Следствия сложившейся привязанности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Следствия сложившейся привязанности



 

Трудно однозначно ответить на вопрос, есть ли связь между нарушениями привязанности в раннем возрасте и появлением у взрослого проблем с психикой. Это сложный вопрос. Однако многие считают, что надежная привязанность – фактор, предупреждающий развитие серьезных психических расстройств во взрослом возрасте, так как способствует развитию эмоциональной саморегуляции, стрессоустойчивости и сопротивляемости, а также снижению тревожности. Надежная привязанность позволяет детям расти в убеждении, что можно обращаться к другим людям и в радости, и в горести. Благодаря этому, как мы уже знаем, ребенок учится заботиться о самом себе. Надежная привязанность создает своего рода иммунитет, защищающий психику, закладывает фундамент здоровой самооценки и успешного социального взаимодействия в будущем.

Однако надежной привязанности, сложившейся в раннем возрасте, недостаточно. Уверенность, заложенная в первые два-три года жизни, может быть подорвана, если в дальнейшем забота о ребенке не проявляется и грамотный уход прекращается. Детям нужна непрерывная забота и уход на протяжении всего периода роста и взросления, чтобы надежная привязанность, заложенная ранее, вступила в свои права. Мы, родители, должны быть большими, умными и добрыми не только по отношению к малышам. Подростки тоже нуждаются в круге безопасности, и об этом мы поговорим в части III книги.

Модель круга безопасности помогает нам осознавать основополагающие потребности ребенка: потребность в защите и безопасности (нижняя часть круга), поддержка и поощрение (верхняя часть). Мы подробнее остановимся на том, каким образом можно обеспечить ребенку грамотное сопровождение на каждом этапе его перемещения в круге безопасности, как стать ему базой в освоении нового и безопасным укрытием, заботливо принимающим ребенка.

 

Резюме

 

Уверенность, необходимая для встречи с миром, основана на знании того, что всегда есть возможность вернуться под родительское крыло, в надежные объятия мамы и папы.

 

 

Глава 6

Тихая гавань: что тебе надо делать, когда мне неспокойно

 

Когда очень страшно, единственное, что может помочь, – это крепкие объятия.

Джон Боулби

 

В безопасности ли я с тобой? Ты будешь смотреть за мной как следует? Могу я рассчитывать на помощь, когда в ней нуждаюсь? Готов ли ты утешать меня, даже когда обессилен? Поймешь ли ты, что мне неспокойно, что я испытываю стресс? Постараешься ли помочь мне обрести душевный покой? Будешь ли оберегать меня, дашь ли почувствовать себя нужным?

 

Ваша задача как мамы или папы – быть для ребенка большим, сильным и не в последнюю очередь добрым взрослым. В этой главе мы увидим, что можно сделать, чтобы удовлетворять потребности ребенка, которые обозначены в нижней части круга безопасности, когда он беспокоен и нуждается в утешении.

Важно помнить, что большинство родителей окружает ребенка заботой, достаточной для того, чтобы он чувствовал себя уверенно, имел надежную привязанность и, соответственно, без проблем передвигался в круге безопасности. Это можно назвать достаточно хорошим родительством : мать или отец достаточно хорошо исполняют родительские обязанности и чутко относятся к ребенку, но постепенно, в соответствии с его развитием и ростом, прекращают удовлетворять его потребности по первому зову, чтобы ему было к чему стремиться. Так ребенок со временем научится принимать жизнь такой, какая она есть, и людей такими, какие они есть, – небезупречными, ошибающимися, но в целом доброжелательными. Достаточно хороший родитель – это не то же самое, что «идеальный» родитель, который всегда ходит на задних лапках и удовлетворяет всякую потребность ребенка, даже если тот не такой уж и маленький. И делает это едва ли не прежде, чем ребенок сам успевает отметить появление потребности. Так ребенок просто исключается из естественной школы жизни.

Не забывайте об этом, когда мы будем говорить о детской потребности в безопасности. Вы не должны быть идеальным родителем – будьте просто достаточно хорошим.

 

Телесный контакт необходим

 

Младенцу в первую очередь требуется физический контакт со взрослым. Быть нежно прижатым к большому телу – это сама безопасность и надежность для совсем маленького человечка. В некоторых культурных традициях это понимается буквально. В Африке мать во время работы носит ребенка на спине, и это не просто практическое решение, но и отражение понимания того, что физическая близость маленьким детям необходима.

Родители во всякой культуре имеют естественное стремление прижать к себе малыша. Мы возимся с детьми не только потому, что знаем – им это нужно, но и просто потому, что не можем без этого. Природа связала нас с детьми крепкими узами. Эти узы в первую очередь проявляются через физический контакт, пока ребенок еще совсем мал. Дети ищут физического контакта с нами, взрослыми, потому что нуждаются в заботе и безопасности. Мы ищем с ними физического контакта, потому что очень хотим дать им защиту и окружить заботой. Младенцы не избалуются, если их часто держать на руках, но станут спокойными и уверенными. В то же время успокаивающий эффект зависит от того, насколько спокоен и расслаблен взрослый, то есть от того, какие сигналы при объятиях мы передаем малышу. Вообразите себя на месте новорожденного: какие объятия дадут вам чувство безопасности и комфорта? Вы понимаете, о чем идет речь.

Малыши всегда ищут физической близости , когда пугаются или волнуются. Им нужно прижаться к маме или папе, чтобы почувствовать надежность взрослой защиты. Очень часто нежного объятия достаточно для испуганного или расстроенного ребенка. Он успокаивается, а кроме того – привязывается к тому, кто нежно прижимает его к себе. Мы можем наблюдать это и у детей постарше. Представьте себе четырехлетнего ребенка, который, находясь у папы на работе, приклеивается к его ноге, здороваясь с массой незнакомых людей. Надежная привязанность и физическая близость – две стороны одной медали. Детей следует держать на руках, возиться с ними – это способствует формированию здоровой самооценки.

 

Примите детскую зависимость

 

Попытка развить в ребенке самостоятельность (к примеру, постоянно оставляя его с новой няней, чтобы приучить его быть в обществе других людей) приведет к противоположному эффекту – к меньшей самостоятельности. Ребенок будет плакать, сильнее и чаще хвататься за нас (преувеличивая свои потребности) или, напротив, отстраняться (минимизируя их). Последнее порой кажется проявлением самостоятельности, однако, как нам известно, тому, кто не уверен в себе и беспокоен, необходимо компенсировать недостаток заботы, и это плохо сказывается на самооценке.

На страх ребенка быть оставленным мы должны реагировать нежностью, мягкостью, терпением и принятием. Принимая зависимость ребенка, вы тем самым закладываете в нем ощущение надежности и уверенности на самом глубинном уровне. Почувствуйте по-настоящему, насколько ребенок нуждается в вашей защите, внимании и заботе на протяжении всего периода роста и взросления. Проникнитесь сознанием того, что уверенность и самостоятельность вашего ребенка зиждутся на праве быть зависимым. Дети сразу же бьют тревогу, если безопасное укрытие таковым не ощущается, если им показалось, что оно вовсе исчезло. Всепоглощающий страх может очень быстро завладеть ребенком, как случилось с моей дочкой, когда ей было около пяти лет.

 

Мы с Тувой были в магазине одежды и выбирали ей брючки. Мы ходили туда-сюда, смотрели и разошлись в разные стороны. Я все время знала, где находится моя дочь, но на какой-то момент Тува потеряла меня из виду и решила, что потеряла меня совсем – или я ее потеряла. И ужас, отразившийся на ее лице в этот краткий миг, был всепоглощающим («Я совсем одна!»). Так же быстро Тува успокоилась, когда я подошла и взяла ее на руки.

 

Возможно, многие скажут, что в этом нет ничего особенного – всем известно, что маленькие дети зависимы. Но по-настоящему принять детскую зависимость – это куда больше, чем просто констатировать факт: «Да, разумеется, все дети зависят от своих родителей». Это значит сказать всеобъемлющее «да», соглашаясь быть для ребенка надежной базой и безопасным укрытием. Принимать ребенка, когда он встревожен, напуган или расстроен, когда он хочет поделиться своей радостью. Быть внимательным к его настроению, его внутреннему состоянию, оказывать помощь, когда его что-то тревожит. В последнем случае речь может идти о том, чтобы:

• спокойно и нежно прижать к себе кричащего ребенка;

• подбежать к годовалому малышу, когда он упал и ушибся, взять его на руки и с любовью его утешить;

• пойти на день рождения вместе с четырехлетним ребенком, если ему страшно идти одному;

• следить за тем, как у ребенка идут дела в школе, в том числе и в отношениях с другими детьми и взрослыми;

• поддержать восьмилетнего ребенка, у которого возникли проблемы в отношениях с друзьями, – например, поговорив с родителями друга или подруги о том, как вы, взрослые, можете помочь своим детям.

 

Речь, разумеется, идет и о многом, многом другом. Сказать всеобъемлющее «да», соглашаясь быть надежной базой и безопасным укрытием для ребенка, очень важно. Мы должны быть рядом и принимать ребенка на каждом этапе его развития, не выказывая при этом раздражения или недовольства. Только сказав всеобъемлющее «да», принимая на себя ответственность за детскую зависимость от нас, мы можем действовать в соответствии с потребностями ребенка, а кроме того заботиться о самих себе – так, чтобы ребенок не воспринял это как отвержение и проявление недружелюбия. Если мы по-настоящему не согласимся и не примем детскую зависимость, то будем склонны раздражаться или выражать недовольство, относиться с презрением к некоторым потребностям своего малыша. То есть, по сути, станем отвергать потребности, с которыми ребенок приходит к родителям, в результате чего он останется наедине с чувством стыда и вины за то, что ему что-то нужно.

 

Душа в душу

 

Ребенок должен слушать вас, но в большей степени вы должны его слушать. Вместе с чутким взрослым, который способен его услышать, дети познают свой внутренний мир. И тогда им не придется выбирать между подчинением и сопротивлением чужому мнению – тому, что, по мнению других, они должны чувствовать. Трудно переоценить важность способности родителя вслушиваться в настроение ребенка, его эмоции, чувства и переживания. Каркас, на котором держится самооценка, – это опыт того, что твои переживания, как хорошие, так и плохие, видят и принимают.

Это достигается настройкой, слушанием в широком смысле слова, заботой о том, что происходит в душе ребенка. Мы должны сопровождать детей, а не управлять ими. Так должно быть и в радости, и в горе, но прежде всего в ситуациях, когда страх и тревога детей связаны с чем-то еще. Когда мы успокаиваем ребенка, мы закладываем основу его способности разделять радость. С самого начала мы должны делать все от нас зависящее, чтобы уловить беспокойство ребенка, вслушаться в него, чтобы иметь возможность ему помочь.

 

В гости к маме Иды, которой всего шесть недель от роду, приходят друзья. Все они хотят подержать Иду на руках, посмотреть на нее. Сначала малышке нравится быть в объятиях то одного, то другого взрослого, но вот она начинает немного беспокоиться, затем сильнее, а вскоре разражается громким плачем. Мама берет Иду на руки, крепко прижимает к себе и говорит ей тихим спокойным голосом: «Для тебя это чересчур, дружочек мой? Мама все понимает, моя маленькая». Ида тут же успокаивается.

У шестимесячного Трулса режутся зубки, поэтому он плачет больше обычного. Папа это понимает и держит Трулса на руках, когда тот неспокоен.

Двухлетняя Хелена ужасно пугается, когда включают пылесос. Папа об этом знает и берет дочку на руки и обнимает ее, ведь мама должна пропылесосить пол, чтобы там не осталось осколков от упавшей чашки.

 

Мы должны быть чуткими и постараться понять, что пугает ребенка, что вызывает его беспокойство, – дети могут тревожиться по разным причинам, порой совершенно неожиданным. Я знаю маленького мальчика, которого ужасают пуговицы на одежде, и девочку, которая страшно боится муравьев. Подобные необычные страхи не должны нами отвергаться, нам следует их принять, а уже после этого помогать детям их преодолеть. На практике это означает настройку вместо отрицания. Когда мы отмахиваемся от детского страха («Что за ерунда!»), ребенок, оставшись с ним наедине, имеет меньше шансов его преодолеть, чем если мы пытаемся вслушаться в чувства ребенка и разделить их.

Когда ребенок нуждается в вас, чтобы удовлетворить свои большие или маленькие потребности («У меня плохое настроение» или «Мне нужна помощь»), но встречает лишь раздражение или отвержение, он может начать стыдиться своих потребностей. А стыд и хорошее самоощущение находятся на разных полюсах: чувство стыда мешает узнать самого себя, а кроме того способствует формированию убеждения в том, что, если сталкиваешься с какими-то трудностями, за помощью обращаться не стоит. Стыд – одинокое чувство, оно заставляет ребенка уйти в себя.

Мы подошли к сущности самоощущения и формирующейся на его основе здоровой самооценки : убеждение в том, что можно быть маленьким и уязвимым, иметь право с чем-то не справляться, просить помощи, делать ошибки – и не стыдиться этого, – вот ее сущность, ее жемчужина. Все именно так, поскольку зависимость и беспомощность в высшей степени присущи человеческой натуре, это составляющие нашего бытия. Экзистенциальные дилеммы – мы зависимые и в то же время самостоятельные, беспомощные и в то же время побеждающие – не проблемы, требующие решения. Они просто есть, и мы должны это осознавать и учиться с ними жить. Когда ребенка ценят не только за его достижения, но и за его беспомощность и небезупречность, тогда он не побоится раскрыться и расцвести. И фундамент самооценки будет крепок.

Теперь мы подробнее остановимся на двух техниках слушания, о которых уже шла речь в главе 4, – активном слушании и отражении. Они помогут нам объять сознание ребенка собственным сознанием.

 

Активное слушание

 

Активное слушание – это попытка вникнуть в эмоциональное сообщение ребенка и показать ему, что вы стараетесь его понять. В ответ вы не посылаете ему собственное сообщение и ничего не интерпретируете, вы просто озвучиваете свое восприятие того, что выражает ребенок. Вот небольшой пример.

 

Магнус (шесть лет): «Все разъехались отдыхать, мне нечего делать!»

Мама: «Тебе не с кем играть?»

Магнус: «Не с кем!»

Мама: «Ты хочешь придумать себе интересное занятие?»

Магнус: «Да, хотелось бы что-нибудь придумать. (Ненадолго задумывается .) Я хочу рисовать».

 

Зачастую мы слишком озабочены тем, чтобы дети слушали нас, и мало беспокоимся о том, чтобы самим слушать ребенка. В результате мы заканчиваем морализаторством – в ситуациях, когда ребенку нужна поддержка. Вероятно, Магнус не нашел бы решение так быстро, если бы мама ему сказала: «Тебе не повредит немного поскучать, сынок». Он бы, конечно, спокойно это перенес, но почувствовал бы себя немного одиноко, если бы мама не разделила его чувства. Но в нашем случае он понял, что легкое разочарование можно разделить с мамой, и благодаря этому нашел решение: «Я хочу рисовать». Когда ребенок видит, что разочарование можно с кем-то разделить, он немного расслабляется, и поэтому ему легче переключиться. Когда дети понимают, что родители не придают особого значения их чувствам и эмоциональным переживаниям, они чувствуют себя одиноко. Наедине со своими переживаниями ребенок теряется и становится неуверенным, что, опять же, не способствует поиску решений.

Чтобы проиллюстрировать вышесказанное, приведу пример из собственной жизни. Однажды я сама попалась в ловушку морализаторства в ситуации, когда моя дочь нуждалась в активно слушающей маме.

 

Мы с Тувой (девяти лет) ужинаем.

Тува: «Сегодня на большой перемене девочки не захотели со мной играть».

Мама: «А что ты сделала перед этим?»

Тува (спустя мгновение, бросив на меня быстрый взгляд ): «Ты, мама, ничего не понимаешь!»

 

Так мной была упущена отличная возможность настроиться на чувства Тувы. Она была совершенно права – я ничего не понимала. Я помню, что подумала тогда о том, чтобы помочь ей увидеть возможную связь между ее собственным поведением и реакцией окружающих, то есть поучить ее. Моя ошибка заключалась в том, что я не поддержала Туву, разделив чувства, которые она в тот момент испытывала. Своим вопросом я как бы намекала на то, что, возможно, она сама спровоцировала реакцию отвержения со стороны подруг. Довольно грубое поведение по отношению к ребенку, который готов довериться и рассказать о том, что его беспокоит! Отказ Тувы отвечать на мой вопрос был здоровой и адекватной реакцией на маму, которая в данной ситуации была не большой и доброй, а большой и не очень-то доброй.

Мне надо было вслушаться в переживания Тувы, активно ее слушать: «Похоже, тебе обидно. Расскажи, что произошло». Так я показала бы Туве, что я рядом, что я с ней и разделяю переживания, которые она испытала на большой перемене, какова бы ни была объективная ситуация. Именно с этого следовало начать разговор и лишь затем обсуждать произошедшее.

 

Отражение

 

Отражение – это вторая техника слушания, которую полезно освоить. Здесь речь идет о том, чтобы более или менее точно повторять слова ребенка. Чтобы воспроизвести содержание высказывания ребенка, мы вынуждены действительно его слушать, и таким образом мы приглашаем его рассказывать дальше. Давайте представим, как сложился бы мой разговор с расстроенной Тувой, если бы я воспользовалась техникой отражения.

 

Тува: «Сегодня на большой перемене девочки не захотели со мной играть».

Мама: «О? Не захотели с тобой играть на большой перемене?»

Тува: «Да, они просто отходили от меня, как будто не хотели со мной играть».

Мама: «Вот как! Просто отходили? Как будто не хотели с тобой играть?»

Тува: «Да они просто дурынды!» (Начинает плакать .)

Мама: «Дружочек мой, теперь понятно, почему ты расстроилась!»

 

Мы видим, что отражение работает как приглашение рассказывать дальше. Почти сразу находят выход эмоции – Тува начинает плакать, – поэтому естественно продолжить слушать еще активнее, показать, что ее чувства понятны: «Теперь понятно, почему ты расстроилась!»

С этого момента разговор может развиваться по-разному, главное, что отражение помогает ребенку выразить свои чувства, не оставаться один на один с негативными переживаниями. Облечь в слова произошедшее, немного поплакать – само по себе утешительно. И полезно для развития самоощущения и самооценки.

Я хотела бы повернуть время вспять и еще раз побеседовать с Тувой. Возможно, вам тоже вспоминаются какие-то ваши высказывания, которые хотелось бы изменить. Хорошо, что дети очень терпимы по отношению к своим родителям и у нас всегда есть возможность поступить иначе в следующий раз. Дети справляются с нашими промахами и быстро откликаются, если мы слушаем их по-настоящему. Вот пример того, как это делал один папа.

 

Сюнне (десять лет): «Это несправедливо! Почему именно я должна была стоять на воротах?»

Папа: «Ты считаешь, что это несправедливо?»

Сюнне: «Да, мне это не нравится! Никому не нравится».

Паппа: «Ты не любишь быть вратарем – так же, как и другие».

Сюнне: «Но ведь в следующий раз, наверное, поставят кого-нибудь другого».

Папа: «Да, в следующий раз тебе, скорее всего, не придется стоять на воротах. Хотя, кто знает, может быть, тебе как-нибудь и самой захочется?»

Сюнне (взвешивая эту мысль ): «Может быть, и захочется».

 

Отражение может произвести прямо-таки чудодейственный эффект: ребенок моментально успокаивается, потому что физиологическая реакция на стресс уменьшается. Ребенок сам находит новые решения или же открывается навстречу новым идеям извне – скажем, как Сюнне («Может быть, и захочется»). Если бы папа начал с того, что сказал бы: «Со временем тебе это понравится», возможно, он не нашел бы поддержку у своей дочки. Если тебе не позволят чувствовать то, что ты чувствуешь, ты не так охотно будешь рассматривать новые возможности. Не исключено, что вы не привыкли таким образом говорить с ребенком и считаете, что это неестественная манера общения, какое-то подражание. А я отвечу, что сначала отражение действительно может ощущаться как нечто искусственное, но не потому, что оно ошибочно, а потому, что непривычно. Все непривычное кажется нам необычным и странным. И я думаю, вам все-таки стоит попробовать, чтобы помочь формированию у ваших детей развитого самоощущения и здоровой самооценки. Дети обязательно почувствуют внимание и поддержку, отношения между вами могут стать куда ближе, чем они есть, дети научатся быстрее успокаиваться, испытывая разного рода стресс, им проще будет справляться с трудностями и находить решение проблем.

Техника отражения может использоваться по-разному, например:

Положить начало : зачастую достаточно использовать отражение только в начале беседы, чтобы ребенок разговорился. Возможно, хватит и пары фраз, после чего вы продолжите разговор в обычной манере.

Свои слова : вы можете повторить сказанное ребенком своими словами. Папа Сюнне то почти дословно повторяет ее слова, то формулирует ее высказывания по-своему. Многие считают, что более естественно говорить своими словами.

Резюмирование : отражение может заключаться в обобщении и резюмировании сообщения ребенка, это покажет ему, что вы услышали и поняли, о чем он говорит.

 

Если вам все-таки кажется, что отражение выглядит совершенно неуместно и искусственно, вы, разумеется, можете им не пользоваться. Но возьмите на вооружение знание о нем: не исключено, что весьма полезно будет производить мысленное , а не реальное отражение. Установка на отражение, как и практическое применение этой техники, поможет понять, что происходит в душе вашего ребенка. Вот пример того, как мать эффективно вслушивается в ребенка, не прибегая к отражению:

 

По пути из школы домой семилетняя Марте проходит мимо компании мальчишек чуть постарше. Они отпускают в ее адрес насмешливые комментарии. Марте не ощущает прямой угрозы, но не уверена, что понимает их правильно. Девочка не знает, надо ли им ответить, или же стоит просто продолжать идти. Она нерешительно идет дальше, мальчишки начинают смеяться и отворачиваются. Перед домом Марте ускоряет шаг. Она надеется, что мама уже вернулась. Она дома! Глаза Марте увлажняются, она забирается к маме на колени и рассказывает о произошедшем. Мама слушает и успокаивает дочку: «Все хорошо, моя девочка». Они говорят о том, что делать Марте, если подобное случится вновь, и вскоре счастливая Марте уже сидит за обеденным столом и вовсю рисует, пока мама готовит. «Ущерб» устранен, Марте опять обрела ощущение безопасности и чувствует себя уверенно.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.212.116 (0.015 с.)