ТОП 10:

В чем особенности отношений: Германия - Россия – Франция.



Геополитически Германия напоминает Россию (как ранее СССР). Она находится в центре европейского континента, как нынешняя РФ – в центре Евразии. С западной стороны их окружают сравнительно небольшие государства, а с восточной – мощные континентальные страны. Рельеф местности – равнина с небольшими возвышенностями, реки текут в основном меридианально, в северном направлении, северные границы проходят по морям, побережье низинное, с немногочисленными крупными портами. Это подобие определяет сходство или даже тождество процессов в различных сферах общественной жизни, происходящих в обеих странах. В начале XXI в. Германия и Россия мучительно ищут свои надлежащие места в Европе и Евразии, пытаясь сбросить сковывающие их оболочки, во многом искусственно навязанные им.

Объединенная Германия, не вписывается в тесные рамки, отведенные ей США, ее экономическая мощь раздвигает эти рамки. В 1980–1990-х гг. динамично рос ее валовой национальный продукт, превосходя по темпам эти показатели Франции почти в 2 раза, Великобритании – в 2,5, а США – 4,5 раза. На ФРГ к концу XX в. приходилось около 13% мирового экспорта (на Японию – 11%, США – 10%), баланс текущих платежей дает стране ежегодное активное сальдо в отличие от Великобритании и США. Нынешняя Германия неприемлема для двух последних государств. Вот почему в свое время бывший премьер-министр Англии М. Тэтчер предостерегала бывшего генерального секретаря ЦК КПСС М.С. Горбачева от опрометчивого решения вывести войска из ГДР. Новая, переструктурированная Европа, находящаяся в тени, отбрасываемой объединенной Германией, не устраивает и ориентированные на США малые государства: Данию, Норвегию, Португалию.

Перераспределение геополитических сил, капиталов, по сути, только началось. Но ясно видна тенденция движения германского капитала на Восток: в Россию, Австрию, Чехию, Венгрию, Украину, /с. 287/ Польшу, Прибалтику, на Балканы и т. п. Только одна Россия должна Германии около 60 млрд долл. Поэтому можно утверждать, что никто и ничто не сможет остановить процесс формирования среднеевропейского экономического пространства (mitteleuropa) под немецким контролем.

Это очень беспокоит США, поэтому они прилагают все силы на блокирование ФРГ с востока и юго-востока. В качестве такого “санитарного кордона”, по мысли американских геополитиков, должны выступать Польша, где очень сильны антинемецкие настроения, Россия, Турция, Израиль, Египет, а также нынешняя Сербия, где велика национальная “аллергия” на немецкое присутствие и куда направлено внимание Германии. В бывшей Югославии больше всего немцев привлекает Словения.

Конечно, объединенная Германия сможет успешно решить геополитические и внешнеэкономические проблемы только в том случае, если справится с внутренними экономическими и политическими задачами. Это прежде всего проблема восточных земель, где простаивает большая часть промышленных предприятий, безработица в отдельных секторах экономики составляет до 50% самодеятельного населения, а 40% избирателей всегда готовы проголосовать за социалистов.

Ставит под вопрос решение обозначенных геополитических задач и сложная демографическая обстановка в стране. Если в 1985 г. в ФРГ дети в возрасте до 15 лет составляли 16% населения, а трудоспособное население от 16 до 64 лет – 69%, то прогноз такой: в 2025 г. – 11 и 65% соответственно, в 2035 г. – 9,7 и 60,3%.

Другая важная проблема объединенной Германии – сырьевая зависимость. К концу XX в. потребление первичной энергии в пересчете на каменный уголь составило 400–418 млрд т. При этом доля нефти в энергетическом балансе превышала 40%, а почти 85% нефти Германия вынуждена импортировать. Импорт газа в 3 раза превышает его добычу в стране.

Справиться с сырьевой проблемой Германии может помочь только Россия. Сотрудничество крупнейшей газовой компании ФРГ “Рургаз” с российской газовой промышленностью началось в 1970 г., и уже через 20 лет в Западную Германию было поставлено около 600 млрд м3 газа. России эти поставки приносят огромные “живые” деньги, в то время как внутри страны “живые” деньги едва превышают 3%. Благодаря сотрудничеству с компанией “Рургаз” Россия в ближайшие годы выйдет на рынки Испании, Португалии, а в перспективе и Великобритании, т.е. будет создана общеевропейская газовая система. До 2008 г. компании “Рургаз” будет поставлено около 200 млрд м3 газа. Сейчас годовой торговый оборот с ФРГ /с. 288/ составляет около 30 млрд евро. В торговом обороте России Германия занимает первое место.

Но не следует думать, что отношения ФРГ и России носят столь безоблачный характер. Германия и РФ строят новую ветку газопровода по дну Балтийского моря. Бывший канцлер ФРГ Г. Шредер избран президентом этого международного консорциума. Но финансовые заправилы Германии, Франции, Англии и других западных стран дружно отвергли предложение руководства “Газпрома” (считай, РФ) о приобретении перерабатывающих производств и сетей для транспортировки нефти и газа в Западной Европе. Российским политикам и финансистам дали ясно понять: ваше дело поставлять газ, и только, т.е. вы для нас – развивающаяся, полуколониальная страна. Яростным противником строительства Северного газопровода выступила Варшава. Причина – уходят пошлины, что взимали поляки за транспортировку энергоносителей через их территорию. Уклончиво ведут себя в отношении строительства нитки Финляндия и Швеция.

Конечно, экономические связи с Германией носят архаичный для России характер, которая поставляет в основном сырье и полуфабрикаты, а поставки готовой продукции едва достигают 10%. И было бы лучше, если бы Россия в XXI в. энергичнее стремилась к увеличению поставок именно готовой, продукции и продовольствия. Объективные основания для этого есть.

Начиная с XVII в. Германия во многом решала свои геостратегические проблемы с помощью России. Петр I помог Австрии в ее борьбе с турками, а Германии – с беспределом шведов на немецкой земле. Все войны конца XVIII в. велись Россией в союзе с Германией и Австрией. Единственным исключением была Семилетняя война (1756–1763), когда русские войска взяли Кенигсберг и стояли у стен Берлина. Только неожиданная смерть императрицы Елизаветы спасла Фридриха Великого от позора безоговорочной капитуляции.

Тесные связи между Россией и Германией, а также Пруссией были и в начале XIX в. Карл Клаузевиц (известный военный теоретик) в чине полковника русской армии участвовал в Отечественной войне 1812 г. Духовные контакты с Россией поддерживали немецкие мыслители и деятели культуры – Франц Байадер, Фридрих Вильгельм Шеллинг, Рихард Вагнер, Фридрих Ницше, Райнер Мария Рильке, Герман Гессе. Они работали над синтезом русской и немецкой (арийских) культур3.

Объединение Германии при Бисмарке проходило при прочной военно-политической поддержке России. Канцлер Бисмарк сказал: /с. 289/

“На востоке врага нет”. В 1904–1905 гг. Германия поддержала Россию, когда та вела войну с Японией и помогающими ей США Англией и Францией. Франция вела активную работу по развалу русско-германского союза. В 1906 г. банкирский дом Ротшильдов главным условием займа России поставил разрыв Бьеркского русско-германского соглашения. Таким образом, XX в. начался с обострения отношений между Россией и Германией, которое привело к двум кровопролитнейшим войнам и огромным геополитическим потрясениям. Но нельзя не вспомнить, что восстановление мощи Германии после Первой мировой войны в конце 1920 – начале 1930-х гг. проводилось при активной помощи СССР.

Обе русско-германские войны начались именно в те моменты, когда страны значительно опережали англосаксонцев и французов в своем развитии. Поощряемый Англией, США и Францией, Гитлер заявил: “Мы кладем конец вечному стремлению германцев на юг и запад Европы и обращаем свой взор на земли на Востоке... Кажется, сама судьба указывает нам путь в этом направлении”4. Сейчас любая война Запада против России без участия Германии невозможна. Но каждая война между нашими “срединными государствами” приносила огромнейшие потери. Поэтому значительно выгоднее для нас союз континентальных государств против океанских, против атлантистов.

Безусловно, осуществить это не просто. В первую очередь не просто переформировать сложившееся сознание у русского и немецкого народов: преодолеть чувство взаимной вражды – слишком много жертв было принесено на алтарь Марса в XX в. Около 30 млн человеческих жизней только в одном СССР отдано за новую геополитическую структуру в Европе. В то время наш “союзник” в борьбе против фашистской Германии У. Черчилль писал в секретном меморандуме: “Все мои помыслы обращены прежде всего к Европе... Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств. Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья наций сможет действовать единым фронтом, как единое целое... Я обращаю свои взоры к созданию объединенной Европы”5. И объединение Европы Черчилль предполагал осуществлять, разумеется, под эгидой Великобритании и США против “русского варварства”.

Как видно из этого меморандума, атлантисты преследовали главную цель – установление гегемонии Великобритании и США в Европе. Но для этого было нужно как можно сильнее ослабить /с. 290/ СССР и Германию, подорвать не только их промышленную мощь, но прежде всего людские ресурсы, генофонд.

Однако не следует представлять, что Германия была и остается куклой в руках англосаксов. Ю. Квицинский – один из ведущих германоведов современной России, дипломат, прошедший советскую дипломатическую школу, в своей работе “Россия – Германия. Воспоминания о будущем”6, обстоятельно проанализировав историю российско-германских отношений, особо подчеркивает, что немецкие политики (будь то Фридрих II, Бисмарк, Гитлер и др.) всегда любили загребать жар чужими руками. В частности, автор пишет: “Все зависит от того, кто стоит во главе этой сильной, сплоченной, динамичной нации, отличающейся, однако, не только трудолюбием, талантом и дисциплинированностью, но и глубоким консерватизмом, сильным национальным инстинктом, крепкими предрассудками, склонностью переоценивать свои силы и убежденностью в неизменном своем превосходстве над другими и своей правоте”7.

Российский политик, дипломат рекомендует во всех делах с Германией проявлять не только добрую волю, но и трезвость в сочетании с осторожностью. Германия за время полуторовековой совместной с Россией истории показала себя активным субъектом геополитики, выстраивающим всевозможные комбинации: “Действует она решительно и быстро, пострянно меняя партнеров. Мы каждый раз надеемся занять особое место в сердце Германии, рассчитывая на ее признательность, верность и любовь. Немцы отлично знают, что могут выбирать среди готовых возлюбить их невест и, бросив одну, тут же заняться другой. Единственное, что серьезно влияет на их такое поведение – это сила и решительность партнера, то есть опасение быть наказанным за непостоянство и обман”8.

Россия для Германии – это второй после США и менее предпочтительный выбор. Берлин обычно чувствует себя хозяином в германо-российских отношениях, “ведет себя как тот жених, который хоть и идет под венец, но с твердым намерением сбежать, как только к тому представятся случай и выгода. Надежда на то, что его удержат от этого шага угрызения совести или чувство признательности почти никогда не оправдываются”9. Германия с легкостью отказывается от своих договорных обязательств или саботирует их выполнение: “Чрезмерная вера в букву и дух договоров с немцами, особенно в случае серьезного изменения обстоятельств, приведших к их заключению, наивна, опасна и уже не раз ставила /с. 291/ нашу страну в сложное положение. К сильной России Германия приспособлялась и иногда действовала с ней заодно, на слабую Россию она нападала и грабила ее... Поэтому решение вопросов наших отношений с Германией лежит прежде всего на путях решения наших внутренних проблем”10.

В результате Второй мировой войны русский этнос вошел в фазу надлома. “Пассионарии” (термин Л.Н. Гумилева), или цвет нации, сложили свои головы за освобождение Европы от фашистской чумы. Современный кризис российской государственности и общества во многом является результатом гибели лучшего генофонда СССР. Немецкий этнос тоже находится в фазе надлома. Об этом громче всего говорит демографический застой и даже регресс. Безусловно, дальше невозможно углублять этот надлом. Для восстановления генофонда двух стран потребуются сотни лет. Главное условие этого восстановления – отказ от войн.

Для Германии этот путь гораздо труднее, чем для России. В фатерлянде нередко звучат идеи, что русский народ есть не что иное, как предназначенный для него исторический “навоз”. Завышен-ность самооценок пока никак не покидает немецкое самосознание. Например, немцы высказывают мысль, что могут бороться со всем миром и победить, что в интеллектуальном плане они превосходят другие народы. Эти идеи были не чужды и крупным немецким философам, геополитикам – Гегелю, Марксу, Энгельсу. А на уровне обыденного сознания, в быту, они и сейчас звучат очень часто.

Потсдамская конференция по окончании Второй мировой войны определила новые европейские границы. Победа над Германией способствовала возникновению симпатии к СССР у многих стран мира. Летом 1948 г. разразился первый берлинский кризис: советские войска полностью блокировали западные зоны в Берлине, а в мае 1949 г. были образованы ФРГ и ГДР.

Дальнейшая судьба Германии определялась во многом в зависимости от географического положения, так как она находится в “промежуточной” зоне между двумя противостоящими центрами: восточно-европейским и западным во главе с США. Многие геополитики искали роль для Германии в этом противостоянии. Западногерманская общественность на протяжении этих лет видела в “общеевропейском доме” единственную возможность воссоединения Германии и создания нового единого государства в рамках Европейского сообщества – единая Европа может быть создана только под флагом единой Германии. /с. 292/

В 1950-х гг. появились новые геополитические теории, в частности теория вакуума: для поддержания “баланса сил” необходимо заполнить “вакуум”, который может образоваться в результате борьбы колониальных народов за свое национальное освобождение. Ее появление было обусловлено потребностью определить и проанализировать проблемы развития государств, потерпевших поражение во Второй мировой войне. Главным объектом исследования стал Третий рейх как в силу наибольшего идеологического проникновения нацизма во все сферы жизни страны, так и в связи с разделением Германии на два государства, развивающихся в различных системах. Если Западная Германия подверглась “американизации”, то Восточная прошла испытание “социализмом”.

Воссоединение Германии в 1990 г. не привело к окончательному определению ее геополитического места. Она уже не вписывается в те рамки, которые отвели ей США. Экономическая мощь страны растет, что вызывает неудовольствие США и Великобритании. Опыт прошедших лет показывает, что всякий раз, когда Германия набирает силу, появляется идея превосходства немецкой нации вместе с оправданием “культурной экспансии”. Однако на современном этапе борьба за передел мирового господства перешла на новый уровень. Четко прослеживается тенденция движения капиталов Германии в Россию, Чехию, Венгрию, на Балканы и т. п. Поэтому заметна обеспокоенность американцев, теряющих свой контроль в Европе и опасающихся союза Германии и Франции, о чем мы уже говорили.

Произошедшие территориальные изменения, рост экономической мощи толкают Германию на изменение своего статус-кво, утверждение себя в роли вершителя судеб в Европе, а в перспективе и мира. Нейтрализация влияния германской экспансии может быть осуществлена только при активной внешней политике России, только если она наберет экономическую мощь.

Сегодня Германия и Россия определяет свое положение в Европе и Евразии, пытаясь изменить парадигмы своих действий, во многом навязанные им извне. Перераспределение геополитических сил, по сути, только началось: это продвижение Германии на Восток и начало процесса формирования среднеевропейского экономического пространства под немецким контролем.

Следует заметить, что для России и Германии войны принесли огромные потери, поэтому странам выгоднее создать союз континентальных государств против атлантистов. Однако противоречия между странами очень сильны.

Первый фактор, осложняющий отношения России и Германии, – стремление Германии к политической гегемонии в Европе. В Европе /с. 293/ главными фигурами остаются Россия, Германия и Франция, причем у последних двух мотивацией для сотрудничества будет образование единой Европы, но лавры лидерства в Европейском союзе все ощутимее берет Германия. Кроме того, обе страны возложили на себя обязанность представлять интересы Европы при ведении дел с Россией, а Германия придерживается концепции особых двусторонних отношений с нашей страной. Объединение Германии резко изменило характер европейской политики, обозначив геополитическое поражение одновременно и для России, и для Франции.

Новая Германия не только перестала быть младшим политическим партнером Франции, но и автоматически превратилась в важнейшую мировую державу, особенно через крупные финансовые вклады в поддержку ключевых международных институтов. В процентном отношении к общему бюджету на долю Германии приходится 28,5% бюджета ЕС, 22,8% – НАТО и 8,93% – ООН. Кроме того, Германия является акционером Мирового банка и Европейского банка реконструкции и развития.

Противостояние Германии и России происходит также по поводу Калининградской области. Калининград – опорный пункт, который позволяет контролировать Польшу, Прибалтику, Белоруссию и западную часть России.

Другой фактор, мешающий установить равноправный союз между Россией и Германией,– слабость России и сопредельных с Германией государств. Польша, Украина, Чехия, Словакия, страны Прибалтики, бывшие югославские республики, Венгрия, Румыния, Болгария и т. п. – огромный регион, где Германия может установить экономический, политический и военный контроль. Стоит ли говорить, что такие попытки встретят отпор не только со стороны населения этих стран, но прежде всего России. Однако третье столкновение между Россией и Германией может навсегда вычеркнуть оба государства, как и сопредельные, из мировой политики, ввергнуть в фазу вымирания.

Безусловно, пока Российская Федерация располагает значительным ракетно-ядерным потенциалом, большими вооруженными силами, Германия не осмелится на прямые военные действия. Ее военная система существует в основном как сила поддержки войск США в Европе. Поэтому большие экономические возможности Германии блокируются слабостью ее военной и политической силы. Понимая это, немцы ищут тесного союза с Францией и довольно активно подыгрывают США в балканской и отчасти ближневосточной политике. Геополитические интересы Германии имеют в этих субрегионах и свою давнюю историю. Так, серьезный немецкий политолог Карл Штремм полагает, что первопричиной нынешних конфликтных /с. 294/ отношений между сербами, мусульманами и хорватами являются события 1941 г., когда вермахт вторгся на Балканы и в Хорватии было создано правительство экстремистов-националистов, а в результате “в треугольнике” – католики, мусульмане и православные сербы – дело дошло до кровавых разборок11. Штремм цитирует американского политолога С. Хантингтона, автора книги “Столкновение цивилизаций”, и соглашается с ним, что с “незагримированной Боснией нам еще долго придется иметь дело”.

Авторы книги “Германия пробуждается”, вышедшей с большим шумом в 1994 г., утверждают, что Первая и Вторая мировые войны порождены немецкой политикой государственной поддержки всяческих разновидностей сепаратизма в Европе, разделения континента на “удобоваримые” для Германии микрогосударства. Эта практика, пишут авторы, является порочной и в конечном счете, как убеждает исторический опыт, самоубийственной для самой Германии12. Однако немецкие государственные деятели, в частности бывший глава МИД ФРГ Ханс Дитрих Геншер, замучили своих западных союзников, добиваясь раскола Югославии. Германия сознательно шла на гражданскую войну на Балканах во имя достижения своих геополитических целей. Особенно агрессивную позицию она заняла по отношению к православной Сербии. Чрезвычайно активно действуют немцы, вбивая клин между Сербией и Черногорией, поддерживают сепаратизм в Воеводине, активно помогают албанцам в Косово.

В книге “От войны к войне” показано, как Германия внимательно отслеживает сепаратистские конфликты и почти всегда явно или тайно сыплет соль на этнические раны Франции, Великобритании, Румынии, Словакии, Бельгии, Италии, Греции, Сербии, Черногории, Испании, Польши и, конечно, России. Немецкие законы о работе с соотечественниками, являющимися гражданами других стран,– единственные в мировом сообществе. Они определяют национальность исключительно по крови. По этому признаку они относят к немцам и ту большую группу людей, что поселились на Волге в XVIII в. и совершенно обрусели. Германия официально поддерживает подобные группы немцев не только в России, но и в Украине, Венгрии, Румынии, Польше.

Разработана специальная программа по возвращению немцев в Судеты, в Калининградскую область, которую в немецких СМИ все чаще называют Кенигсбергской. Германия способствует переселению немцев в эту область не только из Поволжья, Сибири, но и из Казахстана. Это имеет двойную геополитическую цель. С одной /с. 295/ стороны, сокращается удельный вес русских и русскоязычных в Казахстане, а с другой – переселяя немцев в “Кенигсберг”, ФРГ помогает исламистам в Казахстане усиливать их влияние. Открывая немецкие школы в Калининградской области, Германия преследует дальние геополитические цели: “Кенигсберг” должен стать в будущем крепостью, защищающей интересы не только немцев, но и “других бесправных европейских народов”. И таких народов, по мнению ее политиков, немало: на схеме, приведенной в книге “От войны к войне”, даны 34 страны, которые становились объектами геополитических вожделений Германии.

На данном этапе Германия может решить свои геополитические проблемы, если преодолеет внутренние и внешние трудности. Например, с проблемой восточных земель и проблемой сырьевой зависимости ей может помочь справиться только Россия. А с другой стороны, благодаря сотрудничеству с Германией Россия в ближайшее время, проложив “Северную нитку” газопровода, выйдет на рынки газа Испании, Португалии, Великобритании.

Соотношение сил на международной арене в ближайшее время будет меняться в зависимости от политических движений США и единой Европы во главе с Германией, а также России. Интересы атлантистов будут направлены на Евразию, которая занимает особое положение в геополитическом отношении. Следовательно, борьба крупнейших держав имеет своей целью контроль над двумя или тремя наиболее развитыми и экономически продуктивными мировыми регионами.

Перспективы сотрудничества Германии и России могут быть обусловлены такими факторами долгосрочного характера, как наличие у России:

• большой территории;

• открытых еще в советское время 10% мировых запасов нефти и 30% – газа;

• более 50% мировых ресурсов благородных металлов;

• 15% населения с высшим университетским образованием.

Имея такой ресурсный потенциал и проявляя политическую волю, руководство страны должно понимать, что экономическое отставание России может быть преодолено за счет рационального хозяйственного управления, где бы государству отводилась решающая роль. Так управляют экономикой китайцы, японцы, французы и др.

Создание франко-германского союза может дать положительные результаты лишь на основе прочной геостратегической оси Москва – Берлин. Объединенная Европа без Москвы и в целом без Евразии не может организовать свою стратегическую независимость, так как не обладает мощным военным потенциалом, богатыми /с. 296/ природными ресурсами и другими подобными качествами, которыми обладает Россия. Только Россия может обеспечить Европе стратегическую и политическую независимость и ресурсную поддержку. Поэтому для Европы необходима поддержка со стороны России с целью формирования единого пространства вокруг Германии.

Сегодняшнее объединение Европы под натовским, американским контролем очень скоро проявит свою геополитическую и экономическую противоречивость. Атлантисты придерживаются мнения о создании “санитарного кордона” между Россией и Германией, который будет служить буферной конфликтной зоной и предотвратит образование русско-германского союза, опасного для Североатлантического блока. Поэтому его руководство пытается любыми способами спровоцировать конфликты между странами для разделения сфер влияния России и Германии в Польше, Румынии, Сербии, Венгрии, Чехии, Словакии, Прибалтике и т. п.

Мы уже говорили о том, что возможно возрождение, хотя в иных формах и при иной аргументации, старой концепции общеевропейской роли Германии, а в перспективе – претензий на роль мирового гегемона. Многие европейцы (особенно французы и англичане) высказывают опасения, что в центре континента может появиться “Четвертый рейх”. Об этом в свое время предупреждала М.С. Горбачева бывший премьер-министр Англии М. Тэтчер. Именно этим можно объяснить вновь вспыхнувшую страсть в Германии к публичным обсуждениям концепций отцов-геополитиков, особенно концепции “Центральной (Срединной) Европы” (Mitteleuropa). Автор ее – “отец немецкого либерализма”Ф. Науманн (1860–1919). Его работа “Mitteleuropa” во время Первой мировой войны была практически настольной книгой в Германии и Австрии.

Отсюда рукой подать до тезиса П. де Лагарде, который в середине XIX в. требовал для Германии доступа к Средиземному морю, в частности овладения портом Триест, а также устьем Дуная. Эти идеи высказывал в антиславянской статье один из основателей марксизма Ф. Энгельс. В 1849 г. он писал, что словенцы и хорваты отрезают Германию и Венгрию от Адриатического моря, а Германия и Венгрия не могут дать отрезать себя от Адриатического моря по географическим и коммерческим соображениям, которые представляют для Германии и Венгрии такой же жизненный вопрос, как, например, для Польши берег Балтийского моря от Данцига до Риги.

Нельзя забывать и такое немаловажное обстоятельство, как растущее желание немцев “восстановить историческую справедливость”. Сделать это можно, как они полагают, путем возвращения территории бывшей Восточной Пруссии и земель, принадлежащих сейчас Польше. /с. 297/

Скорее всего, усилия Германии будут направлены на Восток, как на наиболее слабое звено в окружающих ее странах. И применять она будет не военные, а экономические средства. Экономический поход на Восток, по сути, уже начался. Кредитная (в меньшей степени инвестиционная) экспансия ведется против всех стран, включая, конечно, и Россию. Направление экспансии на Запад исключается по многим причинам. Важнейшие из них – экономическая и политическая стабильность больших стран Западной Европы, а также присутствие войск США.

Нейтрализация влияния, экономической экспансии Германии может быть осуществлена активизацией внешней политики России, более тесным сотрудничеством с другими мощными европейскими державами – с Англией и Францией. Второе средство, играющее вспомогательную роль,– подключение РФ к западноевропейским структурам. Важно только не сводить роль России к сырьевому придатку Европы (хотя энергоносители тоже можно превратить в козырную карту), а главным образом активно включиться в межгосударственную кооперацию, в общественное разделение труда, когда каждый зависит от каждого. В иных случаях, особенно при социально-экономических потрясениях, в Германии и Австрии могут значительно окрепнуть пока что довольно слабые реваншистские силы, которые при определенных условиях смогут оказывать серьезное влияние на внешнеполитический курс страны. Таким образом, лидерам стран Восточной Европы надо помнить, что германский экспансионизм в его потенциале сохранился. Надо не забывать об этом и народам стран Прибалтики, которые добровольно стремятся в геополитическое поле Запада, прежде всего Северной Европы и Германии.

Тем не менее сотрудничество России и Германии не должно терять набранных темпов, ведь оно поможет решить ряд различных проблем, с которыми сталкиваются страны сегодня. Россия получает доступ к высоким технологиям, мощным инвестициям в промышленность. При этом экономической зависимости от Германии не наступит, поскольку взамен та будет получать от Москвы стратегическое прикрытие от США и ресурсную независимость от стран третьего мира, которые подконтрольны атлантистам.

Германия сегодня – это экономический гигант и политический карлик. Россия же в точности наоборот. Ось Москва – Берлин поможет дополнить недостатки одного достоинствами другого и заложить основание для дальнейшего процветания великой России и великой Германии. В дальнейшей перспективе это может привести к образованию прочной стратегической конструкции для создания “Европейской империи” на Западе и “Русской империи” на Востоке. /с. 298/

Однако для воплощения этой идеи в жизнь необходимо добиться того, чтобы именно геополитика и ее законы стали главной базой для принятия всех существенных внешнеполитических решений и в Германии, и в России, так как только с этой точки зрения необходимость тесного русско-немецкого союза могут быть осознаны и понятны до конца.

Отношения между Москвой и Парижем

Франция традиционно проводит достаточно независимую политику, имея для этого все основания. У нее есть ракетно-ядерное оружие, в том числе стратегические баллистические ракеты, стратегическая авиация, космические системы, подводные атомные ракетоносцы, авианосные и крейсерские силы флота. Поэтому руководство Германии ищет у Франции политическую поддержку, видя в ней союзника по многим геополитическим вопросам относительно будущего Европы и мира в целом. Объединение вооруженных сил обеих стран дает хорошо сбалансированную систему; эти силы способны вести самостоятельные военные действия. Но все не так просто. Германия не имеет такой армии, как Франция, не потому что не может, а потому, что ей запрещено это делать по Потсдамскому соглашению. Во Франции все еще сильны опасения по поводу усиления военной мощи восточного соседа. Отсюда и ее параллельные ориентации на США.

СССР и Франция были против создания многонациональных ядерных сил НАТО, обе страны были не согласны с готовностью американцев предоставить ФРГ ядерное оружие. Вообще же при проведении внешней политике де Голль опирался на СССР в борьбе с США. В 1960-х гг. был подписан ряд соглашений между СССР и Францией о научно-техническом и экономическом сотрудничестве, а также сотрудничестве в освоении космоса. Париж, придерживаясь курса на разрядку напряженности, не подключался к “сдерживанию” СССР, как это делал Вашингтон. В этом направлении явно просматривались противоречия между атлантизмом и европоцентризмом. Франция полагала, что сближение Востока и Запада последует вследствие роста взаимосвязей в мире.

Курс Парижа на разрядку был стабильным. 22 июня 1977 г. СССР и Франция подписали “Совместное заявление о разрядке международной напряженности”. Основная идея документа – отказ от политики недоверия, от блоковой политики. С середины 1970-х гг. усилилось сотрудничество, особенно в сфере электронно-вычислительной техники. Франция не приняла участия во встрече /с. 299/ министров иностранных дел Европы, где должны были принять санкции против СССР по поводу ввода войск в Афганистан, и встреча была отменена.

После разрушения СССР во французской внешней политике появились интересы, схожие с американскими: нераспространение ядерного оружия, безъядерный статус Украины, Белоруссии и Казахстана, поддержка стабильности в мире.

В 1992 г. Франция ввела мораторий на ядерные испытания, но число ядерных боезарядов не уменьшила: сейчас их у них около 500 единиц. Хотя отношения между Парижем и Москвой за последние 50 лет XX в. не всегда были ровными, тем не менее можно сказать, что голлистские ориентиры в геополитике Франции доказали свою состоятельность.Самостоятельная внешняя политика Парижа проявилась в последние годы в прямой и косвенной поддержке Ирака: снятие с этой страны блокады, осуждение бомбардировок Ирака США и Англией, решительный демарш Парижа против Вашингтона в Совете Безопасности ООН после начала войны США с Ираком весной 2003 г.

Фактически франко-германские силы по обобщенным показателям значительно уступают американо-английской военной группировке и реально могут вести боевые действия лишь в Западном Средиземноморье и в южной части Великобритании. Территория США почти недостижима для основной массы стратегических средств Франции. Удар ракетно-ядерных французских сил по Великобритании не заботит американцев – это проблемы англичан. Так что более или менее сопоставимый военный стратегический компонент, соизмеримый с американским, Франция и Германия могут найти только в России. Но Россия сейчас экономически очень слаба. Германия вложила в нее около 60 млрд долл., а отдачи не видно. Системный крупномасштабный кризис поразил все сферы российского общества, а военно-промышленный комплекс поражен им даже больше, чем другие экономические отрасли.

В этих условиях как французы, так и русские должны задуматься о своей военной политике и военной доктрине. Еще в конце 1990-х гг. был утвержден план сотрудничества в области обороны, основанный на интенсификации политико-военных консультаций между основными ответственными лицами центральной администрации генеральных штабов и штабов армий двух стран”.

Во время встреч представителей генеральных штабов рассматривались такие вопросы, как управление кризисами, безопасность в Европе, реформы системы обороны, выработка военных доктрин и их ядерных составляющих и др. Усилилось сотрудничество между вооруженными силами двух стран. В этой области основная задача /с. 300/ отведена совместным оперативным тренировочным действиям и обучению с помощью стажировок офицеров. Налажено технологическое и промышленное сотрудничество на новейших научных и технических разработках, прежде всего в области космоса и аэронавтики.

Однако и Германия, и Франция упорно отстаивают идею продвижения Северратлантического блока на Восток, уверяя, что Совместный постоянный совет Россия–НАТО составляет основу сотрудничества между НАТО и Россией.

Попытка создать “большую европейскую тройку” в конце марта 1998 г. в подмосковной резиденции “Бор” носила скорее пропагандистский характер, это был своеобразный отвлекающий маневр. Попытка “тройки” была призвана продемонстрировать ее отдаленность от США, стремление проводить независимую от Вашингтона политику, но это лишь попытка выдать желаемое за действительное. Париж и Бонн никогда не пойдут на то, чтобы в угоду Москве дистанцироваться от Вашингтона: слишком разные “весовые категории” у США и России.

На встрече в “Бору” обсуждались, прежде всего, проблемы, касающиеся трудящихся, граждан Франции и Германии. Лидеры этих стран Ширак и Коль рассчитывали за счет расширения экспорта в Россию увеличить занятость в собственных странах и сократить довольно высокую безработицу (около 12%). Сделать это можно путем строительства транснационального транспортного коридора Лондон – Париж – Берлин – Варшава – Москва. Вели речь президенты и канцлер о создании команды спасателей на случай природных или техногенных катастроф. Попытка представить дело таким образом, что после встречи трех лидеров Россия вошла в “большую Европу”, что “большая Европа является гегемоном”, что Европа с Россией “является самым большим организмом во всем мире”, говорит о непонимании геополитической обстановки.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.24.122.228 (0.025 с.)