ТОП 10:

Приезжал ли к Александру Медный всадник?



Внешне в эти страшные месяцы жизни Александра I в Каменноостровском дворце ничего не менялось: охраны, как и раньше, не было, он долго гулял в одиночестве – царь любил много ходить… Между тем захват неприятелем Москвы поставил под угрозу и вторую столицу. Принялись укреплять Кронштадт, флот решили угнать в Англию. Зная, как Наполеон «чистит» музеи и дворцы в захваченных странах, решили вывезти императорские драгоценности и произведения искусства в Финляндию, подальше от театра военных действий. Предполагали снять и важнейшие памятники – символы империи, в том числе и Медный всадник… Тогда и родилась легенда. Будто бы Александру I приснился сон: раздается грохот, он выбегает на двор и видит, как в ворота, сотрясая землю, въезжает медный исполин, смотрит на Александра и грозно говорит:

«До чего же ты довел Россию, молодой человек? Ну да не тужи. Пока я стою в Петербурге, нога врага не вступит на его землю».

И ускакал… Недаром считается, что именно на Сенатской площади живет гений места, там, в глубине, под памятником, бьется его сердце. Поэтому и в годы блокады Медный всадник не демонтировали, а укрыли в толще горы песка.

 

 

Освободительный поход русской армии

 

Наполеон двинулся к югу от Москвы, но в сражении под Малоярославцем понял, что позиции русской армии крепки, и был вынужден отойти на разоренную Смоленскую дорогу. Началось преследование неприятеля армией Кутузова. Для Александра наступил час победы. Победители хотели видеть своего вождя, шум и суета грядущих триумфов и балов заглушили неспешный разговор с Богом той памятной осенью 1812 года. Седьмого декабря Александр выехал из Петербурга и уже 11 декабря в Вильно его громкими криками встречали войска. Он снова был на виду, целовал неприятного ему Кутузова, обращаясь к войскам, говорил правильные слова: «Вы спасли не одну Россию, вы спасли Европу!» На это Кутузов отвечал государю:

Россия освобождена, войну нужно закончить здесь, на берегах Немана, откуда она и пошла. Зачем проливать русскую кровь ради спасения Европы? Пусть она сама себе спасает, своими собственными средствами! Падение Наполеона будет выгоднее Англии, нежели России.

Однако Александр I был преисполнен гнева и мести. Да и кто особенно думал о жизнях десятков тысяч русских солдат? Не случайно у русских полководцев сложилась присказка: «Ничего, бабы новых нарожают». В Рождество, 25 декабря 1812 года Александр I обрадовал Россию манифестом об окончательном изгнании французов, а уже в январе 1813 года армия Кутузова форсировала Неман. К России присоединилась Пруссия, а потом Австрия, Англия, Швеция. Не все шло успешно у союзников. Наполеон, к удивлению своих врагов, за 3 месяца, как писал современник, «магически составил новую армию» и даже одержал несколько побед. Но все же он проиграл ключевое сражение – «битву народов» под Лейпцигом в 1813 году – и отступил во Францию. Накануне он не использовал свой последний шанс помириться с противниками, полагая, что все проблемы решит в бою, и на этот раз просчитался. В начале марта 1814 года союзники потерпели неудачу в нескольких боях с отчаянно сражавшимся Наполеоном. Он готовился к решающему сражению, но неожиданно союзная армия не стала искать с ним битвы, а двинулась прямо на Париж. С боями, в которых самые большие потери несли русские войска, союзники прорвались к столице Франции. Город капитулировал. В договоре о его сдаче было сказано: «Город Париж предается на великодушие союзных государей». Наполеон подписал отречение, а Александр I на белом коне, когда-то подаренном ему Наполеоном в 1807 году, въехал в Париж. Традиция провожать незваных гостей до их дома была утверждена. Враг был повержен. С удивлением смотрели парижане на бивуаки донских казаков на Елисейских полях.

 

Легенды и слухи

Бистро

Считается, что появлению бистро – ресторанов быстрого обслуживания – Париж обязан русским оккупантам, которым не хватало времени, чтобы долго сидеть за столиками, и они постоянно кричали официантам: «Быстро! Быстро!» Неизвестно, так ли это (уж очень это похоже на мифы народной этимологии), но можно точно сказать, что наши офицеры погуляли во Франции славно. Перед выводом русских войск из Франции в 1814 году командующий оккупационным корпусом светлейший князь М. Воронцов заплатил из своего кармана все долги русских офицеров французским рестораторам и почти разорился, хотя до этого был сказочно богат. Впрочем, государь, не менее благородный, чем генерал, не дал Воронцову пропасть в нищете.

 

Победа над Наполеоном как никогда сплотила крупнейшие державы Европы. Они решили установить новый порядок. Впрочем, по сути своей он был старым, так как восстанавливались прежние дореволюционные границы, порядки и режимы, которые сильно устарели к 1814 году. Вместе с тем карта Европы перекраивалась так, как было удобно победителям. Новые решения были дипломатически закреплены на Венском конгрессе 1814 года. Россия, Австрия и Пруссия заключили Священный союз для борьбы со всяким проявлением революций.

Кутузову было не суждено увидеть Париж. Он умер раньше, весной 1813 года за границей. Тело полководца привезли в Петербург и похоронили в склепе Казанского собора, построенного А. Н. Воронихиным. Под сводами собора висели десятки трофейных знамен. В честь победы была выбита памятная медаль.

 

Заглянем в источник

Государь вовсю кокетничал и волочился за дамами. Это записывали агенты венской полиции:

«На балу у графа Палффи царь, которому очень понравилась графиня Сечени-Гилфорд, сказал ей: “Ваш муж отсутствует. Было бы очень приятно временно занять его место.” – “Не принимает ли Ваше Величество меня за завоеванную область?” Княгиня Эстергази, муж которой был на охоте, получила от императора Александра записку, где сообщалось, что он проведет вечер у нее. Княгиня послала ему список дам, попросив вычеркнуть тех, кого он не хотел бы у нее встретить. Царь вычеркнул из списка всех… кроме нее!»

Агент полиции позже сообщал:

«Император Александр попеременно или одновременно ухаживает за графиней Зичи, княгиней Леопольдиной Эстергази, княгиней Ауэрсперг, графиней Сечени и в особенности за двумя любовницами Меттерниха – герцогиней де Саган и княгиней Багратион».

При этом было перехвачено письмо Александра к Луизе де Бетман:

«Прощай, моя единственная любовь! Только чувство долга не позволяет прилететь мне в твои объятья и умереть в них от счастья!»

 

Начался самый блестящий период царствования Александра. Русскому императору все вновь выражали самые горячие чувства любви и благодарности, восхищались его красотой, ангельским видом. Кровавые сражения сменились переговорами, победители делили Европу. Потом были балы, которых еще не видел мир: в ином танце шли государи половины европейских стран. На Венский конгресс собрались два императора, две императрицы, пять королей, одна королева, два наследных принца, три великие герцогини, три принца крови, 215 князей, 32 германских светлости и высочества. И все смотрели только на высокого статного блондина – русского императора, признанного всеми царем царей…

Впрочем, у императора было время заниматься и делами – чувство долга у него было в крови. Он очень серьезно отнесся к невиданному «званию» «царя царей», заседал на конгрессах Священного союза и думал, что, действительно, поможет так любимой им Европе устроиться на века комфортно, под защитой Священного союза, в котором он был на первых ролях. И это увлекло Александра. Он стал мыслить вселенскими категориями, будто уже владел миром. Как писал историк Николай Шильдер, «в русских документах исчезли ясные, четкие определения конкретных целей России, в них начали писать темные толкования о Гении зла, о Глаголе Всевышнего, о борьбе России за что-то неопределенное, но патриархальное, а главное – ничего не приносящее самой России, кроме хлопот, расходов и ненависти».

 

 

Новый курс Александра

 

А о России думать царю не хотелось, да и ехать туда он не стремился. Последнее десятилетие своего царствования он часто уезжал из страны в Европу, где подолгу оставался… Говорят, первое, что сделал «царь царей», вступив после победы на русскую землю, это собственноручно и жестоко избил какого-то неопрятного солдатика…

После разгрома Наполеона император Александр I был увлечен созданием нового миропорядка, во главе которого должны были стать Священный союз и Россия. Ни о каких внутренних реформах речи уже не шло. Он сделал для себя вывод, что в России с ее народом ни какие преобразования невозможны, хотя дал конституцию Финляндии, присоединенной к империи в 1808 году, а потом и Польше. Александр I был убежден, что только порядок, строгая дисциплина, а не свободы могут поправить дела в России. Для Александра I там был только один человек, которому он безусловно доверял. Его звали Алексей Аракчеев. С редкой доверительностью и даже тоской царь писал ему из-за границы:

…Я себя вижу после четырнадцатилетнего правления, после двухлетней разорительной и опаснейшей войны лишенным того человека, к которому доверенность была всегда неограниченна. Я могу сказать, что ни о ком я не имел подобной доверенности и ничье удаление мне столь не тягостно, как твое. Навек тебе верный друг Александр.

 

 

Н. Уткин. Граф А. А. Аракчеев.

 

 

Настасья Федоровна Минкина, домоправительница графа Аракчеева.

 

Действующие лица

Алексей Аракчеев

«В жизни моей я руководствовался всегда одними правилами – никогда не рассуждал по службе и исполнял приказания буквально… Знаю, что меня многие не любят, потому что я крут, – да что делать? Таким меня Бог создал! И мною круто поворачивали, а я за это остался благодарен. Мягкими французскими речами не выкуешь дело!» Так выразил Аракчеев свое незатейливое кредо.

Родился Алексей Андреевич Аракчеев в 1769 году под Бежецком в бедной дворянской семье, был «учен у дьячка на медные деньги», с большим трудом поступил в Кадетский корпус, не блистал там талантами и образованностью, но заметно выделялся исполнительностью. За это товарищи каждый день били его, но начальство оценило усердие Аракчеева и произвело его в сержанты, а потом оставило при корпусе. В это время наследник престола Павел Петрович решил в Гатчине основать свою артиллерию. Оказалось, что Аракчеев больше всех подходит на роль ее начальника. С этого момента началось, как он писал, его «тридцатилетнее счастие». Аракчеев был неразлучен с Павлом весь «гатчинский период» жизни цесаревича, был он рядом и когда Павел стал императором, удостоился наград и высоких назначений. Но век Аракчеева оказался недолог. За какой-то поступок по указу Павла I Аракчеева «выбросили» (так сказано в указе!) со службы и сослали в его поместье Грузино. Впрочем, вскоре Павел I вернул Аракчеева, сделал его графом, дал ему герб с девизом «Без лести предан» (злые языки переделывали его в «Бес, лести предан»), но через год – опять опала, ссылка в Грузино.

Александр I не только возвратил Аракчеева из ссылки в 1803 году, но и обласкал его, назначив военным министром. Они были знакомы давно. Аракчеев вообще питал особую слабость к Александру. При строгом Павле I Аракчеев в нарушение уставов спасал наследника от тягот службы, давая ему, как заботливый дядька, подольше понежиться в постели, словом, балуя. И Александр I это помнил. Он нуждался в таком человеке. Аракчеев казался царю единственным, кто предан ему без лести. Да, он не был умен и красив, но он был верен и любил государя больше чем кто-либо. Он не воровал, говорил правду, не умничал, никогда не поучал Александра I. Аракчеев буквально молился на императора, обожал его! При этом взгляды Аракчеева в эпоху либерализма начала царствования Александра I были крайне реакционны. Он люто ненавидел реформатора М. М. Сперанского за его идеи и попросту ревновал его к Александру I. Между тем и Сперанский, и Аракчеев, существуя рядом, были нужны царю. Они – как две ипостаси Александра I, в котором либерализм и консерватизм, гуманность и жестокость, свобода мысли и любовь к субординации тесно переплетались. И все же в 1812 году Аракчеев праздновал победу: Сперанского сослали!

Во внешнем виде Аракчеева не было ничего внушительного. Он выглядел пожилым гарнизонным офицером, говорил медленно, немного в нос и казался постоянно озабоченным. Его личная жизнь не была благополучной. Аракчеев был женат на Наталье Хомутовой, но недолго: деспотичный характер служаки привел к разводу. Впрочем, у него было немало любовниц, самой известной из которых была госпожа Пукалова. Аракчеев дружил с ее мужем и даже обделывал с ним какие-то денежные делишки.

А потом появилась знаменитая Настасья Минкина – красивая, волевая женщина, пленившая сердце своего господина. По одной из версий, Аракчеев купил ее по объявлению в газете – обычное для крепостнической России дело. Аракчеев глубоко любил ее и не видел в ней неприятных и даже отвратительных черт. Эти же чувства он перенес и на ребенка от Минкиной – Михаила, получившего фамилию Шумский. Но юноша оказался никудышным человеком и забулдыгой, кончившим жизнь в кабаке. В 1825 году в жизни Аракчеева произошла трагедия. Минкину зарезали крепостные, с которыми она зверски обращалась. Скорби Аракчеева не было конца. Он похоронил Настасью в церкви и каждое утро приходил поклониться ее могиле. Как писал современник, он совсем забросил государственные дела и «занимался истреблением дворни».

День 14 декабря 1825 года стал роковым не только для мятежников на Сенатской площади, но и для Аракчеева. Он проявил трусость и не решился выйти с новым царем Николаем I подавлять восстание. Сидя в одиночестве в Зимнем дворце, он испытывал не только страх, но и чувство вины. Ведь именно к нему в Грузино в июне 1825 года явился доносчик на декабристов Шервуд, но Аракчеев ему не поверил, потребовал дополнительных сведений, а тут убили Минкину… Позже Шервуд утверждал, что из-за этой проволочки временщика не удалось предотвратить бунт.

С 14 декабря Аракчеев был уже не временщик, а отставник. Ему было рекомендовано поправить пошатнувшееся здоровье «деревенским воздухом» Грузино. Со смертью Минкиной и Александра I мир Аракчеева рухнул. Ранее могущественный, всесильный, он стал ничем – удел всех временщиков. О нем мгновенно забыли при дворе. Его покинули даже самые верные и преданные ранее люди, и он остался совершенно один. Подавленный горем, Аракчеев бродил по пустому дворцу в Грузино… Он умер в Грузино в 1834 году. Известие о его смерти удивило многих – люди полагали, что Аракчеева уже давно нет на свете.

 

 

Военные поселения

 

Имя Аракчеева навсегда связано с военными поселениями. Говорят, что первая мысль о них принадлежала самому Александру I. Отчасти стремление создать нечто вроде казачьих поселений было обусловлено желанием разгрузить казну от непомерных расходов на огромную армию. Сам Аракчеев скептически относился к идее военных поселений. Он считал, что создание военных поселений не позволит поддерживать боеспособность армии на должном уровне. Значит, акцент будет перенесен на сельскохозяйственные, а не на военные цели. Так это и получилось – военные поселения в Новгородской и иных губерниях стали особого рода сельскохозяйственными колониями. Но Аракчеев точно исполнил поручение императора и взялся за дело.

Под бдительным присмотром Аракчеева и его людей крестьяне, превращенные в военных поселян, становились образцовыми хозяевами, особенно если следить, чтобы они спали поменьше, да работали побольше. Известно, что эта затея в конце концов провалилась, но Александру казалось, что под грохот барабанов найден простой путь превращения России в цивилизованную страну…

На деле военные поселения стали подлинной каторгой для крестьян. Постоянный мелочный контроль, непрерывные учения на плацу, жесточайшая дисциплина и суровые наказания.

 

Декабристы

 

Слухи и доносы о деятельности неких тайных обществ серьезно беспокоили Александра I и его окружение. Особенно подозрительными казались властям масонские ложи с их таинственной, мистической, но на самом деле вполне безобидной символикой. В 1822 году последовал строжайший указ о запрете всех тайных обществ, включая масонские ложи. А тайных обществ тогда возникло немало, и для объединения в них мыслящих людей были серьезные причины. Вообще же, источник декабризма – в сложных общественных процессах, порожденных влиянием идей Просве щения, Французской революции, впечатлениями от заграничного похода русской армии в 1813—1814 годах. Российскую действительность с ее крепостничеством, жестокой цензурой, самовластием болезненно воспринимали вернувшиеся из загра ничного похода молодые русские офицеры. Добавим к этому и явную неспособность и нежелание самодержавия к продолжению реформирования общества и государства уже с учетом новых условий жизни в послевоенную эпоху. Учтем и романтизм, искреннее желание истинных сынов Отечества послужить России во имя ее благоденствия в будущем, а также честолюбивые устремления дворянской молодежи, составлявшей большую часть тайных обществ.

 

Заметки на полях

Вообще, в существовании и успехе таких людей, как Аракчеев, есть своя тайна. Аракчеевы всегда нужны обществу. Это особая, непрерывно возобновляющаяся порода людей, служи они хоть чиновниками, хоть военными, учителями, профессорами, журналистами. Они – апологеты полицейского начала, единомыслия, слепого повиновения начальству, а порой и ксенофобии. Такие люди позарез нужны каждой власти. И не личные дарования, не талант, а именно этот зов власти делает их карьеры успешными. Благодаря этому они становятся страшными не только для смутьянов, вольнодумцев, но и для самых обыкновенных людей…

 

 

М. Добужинский. В военном поселении.

 

Заглянем в источник

Цивилизовать «диких» крестьян, воспитать в них любовь к порядку и труду, организованность, трезвость, бережливость оказалось непросто. Воспитывались эти качества драконовскими методами. Всех поражала редкая даже для того времени жестокость Аракчеева. «…Правду о нем надобно писать не чернилами, а кровью», – писал священник села Грузино (розги в их селе постоянно хранились в рассоле). Это была не жестокость садиста, наслаждавшегося мучениями жертвы. Это была неумолимая жестокость сторонника порядка, дисциплины. Без вины не наказывали, а наказывали точно по уставу. Особенно жестокими были наказания шпицрутенами, «хождение по зеленой улице», которую составляли десятки солдат, стоящие в два ряда с длинными прутами в руках. Когда мимо вели наказуемого, участник экзекуции должен был нанести удар со всей силы. Солдат Новгородского военного поселения вспоминал:

«Коли мало ударов, да парень попадется фарсистый, пожалуй, и всю улицу на ногах пройдет, а то зачастую, половину пройдя, свалится и его не то на скрещенных ружьях привязанного понесут (носилки не запомню, чтобы употреблялись), а не то один солдат на своей спине до конца наказания протащит. Бывало и так:

коли невмоготу, так отнесут в лазарет, да как залечится спина, опять выведут доканчивать, только это редко потому, что хороший командир каждого солдата натуру знает, сколько кто ударов вытерпит, а коли кому определит их не в меру – значит, тому смерть, мертвого на салазках протащить велит, а что кому ассигновано, так тому и быть! Да и наказывать-то не легко было: взмахивать (розгой) нужно игриво, попасть метко и розгу держать не так, чтобы в руке свободна была, а большим перстом придерживать, чтобы в ударе форс был. Товарищу тот поволить не приходилось, да и не до жалости, как знаешь, что за шеренгами фельдфебель с мелком ходит: взмах ли нехорош, розга ли не придержана, удар ли короток пришелся – разом на спину мелком крест поставит. Бывало, всем, кажись, угодил начальству, а кончится секуция, обернешься спиною к соседу, спросишь: “Крест есть?” – “Есть”, скажет: ну, и знаешь, что самому наказания не миновать.

Бывали командиры лютые. Помню такого – большой был шутник: вздумал фельдфебель почеловеколюбствовать, идет за шеренгой, да ни за какую промашку креста и не ставит, а того и не чует, что командир-то за ним крадучись, сам с мелком идет: кончилась секуция – смотрим: у нас никого крестов нет, думали уж расходиться, только командует командир: “Стой!” – Фельдфебель обернись! Как обернулся, а у него вся спина в крестах, тут же его, сердечного, разложили, да и наказали-то так, что прямо пришлось свести в лазарет. Как выписали его оттуда, похаркал он с месяц не то с два кровью, да вскоре Богу душу и отдал, а все за свою глупость – значит, не добродушничай, а нарови делать, как начальством приказано!»

 

Первое тайное общество, «Союз спасения» (или Общество истинных и верных сынов Отечества), возникло в 1816 году. Во главе его стояли молодые офицеры Александр Муравьев, Сергей Трубецкой, Никита Муравьев и другие. В 1818 году они же основали новое, более многочисленное общество – «Союз благоденствия», в которое входило не менее двухсот членов. «Союз благоденствия» имел руководящий орган – Коренную управу. В 1821 году Коренная управа объявила о самороспуске Союза, хотя его руководители не намеревались прекращать революционную деятельность, а лишь стремились таким образом избавиться от ненадежных и случайных членов Союза.

Характерной чертой созданной вскоре новой тайной организации было структурное деление ее на две части: Северное общество, опиравшееся на столичные воинские части, и Южное общество, основой которого стали полки 2-й армии, стоявшей на Украине. Другой особенностью нового этапа движения будущих декабристов стала разработка программы действий на будущее, естественно, при условии победы восставших. Сразу же обнаружились разногласия в том, какой должна быть Россия. «Русская правда» – программа признанного лидера Южного общества полковника П. И. Пестеля – предусматривала установление диктатуры Временного верховного революционного правления типа военной хунты, причем Пестель явно отводил себе роль верховного диктатора. Новый орган власти вводил конституцию, согласно которой Россия становилась унитарной республикой с однопалатным законодательным собранием – Народным вечем, и Державной думой – своеобразным советом, каждый из пяти членов которого выполнял функции главы государства и правительства в течение одного года. Контрольные пожизненные функции принадлежали Верховному собору, надзиравшему за соблюдением конституции.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-20; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.240.31 (0.018 с.)