Классификация и особенности действия на организм наркотических средств и психотропных веществ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Классификация и особенности действия на организм наркотических средств и психотропных веществ



Специфические особенности действия на организм различных наркотиков и психоактивных веществ необходимо знать не только для оказания помощи страдающим наркоманией, но и для разра­ботки программ профилактики этой социальной болезни.

Необходимо, чтобы родители и педагоги располагали сведе­ниями о свойствах и последствиях немедицинского использова­ния наркотиков и других психоактивных веществ, чтобы предуп­редить или вовремя остановить потребление детьми любых ин­токсикантов.

На первый взгляд, основные проявления наркоманий (токсико­маний) имеют много общего. Например, каждый из интоксикантов разрушает организм и в короткие сроки приводит их потребителей к трагическим последствиям. Общее также в том, что на первых порах прием наркотиков создает иллюзию освобождения от земных трудностей и проблем, оттого и появляется у слабовольного чело­века желание вновь и вновь пережить «блаженство», достающееся ему «даром», без затрат собственной энергии, без борьбы и труда.

В то же время каждое наркотическое средство отличается суще­ственными, свойственными только ему особенностями воздействия на организм человека в зависимости от биохимической природы активного начала в составе конкретного наркотика.

Именно специфика воздействия различных интоксикантов на организм человека положена в основу Международной классифи­кации наркотиков и психотропных веществ. В соответствии с этим документом, различают следующие их группы:

1. препараты опия;

2. снотворные и седативные средства;

3. кокаин;

4. препараты индийской конопли;

5. психостимуляторы;

6. галлюциногены.

 

1. Опийная наркомания (опиизм) развивается при наркотизации такими веществами, как опий-сырец и все его производные: опи­аты (естественный продукт), а также полусинтетические и синте­тические препараты и лекарственные средства с подобным дей­ствием (героин, морфин, промедол, омнопон, дионин, кодеин, фентанил, фенадон, метадон, пентазоцин и др.).

Некоторые из перечисленных средств производятся государ­ственной фармацевтической промышленностью, так как исполь­зуются в медицине в качестве эффективного обезболивающего препарата при онкологических заболеваниях. Опийная настойка применяется в хирургии после операций на кишечнике с целью снижения интенсивности кишечной перистальтики.

В немедицинских целях опиаты (в частности, героин) употреб­ляют путем внутривенных или подкожных инъекций, иногда вды­хают. Млечный сок, полученный из незрелых головок мака в виде водной вытяжки, вводят внутривенно.

Особенности опийного опьянения: ощущение ле­нивого довольства (особенно у подростков), телесный и душевный комфорт, грезоподобные фантазии, сценарии исполнения желаний. Сознание остается непомраченным, ориентация в окружающем про­странстве сохраняется. Привыкание к препаратам этой группы про­исходит очень быстро. В числе психических нарушений — глубокая депрессия, приступы отчаяния, чередующиеся с очень тяжелым пси­хомоторным возбуждением, сопровождающимся суицидальными попытками как демонстративного характера, так и тяжелейшими формами реального суицида.

Объективные признаки опьянения опиатами: бледность и сухость кожи, низкое артериальное давление, сужен­ные, почти точечные зрачки, не реагирующие на свет.

Начинающий опиоман малоподвижен, не реагирует на внешние раздражители, сидит молча, предаваясь своим мечтам и фантази­ям. У него отсутствует аппетит, его не преследует жажда; он прояв­ляет полное равнодушие к сексу, испытывает только покой и же­лание остаться наедине со своими ощущениями.

Но поведение опийного наркомана со стажем совершенно иное: ускоренное мышление сочетается с благодушным настроением и быстрой речью.

Следующая фаза опийной интоксикации — вялость, сонливость, двух-трехчасовой неглубокий чуткий сон с пробуждением от са­мых незначительных раздражителей. На следующем этапе (прояв­ляющемся не у всех) возникает беспокойство, тоска, иногда рво­та, головокружение, подергивание век, языка и рук.

При передозировке опиатов (особенно частой при приеме геро­ина) сознание полностью утрачивается, сон переходит в коматоз­ное состояние, больной имеет вид глубоко спящего, но разбудить его невозможно. Узкие зрачки совершенно не реагируют на свет. Нарушается дыхание вплоть до паралича дыхательного центра, завершающегося смертельным исходом. Частые передозировки при героиновой наркомании обусловлены незначительным количествен­ным расхождением между наркотической и смертельной дозами этого интоксиканта.

 

2. Снотворные и седативные средства,вызывающие зависимость:

- барбитураты — этаминал-натрий (нембутал), барбамил (амитал-натрий), барбитал-натрий, эстимал, мединал, гексобарбитал, веронал (барбитал), люминал (фенобарбитал), фанодорм (цикло-барбитал) и др.;

- ноксирон — производное пиридинового основания;

- транквилизаторы (психотропные вещества, уменьшающие чув­ство напряжения, тревоги, страха) — седуксен (синонимы — сибазон, реланиум, диазепам), элениум, феназепам, тазепам (нозепам), а также транквилизаторы других химических групп — триоксазин, мепробамат и др.;

- снотворное бензодеазипинового ряда — радедорм.

Чаше всего злоупотребляют такими снотворными средствами и транквилизаторами, как нембутал, седуксен, эуноктин, мепроба­мат.

Наркотическая зависимость от барбитуратов называется барбитуроманией или барбитуровой наркоманией. Зависимость от других средств этой группы — токсикоманией снотворными или седативными средствами.

Транквилизаторы и снотворные средства часто принимают боль­ные алкоголизмом для усиления алкогольного опьянения, а стра­дающие другими формами наркоманий и токсикомании — для облегчения абстиненции из-за невозможности достать предпочи­таемый наркотик.

Доказано, что даже непро­должительный регулярный прием этих средств чреват ухудшением памяти, снижением интеллекта и концентрации внимания. Успо­каивающие и снотворные препараты снижают быстроту реакции на внешние раздражители. Наиболее характерным последствием приема успокаивающих и снотворных — транспортные происше­ствия, гибель людей, особенно подростков, при переходе улиц, в метро на эскалаторе, за рулем мотоцикла и в других ситуациях.

Объективные признаки, сопутствующие приему барбитуратов: расширенные зрачки, покраснение лица и верх­ней части туловища, резкая мышечная слабость. Последнее вы­нуждает вводить наркотик лежа во избежание падения. На следую­щем этапе наблюдается повышенная двигательная активность, сопровождаемая ничем не обоснованным весельем. Опьяненный не способен критически оценить свое поведение, речь его бессвяз­на, он как бы оглушен и не понимает смысла обращенных к нему вопросов.

Барбитуровая интоксикация у подростков приводит к искаже­нию восприятия ими окружающего. Это одна из причин того, что в компаниях барбитуроманов часто случаются драки. Возникают ничем не обоснованные случаи агрессии по отношению к посто­ронним людям. В состоянии опьянения барбитуратами движения больного раз­машисты и несогласованны. При ходьбе человек пошатывается, у него подгибаются колени. Речь — как у основательно выпившего спиртное.

Проявление опьянения снотворными и седативными средства­ми во многом схоже с алкогольным опьянением, но проходит го­раздо тяжелее, особенно в части координации движений и мыш­ления.

Школьный врач может отличить у подростка опьянение сно­творными от алкогольного опьянения по следующим признакам: расширенные зрачки, слабая их реакция на свет; качательные движения глазных яблок при крайнем их отведении в сторону; сероватый оттенок кожи, покрытой сальным налетом и пора­женной гнойничковыми высыпаниями; коричневый плотный налет на спинке языка; редкий пульс и, соответственно, низкое артериальное давление (при алкогольном опьянении наблюдает­ся повышенное артериальное давление и частый пульс); сниже­ние температуры тела на 0,5-1°С ниже нормы (при опьянении алкоголем обычно наблюдается повышенная температура тела).

Если педагоги заметят учащегося, находящегося в состоянии, напоминающем опьянение, но без характерного запаха спирта, необходимо немедленно обследовать его у нарколога, так как про­медление опасно для жизни подростка.

Третья фаза опьянения барбитуратами — тяжелый глубокий сои в течение 3-4 ч и последующее пробуждение (четвертая фаза) с ощущением вялости, разбитости, отупения, с головной болью и неспособностью сосредоточиться. Характерными признаками этой фазы являются также мышечная слабость, тошнота и рвота. Прием горячей воды может вызвать повторное опьянение за счет активи­зации ранее принятой дозы барбитуратов.

Барбитуромания опасна тем, что на определенном этапе утра­чивается контроль за количеством принимаемого препарата, а пе­редозировки очень часто заканчиваются смертью (если не оказана срочная реанимационная помощь). Причина в том, что смертель­ные дозы барбитуратов для больных барбитуроманией и здоровых людей, не злоупотребляющих этими препаратами, различаются незначительно.

Транквилизаторыпо своему действию на организм менее опас­ны, чем барбитураты. При их употреблении дольше не развивается физическая зависимость. Но психические осложнения при регу­лярном приеме транквилизаторов проявляются уже на первой ста­дии, особенно в процессе интеллектуальной деятельности, а так­же если работа требует точности, согласованности действий и бы­строты движений. Транквилизаторы стимулируют эмоциональные расстройства, усиливают озлобленность, конфликтность, агрес­сивность поведения. Физическая зависимость от транквилизаторов, выражающаяся тяжело протекающей абстиненцией, представляет смертельную опасность, поэтому требуется своевременная госпи­тализация и квалифицированная помощь больному.

Злоупотребление транквилизаторами, несмотря на то, что у них более высокий терапевтический индекс (т.е. значительна разница между комфортной и смертельной дозами), не исключает передо­зировок, особенно на начальных этапах, когда наркоман еще не определил степень переносимости препарата. Передозировки слу­чаются и на более поздних стадиях токсикомании транквилизато­рами, т.к. в состоянии опьянения (как при алкоголизме и барбитуромании) теряется контроль за количеством принятого пре­парата. Но опасность смертельного исхода возникает лишь в случае принятия очень большого количества препарата, превышающего в 30-40 раз терапевтические дозы. Это один из факторов, объяс­няющих предпочтение, оказываемое наркоманами в последние годы транквилизаторам по сравнению с барбитуратами.

 

3. Кокаин — это алкалоид, содержащийся в листьях тропического растения кокаиновый куст. По фармакологическому воздействию на организм кокаин может быть отнесен к группе стимуляторов, оказывающих одновременно эйфорическое действие. Выделение кокаина в отдельную группу наркотиков (в соответствии с Меж­дународной классификацией) обусловлено особенно широким его распространением, возможностью употребления путем вдыхания, а также тем, что каждая последующая доза принятого кокаиново­го порошка усиливает эйфорический эффект. Прием кокаина вызывает возбуждение, затем угнетение цент­ральной нервной системы, подавляет чувствительность нервных окончаний, поэтому может использоваться как местное обезболи­вающее средство. При частом употреблении в качестве наркоти­ческого вещества приводит к кокаинизму.

Вдыхание порошка кокаина создает ощущение благополучия, возбуждает, бодрит, стимулирует прилив сил, повышает самоуве­ренность, веселит, подавляет ощущение голода и усталости, ак­тивизирует сексуальную функцию. В результате паралича оконча­ний нервов снижается чувствительность слизистых оболочек в ме­стах их соприкосновения с кокаином. После окончания действия наркотика паралич самоустраняется, а ощущения голода и устало­сти не только восстанавливаются, но и возрастают. Поэтому воз­никает потребность в приеме новой порции кокаина, обеспечиваю­щей повторное появление приятных зрительных, слуховых и ося­зательных ощущений.

Время приятного воздействия порции кокаина не превышает 25-40 мин. Возрастание повторно принимаемых доз кокаина вы­зывает привыкание и толерантность к наркотику втечение не­скольких суток и приводит к полному изнеможению наркомана, его нервному истощению, бессоннице, подавленности.

Воздержание при кокаинизме сопровождается менее мучитель­ной ломкой, чем у морфинистов. Но симптомы отчуждения про­являются четко: бессонница, крайняя усталость, нервозность, подавленность, мания преследования, отсутствие аппетита. У муж­чин к этому времени формируется импотенция.

Предпочтение кокаину отдают богатые наркоманы из-за того, что отравление им наступает не сразу, а лишь при длительном упот­реблении. Привлекает и то, что не надо вводить его внутривенно, приводя в негодность кровеносные сосуды. Даже втягивать в себя дурно пахнущий дым, как при гашишизме, тоже не нужно. Вдохнул в себя немного «серебристой пыли» — порошка кокаина — и полу­чил желаемое состояние: после первых доз — легкое головокруже­ние и незначительную боль в голове, которые вскоре сменяются повышенной интеллектуальной активностью и приятным само­чувствием.

Особенности действия кокаина: возникновение гра­фомании — пишутся письма, заявления с неоднократно повторяющимися пространными рассуждениями. Возбуждение, продолжаю­щееся около двух часов, сменяется упадком сил, апатией, подавленным состоянием. Появляются иллюзии и галлюцинации, не­редко сопровождающиеся страхом. По мере привыкания к кокаи­ну снижается память. Характер наркомана изменяется, приобретая такие черты, как черствость, мнительность, подозрительность и, главное, — эгоизм.

Внешние признаки кокаиниста: зрачки расширяются, их реак­ция на свет вялая, глаза приобретают своеобразный блеск, ап­петит снижается. Кожа становится бледной, мышцы — дряблы­ми. Некоторым представляется, что под кожей у них заложены кристаллы кокаина или что там ползают черви, жуки, пауки, клопы.

Постоянный прием кокаина приводит к полному физическо­му истощению организма, сердечно-сосудистым нарушениям, снижению иммунитета, а в результате возникает повышенная предрасположенность к инфекционным заболеваниям, в том чис­ле гепатиту, заражению крови; часты тромбозы вен. Для нюхаль­щиков кокаина характерно разрушение носовой перегородки с последующим западением спинки носа. При длительном упо­треблении кокаина после приема дозы больным кажется, что их в пустой комнате окружают звери (чаще всего мелкие животные — мыши, крысы и т.д.), люди, которые строят им зловещие рожи, угрожают. Возникают также слуховые галлюцинации комментиру­ющего, осуждающего характера в виде монологов и диалогов. В диалогах одни голоса их ругают, оскорбляют, другие — жалеют, защищают. Больным кажется, что они попали в сферу действия потусторонних сил, электромагнитного поля, космического излу­чения. И выхода нет. Нередки случаи смерти кокаиниста от острой сердечной недо­статочности или из-за передозировки, в состоянии психоза, в ре­зультате суицида.

В середине 80-х гг. в США появился новый супернаркотик под названием «крэк», представляющий собой кокаин, особым спосо­бом очищенный до кристаллизованной формы, устойчивой к на­греванию. Из-за высокого эйфоризирующего действия крэка дос­таточно однократного приема, чтобы пристраститься к этому нар­котику навсегда. Его курят, делают инъекции. Наркофирмы Аме­рики используют этот наркотик для массовой наркотизации детей как наиболее «эффективный» и дешевый. По циничному призна­нию одного из торговцев крэком, школьники «до обеденного пе­рерыва расхватывают все запасы».

Внутривенное введение крэка чревато теми же последствиями, что и при внутривенном введении других наркотиков: чаще всего это сывороточный гепатит В, тромбоз вен и заражение крови, вклю­чая ее ВИЧ-инфицирование.

Наступление и скорость развития абстинентного синдрома в зна­чительной степени зависит от способа употребления крэка: быстрее его симптомы проявляются при внутривенном введении интоксиканта.

Состояние абстиненции у наркоманов, употребляющих крэк, может продолжаться от нескольких дней до нескольких недель, в течение которых у них наблюдается вялость, повышенная утомля­емость, чувство тревоги и вины, беспомощность, осознание соб­ственной никчемности и безнадежности.

По общему признанию, рекордсменами по наркотизации крэ­ком являются жители городских районов США, населенных лати­ноамериканцами и неграми. Этому соответствует и самый высокий уровень совершаемых там преступлений.

Российские подростки и молодежь, за редким исключением, препараты кокаина не используют из-за недоступности их по цене.

4. Препараты индийской конопли.Основное наркотическое веще­ство конопли — каннабинол. Всего же в конопле содержится более 60 наркотических веществ — каннабиноидов, подобных каннабинолу.

Каннабинол открыт в 1945 г. химиком Лени и представляетсобой препарат, вызывающий нарушение психической деятель­ности.

Из пестиковых цветков конопли готовят смолообразный суше­ный препарат гашиш (в нем 8-12% каннабинола). На Востоке га­шиш называют «банг». В нашей стране у гашиша другие названия: «анаша», «план», «чернушка», «дурь». Это вещество светло-серого или серого цвета, имеющее вид однородной массы или крошек. А из сушеных верхушек конопли — с цветами, верхними ли­стьями и плодами (округлые орешки диаметром 1,5-2 мм) — получают коричневую массу, похожую на молотую сухую траву или специи. Это — марихуана. Она содержит 1-5% каннабинола, поэтому ее наркотическое действие гораздо слабее, чем действие гашиша. В лексиконе наркоманов марихуана — это «травка», «туч­ка», «клевер», «Мэри Джейн».

Как гашиш, так и марихуану курят, смешивая с табаком и набивая этой смесью папиросу или курительную трубку. Марихуану иногда заваривают и используют в виде напитка. А чистую смолу — банг — жуют, курят в кальянах.

Особенностью каннабиноидов является их способность соеди­няться с жирами. Это облегчает проникновение наркотика в клет­ки мозга сквозь их липидосодержащие оболочки. В результате каннабиноиды накапливаются и долго сохраняются в клетках мозга, их оболочках и в межклетниках. Этим объясняется тот факт, что продукты распада каннабиноидов выводятся из организма гораздо медленнее, чем продукты распада других наркотиков. На удаление из организма одной дозы каннабиса могут потребоваться недели. А если очередные дозы вводятся без учета этой особенности, в орга­низме происходит комуляция (накопление) наркотика: каннабиноиды концентрируются в сером веществе мозга, особенно в лоб­ных и верхних участках коры, а также в сером веществе гиппокампа, отвечающего за формирование кратковременной памяти. Не­удивительно, что потребителю препаратов конопли трудно вспом­нить, где он находится, чем только что занимался, а тем более — что ел и пил вчера. Нарушая функционирование нервной системы в целом, каннабиноиды снижают дееспособность человека. Осо­бенности их действия, вызывающего ложные ощущения, создают риск развития шизофрении, отрицательно влияют на половую сферу: нарушается менструальный цикл у женщин, угнетается об­разование сперматозоидов, задерживается рост бороды у мальчи­ков. Каннабис стимулирует преждевременные роды и выкидыши. Но даже если роды были своевременными, из организма матери каннабиноиды передаются через плаценту будущему ребенку, а через молоко — грудным детям, повреждая их нервную систему и формируя склонность к наркомании в будущем.

Особенности действия препаратов из конопли: первые пробы вызывают дрожь, озноб (перемежающиеся прили­вами крови к лицу), ощущение горечи во рту, тошноту, иногда сопровождаемую рвотой. Через некоторое время возникает сухость слизистых оболочек, чувство жажды, сильного голода, перерастаю­щего в спазмы желудка, и лишь затем по всему телу разливается тепло, нарастает состояние легкости, невесомости. Появляется желание прыгать, танцевать, неудержимо смеяться. Малейшее дви­жение, изменение позы вызывают приступы смеха. Ускоряется темп мышления, мысли текут чередой, быстро сменяя друг друга, а часто — наплывая одна на другую. Слова не выражают четких мыс­лей. Курильщик теряет контакт с окружающими. Ему кажется стран­ным, что они не разделяют его веселья, появляется раздражитель­ность, злобность. На этом фоне рождаются фантазии и иллюзии. Окружающий мир окрашивается в яркие цвета, звуки становятся гулкими, громкими, иногда приобретая звучание «эха».

Как гашиш, так и марихуана в основном воздействуют на сфе­ру восприятия, затрагивая и слух, и обоняние, и осязание, и вкус, но больше всего — зрение. В зависимости от дозы, окружающей обстановки, настроения у наркомана происходят самые разнооб­разные искажения восприятия. Вслед за возникающими на первых порах экзальтацией и чувством безопасности следует стадия угне­тения: окружающий мир изменяется, краски тускнеют, исчезают иллюзии, гаснут фантазии, затормаживается мышление. Появля­ются бредовые идеи преследования, вызывающие страх, настрое­ние ухудшается.

Отрицательные эмоции проявляются тем сильнее, чем больше было нарушено душевное равновесие человека до приема нарко­тика. Все усиливающееся беспокойство переходит в панику. В таком состоянии наркоман может совершить убийство или самоубийство.

Когда действие наркотика ослабевает (а оно продолжается не более 8-10 ч), нарастают вялость, сонливость, упадок сил. При систематическом приеме препаратов каннабиса человек тупеет, ста­новится ко всему безразличным, инертным, превращаясь в не­мощную марионетку-автомат с помраченным разумом.

Но даже на ранних стадиях потребления, возбуждая воображе­ние, наркотики этой группы снижают способность к строгим ло­гическим операциям, поскольку искажаются восприятие действи­тельности, в том числе восприятие времени. Неадекватность вос­приятия ведет к авариям, трагическим происшествиям, гибели людей. При длительном употреблении препаратов конопли чело­веку угрожают психозы — так называемый апатоабулический син­дром. В таком состоянии наркоман способен на непредсказуемые поступки, вплоть до покушения на жизнь человека, самоубийство, изнасилование, поджоги, кражи и т.д. Весьма велико отрицатель­ное воздействие наркотических производных конопли и на потом­ство.

Содержание некоторых канцерогенных компонентов в дыме ма­рихуаны и гашиша на 70% выше, чем в табачном дыме, а это, как известно, фактор риска онкологического поражения легких.

К сведению родителей и педагогов: наиболее заметными внеш­ними отличительными признаками опьянения подростков препа­ратами конопли (с которых чаще всего начинается приобщение к наркотикам) являются покраснение глаз, расширение зрачков и бес­причинный громкий смех.

Американские исследователи в результате многолетних наблю­дений за курильщиками марихуаны обнаружили у них такие пси­хологические и поведенческие особенности,как неуверенность в себе, непоследовательность, нарушение памяти, апатия, отсутствие че­столюбивых устремлений. Комплекс этих симптомов специалисты обозначили как «синдром амотивации» и доказали, что человеку с таким диагнозом нельзя доверять работу, неточное выполнение которой может привести к катастрофе.

Приведенные факты опровергают мнение о «безвредности» груп­пы наркотиков из конопли, относимых к категории «легаш» и свободно реализуемых в некоторых странах в качестве препарата, не вызывающего зависимости, хотя и формирующего привычку. Исследованиями последних лет установлено, что дым, образую­щийся в процессе курения марихуаны или гашиша, оседает и на­капливается в тканях мозга, вызывая изменения в нервных клет­ках. Это стимулирует постоянное увеличение доз каннабинола или применение более сильных наркотиков. Поэтому наркотики этой группы называют «входными», «открывающими ворота» для по­требления «тяжелых» наркопрепаратов, вызывающих не только химическую, но и физическую зависимость.

 

5. Психостимуляторы— группа наркотиков-стимуляторов, фор­мирующих наркоманическую зависимость при их употреблении. К числу наиболее известных из них помимо кокаина относят эфед­рин (из которого кустарным путем получают эфедрон), первитин (метедрин), амфетамин (бензедрин, фенамин), прелюдин (грацидин), экстази (МДМА — метилендиоксиметиламфетамин), а также кофеин (в случае чифиризма и кофеинизма), который не признан Конвенцией ООН в качестве наркотического сред­ства, хотя может вызывать зависимость при определенных усло­виях.

В группе психостимуляторов представлены препараты раститель­ного происхождения, а также полученные на основе химического синтеза. Последние преобладают. Прием психостимуляторов на пер­вой стадии вызывает прилив энергии, сил, повышение активно­сти (в том числе половой), усиление интеллектуальной продук­тивности, устраняет чувство усталости, создает ощущение яснос­ти ума. Однако их систематический прием приводит к негативным последствиям: расстройству сна и аппетита, переутомлению, глу­бокой усталости.

У подростков, потребляющих стимуляторы, отмечается чрезмерная возбудимость, приводящая к состоянию бур­ного аффекта, а также агрессивность, ведущая к делинквентному поведению. При эфедроновом опьянении добавляется суетливость, болтливость, агрессивность, которая может быть спровоцирована окружающими.

Особенности опьянения стимуляторами состоят в следующем.

Длительность наркотического опьянения, т.е. интоксикации, присущей первой и второй фазам, колеблется в пределах 1-6 ч в зависимости от стажа потребления наркотика и способа его вве­дения.

Эйфория, возникающая независимо от способа приема стиму­ляторов, выражается в любви ко всем людям, приятных ощуще­ниях и легкости во всем теле, концентрации внимания на этих ощущениях, обездвиженности.

Объективные симптомы: бледность кожи, сохраняющая­ся на протяжении всех фаз наркотизации; широкие зрачки; сухие, постоянно облизываемые губы; огрубение голоса; блестящий, слов­но лакированный язык ярко-малинового цвета; повышенное дав­ление, частый пульс; повышенные сухожильные рефлексы.

С наступлением третьей фазы интоксикации обостряется ясность сознания и четкость восприятия событий и окружающего; харак­терно быстрое переключение с одной мысли на другую; наряду с еще продолжающейся эйфорией иногда возникают чувства трево­ги и страха; возрастает действие различных раздражителей, в част­ности, музыка усиливает восприятие цвета.

Объективные признаки третьей фазы интоксикации: необычайная подвижность, не имеющая смысла суетливость, рез­кие движения, выдающие нарушение их координации; следы инъек­ций на венах. Все это должно насторожить и родителей, и педаго­гов, даже не имеющих опыта диагностики наркоманий.

В случае если описанное состояние подростка наблюдается неод­нократно, а родители на это не реагируют, необходимо обратить­ся в отдел по борьбе с наркоманиями или непосредственно к рай­онному наркологу с просьбой диагностировать наркотическое опь­янение. В запущенных и спорных случаях наиболее точный диагноз может установить стационарная наркологическая экспертиза.

Прием подростками психостимуляторов часто сопровождается активизацией различных видов творчества. Некоторые на стадии опьянения проявляют желание рисовать, сочинять стихи, писать к ним музыку и играть на музыкальных инструментах. В этот мо­мент подростки объяты гордостью, оттого что могут продемонст­рировать свои «таланты». На самом деле — это лишь жалкая имита­ция творчества, поэтому сам факт завышенной самооценки дол­жен насторожить и родителей, и педагогов. Ведь если тому же ре­бенку, но находящемуся в неопьяненном состоянии, предложить продемонстрировать свои творческие способности, то легко, без колебаний, можно убедиться, что воображаемых им способностей не только не существует, но у него даже нет желания их иметь.

Одним из признаков вовлеченности подростка в потребление наркотика являются его частые отлучки из дома без сообщения о месте нахождения и времени возвращения. Дело в том, что при использовании психостимуляторов кустарного приготовления под­росткам нужны такие уединенные места, где можно не только до­вести прекурсоры до состояния наркотического средства, т.е. «до кондиции», но и принять его в компании сверстников, употреб­ляющих тот же наркотик. В качестве такого убежища чаще всего используются чердаки, подвалы, заброшенные полуразрушенные дома. Иногда подростки попадают в уже готовые притоны нарко­манов, где есть и плита, и посуда, и «опытный инструктору вла­деющий рецептами и технологией кустарного приготовления зелья. Он готовит его на всю компанию, а главное, передает новообра­щенным свой преступный опыт.

В четвертой фазе опьянения стимуляторами (в фазе выхода) вместо эйфории подросток ощущает подавленность, раздражитель­ность, стремление к одиночеству. Характерны боли в области серд­ца, перебои в сердечной деятельности, учащение пульса, сопро­вождающиеся чувством опустошенности, слабостью, сонливостью, вялостью, бессилием, обездвиженностью, присущими состоянию прострации. Такие признаки (если они не отражают реакции под­ростка на какие-либо другие, известные родителям события) долж­ны обеспокоить родителей и побудить их отвести ребенка к психи­атру для обследования.

Этот шаг особенно важен на первом этапе наркотизации под­ростка, когда потребление им стимуляторов еще носит эпизоди­ческий характер и есть возможность предотвратить систематиче­ское потребление наркотиков.

 

 

6. Галлюциногены(психоделики, психотомиметические средства) — химические вещества естественного или искусственного происхож­дения, вызывающие состояния измененного сознания — галлюци­нации (акустические и снеговые эффекты, абарактные образы, грезоподобные видения сложных геометрических построений, по­теря чувства реальности и способности ориентироваться в про­странстве, нарушение мышления и привычных ощущений). Осо­бенно характерны состояния «растворения в пространстве», ис­чезновение перспективы.

Галлюциногены растительного происхождения в течение мно­гих веков использовались во время проведения религиозных риту­алов с целью вхождения в состояние транса для общения с «иными реальностями». Новый всплеск интереса к галлюциногенам про­изошел в послевоенные годы в США в связи с получением искус­ственных (синтетических) галлюциногенов, прежде всего ЛСД — диэтиламида лизергиновой кислоты.

К галлюциногенам относят более 100 натуральных и синтези­рованных наркотических средств. Натуральные психоделики содер­жатся во многих растениях. Самые известные из них — алкалоид мескалин, получаемый из мексиканского кактуса пейотла; псилоцибин — алкалоид мексиканского гриба теонанакатла; алкалоид гармин, содержащийся в сирийской руте, семена которой древние греки применяли для опьянения; алкалоид атропин, добываемый из растений семейства пасленовых и др. Народы российского Се­вера (чукчи, эвенки и др.) используют в качестве галлюциногена отваренные грибы мухоморы.

Из синтетических психоделиков наибольшее распространение получили ЛСД (галлюциногенная активность которого в сотни раз превышает действие психоделиков растительного происхождения), затем — дипропилтриптамин (ДПТ), а также фенциклидин и за­менители амфетаминов.

До распада СССР абсолютное большинство российских потребителей наркотиков не было знакомо с синтетическими психоделиками. Но в последнее время интерес молодежи, ориентирован­ной на западные ценности, в частности к ЛСД-культуре, заметно возрос. Мотивы: истинная, а чаще мнимая невозможность иными способами преодолеть личный духовный кризис, а также стремле­ние путем искусственной стимуляции добиться повышения соб­ственных творческих способностей. Однако некоторые из поклон­ников ЛСД уже успели убедиться, что использование психодели­ков может привести только к обратным результатам.

Во время приема галлюциногенов наркоман чаще всего вос­принимает как реальность фантастические картины, звуковые и вкусовые ощущения, испытывая одновременно и страх, и восторг. Из памяти освобождается информация, сохраняемая на бессозна­тельном уровне. Может внезапно, как озарение, прийти понима­ние смысла сложных философских или религиозных проблем. Иног­да в процессе интоксикации галлюциногенными препаратами у человека появляется мысль о том, что он сошел с ума, а через некоторое время ему кажется, что он полностью изменился как личность, что у него появилось новое самосознание, а его твор­ческие возможности беспредельны. Очень часто систематический прием психоделиков заканчивается психозом.

Малые дозы некоторых препаратов, в частности кетамина, вы­зывают оцепенение, нарушение координации, оказывают угнетаю­щее действие на центральную нервную систему. А в больших дозах тот же препарат оказывает возбуждающее действие. Наркоману чу­дится преследование, он становится агрессивным, его действия непредсказуемы и могут перейти в насилие. Поскольку психодели­ки оказывают на принявшего их человека обезболивающее действие, то в приступе агрессии он, не ощущая боли, может не только все крушить вокруг, но способен и себе нанести серьезные травмы. Некоторые галлюциногены могут вызвать не только стойкий бред, но и спровоцировать шизофрению по типу делирия.

Особенность наркотиков этой группы еще и в том, что при их приеме не возникает физической зависимости, а психическая фор­мируется редко. В виде исключения проявляется эйфория. Быстро развивается и исчезает за 2-3 дня толерантность.

Объективные признаки интоксикации галлю­циногенами: расширенные зрачки, «пелена перед глазами» — неотчетливое восприятие окружающего, высокое артериальное дав­ление, частый пульс, сердцебиение, повышение температуры тела, потливость, дрожание рук, нарушение координации движений.

Осложнения при галлюциногенной наркома­нии: самоубийства, тяжелые депрессии, появление паники, дол­говременные психозы и обострение ранее имевшихся психических заболеваний.

 

Токсикомания ингалянтами (летучими органическими растворите­лями). Ингалянты — это летучие наркотически действующие вещества, содержащиеся в средствах технической и бытовой химии и используемые для опьянения.

К этой группе относят жидкость для заправки зажигалок, керосин, газолин, вяжущие вещества, изготовленные на основе пластика и резины, резиновый, самолетный и другие виды хозяйственного клея, растворители нитрокрасок, жидкость для снятия лака с ногтей, лаки, краски, эмали, пятновыводите­ли, очистители, полироли, различные аэрозоли, амилнитрит, бутилнитрит, моющие жидкости.

В составе перечисленных ингалянтов содержатся следующие активные ингредиенты: бензин, ацетон, толуол, бензол, ксило­лы, кетоны, этиловый и метиловый эфиры, метиленовый, а так­же изопропиловый спирты, ароматические и алифатические угле­водороды, галогенизированные (трихлорэтилен) и фторирован­ные (дифторметан и трифторметан) углеводороды.

Доступность и дешевизна этих токсических средств, возмож­ность приобретения их в любом хозяйственном магазине спо­собствовали вовлечению подростков и даже 6-8-летних детей в опыты по испытанию на себе «сказочного» действия интокси­кантов. Как правило, в круг подростков-токсикоманов входят дети из неблагополучных семей, низкого уровня развития, у которых ро­дители злоупотребляют алкоголем. Но бывают и исключения. Наркотизируются ингалянтами подростки, как правило, в группе. Способ введения интоксикантов в организм — нюхание, вдыха­ние. Отсюда и термин — «нюхальщик».

После нескольких вдыха­ний паров летучих органических р



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.220.231.235 (0.02 с.)