ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Не нервничайте, меньше кричите и ругайтесь



 

Я спрашивала у четырнадцатилетних подростков, что делает ругань руганью, то есть почему чьи-то слова воспринимаются как ругань. Все опрошенные были единодушны: «Голос, интонации. Если говорят с обычной интонацией, то, значит, просто о чем-то сообщают». Таким образом, важна форма выражения, а не выбор слов, именно она превращает слова в ругань. Рассмотрим, к примеру, такое обращение к двенадцатилетнему ребенку (изначально нейтральное): «Лежишь здесь на диване и читаешь?» Если это сказано приветливо, то высказывание будет воспринято как простая констатация факта или, возможно, завуалированное приглашение к общению («Привет, вот ты где!»). Если та же фраза произнесена рассерженным или раздраженным тоном, с повышением голоса, то она будет воспринята как упрек, ругань. Форма выражает недовольство положением вещей («Тебе следовало бы заняться чем-то другим, прибраться в комнате, например!»). Форма ругани всегда содержит в себе обвинение или критику: «Я тобой недоволен, ты делаешь все не так, как надо» или еще хуже «Ты не такой, как надо». Порой обвинения высказываются еще и прямым текстом: «Ты ни черта не делаешь, лежишь целыми днями на диване и читаешь комиксы! Что из тебя выйдет?» Ругань – это критика, выраженная языком тела, интонацией, голосом или выбором оскорбительных слов. Дети расстраиваются, когда их ругают, что вполне понятно. Приведу высказывания двух пятилетних детей о том, что они при этом чувствуют:

• «Мне от этого больно внутри».

• «Как будто тебя бьют голосом».

Раздраженное выговаривание – это облегченный вариант ругани. Многие родители выговаривают своим детям и ругают их, зачастую не производя оценку степени риска, – то, что провоцирует ругань, редко таит в себе реальную опасность, ведь не так уж опасно, если вы потратите на две минуты больше, чтобы позволить трехлетнему ребенку сделать что-то самому («Я сам!»). Чувствуете укол совести? Возможно, вы ругаете детей чаще, чем сами считаете допустимым. Успокойте себя тем, что в этом нет ничего необычного: это свойственно нам, людям, но используйте небольшой укол совести для того, чтобы ознакомиться с парадоксами ругани и ее воздействием, о которых речь пойдет ниже.

Ругань, по всей видимости, является привычкой, обусловленной культурой , и мы редко об этом задумываемся. Ругань присутствует и в педагогических учреждениях, и во множестве семей. Можно предположить, что ругань играла определенную роль в процессе эволюции, что на заре времен родители придавали сообщению эмоциональное звучание, когда речь шла о жизни и смерти: «Нет, нельзя хлопать саблезубого тигра по спине!» Бывают ситуации, когда громогласное «нет» оправданно. Проблема же ругани заключается в том, что эмоциональная составляющая неадекватно усилена. Если двенадцатилетний ребенок лежит на диване и читает комиксы вместо того, чтобы делать уроки, это не опасно для жизни. Не смертельна и утренняя задержка на пять минут, позволяющая трехлетнему малышу одеться самостоятельно.

Когда мы отчитываем ребенка, мы упускаем его потребности из виду. Ругающийся человек занят собой и в момент преступления чувствует праведный гнев, но впоследствии порой раскаивается. Исходя из того, что многие родители дают себе клятву ругаться меньше, мы можем понять, насколько это несправедливо.

 

Как воздействует ругань?

 

Если бы мы спросили расстроенных родителей, которые только что отчитывали своего ребенка, чего они хотели этим добиться, мы бы, возможно, услышали следующее: «Должны же быть какие-то пределы! Нельзя же позволять ему делать все, что вздумается!» На поверхности мы видим обычное при использовании ругани стремление заставить ребенка делать то, что нужно (или же наоборот – запретить ему делать то, чего делать не следует). Взрослые ругают детей в воспитательных целях. Тогда возникает закономерный вопрос: способствует ли ругань воспитанию? Нет. Ругань имеет не воспитательное, а пагубное воздействие. Особенно если подумать о самооценке, а как раз о ней мы сейчас и думаем.

Ругань вызывает отрицательные эмоции, детям становится грустно и плохо под воздействием жесткого тона взрослого. Ребенок опускает голову, его плечи никнут, он смотрит в сторону или вниз. Возможно, даже начинает плакать. Ругань вызывает у ребенка чувство вины («Я сделал что-то плохое») или стыда («Я не такой, как надо»). Дети постарше порой защищаются или гневаются в ответ, и в результате начинается скандал. Многие дети закрываются, когда их ругают, а если это делать часто, дети могут закрыться совсем. Нам этого совершенно не хочется – все мы больше всего хотим, чтобы наши дети были открыты и веселы.

В прежние времена считалось полезным воспитывать ребенка, пристыжая его, чтобы он взялся за ум. Теперь мы знаем больше, мы заботимся о признании и самооценке. Тем не менее, мы тащим за собой пережитки прошлых дней. Когда ребенок отворачивается, потому что его ругают, взрослый часто говорит: «Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю!» Мы приказываем ребенку восстановить контакт, который только что прервали своими нотациями. Сперва мы обрываем контакт своим нецивилизованным поведением, а затем возлагаем на ребенка ответственность за его восстановление. Не слишком ли много для ребенка? Как видим, ругань мешает тому, о чем идет речь в этой книге: формированию у ребенка здоровой самооценки. Частая и сильная ругань губительна для самооценки, поскольку дети становятся боязливыми, неуверенными в себе, собственной значимости и ценности.

 

Парадокс ругани

 

Мы, взрослые, редко ругаем друг друга, потому что нам небезразлично, что о нас подумают другие, мы боимся произвести дурное впечатление. Мы смотрим на себя глазами других и корректируем свое поведение, сдерживаем импульсивные порывы гнева и раздражения. Мы стремимся найти приемлемые формы общения, не задевающие других людей. Правда, есть исключение: пары, чьи отношения продолжаются уже достаточно долго, зачастую позволяют себе ругань. Похоже, мы ругаемся только с теми, в ком уверены. Следует подчеркнуть, что в данном контексте ругань – это не то же самое, что искренняя вспышка гнева или порыв отчаяния. Если вы в отчаянии кричите на любимого человека, потому что вами пренебрегли, вас унизили, это не ругань. Скорее это выход чувств, эмоциональная реакция. Ругань же больше напоминает необоснованное обливание помоями.

Мы позволяем себе ругань, когда другой зависим от нас (как, например, ребенок) или если считаем, что другой никуда от нас не денется. Однако это не означает, что ругань способствует укреплению отношений. Отношения сохраняются скорее вопреки ругани, а не благодаря ей. Ругань не созидает, а уничтожает взаимопонимание и близость.

Это беспримерный, поразительный парадокс: мы так озабочены тем, что о нас подумают другие взрослые, и в то же время начисто забываем смотреть на себя глазами ребенка. В обществе взрослых мы боимся произвести плохое впечатление, боимся быть отвергнутыми. Но, общаясь с детьми, мы совсем не думаем о том, какое впечатление производим на другого – то есть на ребенка. Внезапно нас совершенно перестает волновать, покинут нас или нет, понравится наше поведение ребенку или нет. Внезапно мы перестаем бояться быть покинутыми или отвергнутыми, потому что подсознательно понимаем: ребенок не в состоянии нас покинуть. Ребенок способен протестовать, расстраиваться, злиться, но выбрать других родителей он не может. Мне кажется, парадокс ругани – то есть стремление произвести благоприятное впечатление на взрослых и в то же время принятие симпатии ребенка как должного, вследствие чего мы ругаем его, – это пример развращения властью. Мы ведем себя так, будто власть, которую мы имеем над детьми, дает нам право их оскорблять. А следует вести себя совсем иначе – зависимость ребенка должна обязывать нас быть особенно внимательными к тому, чтобы не уязвить его чувство собственного достоинства.

Дорогие читатели, я должна признать, что тоже ругала своих детей и кричала на них. И я ясно видела, что в деле воспитания ругань имеет пагубный, а не полезный эффект. Тогда я спросила себя: почему я это делаю, что заставляет меня ругать своих детей? Я пришла к выводу, что речь идет о бессилии. Я чувствую бессилие, когда мой ребенок не делает так, как я говорю. Вероятно, это ощущение напоминает мне о другом опыте, когда я в каких-то жизненных ситуациях чувствовала себя бессильной. Может быть, я устаю от всего, нервничаю и чувствую, что с меня хватит. «Но ведь каждому иной раз позволено сердиться!» – можете возразить вы. Как мы отмечали выше, гнев – это часть нашей жизни, но он отличается от постоянной ругани. Гнев – естественная эмоциональная реакция в ситуациях, когда нас что-то сильно напугало, когда нарушены наши личные границы. Дети нормально переносят гнев, они должны видеть естественные реакции родителей (во всяком случае, если им помогают понять причины их возникновения). Но они плохо переносят раздражение и гнев взрослых, выплескивающийся на них в форме ежедневной ругани. Конечно, ругань может возыметь действие – в том смысле, что ребенок будет делать то, что сказано, лишь бы его больше не ругали. Но побочные эффекты ругани весьма негативны.

 

 

Чем заменить ругань?

 

Четырнадцатилетние подростки, с которыми я разговаривала, дали простой и полезный совет: «Скажите это обычным тоном!» Другими словами, проявляйте учтивость и хорошие манеры. Попробуйте говорить обычным голосом, даже если вы нервничаете и расстроены. Используйте будничные интонации, старайтесь понизить напряжение в теле. «Будь добра голосом», – как выразила это однажды моя младшая дочь. Этот совет легко запомнить, но поначалу следовать ему очень трудно. Трудно потому, что мы, взрослые, быстро скатываемся к примитиву, когда чувствуем бессилие. Трудно потому, что мы фактически должны подавлять в себе реакции гнева.

Однако мы можем упражняться. Тренироваться говорить обычным голосом даже в стрессовых ситуациях. Большинство из нас обычно говорит ровным тоном, и нам ясно, к чему следует стремиться, когда стресс одолевает и мы уже готовы сорваться на ругань. Я сама активно работала над «обычным тоном» и должна заметить, что это требует времени, поскольку тяга к ругани укоренилась довольно прочно. Но систематические упражнения дают результаты, а эффект умения подавлять импульсы к ругани так велик, что я все чаще и чаще использую обычный тон – даже в стрессовых ситуациях.

Если вам, как и мне, необходимы упражнения в «антиругани», то, возможно, нелишним будет подумать, действительно ли ваш ребенок заслуживает той грубой критики, которую вы выражаете руганью. Конечно же, он этого не заслуживает! Особенно потому, что детей зачастую ругают за то, что для них совершенно естественно. Для ребенка естественно действовать, не задумываясь о времени, – например, одеваться (это мы спешим, а не они). Совершенно естественно что-то может завладеть всем вниманием ребенка – направляясь в свою комнату одеваться, он привлечен игрушкой, оставленной на полу младшим братом: «Гм… я хочу чуть-чуть поиграть», – думает ребенок. И тут приходит папа, который сердито смотрит и сердито говорит: «Сидишь тут, играешь в машинки! Ты должен был одеться еще пятнадцать минут назад! Почему ты никогда не слушаешься?!»

Ругань очень часто приписывает детям намерения, которых у них нет. У маленького мальчика в тот момент не было никакого желания саботировать отца, но он – ребенок с детским вниманием, которое легко захватывается интересными вещами, попавшимися на пути. И за это его не следует критиковать. Но, разумеется, папа может ему напомнить – обычным тоном, – что уже пора одеваться. Он может выразить это четко и определенно, не нарушая руганью контакт с сыном. И это имеет куда больший эффект, чем ругань. Вероятность того, что мальчик пойдет одеваться, выше, если папа просит его об этом с доброжелательной определенностью.

Наибольшего эффекта от установления границ мы достигаем, воздерживаясь от ругани. Кроме того, так мы еще и избегаем ее негативных последствий. Когда взрослый обращается к ребенку определенно, без сквозящего в голосе раздражения, то вероятность того, что ребенок прислушается к его словам, повышается. Это происходит потому, что сообщение взрослого воспринимается как информация, а не как критика. И ребенку нет необходимости защищаться от его слов, как он защищается от ругани. Разумеется, в некоторых случаях мы должны повторять одно и то же несколько раз, но и тогда следует сохранять ровный тон, без намека на ругань.

 

Учитесь вместе

 

Если ругань стала повседневной проблемой, то именно мы, взрослые, должны изменить свое поведение. Но как детям, так и взрослым всегда есть в чем совершенствоваться. Так почему бы не сделать это совместным проектом, как происходит в нижеприведенном примере?

 

Гудрун (тридцать восемь лет) чувствует, что заходит в тупик в отношениях со своими детьми – восьмилетним Юнатаном и одиннадцатилетней Эммой, которых она воспитывает одна. Она вполне довольна материнством, хорошо справляется с родительскими обязанностями и страшно гордится своими детьми, однако практически каждый день возникают ситуации, когда она их ругает, и дети ходят расстроенные. За ужином Гудрун начинает следующий разговор:

Мама: «Мне кажется, надо работать над тем, что не совсем получается. Я предлагаю каждому в нашей семье поработать над некоторыми вещами. Хотите услышать, над чем вам стоит поработать, или лучше начать с меня?»

Юнатан: «Начнем с меня!»

Мама: «Хорошо. Я думаю, было бы здорово, если бы ты учился смотреть на меня, когда я что-то тебе говорю. И тогда, как мне кажется, тебе будет проще запомнить то, что я сказала. А мне будет проще говорить с тобой спокойно. Сможешь это сделать?»

Юнатан: «Да запросто! Вот, смотри!» (Пристально смотрит на маму .)

Мама (смеется ): «Отлично! Теперь ты, Эмма. Я бы хотела, чтобы ты училась убирать за собой, особенно в гостиной. Меня бы это очень порадовало! Можешь это сделать?»

Эмма (немного помедлив ): «Да-а, но мне не хочется убирать за всеми, ведь после Юнатана такой же кавардак!»

Мама: «Я говорю только о том, чтобы ты забирала свою одежду к себе в комнату – хотя бы перед сном. Тогда ты будешь знать, где твои вещи, а мне будет легче поддерживать в гостиной порядок. Хорошо?»

Эмма: «Ладно».

Мама: «Прекрасно! Как вы считаете, чему мне стоит поучиться?»

Юнатан и Эмма (едва ли не хором ): «Не нервничай, будь спокойнее!»

Мама: «Да, я сама об этом думала. Мне действительно нужно поработать над тем, чтобы быть спокойнее и приветливее: даже когда нет времени, даже когда я, возможно, должна буду повторять вам что-то по несколько раз. Я буду учиться говорить спокойно, а не ругать вас. Договорились?»

Юнатан и Эмма: «Да!»

Мама: «Теперь мы все трое будем учиться чему-то важному, но это может не всегда у нас получаться. Может быть, нам нужен какой-нибудь сигнал, которым мы станем напоминать друг другу о нашем договоре?»

Юнатан: «Мы можем показывать тебе палец, если ты начнешь ругаться». (Ухмыляется .)

Мама: «Хорошо, если вы при этом будете улыбаться, чтобы я знала, что это просто напоминание. Ладно? (Оба кивают .) Отлично. Значит, вы, улыбаясь, показываете мне палец, сигнализируя о том, что я забылась и начала вас ругать. И тогда я могу попросить прощения. Какой сигнал будет служить напоминанием для вас?»

Эмма: «Мне ты просто можешь шепнуть: “Порядок” ».

Юнатан: «А мне ты можешь сказать: “Псс” ».

Мама: «Вот и отлично, затейники вы мои! Теперь у нас с вами есть план».

 

Этим разговором Гудрун добивается многого. Она заявляет, что у всех есть потенциал для развития, что не всегда все получается, в том числе у взрослых, и это – нормально. Она высказывает, не прибегая к ругани, чего хочет от Юнатана (чтобы он смотрел на нее) и Эммы (чтобы она за собой убирала), и призывает их этому научиться. Она также дает детям возможность высказаться о том, чего бы они хотели от нее (не быть такой взвинченной), и пообещала им учиться говорить обычным тоном вместо того, чтобы переходить на ругань. Этим она показала и себе, и детям, что принимает свою ответственность, что обязуется удерживать порывы к ругани, заручившись поддержкой детей. Таким образом она повышает вероятность того, что достигнет желаемого: меньше ругани, больше согласия.

Семье на пользу, если все ее члены время от времени ставят себе конкретные задачи, над которыми работают, а детям гораздо веселее учиться чему-то, формировать какие-либо навыки, если и взрослые заняты тем же. Обратите внимание, что Гудрун озвучивает некоторые положительные моменты реализации детских «проектов»: когда видишь, что можешь способствовать чему-то хорошему, то мотивация к действию повышается. Также стоит заметить, что формулировки Гудрун позитивны: не просто прекратить ругань, а учиться разговаривать спокойно. Учиться легче, если знаешь, что именно тебе надо делать, а не только то, чего тебе делать не надо .

Этим методом вы со своими детьми можете воспользоваться в любой момент. Продумайте заранее, чему было бы полезно научиться детям и вам самим, обсудите это со своей второй половиной. Быть может, стоит обратить внимание и на то, как часто вы ругаетесь сами? В любом случае разумно дать ребенку возможность предложить преобразовательный проект для взрослых. Детям, как правило, приятно указать родителям на необходимость совершенствования, и зачастую они попадают в самую точку.

 

В основе подхода, который использует Гудрун, лежит методика освоения навыков «Детки могут!», разработанная финским психиатром Беном Фурманом и его коллегами, чтобы помочь детям справиться с проблемами в обучении. Подробнее см. приложение 1.

 

 

Учитесь самостоятельно

 

Мы, взрослые, также можем заниматься проектами самосовершенствования. Если вы, как и многие другие, находитесь в плену парадокса ругани, то можете для начала проанализировать собственное поведение. В каких ситуациях вам хочется ругать своих детей? Что вас нервирует или провоцирует? Что провоцирует больше всего? Бывает ли так, что вы не прибегаете к ругани при возникновении подобных ситуаций? Что в таком случае отличает эти ситуации от других или воспринимается вами иначе? Постарайтесь понять, что с вами происходит. Поговорите со своей второй половиной или с тем, кто хорошо вас знает и относится к вам доброжелательно.

Возможно, вам удастся понять, в чем дело. Не исключено, что в своем взаимодействии с ребенком вы обнаружите что-то, вызывающее у вас ощущение бессилия, что и находит выражение в ругани. Следующий шаг – подумать, как вы можете иначе справиться с ощущением бессилия, и поупражняться в этом. Вот некоторые предложения, помогающие сдержаться в типичной ситуации возникновения ругани. Итак, вы можете:

• сделать два-три глубоких вдоха, чтобы собраться;

• напомнить себе, что сейчас вы – взрослый и учитесь переносить бессилие, не теряя головы;

• напомнить себе, что ругань только ухудшает положение и вы зря тратите на нее время и силы;

• высказать то, что у вас на душе, доброжелательным, обычным тоном.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.42.98 (0.014 с.)