ТОП 10:

Деонтологические подходы к разрешению конфликтов



 

Сложность разрешения деонтологических конфликтов состоит также и в том, что социальный работник имеет, как и любой человек, собственные, полученные в процессе своего становления и развития и закрепленные в практике обыденной жизнедеятельности, пред­ставления о ценном и неценном, должном и недолжном. Помимо формальных профессиональных, специалист состоит во множестве неформальных связей и отношений, как имеющих отношение к его профессиональной деятельности, так и не имеющих, обыденных. Как в обыденной жизнедеятельности, так и в профессиональной деятельности он может наблюдать множество примеров, когда в конфликтной ситуации личность пренебрегает своим долгом, и это не только не становится для нее трагическим, но и в определенных случаях приносит индивидуальный (а иногда даже и групповой) успех. Непрестижность и низкая ресурсная обеспеченность социальной работы в современной России также оказывают определенное влия­ние на формирование позиции специалиста в отношении должного, заставляя его порой оставаться в рамках формального долженство-вания. Все это усложняет деонтологический выбор специалиста, за­трудняет выработку им конкретной позиции, верной с точки зрения профессионального долженствования.

Можно предложить следующие общие подходы профессиональ­ной моральной позиции в обеспечении должного поведения.

« Социальная работа — это не наказание за грехи или иные проступки. Это профессия, которую личность избирает осознанно, самостоятельно и добровольно. Если ее категорически не устраивает заработная плата, содержание работы, ее непрестижность или что-то еще — следует искать другую, более подходящую. Если все же по содержательным или иным признакам выбрана профессиональная социальная работа, то отношение к ней должно быть ответственным, творческим, как того требует профессия, а не формальным. Даже если специалист убежден, что его пребывание в социальной работе — вре­менное явление, недопустимо работать «спустя рукава», поскольку для клиентов, обратившихся за помощью, обращение в социальную службу не случайность. Социальная работа может быть единствен­ным средством решения их проблем, единственной возможностью восстановить (или начать) жизнь, достойную человека.

• Социальная работа в силу своей специфики предъявляет повы­шенные требования к личностным качествам специалиста, которые, хотя и не являются нереальными и несправедливыми, все же обязы­вают специалиста быть во многих отношениях «идеальной» лично­стью, существенно отличающейся от личности типично-обыденной для современного российского общества. Эгоистические устремления социального работника могут быть ограничены требованиями со­циальной работы к его поведению, отношениям и действиям. Это обстоятельство может стать своего рода «камнем преткновения» для личности, избравшей социальную работу в качестве постоянной про­фессиональной деятельности. Однако требование профессии к со­вершенствованию личностного облика специалиста не противоречит ни интересам личности, ни интересам общества, поэтому не может считаться фактором ограничения свободы социального работника и угнетения его личности. Постоянная самодисциплина может, в конце концов, привести к тому, что должное поведение станет стереотип­ным, привычным и не будет ощущаться как способ самоограниче­ния. Требование постоянного совершенствования как специалиста и личности может стать основой жизненного и профессионального успеха социального работника.

• Конфликт между интересами общества и профессиональной группы, клиента и профессиональной группы не должен решаться с позиций корпоративного («местечкового») эгоизма и профессиональ­ного псевдопатриотизма, поскольку этот путь ведет к утрате истинно­го предназначения профессии, замене его узковедомственными груп­повыми интересами и угасанию профессии, падению ее социальной значимости, выхолащиванию гуманистического потенциала. Не сле­дует забывать, что социальная работа конституирована в Российской Федерации как профессия, необходимая всему обществу и в особен­ности той его части, которая нуждается в содействии специалистов в решении своих проблем. Самим социальным работникам она также необходима, но отнюдь не в первую очередь и, как правило, по другим причинам. Сама по себе, вне общества, она не имеет смысла. Значит, в общем случае конфликт может быть разрешен в пользу истинных интересов общества, а не профессиональной группы. В случае если в интересах общества преобладают явно антигуманные составляю­щие, выбор может быть сделан в пользу истинных, а не ситуативных интересов общества, гуманистических ценностей профессии, долга перед обществом и профессией. Аналогичные рассуждения можно привести, рассматривая конфликт интересов общества и клиента.

• Следует иметь в виду, что в целом истинные, коренные интере­сы клиентов, общества, профессии противоречить не могут: и те и другие направлены на достижение индивидуального и общего блага человека и общества. Профессия «социальная работа» существует в обществе и для общества. Ситуативные интересы субъектов взаи­модействия, их недостаточная информированность, субъективность и т. п. могут порождать конфликты, но с позиций истинного блага их можно и должно предотвращать и регулировать. Долг социального работника в конфликтной ситуации заключается в выработке наибо­лее рациональной гуманистической позиции, ведущей к наибольшему благу участников конфликта посредством коррекции и регулирования их интересов в позитивную сторону и на основе привлечения всех возможных ресурсов. Именно с этой позиции следует определять приоритеты долженствования и принимать меры к предотвращению и разрешению деонтологических конфликтов.

• Долг социального работника как профессионала перед обще­ством и государством, профессией, профессиональной группой и клиентами не отрицает его долга как личности перед самим собой и близкими, его долга как гражданина перед обществом и государством. Социальный работник как личность — субъект социальной работы, но не ее принадлежность. В содержании его профессионального долга отражены интересы в первую очередь общества и государства и уже во вторую — интересы других субъектов. Поэтому при возникновении конфликта между долгом специалиста перед самим собой и долгом перед обществом и государством, профессией, коллегами, клиентами следует изучить, проанализировать и подвергнуть оценке интересы конфликтующих субъектов и принять меры к их согласованию. При разрешении конфликтных ситуаций социальному работнику необхо­димо уметь анализировать интересы участников, дифференцировать сущностные, жизненно важные, объективные и несущественные, ситуативные, субъективные. В случае если согласовать интересы не удается по субъективным причинам, следует предпочесть наиболее существенные, сущностные, объективные, жизненно важные без­относительно субъекта. Таким образом, общее в долженствовании специалиста должно получить приоритет перед особенным.

Социальная работа как вид профессиональной деятельности и социальный институт сложилась и была конституирована в связи с объективной необходимостью повышения эффективности и темпов общественного развития путем повышения эффективности соци­ального функционирования каждой личности, и в первую очередьтой, которая не в состоянии самостоятельно разрешить проблемы, мешающие реализации ее социальных функций и ролей, дости­жению благополучия. Соответственно этому, профессиональные обязанности социального работника (как и функции социальной работы) являются отражением объективной социальной необхо­димости.

Профессиональный долг специалиста отражает те требования, которые общество, профессия, трудовой коллектив социальной службы, клиенты и он сам предъявляют к его поведению, отноше­ниям и действиям. Долг специалиста включает в себя необходимость получения социально значимого конечного результата деятельности, т. е. то, в чем он сам испытывает потребность и за что несет от­ветственность как представитель профессии. Долг выступает перед специалистом в виде формальных и неформальных обязанностей, со­блюдение которых постепенно становится не только его привычкой, но и внутренней нравственной потребностью. Внешне содержание профессионального долга социального работника выступает как со­вокупность правовых, моральных требований, предъявляемых к нему его профессией и за выполнение которых он несет ответственность перед субъектами социальной работы.

Осознание социальным работником своего профессионально­го долга есть отражение его объективных обязанностей в идеях, убеждениях, чувствах, привычках, во внутренних мотивах про­фессиональной деятельности и непосредственное воплощение их в практической повседневной деятельности. Таким образом, про­фессиональный долг обусловлен совокупностью объективных и субъективных факторов, детерминирующих поведение специалиста социальной работы. Сознательное выполнение своего долга явля­ется условием высокоэффективной деятельности как конкретного социального работника, так и всей социальной службы и института социальной работы в целом. До некоторой степени выполнение социальным работником его долга повышает эффективность со­циальной политики государства.

При определенных условиях объективный профессиональный долг социального работника фактически становится внутренним моральным долгом его как личности и как представителя профес­сии, т.е. его содержание субъективируется. Моральный долг как глубоко осознанная необходимость реализации определенной линии поведения, диктуемой потребностями достижения блага в системе «человек—среда», для социального работника является продолже­нием профессионального долга и неотъемлемым атрибутом про­фессии. Благодаря сущностному единству общественных и личных интересов выполнение специалистом своего профессионального долга становится значимым условием общественной стабильности и развития, гуманизации и гармонизации общественных отноше­ний.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.239.156 (0.006 с.)