ТОП 10:

ПОСЛЕВОЕННОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ И МОДЕРНИЗАЦИЯ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ



В первые послевоенные годы, используя помощь, предоставленную по «плану Маршалла», большинство западноевропейских стран не только восстановили разоренную войной экономику, но и сумели достичь качественно нового состояния развития общества. В этих странах удалось, с одной стороны, придать экономике социально ориентированный характер, с другой, обеспечить так называемое «экономическое чудо», небывалый динамизм экономического развития, завоевание новых позиций на мировом рынке.

«Экономическое чудо» в Западной Германии. Учитывая опыт социальных потрясений в странах Европы после войны 1914—1918 гг., и правительства, и бизнес стремились не допустить их повторения после второй мировой войны. В процессе восстановления экономики, ее модернизации всегда возникает проблема социальной цены преобразований и ее справедливого распределения. Один из первых удачных экспериментов в этом плане был связан с восстановлением и модернизацией экономики Западной Германии после второй мировой войны.

Этот эксперимент — плод деятельности министра экономики в первом послевоенном правительстве ФРГ — Л. Эрхарда. Правительство исходило из того, что тяготы восстановления должны равномерно распределяться среди всех слоев населения, ибо преодоление последствий войны — общенациональная задача. При проведении финансовой реформы 1948 г., стабилизировавшей германскую марку, пенсии и зарплаты обменивались в пропорции 1:1. Половину банковских вкладов можно было обменять по курсу 1:10, временно замороженную вторую половину — по курсу 1:20. С учетом того что вклады принадлежали, в основном, имущим, данная мера повышала степень социального равенства. Денежные обязательства банков были аннулированы, долги предприятий пересчитаны по курсу 1:10. Единовременно получив наличность для выплаты зарплаты, предприятиям следовало существовать далее за счет реализации своей продукции. В 1951 г. закон внедрил в практику участие трудящихся в управлении производством (социального партнерства). Представители профсоюзов получили до 50% мест в наблюдательных советах компаний ведущих отраслей горного дела и металлургии. Затем появились так называемые рабочие акции, обеспечивавшие работникам корпораций долю в прибылях.

Принятые меры означали частичную экспроприацию собственности имущих, капитала в целях восстановления экономики, создания стимулов для наемных работников к повышению производительности труда. Это и заложило основу германского «экономического чуда» — ускоренного развития 1950—1960-х гг., вернувшего Германии одно из ведущих мест в мировой экономике.

У истоков послевоенного восстановления в Германии стояла Христианско-демократическая партия, хотя теоретическое обоснование модели социально-ориентированной рыночной экономики принадлежит социал-демократии.

Социал-демократия и социально ориентированная рыночная экономика. В первые послевоенные годы большинство социал-демократических партий еще определяли марксизм в качестве своей идейной основы. Это было отмечено, например, в Дортмундской программе действий Социал-демократической партии Германии (СДПГ) 1952 г. Однако уже в Венской программе Социалистической партии Австрии (1958) и Бад-Годесбергской программе СДПГ (1959) были сняты постулаты марксизма о классовой борьбе, уничтожении частной собственности и обобществлении средств производства. По этому пути пошли и другие социал-демократические партии.

В Бад-Годесбергской программе сформулированы основные принципы современной социал-демократии — свобода, справедливость и солидарность. Эти три принципа, к которым иногда добавляются принципы равенства и демократии, нашли свое отражение в программах большинства социал-демократических партий Западной Европы.

Центральное место в концепциях демократического социализма заняла свобода, понимаемая как принцип самоопределения каждого человека в выборе его жизненного пути.

Равенство, подразумевающее равные права каждого индивида на самоопределение, признание его человеческого достоинства и интересов, составляют основу справедливости. Если равенство и справедливость противопоставляются свободе, они порождают произвол и уравнительное распределение.

Подобный подход позволил социал-демократии добиться больших успехов в странах Европы. Превратившись во влиятельную силу в парламентах, оказавшись у власти во многих странах, социал-демократы стали инициаторами крупных реформ. Были проведены национализации ряда отраслей экономики, созданы общенациональные системы социального обеспечения, сокращена продолжительность рабочего времени и т.д. Идеи социал-демократов стали основой построения государства «всеобщего благоденствия» Германии и Италии.

В рамках социально ориентированной рыночной экономики важнейшая функция государства состоит в создании гарантий реального равенства прав и возможностей граждан за счет перераспределения доходов, государственной поддержки малоимущих. В начале века, в среднем в мире, расходы государства, которые шли в основном на армию и полицию, составляли не более 10% валового внутреннего продукта (ВВП). К концу века в развитых странах государство в той или иной форме распоряжалось уже примерно 50% ВВП. Большая часть расходов направлялась на развитие систем образования, медицинского обслуживания, социального и пенсионного обеспечения, создание новых рабочих мест.

Огромное значение для решения социальных проблем имело расширение и укрепление правовой основы обеспечения интересов трудящихся. Социальные права стали рассматриваться как неотъемлемая, составная часть базовых прав человека, а их соблюдение — как признак существования правового государства.

Это не означало перехода к уравнительному распределению. Речь шла о том, что принцип равенства людей, на котором зиждется демократия, становится чисто формальным, декларативным, если социальные условия исходно ставят граждан в неодинаковое положение. Соответственно, важнейшей задачей государственной социальной политики демократических стран выступает обеспечение более или менее равных стартовых возможностей для молодых людей, вступающих в сознательную жизнь, компенсация тех неблагоприятных социальных факторов, которые порождают неравенство. В системе равных стартовых возможностей люди в ходе свободной конкуренции на рынке труда занимают то место в социальной пирамиде, которое соответствует их талантам и способностям, трудолюбию и т.д.

Наиболее развитая модель социально ориентированной рыночной экономики, предполагающей отсутствие бедности, сложилась в Швеции. Основными чертами шведской модели принято считать сочетание высокоразвитой, высокоэффективной экономики с высоким уровнем потребления. Она характеризуется почти полной занятостью, самой совершенной в мире системой социального обеспечения, практическим отсутствием бедности. Основой этой модели выступает смешанная экономика — сочетание экономики, основанной на конкуренции, с социально ориентированными государственными механизмами перераспределения произведенного дохода через систему пособий и дополнительных льготных выплат.

Кризис 1970-х гг. и «новые левые» в Западной Европе. 1960—1970-е гг. ознаменовались совершенно неожиданным для большинства европейцев обострением социально-экономических проблем, проявлением кризиса модели социально ориентированной рыночной экономики.

Молодые люди этого времени воспринимали высокий уровень жизни и социальной защищенности как нечто данное и привычное. Озабоченность людей старшего поколения сохранением достатка вызывала у молодежи раздражение и отвращение.

Возрастающую популярность в молодежной среде стали приобретать идеи левого радикализма. В развитых странах эти идеи опирались на так называемый неомарксизм, который стал основой движения «новых левых». Основоположником неомарксизма принято считать венгерского философа Д. Лукача (1885—1971), дань ему отдали такие мыслители XX века, как Э.Фромм, Г. Маркузе, Т. Адорно, Ж.П. Сартр.

Акцент в неомарксизме и у «новых левых» делался на проблемах отчуждения человека от влияния на политическую, экономическую жизнь, его одиночество и изолированность в обществе. Общественное развитие и в рамках либеральной демократии, и социализма советской модели воспринималось как тупиковое, не ведущее к преодолению отчуждения. «Государство благосостояния» и государство в СССР рассматривались как бюрократические машины, больше обслуживающие сами себя, чем общество, чуждые интересам и заботам отдельного человека.

Выходом представлялась революция, от которой ожидалось, что она породит новое общество, порывающее со всей предшествующей историей. Рабочий класс, по мнению леворадикальных интеллектуалов, стал слишком приземленным, стремящимся лишь к материальным благам, интегрировался в капиталистическую систему. Он уже не может быть движущей силой революции. Революционной силой провозглашались отверженные, маргиналы, чувствующие себя неуютно в «обществе благоденствия». К их числу относились мятежно настроенные интеллектуалы, особенно молодежь, безработные, лица, относящиеся к сексуальным меньшинствам, наркоманы, представители иных подобных групп. Революционной силой считались также жители слаборазвитых стран. Предполагалось, что «мировая деревня» должна бросить вызов «мировому городу» — развитым странам демократии.

Позитивный идеал «новые левые» не формулировали, считая любые схемы догмами. Они полагали, что оптимальная форма нового общественного устройства сложится сама собой, в процессе революционной борьбы.

Самыми яркими проявлениями левого радикализма был «красный май» 1968 г. во Франции. Студенческие выступления, переросшие в массовые беспорядки, привели к отставке президента страны, генерала де Голля. Аналогичные события произошли в 1969 г. в Италии. При этом масштабы протеста совершенно не соизмерялись с его поводом, весьма незначительным.

Города развитых стран стали ареной действия террористических группировок «городских партизан», «Красных бригад» в Италии, «Красной армии» в Германии и т.д. В их рядах насчитывалось по нескольку десятков человек, но их действия доставляли много проблем властям.

В начале 1970-х гг. волна левого радикализма в Западной Европе дополнилась подъемом традиционного рабочего движения, активизацией коммунистических партий.

Возникшие трудности были порождены ростом цен на нефть на мировых рынках после 1973 г. Это подорвало стабильность экономики большинства развитых стран, стало причиной инфляции и экономического спада.

Несмотря на беспрецедентно высокий уровень жизни большинства населения, часть трудящихся сочла созданную систему социальной защиты недостаточной. Это недовольство в условиях кризиса привело к росту влияния коммунистического движения. Во Франции коммунисты в начале 1970-х гг. имели поддержку около 20% избирателей, еще больше, свыше 30% голосов, на выборах получали коммунисты в Италии.

В значительной степени успехи коммунистов были связаны с обновлением ими многих программных установок, выдвижением платформы так называемого еврокоммунизма. Некоторые теоретики и лидеры (Р. Гароди во Франции, Э. Фишер в Австрии, Э. Берлингуэр в Италии) понимали, что избиратели не поддержат коммунистов, если они будут исходить из программных установок времен Коминтерна или доказывать, что Советский Союз реализовал идеал социального равенства. Они признали, что путь развития, связанный с насильственным захватом власти, гражданской войной, установлением диктатуры одной партии, тотальным государственным контролем над экономикой, ограничением демократических прав и свобод, ведет в тупик, к стагнации и загниванию. В качестве альтернативы предлагался вариант «социализма с человеческим лицом» или «национальных цветов», основанный на традиционных для стран Европы ценностях либеральной демократии. Отличие еврокоммунистических от социал-демократических идей состояло в большем акценте на регулирующую роль государства. Ее предлагалось сочетать с ростом самоуправления трудящихся, на уровне предприятий и местных органов власти.

Радикальные взгляды стали проявляться и в среде профсоюзного движения. Массовые выступления шахтеров, требующих сохранения государственной поддержки утрачивающей рентабельность угольной отрасли в 1974 г., привели к отставке правительства консерваторов в Великобритании и досрочным парламентским выборам.

На новую ситуацию попытались отреагировать и социал-демократы. В 1970—1980-е гг. большинство социалистических и социал-демократических партий Европы вновь обновили свои программы. Шведские социал-демократы, заявив о построении государства «всеобщего благоденствия», объявили о необходимости разработки новой шведской модели. Она была основана на ограничении роли государства, придании большей адресности социальным программам, противодействии бюрократизации государственного аппарата.

В теоретическом плане достижение социализма стало рассматриваться как вектор движения, а не конкретная цель (в духе трактовки Бернштейна — «движение все, конечная цель — ничто»).

В программе Французской социалистической партии (1988) подчеркивалось, что «социалистическое общество — это не столько стремление к концу истории, сколько движение к социализму, наращивание реформ и преобразование социальных отношений, изменение поведения людей и их отношений между собой».

Акцент стал делаться на краткосрочные программы решения конкретных проблем. Это облегчило социал-демократии возможности широкого межпартийного сотрудничества, создания политических коалиций во имя решения общегосударственных задач развития.

 

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1. Определите, какие из названных ниже факторов лежали в основе «экономического чуда» в послевоенной Западной Германии:

— учет опыта социальных потрясений после первой мировой войны;

— личность ведущего государственного деятеля;

— помощь США в рамках «плана Маршалла». Раскройте значение каждого из выбранных вами факторов.

2. Как изменились взгляды западноевропейской социал-демократии после второй мировой войны? Объясните ваше понимание основных социал-демократических принципов.

3. Что такое социально ориентированная рыночная экономика? Какую роль в ее создании играет государство?

4. Назовите основные черты шведской модели социально ориентированной экономики.

5. Как вы думаете, почему западноевропейское «общество благоденствия» оказалось перед лицом кризиса в 1970-е гг.? В чем он проявился?

6. Кто такие «новые левые»? Чем их взгляды и действия отличались от идей социал-демократов и еврокоммунистов?

7. Считаете ли вы понятия «страна с социально ориентированной экономикой» и государство «всеобщего благоденствия» синонимами? Свой ответ объясните.

8. Какие общие черты послевоенного развития государств Западной Европы и США вы можете отметить?







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.189.171 (0.009 с.)