Старайтесь слышать, а не поучать



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Старайтесь слышать, а не поучать



 

Подросткам нужны «спарринг-партнеры», готовые увидеть ситуацию их глазами, а кроме того – проанализировать выбор, перед которым они стоят. По-настоящему вслушиваясь в подростковые радости, горести и сомнения, вы проводите серьезную работу по формированию самоощущения и самооценки, и вот почему:

1. Подростку дается помощь в том, чтобы познать самого себя на новом для него этапе жизни. Ему помогают разобраться в собственных чувствах и переживаниях. Это внутренняя составляющая самооценки – самоощущение, контакт со своим внутренним миром.

2. Подросток чувствует, что его принимают и поддерживают, он испытывает обновленное ощущение того, что для него и его чувств найдется место. Это межличностная составляющая самооценки – развитие личностного самовыражения («Я могу выразить свои чувства, мне не нужно прятаться»).

3. Подросток приобретает навык рефлексии и анализа происходящих в его жизни событий, привыкает смотреть на вещи под разными углами, обучается диалогу и обсуждению. Одним словом, он учится думать.

Нам известно, что лобные доли головного мозга находятся в процессе бурного развития в подростковый период и в последующее десятилетие жизни. Лобные доли отвечают за развитие высших психических функций, за такие операции, как планирование, логическое мышление и способность регулировать эмоциональные реакции и импульсы. Демонстрируя интерес и выслушивая подростка, мы вступаем в диалог, в процессе которого способствуем развитию у собеседника высших функций, то есть умения мыслить и оценивать. Это повышает универсальную готовность человека к жизни, и это полезно для самооценки («Я тот, кто может мыслить и оценивать»).

Однако многие родители сталкиваются со следующим: подростки не особенно заинтересованы в том, чтобы обсуждать с ними свою жизнь («Я последняя, с кем она захочет разговаривать», «Он выходит из комнаты, когда я пытаюсь серьезно с ним поговорить»). Это может происходить по разным причинам, зависящим от конкретной ситуации в семье. Но, как правило, причина заключается в том, что многие родители уступают своему желанию наставить ребенка на путь истинный. Они начинают его поучать, пытаются воспитывать, надеясь вбить в его голову хоть немного здравого смысла, ведь сам он просто не понимает, что для него лучше… во всяком случае, с точки зрения родителей. Соблазн прибегнуть к назиданию и поучению в момент, когда подростку прежде всего требуется, чтобы его выслушали, может быть очень сильным. Я знаю это по себе. Порой у меня возникает жгучее желание транслировать дочерям знание, в котором они, на мой взгляд, так нуждаются. Но по опыту мне известно, что они, скорее всего, не станут внимать моим нравоучениям, ведь им нужно, чтобы я их выслушала, а не поучала. Они нуждаются в том, чтобы я психологически следовала за ними, чтобы их позиция была отправной точкой нашего диалога. Когда мне это удается, вот тогда наш разговор складывается. Возможно, он продолжается меньше, чем мне того хотелось бы, но это мои проблемы. Дети и подростки быстро учатся, им не требуются долгие разговоры для того, чтобы почувствовать себя понятыми и, вероятно, открыть для себя что-то новое.

Мозг развивается и созревает, когда подросток пользуется им сам , а не пускает в ход готовый к употреблению родительский опыт. И один из способов стимулировать подростка напрячь мозг – выслушать его, а не поучать, быть с ним там, где он находится. В воспитании мы достигаем большего, отодвинув в сторону желание воспитывать, как бы парадоксально это ни звучало. Мы обратимся к двум средствам настройки, о которых уже говорили в главе 4. Они помогут нам следовать за подростком, особенно когда он проявляет недовольство и нам хочется поставить его на место.

 

Активное слушание

 

При помощи активного слушания мы пытаемся понять чувства подростка, суть его слов. На практике это означает на время забыть о собственных догадках, предположениях и теориях и направить все свое внимание на эмоциональное сообщение девушки или юноши, находящегося перед нами. А кроме того, выразить то, что мы поняли, – так, чтобы подросток увидел наш интерес и наше стремление посмотреть на ситуацию его глазами. Обратимся к примерам.

 

Эмма (шестнадцать лет): «Мне нечего надеть! Я не могу пойти в гости…»

Мама: «Ты хочешь выглядеть нарядно?»

Эмма: «Да-а! Слушай, как лучше: в этом или в том?»

Хокон (тринадцать лет): «Мне скучно! Делать нечего…»

Папа: «Ты хочешь найти себе занятие? Может быть, вместе с кем-то?»

Хокон: «Да, но никого из ребят нет дома. Пойду на баскетбольную площадку, может, там кто-нибудь есть».

Анита (четырнадцать лет): «Сегодня заменяла училка, тупая как пробка!»

Мама: «Похоже, ты очень недовольна?»

Анита: «Да не то слово!»

 

Мама и папа не сообщают в ответ на слова ребенка что-то от себя, не дают никакой оценки. Они лишь формулируют то, что, как им кажется, является сутью высказанного ребенком. Они могут ошибаться, но в данных случаях попадают в точку. Чувства подростков приняты и разделены, дети в какой-то степени успокаиваются и сами находят решение.

Активное слушание требует полной отдачи. Не получится просто сказать себе: «Ну да, я попробую немного послушать, но все-таки ей следует заканчивать с этими жалобами». Все, что вы думаете, будет выражено языком тела и затмит вашу неуверенную попытку выслушать подростка. Чтобы слушать по-настоящему, требуется решимость, активное стремление к этому – и все это в дополнение к теплоте отношений. Мамина реплика «Ты хочешь выглядеть нарядно?» произносится с теплотой и эмпатией. Попробуйте услышать то же высказывание, но произнесенное с сарказмом – тогда вместо активного слушания мы получим активное поношение. Активное слушание предполагает отказ от наставлений и поучений, оно требует принятия решения быть вместе, рядом с подростком, пытаться вникнуть в его состояние.

 

Отражение

 

Отражение представляет собой ответ на высказывание, отражающий содержание этого высказывания (в противоположность активному слушанию, при котором мы пытаемся заглянуть за словесную оболочку и проникнуть в чувства подростка). Отражение заставляет нас вникнуть в то, что фактически произносит подросток. Чисто технически отражение является несложным методом, предполагающим практически дословное повторение высказывания. Однако это может стать непростой задачей, поскольку при этом мы должны сдерживать свои реакции. Отражение – весьма эффективный метод слушания в ситуации, когда подросток:

• недоволен, взволнован или чем-то возмущен;

• хочет поговорить о чем-то деликатном.

 

Давайте посмотрим, как реагирует недовольная учительницей Анита, когда мама использует отражение.

 

Анита: «Сегодня заменяла училка, тупая как пробка!»

Мама: «Ты считаешь учительницу, которая сегодня была на замене, тупой?»

Мама не выносит собственного суждения высказыванию дочери: она не соглашается с ним, но и не приводит аргументов против. Она просто повторяет высказывание Аниты и таким образом подтверждает: «Ты видишь это так». Вследствие этого Анита чувствует, что ее принимают, и у нее возникает желание продолжить .

Анита: «Да. Ну, в общем, она особенно ничего не говорила, просто дала нам какие-то скучные задания».

Отражение действует как приглашение развернуть первое высказывание, и это вдохновляет маму продолжить .

Мама: «Значит, на твой взгляд, она ничего не говорила, а просто дала вам скучное задание?»

Анита: «Да, мы же ничему не научились!»

Мама: «Гм… так ты считаешь, что вы ничему не научились?»

Анита: «Нет, на самом деле сегодня можно было и не ходить в школу, смысла в этом все равно не было».

Мама: «То есть ты считаешь, что из-за этой учительницы сегодня не было смысла идти в школу?»

Анита: «Да. (После небольшой паузы, очевидно, задумавшись .) На самом деле я не уверена, что все сочли ее такой глупой. А потом, может, она и станет нормальной учительницей, когда у нее будет побольше опыта».

 

Мы видим, что отражение имеет множественный эффект: Анита чувствует, что ее принимают, и раскрывает свое недовольство временной учительницей и учебным днем. Таким образом мы больше узнаем о ее восприятии происходящего. И, кроме того, мы наблюдаем интересную вещь – Анита начинает анализировать свое высказывание и добавляет: «На самом деле я не уверена, что все сочли ее такой глупой» – и продолжает: «А потом, может, она и станет нормальной учительницей, когда у нее будет побольше опыта». Поскольку ее восприятие не было отвергнуто, Анита получила возможность рассуждать дальше, подумать и оценить ситуацию со всех сторон. На эмоциональном уровне она ощутила надежность, которая позволила ей лучше разобраться в собственных мыслях, ей незачем было защищаться или скрывать то, что она чувствует. Принятие, которое заложено в отражении, сделало это возможным. Переживания, которые принимаются и тем самым признаются, можно спокойно исследовать. Мы чуть ли не видим, как отражение помогает лобным долям головного мозга Аниты создавать новые связи: «Гм… возможно, все не так просто, как мне сперва показалось».

Достичь этого было бы трудно или же вовсе невозможно, если бы мама начала с осуждения: «Анита! Нельзя же так говорить о людях! Ведь вести уроки в девятом классе совсем не просто». Как бы отреагировала четырнадцатилетняя девочка? Вероятно, закончила разговор и занялась бы чем-нибудь другим. Возможно, она разочарованно резюмировала бы: «Ты все равно ничего не понимаешь». Если подросток сочтет, что его мнению не придается должного значения или оно не признается, ему не захочется продолжать разговор. А это мешает посмотреть на ситуацию с разных сторон и взвесить другие возможности.

Тем не менее, многие могут счесть, что отражение, использованное мамой Аниты, выглядело несколько неестественно. Поэтому нелишним будет вспомнить, что отражение можно применять в более легком варианте. Мы можем отражать сказанное подростком своими словами, вместо того чтобы его цитировать.

 

Анита: «Сегодня заменяла училка, тупая как пробка!»

Мама: «Учительница плохо провела уроки?»

Анита: «Да, она просто дала нам неинтересное задание, мы такое уже делали раньше».

Мама: «То есть вы не узнали ничего нового?»

Анита: «Нет, не было никакого смысла сегодня идти в школу».

 

Многие могут счесть, что такое отражение выглядит естественнее, нежели его радикальный вариант, показанный в первом примере. Причина в том, что, во-первых, легкий вариант в меньшей степени напоминает «попугайский язык», а во-вторых, при его использовании становится совершенно ясно, что вы действительно поняли сказанное, поскольку переформулируете содержание высказывания своими словами. Здесь, правда, существует опасность исказить исходное сообщение и, возможно, в некоторой степени утратить мотивирующий эффект, приглашающий к дальнейшему общению.

 

Анита: «Сегодня заменяла училка, тупая как пробка!»

Мама: «Учительница плохо провела уроки?»

Анита: «Я этого не говорила! Я просто считаю, что она действительно глупая».

 

Мы также можем отражать, резюмируя то, что было сказано подростком в ходе или в конце беседы: «То есть ты сказала, что…» Таким образом мы продемонстрируем, что ухватили суть сказанного, и вместе с тем проверим, правильно ли поняли своего ребенка. Зачастую отражение в форме резюмирования воспринимается как наиболее естественное и правильное.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.95.208 (0.012 с.)