Сословно-представительные органы Германии



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сословно-представительные органы Германии



Политическое развитие Германии. Характерной чертой политического развития Германии XIV—XV вв. стали дальнейшие успехи князей, стремившихся не допустить усиления император-кой власти, продолжить централизацию в рамках отдельных территорий. Этим целям служило и избрание князьями на королевский престол малозначительного владетеля графства Люксембург Генриха VII (1308—1313). Идя по пути, уже проложенному его предшественниками, — пути династической политики и укрепления своих родовых владений как основы для дальнейшего усиления власти короля, — он женил сына на наследнице короля Чехии, обеспечив своим потомкам обладание этой страной. С другой стороны, он обратился к старым традициям немецких государей и совершил поход в Италию, где впервые после векового перерыва был коронован в Риме императорской короной. Видя в усилении Люксембургов угрозу своим интересам, князья после смерти Генриха VII избрали на престол Людвига Баварского (1314—1347) из рода Виттельсбахов. С его именем связан последний крупный акт многовековой борьбы между империей и папством. Выступив против политических и финансовых притязаний папы Иоанна XXII в Германии, Людвиг получил поддержку широкой антипапской оппозиции, главную силу которой составляли немецкое бюргерство и часть клира. В числе главных идеологов движения были нашедшие убежище в Германии ярые противники светской власти папы Марсилий Падуанский и Вильям Оккам. Папа отлучил Людвига от церкви, тот в свою очередь объявил папу еретиком и совершил в 1327—1330 гг. поход в Италию, где короновался императорской короной. Немецкие князья, вовсе не желавшие чрезмерного усиления Людвига Баварского, воспользовались остротой борьбы и еще при жизни Людвига избрали правителем Германии представителя династии Люксембургов чешского короля Карла. Он правил империей как Карл IV (1346—1378). Именно в этот период политическая раздробленность Германии получила правовое закрепление в изданной императором «Золотой булле» (1356), названной К. Марксом «основным законом немецкого многовластия» . Булла подтверждала сложившийся порядок избрания «римского короля, долженствующего стать императором». Коллегия выборщиков состояла из семи князей-курфюрстов: трех церковных (архиепископы Майнцский, Кёльнский и Трирский) и четырех светских (король Чешский, пфальцграф Рейнский, герцог Саксонский, маркграф Бранденбургский). Избрание должно было проводиться по инициативе архиепископа Майнцского во Франк-фурте-на-Майне большинством голосов. При избрании «королем римским» одобрения папы не требовалось — оно признавалось необходимым только при коронации императорской короной. Этот порядок выборов действовал до 1806 г. Булла санкционировала не только старые, но и новые привилегии князей. Они закрепили свое право на высший суд, разработку горных недр, чеканку монеты, взимание таможенных пошлин. Социальная направленность буллы недвусмысленно сказалась в содержащемся в ней разрешении феодалам вести «законно объявленные» частные войны (кроме выступлений вассалов против своих сеньоров), в то время как союзы между городами были названы «заговорами» и категорически запрещены. В целом булла не столько привела к существенному усилению позиций курфюрстов, сколько зафиксировала их исторически сложившиеся привилегии, включая право избирать императора. Карл IV, однако, обеспечил буллой отстранение от участия в коллегии курфюрстов соперников своей династии — герцогов Баварии и Австрии, закрепил привилегирог ванные позиции Чехии.

Более чем тридцатилетнее правление Карла IV, лишь ненадолго усилившее центральную власть, заложило традиции и дальнейшей политики Люксембургской династии, уделявшей преимущественное внимание заботам о своих наследственных землях и шедшей ради этого на очередные уступки князьям и римской курии. Император Сигизмунд (1410—1437), мечтавший о великой державе под главенством Люксембургов, пытался упрочить свою власть, участвуя в восстановлении единства церкви, гонениях на еретиков, строя планы большой коалиции европейских государств против растущей турецкой опасности.

После прекращения Люксембургской династии в 1437 г. императорская корона на века перешла к Габсбургам. Фактическая наследственность династии императоров (при сохранявшемся порядке выборов) уже не представляла серьезной опасности для князей, закрепивших свои позиции. Упадок империи усиливался одновременно с кризисом другого универсалистского учреждения средневековья — папства. Особое бессилие центральной власти в Германии было характерно для более чем полувекового правления императора Фридриха III (1440—1493). Это время ознаменовалось множеством княжеских междоусобиц, сопровождавшихся грабежами городов и опустошением целых районов

в сельской местности. Небывалых даже для Германии масштабов достиг разбой на дорогах ощущавших свою безнаказанность рыцарей. Попытки Фридриха III провозглашать запреты на нарушение мира и порядка оказались безрезультатными: у императора не было реальной силы, чтобы заставить выполнять свои предписания. Долгое время и во внешней политике вялого и нерешительного Фридриха III преследовали неудачи. Тевтонский орден, потерпевший поражение от Польши, оказался в вассальной зависимости от ее короля (1466), датский король присоединил к своим владениям входившие в состав империи Шлезвиг и Гольштейн (1460), Франция — числившийся за империей Прованс (1481), а венгерский король Матьяш Корвин отобрал у императора даже его родовые владения — Верхнюю и Нижнюю Австрию и Штирию. Лишь к концу правления Фридриха III положение его династии значительно окрепло. Распад Бургундского государства и династический брак сына Фридриха III — Максимилиана с Марией Бургундской принесли Габсбургам Нидерланды, а осуществленный уже после кончины старого правителя брак его внука Карла с наследницей испанских королей позволил Габсбургам стать в XVI в. самой могущественной династией в Европе. Положение императорской и княжеской власти в Германии наложило отпечаток и на специфику развития в XIV—XV вв. немецких сословно-представительных органов. Выросшее из первоначального совета императорских вассалов собрание представителей «чинов», входивших в империю, лишь в конце XV в. получило название рейхстага. Эти имперские собрания включали представительство курфюрстов, других духовных и светских князей и господ, делегатов крупнейших имперских и вольных городов. Рыцарство, потерявшее с развитием огнестрельного оружия и наемничества былое военное значение, не имело самостоятельного корпоративного представительства, духовенство не было выделено в особую курию, а города, и без того представленные крайне неполно, обсуждали лишь вопросы, затрагивавшие их непосредственные интересы.

Рейхстаг являлся органом с совещательными правами, служившим прежде всего выяснению и максимальному согласованию мнений представленных в нем общественных групп, за которыми стояла та или иная реальная сила. Никакого специального учреждения для воплощения в жизнь решений рейхстага в Германии не было, как не было и необходимых для этих целей общеимперского суда и общеимперской казны.

Большее сходство с представительными органами других европейских стран имели ландтаги, сложившиеся в ряде княжеств собрания представителей дворянства, духовенства, княжеских городов. Действовали они, однако, еще нерегулярно. Будучи носителями региональной централизации при имперской раздробленности, князья в XIV—XV вв. заметно расширили и упорядочили органы территориального управления, организацию финансового дела, административное деление княжеств на округа, усовершенствовали территориальное законодательство. Княжеские резиденции постепенно становятся столицами: таковы Мюнхен в Баварии, Штуттгарт в Вюртемберге, Гейдельберг в Пфальце.

 

54. Политическое развитие Италии в XIII-XV вв

В связи с успехами ремесла и торговли, а позднее — зарождением раннекапиталистических отношений в городах Северной и Средней Италии заметно усиливается политическое влияние торгово-ремесленного населения — пополанов — и падает роль феодальных элементов — грандов.

Наиболее ярким примером этого может служить Флоренция. Здесь уже в 1250 г. была установлена так называемая «первая народная конституция», закрепившая господство пополанов. Наряду с подеста, которого коммуна приглашала из другого города, появляется новое должностное лицо — «капитан народа», опирающийся на городское ополчение. В 1282 г. Флоренцией управляло выборное пополанское правительство. Оно называлось «приорат» (от «приор»—старейшина цеха), а впоследствии—«синьорией». В приорат входило 9 человек во главе с «гонфалоньером (знаменосцем) справедливости». Наиболее сильный удар был нанесен грандам в 1293 г., когда во Флоренции были приняты «Установления справедливости». Согласно «Установлениям», гранды полностью отстранялись от участия в политической жизни коммуны и за преступления, совершаемые против пополанов, подвергались смертной казни. Вскоре, однако, грандам было разрешено пользоваться политическими правами, но при условии вступления в один из цехов. К этому времени сами пополаны уже не представляли единого социального слоя; богатые купцы, владельцы мастерских и банковских контор составляли «жирный народ» (popolo grasso), мелкие торговцы и ремесленники— «тощий народ» (popolo minuto). Еще ниже стояли неорганизованные массы наемных рабочих — чомпи. Ведущую роль в политической жизни Флоренции играла группировка «жирных» пополанов, нередко блокировавшихся с представителями старых феодальных родов в единую гвельфскую партию. Верховный орган управления Флоренции — синьория — состояла из представителей «старших» Цехов. «Тощий народ» был отстранен от участия в управлении городом, не говоря уже о наемных рабочих.

Еще более олигархический характер носил политический строй морских республик — Венеция и Генуя, ведших крупную посредническую торговлю. В них всеми делами заправляли богатейшие купцы, составлявшие наследственный патрициат. Во главе Венеции стоял избираемый пожизненно дож, власть которого была ограничена Большим советом. В конце XIII в. в этот совет входило 242 человека, принадлежавших к 27 наиболее знатным патрицианским семьям. С начала XIV в. олигархические тенденции в управлении Венецией еще более усиливаются. В то время был создан Совет десяти, которому поручался тайный надзор за всеми правительственными инстанциями, вплоть до дожа. Совет десяти насаждал систему шпионажа, доносов, тайных приговоров. Попавшие под его подозрение исчезали в печально знаменитой тюрьме со свинцовой крышей или падали под ударом кинжала наемного убийцы.

В Генуе, где в XIII в. также господствовала патрицианская олигархия, с 1339 г. устанавливается пожизненная должность дожа, который опирался в основном на пополанов. Лишенный значительной части политических прав генуэзский патрициат все же оказывал косвенное влияние на политическую жизнь республики.

Венеция и Генуя постоянно соперничали между собой. После Четвертого крестового похода Венеция вытеснила Геную с Балканского полуострова и из Сирии, однако восстановление в 1261 г. Византийской империи вернуло Генуе ее права в Константинополе. Генуэзское купечество захватило опорные пункты в восточных водах Средиземного и Черного морей и создало ряд торговых факторий в Крыму. Наиболее важными из них была Кафа (ныне Феодосия), Солдайа (Судак) и Балаклава. Через них генуэзцы вели оживленную торговлю с Русью, Китаем, Ираном. К концу XIII в. торговое соперничество между Генуей и Венецией вылилось в открытое столкновение: в 1296 г. генуэзский флот в битве при Курцоле нанес сокрушительное поражение Венеции. После этой победы перевес в торговом соперничестве оказался на стороне Генуи. Однако в 1380 г. венецианский флот разгромил генуэзцев при Кьодже и в восточной части Средиземноморья установилось господство Венеции. Наряду с генуэзскими факториями на Кавказе и в Крыму возникают венецианские. Одна из них — Тана (позднее Азов) приобрела большое значение и соперничала с генуэзской Кафой. В XV в. Венеция проводила активную внешнюю политику и, в частности, на востоке вела многолетние войны против турок. В самой Италии она расширила свои владения, подчинив Брешию, Верону, Падую, Равенну, и стала одним из сильнейших государств Северной Италии.

Острая борьба характеризует в XIII—XIV вв. и Милан. В этой борьбе пополаны города объединились с «моттой» — союзом мелких и средних дворян — вальвассоров — против феодалов и архиепископа, к которым примкнула купеческая патрицианская верхушка. Союз пополан с дворянством наложил отпечаток на политический строй Милана. Хотя до этого ремесленники города, объединенные «Креденцией св. Амвросия», достигли значительных политических успехов, к концу XII в. власть в Милане оказалась в руках наследственных правителей из дворянского дома Делла Торре, опиравшихся на пополанов и мелкое дворянство. Позднее, в XIV в., когда Милан значительно расширил свои владения, подчинив большие территории в Центральной Ломбардии, в нем установилось единоличное наследственное правление феодального рода Висконти.

Таким образом, в городах Северной и Средней Италии сложились разные типы политического правления. Наиболее яркими из них были пополанская республика (по типу Флоренции), олигархия патрициата (Венеция) и тирания, близкая к монархии (Милан).

Особенности политического развития Южной Италии

 

В отличие от остальных областей Италии на юге к концу XIII в. сложилось относительно сильное единое феодальное государство — Сицилийское королевство. Усиливавшаяся королевская власть опиралась здесь прежде всего на мелких и средних феодалов, рыцарей, которые составляли значительную часть господствующего класса. В большинстве своем они были связаны вассальными узами непосредственно с королем и были кровно заинтересованы в существовании сильной королевской власти, способной охранять их от произвола крупных феодалов-баронов, а главное — оказывать им помощь в закрепощении крестьян. Другой опорой централизации была церковь, которая в Сицилийском королевстве в большей степени зависела от государства, чем от папства. Города Южной Италии и Сицилии, слабые в экономическом отношении, оказались в полном подчинении у королевской власти. Короли беспрепятственно обирали города, что до поры до времени укрепляло финансовую базу государства. Материальные ресурсы центральной власти обеспечивал также обширный королевский домен, созданный в период норман-ского завоевания. Поэтому, хотя бароны в Сицилийском королевстве были достаточно сильны, они не смогли сломить королевскую власть. Централизация, достигнутая к концу XII в., еще более усиливается в XIII в. Норманская династия, правившая Сицилийским королевством в конце XII в., породнилась в Гогенштауфенами, и с 1212 по 1250 г. во главе королевства стал внук Фридриха Барбароссы — Фридрих II Гогенштауфен, который с 1220 г. был одновременно и императором Священной Римской империи. В период малолетства Фридриха II Сицилийское королевство оказалось фактически под властью папы Иннокентия III. Однако после его смерти Фридрих II взял власть в свои руки и попытался превратить Сицилийское королевство в свою главную опору в борьбе с папством за овладение Северной и Средней Италией. Опираясь на мелких рыцарей, Фридрих II сломил сопротивление баронов. В 1231 г. он издал «Мельфий-скую конституцию», которая, предписывала срыть до фундамента феодальные замки, выстроенные за последние 40 лет; это наносило существенный удар по феодальной баронской знати. Укреплялся королевский суд и увеличивались общегосударственные налоги.

Фридрих II начал создавать также наемное войско из сарацин, что обеспечивало ему независимость от крупных феодалов. В то же время он решительно пресекал все попытки городов добиться самостоятельности и держал их под постоянным контролем. При Фридрихе Сицилийское королевство стало наиболее крупным и централизованным государством Италии, однако его усиление было недолговечным. Подчинив свою политику бесперспективной борьбе с папством, Фридрих II разорял население Сицилийского королевства бесконечными поборами: он ввел тяжелый поземельный налог, соляную монополию, обирал города, усилил эксплуатацию крестьян королевского домена. К концу его правления страна была доведена до полного истощения.

 

55. Становление и развитие городских коммун в Италии.

 

Коммуна - поселение городского или сельского типа, образующее низшую административно-территориальную единицу.

В отличие от большинства западноевропейских стран, где центром политической и административной жизни почти в течение всего средневековья был замок феодала, в Италии с возникновением коммун таким центром становится город. Хотя независимые от феодалов коммуны возникали в результате ожесточенной борьбы простых горожан — ремесленников и мелких торговцев — с сеньорами, плодами их побед во всех городах воспользовались городские богачи и мелкие феодалы. С установлением коммуны власть от сеньора переходила в руки коллегии консулов, исполнительного органа, ведающего хозяйственными, военными и судебными делами города. Консулы избирались от знати (капитанов), мелких феодалов (вальвассоров) и купечества. Представители ремесленников и мелких тррговцев в коллегию не допускались. Законодательную власть в коммунах осуществлял «совет доверенных лиц» — креденца, избиравшийся от всех районов города.

После возникновения коммуны накопления от торговли и ремесла в городах шли уже не в казну феодала, а на развитие городскойэкономики; это было одной из причин значительного развития итальянских городов в XII—XIII вв. Коммуна не ограничиваласвою власть стенами города: обычно ей подчинялась окружающаяее сельская местность с деревнями и замками феодалов, называемая «контадо». В XII в. устанавливается экономическое и политическоевлияние города на его сельскую округу. В последующие века многиеитальянские городские коммуны расширили пределы своих владений, подчинив себе другие города с их округами; эта более обширная территория именовалась «дистретто» и нередко представляла собой целое государство.

Так в Северной и Средней Италии сложились многочисленные города-государства — Флоренция, Сиена, Милан, Равенна, Падуя, Венеция, Генуя, Пиза и др.

Распространение власти городов на сельскую округу значительно подорвало политическое могущество феодалов. Начиная с XI в. некоторые из них покидают замки и переселяются в города. Однако большинство феодалов продолжали сопротивляться городу. Они мешали хозяйственной деятельности ремесленников и купцов, контролировали торговые пути, горные переходы, нарушали постановления коммун. В XII в. пополаны начинают вооруженную борьбу с грандами (феодалами), разрушая и поджигая их замки, а их самих насильно переселяя в город. Феодалы, переселившись в город, и здесь строили замки с высокими стенами и башнями, но эти военные укрепления, хотя нередко еще угрожали коммуне, находились теперь под ее повседневным контролем и поэтому были менее опасны.

Так городам-коммунам Италии, в отличие от городов других стран Западной Европы, удалось сломить политическое и экономическое могущество феодалов. Благодаря этому им удалось также ликвидировать конкуренцию сельского ремесла и поставить хозяйство подчиненной им территории на службу городу. Победа городов над сеньорами способствовала процветанию экономики Северной и Средней Италии и дальнейшему росту экономического и политического значения городов в этих областях страны.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.215.177.171 (0.03 с.)