Методы преподавания рисования в XVIII и первой половине XIX века, 11 часть



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Методы преподавания рисования в XVIII и первой половине XIX века, 11 часть



Последовательность обучения и усложнения учебных задач у Дюпюи была несколько необычной. Например, только после изучения человеческой фигуры Дюпюи разрешали ученику переходить к рисованию орнамента. Они считали, что форма орнамента заключает в себе все сложные формы природы.

Методика обучения рисованию у Дюпюи строилась следующим образом: вначале ученики изучают и изображают простейшие модели (проволочные) без перспективных явлений — фронтально, затем — проволочные модели с перспективными сокращениями. Затем следует рисование плоских фигур, после чего — объемных. Методическая последовательность при рисовании каждой группы моделей соблюдалась одна и та же: вначале — фронтальное изображение модели, затем — перспективное.

Метод обучения рисованию братьев Дюпюи имел еще одну особенность — вначале ученики рисовали на черных досках мелом, а когда приобретали некоторый навык в рисовании, переходили к работе на бумаге. Для развития чувства формы Дюпюи ввели занятия лепкой из глины. Моделирование из глины, как говорил А. Дюпюи, необходимо потому, «что оно дает осязательное представление о тех предметах, рисунок которых есть только образ». «Для ремесленного производства рисунок не должен быть простою художественною забавою, но он должен служить лишь первым выражением мысли, которая рано или поздно воплотится на металле, дереве или камне».

Метод обучения рисованию братьев Дюпюи не потерял своего значения и в настоящее время. Отдельные модели, разработанные им, используются художниками-педагогами. Так, преподаватели художественно-графического факультета МГПИ им. В. И. Ленина при обучении рисованию по методу Д. Н. Кардовского применяют модели Дюпюи.

В XVIII — первой половине XIX века рисование начинает прочно завоевывать свое место в общеобразовательных школах. Начало этому положил швейцарский педагог Иоганн Генрих Песталоцци (1746-1827), которого не случайно учителя рисования назвали отцом школьной методики.

Рисование в школе Песталоцци рассматривает как общеобразовательный предмет. Все знания, по его мнению, исходят из числа, формы и слова. Первым шагом к познанию служит созерцание. Чтобы иметь возможность правильно мыслить, необходимо правильно рассматривать окружающую природу. Рисование и есть наисовершеннейший способ приобрести это умение.

Чтобы усвоить искусство осмысленного созерцания, необходимы специальные упражнения, которые приучат глаз смотреть на все, сравнивая, анализируя и группируя. А для этого, говорит Песталоцци, необходимо выбрать несколько наиболее простых и строго определенных форм, при помощи которых глаз будет иметь возможность разлагать все остальные части и определять взаимоотношения последних. Такими основными «нормальными фигурами» Песталоцци считает линию, угол, квадрат, круг и овал.

Первые упражнения Песталоцци советует проводить на аспидных досках мелками. Когда же ученик приобретет известный навык и перейдет к рисованию с натуры, ему можно дать карандаш и бумагу. Особая роль, по мнению Песталоцци, должна принадлежать рисованию в начальной школе. В его дневнике, где речь идет о воспитании сына, рисование занимает главное место. Ежедневные занятия начинаются с рисования.

Рисование, утверждает Песталоцци, должно предшествовать письму, — не только потому, что оно облегчает процесс овладения начертанием букв, но и потому, что оно легче усваивается: «Письмо есть не что иное, как рисование произвольно выбранных линейных форм, поэтому оно должно в основном следовать общим правилам линейного рисунка. Это основное положение вполне соответствует требованиям природы: ребенок в состоянии усвоить основы линейного рисунка на два — три года раньше, чем он сможет хорошо овладеть пером. Итак, я учу детей рисовать раньше, чем заходит речь о письме и, следуя этому методу, они учатся писать буквы совершенно безукоризненно, что обычно не встречается в этом возрасте».

Давая методические рекомендации для начальной стадии обучения, Песталоцци пишет: «Выбирай из всех человеческих знаний самое легкое, обладающее наибольшей привлекательностью для детей, чтобы приучить ребенка к работе, требующей от него определенной усидчивости. Твоей путеводной нитью должна стать его склонность к подражанию. У тебя в комнате есть печь — срисуй ее. Если твой ребенок и не сумеет в течение года нарисовать прямоугольник, он все же приучится сидеть за работой».

Сам Песталоцци, по словам современников, рисовать не умел, поэтому четких и определенных правил для обучения рисованию он не дает, ограничиваясь общими педагогическими замечаниями. Но его дидактические указания и педагогические идеи были настолько важными и жизненными, что послужили основой для дальнейшего развития методики рисования в общеобразовательных школах.

Большое значение Песталоцци придает методам обучения. От правильно построенной системы, говорит Песталоцци, зависит успех обучения рисованию. Художники мало задумываются над методикой преподавания, они идут окольными путями, поэтому их искусство оказывается доступным только избранным (особо одаренным). Однако обучить основам рисунка можно каждого, и рисование, имеющее большое общеобразовательное значение, должно занять свое место в школе наряду с другими учебными предметами.

Песталоцци пишет: «Правда, молодые художники по недостатку таких элементов измерения путем долгих упражнений в своем искусстве приобретали средства, с помощью которых они достигали большего или меньшего умения представлять себе любой предмет и срисовывать его таким, каким он в действительности бывает в природе; и неоспоримо, что многие из них ценой длительных усилий даже в отношении самых сложных наблюдений достигали столь развитого чувства пропорции, которое делало для них излишним измерение предметов.

Однако сколько было художников, почти столько же было различных средств у них, ни у кого из этих художников не было названия для своих средств, потому что никто из них не знал их определенно; поэтому они и не могли как следует сообщить эти средства своим ученикам, которые, стало быть, были в том же положении, что и их учителя. Они тоже должны были крайними усилиями и долгими упражнениями, но вновь собственными средствами, или, вернее, без всяких средств, добиваться результата своих учителей — верного чувства пропорций. Таким образом, искусство должно было оставаться в руках немногих счастливцев, имевших время и настроение возвыситься до этого чувства таким окольным путем; поэтому их искусство никогда нельзя было рассматривать как общечеловеческое дело, а притязания на его развитие — как общечеловеческое право. И все же оно является таковым».

Свои взгляды на методику рисования Песталоцци полно изложил в книге «Как Гертруда учит своих детей». Заслуга Песталоцци состоит также в том, что он считал необходимым при выработке системы обучения руководствоваться возрастными особенностями учеников: «...Для всех разделов обучения необходимо с величайшей точностью определить, что из их содержания подходит для каждого возраста».

По мнению Песталоцци, приведение учебного материала в стройную систему, установление тесной связи знаний с умениями в рисовании обязательно выработают у учащихся навыки сознательного применения их в самостоятельной работе.

«Мир, говорил я сам себе, мечтая вслух, представляется нам в виде переливающегося моря беспорядочных чувственных восприятий; дело обучения и искусства состоит в том, чтобы действительно без ущерба для нас ускорить наше развитие, недостаточно быстро продвигающееся вперед только с помощью одной природы. Дело обучения и искусства состоит еще и в том, чтобы уничтожить беспорядочность этих чувственных восприятий, разграничить между собой предметы, вновь объединить в нашем сознании сходные и родственные, внося тем самым большую ясность в наши представления, и после полного их уяснения возвысить до четких понятий».

Песталоцци считает, что обучение рисованию должно проходить с натуры, так как натура доступна наблюдению, осязанию и измерению. В соответствии с этой установкой он определяет и сам термин «рисование» как установление формы посредством линий; величину же формы, указывает он, можно установить точным измерением. Именно рисование с натуры, по Песталоцци, развивает ребенка: достаточно научить его рисовать с натуры модели, взятые из окружающей его действительной жизни и природы; если даже эти первые контуры будут несовершенны, то развивающее значение их гораздо больше, чем рисование с подражаний, то есть с готовых рисунков.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.254.246 (0.012 с.)