Методы обучения рисунку в Древнем Египте, 1 часть



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Методы обучения рисунку в Древнем Египте, 1 часть



Введение, 1 часть

Начало приобретения изобразительных навыков человеком, стремление передать окружающий мир средствами рисунка восходит к глубокой древности. Уже первобытные люди, изображая предметы реального мира, достигали больших успехов. Четкими линиями на гладкой поверхности кости или стены пещеры человек твердой и уверенной рукой воспроизводил различные предметы, животных и даже людей. Первобытные люди не только умели давать изображения предметов реального мира, но и достигали в этом деле большого искусства. Об этом убедительно свидетельствуют рисунки на костях и бивнях мамонта, на стенах пещер: стада антилоп, уверенно переданный образ северного оленя (рис. 1), льва, пожирающего кабана, слонихи, защищающей своего детеныша от нападения леопарда (рис. 2), и другие сцены из жизни.

Для этих древнейших изображений животных характерно известное мастерство, основанное на верности глаза и твердости руки. Здесь налицо способность человека передавать средствами рисунка образ животного, умение проверить нарисованное, сделать поправку и уточнение. Расположение линий на плоскости является не произвольным и случайным делом, а сознательным и обдуманным актом. Движения рук контролировались сознанием, направлялись глазом и разумом. Многие рисунки той эпохи поражают нас необыкновенной выразительностью и реалистичностью, ограниченной, естественно, теми пределами, в которых мог быть познан в то время реальный мир. К таким композициям можно отнести и изображение мамонта в пещере Комбарельс (рис. 3) и многие другие.

Реализм и свободное владение мастерством рисования убеждают нас в том, что древний человек не только хорошо видел и правильно передавал образ изображаемого животного, но и внимательно изучал его форму, запоминал его характерные особенности. Американский эстетик и психолог искусства Р. Арнхейм считает, что «острота наблюдения и правдивость памяти у первобытного человека» была «значительно выше, чем у людей более развитых цивилизаций» Нет сомнения, что приводимые нами образцы изобразительного искусства древнейших времен являются не случайными достижениями, а результатом многолетнего опыта и развития предшествовавшей традиции.

Рис. 1. Северный олень из Тайнгена. Рисунок на кости.

Рис. 2. Бой слонов и леопарда. Наскальное изображение из Северной Африки.

Необходим был ряд поколений, чтобы выработать умение правильно выцарапывать контур животного при помощи заостренного кремня, Ф. Энгельс пишет: «Прежде чем первый кремень при помощи человеческой руки был превращен в нож, должен был, вероятно, пройти такой длинный период времени, что в сравнении с ним известный нам исторический период является незначительным. Но решающий шаг был сделан, рука стала свободной и могла теперь усваивать всё новые и новые сноровки, а приобретенная этим большая гибкость передавалась по наследству и возрастала от поколения к поколению. Рука, таким образом, является не только органом труда, она также и продукт его. Только благодаря труду, благодаря приспособлению к все новым операциям, благодаря передаче по наследству достигнутого таким путем особого развития мускулов, связок и, за более долгие промежутки времени, также и костей, и благодаря все новому применению этих переданных по наследству усовершенствований к новым, все более сложным операциям, — только благодаря всему этому человеческая рука достигла той ступени совершенства, на которой она смогла, как бы силой волшебства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуи Торвальдсена, музыку Паганини».

Рис. 3. Мамонт из пещеры Комбарельс. Рисунок на скале.

 

 

Не сразу научились люди строить себе жилища, создавать предметы домашнего обихода, владеть приемами изобразительного искусства. Тысячелетиями человек накапливал опыт в начертании линий и узоров, в изображении птиц и зверей. Первобытные люди, приобретая опыт в какой-либо работе, стремились передать его своим потомкам.

Как передавались изобразительные навыки из поколения в поколение, ответить трудно. Есть основания думать, что усвоение навыков носило характер непосредственного, живого наблюдения и подражания. Когда человек рисовал животных и сцены охоты, заинтересованная молодежь внимательно следила за его увлекательной работой. Возможно, кое-кто тут же начинал подражать ему, а другие позднее повторяли приемы работы. Г. В. Плеханов писал: «Другой пример. Австралийская женщина изображает в пляске, между прочим, и то, как она вырывает из земли питательные корни растений, Эту пляску видит ее дочь и, по свойственному детям стремлению к подражанию, она воспроизводит телодвижения своей матери».

Некоторые ученые предполагают, что изобразительное искусство первобытного человека возникло на основе подражания природе, многократного повторения форм природы. Обводя увиденные на земле или на стене пещеры тень предмета, фигуры человека или животного, отпечаток на земле ноги, руки или всей фигуры, первобытный человек давал вначале абрис (силуэт) этого предмета, а затем вносил уточнения. Этой точки зрения придерживался и великий ученый и художник эпохи Возрождения Леонардо да Винчи. Затем полученное подобие реального предмета (его образ) человек, возможно, повторял в меньшем масштабе, после чего переносил на предметы обихода в качестве украшения или магического талисмана.

Однако во всех случаях именно живое, непосредственное подражание формам природы заставляло первобытных людей следовать точному воспроизведению натуры. Таким образом, на низших ступенях развития человеческого общества старшее поколение передавало детям накопленные навыки и умения не только в процессе добывания средств к существованию, но и в изобразительном искусстве, возникшем в тесной связи с трудовым процессом.

Следует добавить, что многие рисунки первобытных людей носили магический, ритуальный характер и, таким образом, явились своеобразной формой передачи человеческой мысли. На этой основе впоследствии возникло пиктографическое (рисунчатое) письмо. Этому вопросу посвящено немало научных трудов, в которых убедительно доказывается, как от упрощенных изображений форм предметов люди перешли к условным знакам, которые затем превратились в слова письменной речи и отдельные буквы. Рисовал первобытный человек углем и заостренным камнем. Возможно, он наносил предварительно рисунок углем, закреплял (процарапывал) его камнем, после чего раскрашивал охристыми красками. На это указывают сохранившиеся росписи стен и потолков в пещерах Комбарельс, Лес-Эйзи, Альтамира и горных районах Сахары (рис. 4).

Рис. 4. Бизоны. Рисунок из пещеры Лес-Эйзи в долине Везеры (Франция).

Земледельческий и ремесленно-производственный характер неолита изменил отношение человека к искусству. Умение рисовать человек стал использовать уже и как своеобразную профессию. Пользуясь известными в то время методами и приемами нанесения изображения на плоскость, ремесленник применял рисунки для украшения предметов своего ремесла, главным образом гончарного. Но эти композиции были условными и схематичными, мало похожими на предметы реального мира (рис. 5).

В истории первобытного изобразительного искусства наблюдается интересный процесс. С одной стороны, в период неолита реалистическое направление идет по нисходящей линии. Умельцы постепенно утрачивают навыки правильной передачи форм предметов, изображения становятся все более схематичными и условными. Такой жизненной яркости, выразительности, как я рисунках неолита, уже не встречается. С другой стороны, наряду с условностью и схематизацией, потерей непосредственной реалистичности рисунка первобытный художник приобретает способность абстрагировать, обобщать, понимать основу формообразования, подмечать сходство и различие в характере формы предметов.

Рис. 5. Неолитическая керамика.

В то же время дошедшие до нас рисунки этого времени показывают, что схематизм был не отвлеченным плодом фантазии художника, а проявлением процесса последовательного упрощения формы. Несмотря на схематизм и символические элементы на предметах гончарного производства, реализм все же следует признать основой развития искусства в древнем мире. Справедливо указывает известный ученый Брейль, что попытки изобразить предмет не в профиль, а в фас или анфас вызывали постоянное упрощение формы в связи с трудностью выполнения такого рисунка и передачи ракурса. Говоря о мадленском периоде, Брейль на примере рисунка козы показывает как реальное изображение, постепенно упрощаясь, превращается в декоративный элемент узора (рис. 6.) Видимо отсюда и берет свое начало пиктографическое письмо.

Рис. 6. Упрощение рисунка козы (по Брейлю).

Археологические находки в Сахаре позволяют сделать вывод, что ремесленник не только подмечал и запечатлевал увиденное, но и старался заложить в свое изображение определенную мысль и содержание. В отличие от художника неолита, он начинает все чаще и чаще, наряду с животными, рисовать и человека. К таким рисункам следует отнести замечательный фрагмент наскального изображения «Собеседницы» (рис. 7) и серию «круглоголовых» из Тассили. Схематичное изображение человека с круглой головой, которая нередко украшена рогами и перьями птиц, полно загадочного содержания, видимо, ритуального характера. Эта загадочность и дала повод известному французскому ученому Анри Лоту рисунок «круглоголового» из ущелья Джаббарена назвать «Великим богом марсиан» (рис. 8). Последние археологические раскопки в Азербайджане, рисунки на скалах Кобустана также дают интересный материал для изучения методов рисования в древности.

Рис. 7. Собеседницы и рис. 8. Великий бог марсиан.

Итак, большинство рисунков эпохи неолита носит геометрический, орнаментальный характер. Они применялись, главным образом, для украшения талисманов и предметов ремесла. Новое применение изображений изменило и характер построения рисунка. Изменяется и метод обучения рисованию. Художник-ремесленник уже не оставался равнодушным к успехам своего ученика. Для него стало важным, чтобы ученик, перенимая его искусство, становился помощником, а впоследствии и продолжателем его дела. Для этого мастер должен был несколько раз показать ученику, как надо работать, как следует изображать тот или иной узор, добиваясь желаемого результата. Так обучение рисованию стало приобретать свои законные права. Выработке приемов и методов обучения способствовали и характерные для того времени схематизм и условность изображения — художник придерживался определенных канонизированных форм и правил, которым он обучал своего ученика.

В поздний период варварства обучение изобразительному искусству стало носить более организованный характер. Строго соблюдались известные принципы и приемы изображения. Однако четко разработанных методов обучения еще не было. Настоящее же обучение искусствам, с организацией школ и институтов, возникло только в период цивилизации, Ф. Энгельс писал: «Цивилизация — период овладения дальнейшей обработкой продуктов природы, период промышленности в собственном смысле этого слова и искусства».

 

Введение, 1 часть

Начало приобретения изобразительных навыков человеком, стремление передать окружающий мир средствами рисунка восходит к глубокой древности. Уже первобытные люди, изображая предметы реального мира, достигали больших успехов. Четкими линиями на гладкой поверхности кости или стены пещеры человек твердой и уверенной рукой воспроизводил различные предметы, животных и даже людей. Первобытные люди не только умели давать изображения предметов реального мира, но и достигали в этом деле большого искусства. Об этом убедительно свидетельствуют рисунки на костях и бивнях мамонта, на стенах пещер: стада антилоп, уверенно переданный образ северного оленя (рис. 1), льва, пожирающего кабана, слонихи, защищающей своего детеныша от нападения леопарда (рис. 2), и другие сцены из жизни.

Для этих древнейших изображений животных характерно известное мастерство, основанное на верности глаза и твердости руки. Здесь налицо способность человека передавать средствами рисунка образ животного, умение проверить нарисованное, сделать поправку и уточнение. Расположение линий на плоскости является не произвольным и случайным делом, а сознательным и обдуманным актом. Движения рук контролировались сознанием, направлялись глазом и разумом. Многие рисунки той эпохи поражают нас необыкновенной выразительностью и реалистичностью, ограниченной, естественно, теми пределами, в которых мог быть познан в то время реальный мир. К таким композициям можно отнести и изображение мамонта в пещере Комбарельс (рис. 3) и многие другие.

Реализм и свободное владение мастерством рисования убеждают нас в том, что древний человек не только хорошо видел и правильно передавал образ изображаемого животного, но и внимательно изучал его форму, запоминал его характерные особенности. Американский эстетик и психолог искусства Р. Арнхейм считает, что «острота наблюдения и правдивость памяти у первобытного человека» была «значительно выше, чем у людей более развитых цивилизаций» Нет сомнения, что приводимые нами образцы изобразительного искусства древнейших времен являются не случайными достижениями, а результатом многолетнего опыта и развития предшествовавшей традиции.

Рис. 1. Северный олень из Тайнгена. Рисунок на кости.

Рис. 2. Бой слонов и леопарда. Наскальное изображение из Северной Африки.

Необходим был ряд поколений, чтобы выработать умение правильно выцарапывать контур животного при помощи заостренного кремня, Ф. Энгельс пишет: «Прежде чем первый кремень при помощи человеческой руки был превращен в нож, должен был, вероятно, пройти такой длинный период времени, что в сравнении с ним известный нам исторический период является незначительным. Но решающий шаг был сделан, рука стала свободной и могла теперь усваивать всё новые и новые сноровки, а приобретенная этим большая гибкость передавалась по наследству и возрастала от поколения к поколению. Рука, таким образом, является не только органом труда, она также и продукт его. Только благодаря труду, благодаря приспособлению к все новым операциям, благодаря передаче по наследству достигнутого таким путем особого развития мускулов, связок и, за более долгие промежутки времени, также и костей, и благодаря все новому применению этих переданных по наследству усовершенствований к новым, все более сложным операциям, — только благодаря всему этому человеческая рука достигла той ступени совершенства, на которой она смогла, как бы силой волшебства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуи Торвальдсена, музыку Паганини».

Рис. 3. Мамонт из пещеры Комбарельс. Рисунок на скале.

 

 

Не сразу научились люди строить себе жилища, создавать предметы домашнего обихода, владеть приемами изобразительного искусства. Тысячелетиями человек накапливал опыт в начертании линий и узоров, в изображении птиц и зверей. Первобытные люди, приобретая опыт в какой-либо работе, стремились передать его своим потомкам.

Как передавались изобразительные навыки из поколения в поколение, ответить трудно. Есть основания думать, что усвоение навыков носило характер непосредственного, живого наблюдения и подражания. Когда человек рисовал животных и сцены охоты, заинтересованная молодежь внимательно следила за его увлекательной работой. Возможно, кое-кто тут же начинал подражать ему, а другие позднее повторяли приемы работы. Г. В. Плеханов писал: «Другой пример. Австралийская женщина изображает в пляске, между прочим, и то, как она вырывает из земли питательные корни растений, Эту пляску видит ее дочь и, по свойственному детям стремлению к подражанию, она воспроизводит телодвижения своей матери».

Некоторые ученые предполагают, что изобразительное искусство первобытного человека возникло на основе подражания природе, многократного повторения форм природы. Обводя увиденные на земле или на стене пещеры тень предмета, фигуры человека или животного, отпечаток на земле ноги, руки или всей фигуры, первобытный человек давал вначале абрис (силуэт) этого предмета, а затем вносил уточнения. Этой точки зрения придерживался и великий ученый и художник эпохи Возрождения Леонардо да Винчи. Затем полученное подобие реального предмета (его образ) человек, возможно, повторял в меньшем масштабе, после чего переносил на предметы обихода в качестве украшения или магического талисмана.

Однако во всех случаях именно живое, непосредственное подражание формам природы заставляло первобытных людей следовать точному воспроизведению натуры. Таким образом, на низших ступенях развития человеческого общества старшее поколение передавало детям накопленные навыки и умения не только в процессе добывания средств к существованию, но и в изобразительном искусстве, возникшем в тесной связи с трудовым процессом.

Следует добавить, что многие рисунки первобытных людей носили магический, ритуальный характер и, таким образом, явились своеобразной формой передачи человеческой мысли. На этой основе впоследствии возникло пиктографическое (рисунчатое) письмо. Этому вопросу посвящено немало научных трудов, в которых убедительно доказывается, как от упрощенных изображений форм предметов люди перешли к условным знакам, которые затем превратились в слова письменной речи и отдельные буквы. Рисовал первобытный человек углем и заостренным камнем. Возможно, он наносил предварительно рисунок углем, закреплял (процарапывал) его камнем, после чего раскрашивал охристыми красками. На это указывают сохранившиеся росписи стен и потолков в пещерах Комбарельс, Лес-Эйзи, Альтамира и горных районах Сахары (рис. 4).

Рис. 4. Бизоны. Рисунок из пещеры Лес-Эйзи в долине Везеры (Франция).

Земледельческий и ремесленно-производственный характер неолита изменил отношение человека к искусству. Умение рисовать человек стал использовать уже и как своеобразную профессию. Пользуясь известными в то время методами и приемами нанесения изображения на плоскость, ремесленник применял рисунки для украшения предметов своего ремесла, главным образом гончарного. Но эти композиции были условными и схематичными, мало похожими на предметы реального мира (рис. 5).

В истории первобытного изобразительного искусства наблюдается интересный процесс. С одной стороны, в период неолита реалистическое направление идет по нисходящей линии. Умельцы постепенно утрачивают навыки правильной передачи форм предметов, изображения становятся все более схематичными и условными. Такой жизненной яркости, выразительности, как я рисунках неолита, уже не встречается. С другой стороны, наряду с условностью и схематизацией, потерей непосредственной реалистичности рисунка первобытный художник приобретает способность абстрагировать, обобщать, понимать основу формообразования, подмечать сходство и различие в характере формы предметов.

Рис. 5. Неолитическая керамика.

В то же время дошедшие до нас рисунки этого времени показывают, что схематизм был не отвлеченным плодом фантазии художника, а проявлением процесса последовательного упрощения формы. Несмотря на схематизм и символические элементы на предметах гончарного производства, реализм все же следует признать основой развития искусства в древнем мире. Справедливо указывает известный ученый Брейль, что попытки изобразить предмет не в профиль, а в фас или анфас вызывали постоянное упрощение формы в связи с трудностью выполнения такого рисунка и передачи ракурса. Говоря о мадленском периоде, Брейль на примере рисунка козы показывает как реальное изображение, постепенно упрощаясь, превращается в декоративный элемент узора (рис. 6.) Видимо отсюда и берет свое начало пиктографическое письмо.

Рис. 6. Упрощение рисунка козы (по Брейлю).

Археологические находки в Сахаре позволяют сделать вывод, что ремесленник не только подмечал и запечатлевал увиденное, но и старался заложить в свое изображение определенную мысль и содержание. В отличие от художника неолита, он начинает все чаще и чаще, наряду с животными, рисовать и человека. К таким рисункам следует отнести замечательный фрагмент наскального изображения «Собеседницы» (рис. 7) и серию «круглоголовых» из Тассили. Схематичное изображение человека с круглой головой, которая нередко украшена рогами и перьями птиц, полно загадочного содержания, видимо, ритуального характера. Эта загадочность и дала повод известному французскому ученому Анри Лоту рисунок «круглоголового» из ущелья Джаббарена назвать «Великим богом марсиан» (рис. 8). Последние археологические раскопки в Азербайджане, рисунки на скалах Кобустана также дают интересный материал для изучения методов рисования в древности.

Рис. 7. Собеседницы и рис. 8. Великий бог марсиан.

Итак, большинство рисунков эпохи неолита носит геометрический, орнаментальный характер. Они применялись, главным образом, для украшения талисманов и предметов ремесла. Новое применение изображений изменило и характер построения рисунка. Изменяется и метод обучения рисованию. Художник-ремесленник уже не оставался равнодушным к успехам своего ученика. Для него стало важным, чтобы ученик, перенимая его искусство, становился помощником, а впоследствии и продолжателем его дела. Для этого мастер должен был несколько раз показать ученику, как надо работать, как следует изображать тот или иной узор, добиваясь желаемого результата. Так обучение рисованию стало приобретать свои законные права. Выработке приемов и методов обучения способствовали и характерные для того времени схематизм и условность изображения — художник придерживался определенных канонизированных форм и правил, которым он обучал своего ученика.

В поздний период варварства обучение изобразительному искусству стало носить более организованный характер. Строго соблюдались известные принципы и приемы изображения. Однако четко разработанных методов обучения еще не было. Настоящее же обучение искусствам, с организацией школ и институтов, возникло только в период цивилизации, Ф. Энгельс писал: «Цивилизация — период овладения дальнейшей обработкой продуктов природы, период промышленности в собственном смысле этого слова и искусства».

 

Методы обучения рисунку в Древнем Египте, 1 часть

В рабовладельческую эпоху начинается бурное строительство городов, общественных зданий, дворцов, храмов. Это стало требовать большого количества мастеров и художников: архитекторов-строителей, живописцев, скульпторов, художников-прикладников. Появилась необходимость в специальных школах, где готовились бы эти кадры. Исследуя методы обучения рисованию, вначале обратимся к одной из наиболее древних и высокоразвитых культур — художественной культуре Древнего Египта Эпоха Древнего Египта привлекает наше внимание, прежде всего потому, что в этот период впервые создаются специальные художественные школы, с ясной системой обучения, с четкой методикой преподавания рисунка. Эти школы учили правилам и законам построения изображения и требовали от учеников неукоснительного их соблюдения.

Много ценного и интересного материала для изучения методов обучения изобразительному искусству дают памятники египетской культуры: росписи на стенах гробниц, дворцов, храмов, на предметах домашнего обихода; рисунки для рельефов, и, наконец, рисунки на папирусах. Правила изобразительного искусства требовали канонизированной трактовки форм, в особенности при изображении человеческих фигур. Для этого были установлены правила и каноны изображения человека стоящего, идущего, сидящего, коленопреклоненного, присевшего на корточки и т. д. Были также разработаны они и для изображения цветка лотоса, священных животных и различных предметов. Эти раз и навсегда установленные каноны, с одной стороны, помогали начинающему художнику быстро усваивать процесс построения изображения предметов, а с другой — сковывали и ограничивали его творческие возможности. Они не давали возможности художнику изобразить мир таким, каким он его видел в действительности, то есть живо, непосредственно, а требовали только определенных правил.

Поскольку художник должен был изображать предметы не такими, какими он видел их в действительности, а такими, как этого требовали каноны, то вполне понятно, что и обучение рисованию строилось не на основе изучения натуры, а на заучивании (зазубривании) выработанных школой правил (канонов). Обучая рисованию, художник-педагог заставлял ученика не наблюдать природу — натура как объект изучения не существовала, а заучивать отдельные формулы и схемы изображения форм предметов по таблицам и образцам. Очевидно, обучение в египетской школе требовало только механического навыка.

Основное внимание египетские художники обращали на изображение человеческой фигуры. С этой целью был разработан специальный канон, который египтяне установили путем изучения и измерения как всей фигуры, так и каждой ее части. Измерение частей человеческого тела египтяне производили с математической точностью, не упуская ни малейшей детали. Для разработки канона египетские художники-теоретики использовали такую систему пропорционального членения фигуры на части, которая позволяла по части определить целое и по одной части тела определить размер другой. Диодор Сицилийский указывал, что египтяне «разделяли человеческое тело на 21 часть и на основании этого регулировали всю экономию произведения».

Эта цифра, которую дробь делала странной, долгое время заставляла ученых сомневаться в правильности сообщений Диодора. И только благодаря изысканиям Лепсиуса эта цифра стала понятной. Лепсиус нашел в Египте рисунок человеческой фигуры, которая была изображена стоящей прямо, лицом к зрителю, и тело этой фигуры было разделено параллельными горизонтальными линиями на 21 равную часть (рис. 1). Единицей измерения служила длина среднего пальца руки, вытянутой вдоль бедра. Фигура разделена на 19 равных частей, 2 части приходится на традиционный головной убор. Таким образом, сообщения Диодора научно подтвердились. Ш. Блан на основании литературных изысканий, изучения египетских статуй и рисунков установил, что измерение фигуры следовало снизу вверх.

Рис. 1. Древнеегипетский канон пропорций.

По египетскому канону фигура человека имела следующие размеры: высота стопы считалась равной одному пальцу. Расстояние от верхней части коленной чашечки до лобка равняется четырем пальцам. Лобковая кость делит всю фигуру на две равные части. Пупок располагается на одиннадцатом делении снизу. На двенадцатом — верхний край гребня подвздошной кости. Грудные соски находятся между 14-м и 15-м пальцами, на шестнадцатом делении — кадык. Голова равнялась двум пальцам. На 17-м делении снизу располагается кончик носа; на 18-м — лобные бугры.

Предписаны были также все подробности изображения фигуры, например размеры ширины носа, глаз, рта и т. д., подобным же образом — ширина груди, толщина руки в различных местах — словом, для всех частей тела была определена точная величина.

Зная эти правила, художник мог более точно нарисовать человеческую фигуру, начиная с любого места. Кроме того, этот канон давал возможность художнику при изображении фигуры очень больших размеров (колосса) судить по размерам целого о размерах отдельной части и, наоборот, по размерам какой-либо части — о размере всей фигуры. Известно, что египетские ваятели выполняли скульптуры огромных размеров (колоссов) по частям, то есть каждую часть одной и той же фигуры выполняли несколько мастеров порознь. Были случаи, когда несколько художников выполняли фигуру в разных местах жительства; один художник выполнял верхнюю половину фигуры, другой — нижнюю. Затем, когда складывали обе половины вместе, они точно сходились, и не было никакого нарушения пропорций. Были также случаи, когда один художник выполнял правую половину фигуры, а другой — левую.

Такое прекрасное знание и умение пользоваться каноном очень удивляло и восхищало мастеров Древней Греции. Греческие художники специально совершали путешествия в Египет, чтобы поучиться этому мастерству у египтян. По сведениям Диодора, греческие скульпторы Телеклес и Теодор пользовались египетским каноном и свободно могли измерить человеческую фигуру по египетской системе. Большинство греческих художников, побывавших в Египте, указывали, что основное достоинство произведений художников Древнего Египта — это исключительная соразмерность частей человеческой фигуры.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.58.199 (0.025 с.)