, но достигнутых в разных зонах интенсивности, существенно различны.

Оценка количественной меры подобных зависимостей в некоторых случаях весьма полезна для практики: например, появляется реальная возможность предсказывать величину срочного тренировочного эффекта или планировать интенсивность физической нагрузки (Davis, Convertino, 1975; Durnin, Passmore, 1967, Falls, 1968; Katch, Henry, 1972 и др.).

Продолжительность упражнения тесно связана со скоростью его выполнения, поэтому упражнения разной длительности обеспечиваются разными энергетическими механизмами.

Так, если работа кратковременна (до 1—2 мин), то она осуществляется за счет анаэробных источников энергии. При большей длительности работы начинают усиленно разворачиваться дыхательные процессы, связанные с аэробным образованием энергии. В табл. 9 приведено соотношение аэробных и анаэробных источников энергии для беговых упражнений разной длительности.

В других циклических упражнениях соотношение аэробной и анаэробной энергопродукции зависит не только от длительности упражнений, но и условий их выполнения. Например, энергетика плавания вольным стилем на 100 м на 43% определяется емкостью аэробных механизмов и на 57% — анаэробных. Для дистанций 200, 400 и 1500 м это соотношение будет соответственно 38%:62%, 21% :79%, 9% :91% (Н. Ж. Булгакова, 1978). В конькобежном спорте доля анаэробной энергопродукции наиболее значительна в беге на 500 м—70—90%, а для бега на 10000 м ее значение не превышает 5—10%



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.38.244 (0.017 с.)