ТОП 10:

Новое о человеке на войне в литературе 70-90х гг.



Антивоенной темы ("Навеки-двадцатилетние" Г. Бакланова, "А зори здесь тихие" Б. Васильева, "Пастух и пастушка" В. Астафьева, "Сашка" В. Кондратьева).

Партизанские повестиВ. Быкова.

Сближение проблематики военной прозы с нравственно-философскими поисками ("Живи и помни" В. Распутина, "Берег", "Выбор" и "Игра" Ю. Бондарева, "Усвятскиешлемоносцы" Е Носова.

Документ в военной прозе ("У войны – не женское лицо", "Цинковые мальчики" С. Алексиевич, "Блокадная книга" А. Адамовича и Д. Гранина, "Я из огненной деревни" А. Адамовича, Я.Брыля, В. Колесника).

Развитие военной прозы в к. 80-х-н.90-х гг. ("Мой Сталинград" М. Алексеева, "Прокляты и убиты", "Так хочется жить" В. Астафьева, "Мой генерал" Г. Владимова, "Бермудский треугольник" Ю. Бондарева.

Афганская и чеченская война ("Знак зверя" О. Ермакова, "Кавказский пленный" В. Маканина, "Афган, Афган" О. Блоцкого, "Рисунки баталиста" и "Чеченский блюз" А. Проханова.

В последнее время в литературной критике, применительно к военной прозе, стал употребляться термин «новая военная проза», имея в виду прозу об афганской и чеченской войнах. С другой стороны, новая военная проза – это полемическая проза, которая представляет др. изображение войны писателями-фронтовиками, в разрез официальной советской критике.

Точка зрения писателя-фронтовика В. Астафьева такова, что исход войны несет герой, сознающий себя частицей воюющего народа, несущего свой крест и общую ношу. В 1992 году Астафьев опубликовал роман «Прокляты и убиты». В романе «Прокляты и убиты» Виктор Петрович Астафьев передает войну не в «правильном, красивом и блестящем строе с музыкой и барабанами, и боем, с развевающимися знаменами и гарцующими генералами», а в «ее настоящем выражении – в крови, в страданиях, в смерти». Роман высоко оценен не только литературной критикой, но и отмечен правительственными наградами. О романе написано много статей, не все его принимали. Не принимал писатель-фронтовик Ю. Бондарев, не согласен с ним был Г. Бакланов.

Писатель вводит в роман свои философские и исторические рассуждения, дополняет роман своими комментариями, содержащими личные воспоминания, письма читателей, подтверждающих правоту Астафьева в художественном освещении войны. Он создает в романе свою героику войны, освещая её с точки зрения солдата, вскрывая фальшь и ложь официальной советской системы.

Белорусский писатель-фронтовик В. Быков считал, что военная тема «уходит из нашей литературы потому же, почему ушли доблесть, честь, самопожертвование... Изгнано из обихода героическое, зачем нам еще война, где эта ущербность всего наглядней? «Неполная правда» и прямая ложь о войне на протяжении многих лет принижает смысл и значение нашей военной (или анти­военной, как иногда говорят) литературе». Рейн Карастисчитает, что Василь Быков автор гибельного, пораженческого мира. В его произведениях всегда происходит беда. «Мертвым не больно», «В глухой час», «Болото» – вот последние произведения писателя, заглавия которых сами говорят за себя.

Военные повести В. Быкова в полной мере отвечают всем требованиям жанра. Небольшие по объему (не более ста страниц), охватывающие день – два – три, наполненные будничными, в общем-то, событиями, неторопливые, внимательные к несущественным вроде бы деталям. Герои Быкова – простые люди, именно в том смысле, как обыкновенно понимается этот эпитет: простые – малообразованные, ничем не примечательные крестьяне, рабочие-путейцы, сельская интеллигенция, рядовые солдаты и офицеры небольших чинов. Действие повестей Быкова разворачивается в годы войны, в ее непосредственной длительности, либо (реже) в рассказах дня сегодняшнего, которые зримо переносят нас в те, военные времена и обстоятельства. Характерно для военных повестей Быкова, что в них почти нет батальных сцен, темы всенародного подвига, победы как конечной цели, ради которой сражаются и погибают его герои. Событий мало и они имеют значение только для их непосредственных участников (но – судьбоносное значение!), четко локализованы в пределах повести от зарождения событий к их окончательному завершению на уровне факта (но не на уровне нравственных уроков, выходящих далеко за пределы факта и в будущее).

Персонажей в повестях Быкова немного (двое, трое, иногда десять-пятнадцать, если это взвод, партизанский отряд), причем в центре внимания всегда два-три центральных персонажа, которые составляют «рамку» конфликтов. Специфика конфликтов в том, что они не вынесены вовне, в какие-то открытые противоречия между участниками, в их активные действия, а помещены внутрь, в глубины души персонажей, который зачастую и не обнаруживают перед другими своих переживаний, а независимые от персонажей обстоятельства и события приводят к развитию внутреннего конфликта в душе каждого и затем – к столкновению конфликтов.

В центре внимания автора – нравственные, философские проблемы. Их осмыслению подчинен весь художественный строй повестей, реализующийся в типичных средствах жанра: безыскусном рассказе, подробном неспешном показе событий и поступков, пейзажных зарисовках, создающих эмоционально-психологический фон, обнажении внутреннего мира персонажей, концентрации людей и событий на сравнительно небольшом пространстве и в недолгом времени.

Нетипичным, специфически быковским является подробное, очень подробное исследование причин поведения человека, его смыслов и ценностей; усиленный за счет монотонных описаний эффект обыденности, достоверности происходящего; несколько принужденный, сконструированный сюжет, организованный для создания предельно критической для героев ситуации, в которой они поставлены перед выбором: война – прежде всего художественный прием, необходимый автору для того, чтобы подробно рассмотреть то, что его больше всего интересует, - душевное состояние людей в ситуации почти неразрешимого кризиса, заданного неподвластными им обстоятельствами. Характерна для Быкова и тема самопожертвования, невинной жертвы, мучений и смерти не на виду и не ради высокой цели, а исключительно ради сохранения духовной цельности героя.

Повесть «Обелиск», как уже было сказано, непохожа на другие произведения Быкова по структуре и по признаку отсутствия психологических исследований, замененных эмоциональностью рассказчика. Но в ней есть все типично быковские черты: обозримость конкретного пространства и измеримость конкретного времени событий, внешняя незначительность событий и их участников при огромной нравственной ценности и незаурядности их решения, скрытая, растворенная в узнаваемой бытовой реальности символика, условность фона, максимализм и духовная красота и сила героя в критическую минуту выбора между жизнью и смертью, тема самопожертвования и «негромкого подвига» «маленького человека». Все эти черты составляют художественное своеобразие повести Быкова и выводят ее за рамки жанра военной повести гуманистического направления, сближая с жанрами философской притчи, народного сказа и житийной литературы
Василь Быков строит сюжеты только на драматических моментах войны местного, как говорят, значения с участием простых солдат. Шаг за шагом, анализируя мотивы поведения солдат в экстремальных ситуациях, писатель докапывается до глубин психологических состояний и переживаний своих героев. Это качество прозы Быкова отличает и его ранние работы: «Третья ракета», «Западня», «Мертвым не больно» и другие.

 

23. Многообразие жанрово-стилевых исканий в поэзии 50-60х гг. Социальные и художественные поиски поэтов -"шестидесятников"(творчество одного поэта)

Поэтический взрыв в литературе этого периода. Обновление и подъем в творчестве поэтов старшего поколения (поздняя лирика Н. Заболоцкого и А. Твардовского, "Раздумье" Н. Асеева, "Синяя весна" Луговского, "Признание" Прокофьева, "Когда разгуляется" Пастернака).

"Громкая лирика" (Е. Евтушенко, Р. Рождественский, А. Вознесенский, Р. Казакова и др.).

"Тихая лирика". Н. Рубцов (образы родины, русской природы и истории). Природа и человек в поэзии О. Фокиной, А. Жигулина, В. Соколова, Г. Горбовского, А. Прасолова, С. Куняева, Н. Тряпкина.

Философская лирика (Мартынов, Тарковский, Винокуров, Шефнер).

Авторская песня (Матвеева, Окуджава, Галич, Клячкин, Высоцкий).

Нео-авангард (Вс. Некрасов, Г. Сапгир, Г. Айги, В. Соснора, И. Холин).

Споры о "громкой" (шестидесятники) и "тихой" лирике (деревенская поэзия). Публицистичности "громкой" они противопоставили элегичность, мечтам о социальном обновлении - идею возвращения к истокам народной культуры, нравственно-религиозного, а не социально-политического обновления, традиции Маяковского - они предпочли традицию Есенина (такая ограничительная бинарная оппозиция, как "Маяковский-Есенин", вообще была характерна для "оттепельных" пристрастий: аналогичные размежевания касались Ахматовой и Цветаевой, Евтушенко и Вознесенского, физиков и лириков, и т. п.); образам прогресса, научно-технической революции, новизны и западничества "тихие лирики" противопоставили традиционнуюэмблематику Руси, легендарные и былинные образы, церковные христианские атрибуты и т. п.; экспериментам в области поэтики, эффектным риторическим жестам они предпочли подчеркнуто "простой" и традиционный стих.

Шестидесятники — субкультура советской интеллигенции, в основном захватившая поколение, родившееся приблизительно между 1925 и 1945гг. Сформировавшим взгляды «шестидесятников» годы сталинизма, ВОВ и эпоха «оттепели».Термин - после статьи"Шестидесятники" Станислава Рассадинав журнале «Юность» в декабре 1960г.

Определяющими событиями в жизни поколения стали смерть Сталина и доклад Н. С. Хрущева на ХХ съезде КПСС (1956 год), разоблачавший сталинские преступления. Для большинства «шестидесятников» XX съезд был катарсисом, разрешившим многолетний мировоззренческий кризис, примирявший их с жизнью страны. Последовавшая за XX съездом либерализация общественной жизни, известная как эпоха «оттепели», стала контекстом активной деятельности «шестидесятников».

Шестидесятники активно поддержали «возвращение к ленинским нормам», отсюда апологетика В.Ленина (стихи А.Вознесенского и Е.Евтушенко, пьесы М.Шатрова, проза Е.Яковлева) как противника Сталина и романтизация Гражданской войны (Б.Окуджава, Ю.Трифонов, А.Митта).

Шестидесятники — убеждённые интернационалисты и сторонники мира без границ. Не случайно культовыми фигурами для шестидесятников были революционеры в политике и в искусстве — В.Маяковский, Вс. Мейерхольд, Б.Брехт, Э. Че Гевара, Ф.Кастро, а также писатели Э.Хeмингуэй и Э. М. Ремарк.

С другой стороны, важную роль в среде «шестидесятников» стала играть модернистская поэзия. Поэтические чтения впервые в отечественной истории стали собирать толпы молодежи. Организаторами чтений «на Маяке» (памятник Маяковскому) были будущие диссиденты Владимир Буковский, Юрий Галансков и Эдуард Кузнецов.

Вечера в Политехническом музее, где выступали в основном молодые поэты: Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Роберт Рождественский, Булат Окуджава.Съемки со знаменитых чтений в «Политехе» вошли в один из главных «шестидесятнических» фильмов — «Застава Ильича» Марлена Хуциева, а перечисленные поэты на несколько лет стали невероятно популярны.

Позже любовь публики перешла на поэтов нового жанра, порожденного культурой «шестидесятников»: авторской песней. Его отцом стал Булат Окуджава, начавший в конце 50-х исполнять под гитару свои песни — сперва на вечеринках или просто на бульваре. Его песни резко отличались от передававшихся по радио — прежде всего личным, даже частным настроем. Вообще, песни Окуджавы — пожалуй, самое адекватное выражение мироощущения «шестидесятников». Вскоре появились другие авторы — Александр Галич, Юлий Ким, Новелла Матвеева, Юрий Визбор, ставшие классиками жанра. Появился аудио самиздат, разнесший голоса бардов по всей стране, — радио, телевидение и грамзапись были тогда для них закрыты.

«Физики» и «лирики». «Шестидесятники» состояли из двух взаимосвязанных, но разных субкультур, шутливо называвшихся «физиками» и «лириками» — представителей научно-технической и гуманитарной интеллигенции.

Застой. Знаково-мрачными стали для шестидесятников следующие события: процесс Синявского-Даниэля (1966) — показательный суд над литераторами, осуждёнными не за антисоветскую деятельность, а за их произведения; Шестидневная война и последующий рост еврейского национального движения в СССР, борьба за выезд; ввод советских войск в Чехословакию (1968) — «шестидесятники» очень сочувствовали Пражской весне, видя в ней логичное продолжение «оттепели». И наконец разгром «Нового Мира» (1970), ознаменовавший установление глухого «застоя», конец возможности легального самовыражения.

Многие «шестидесятники» приняли непосредственное участие в диссидентском движении — и подавляющее их большинство сочувствовало ему. В то же время, хотя кумир поколенияАлександр Солженицын постепенно пришёл к радикально антисоветским взглядам, большинство «шестидесятников» по-прежнему сохраняли веру в социализм.

Белла (Изабелла) Ахмадулина (1937-2010) — советский и российский поэт, писательница, переводчица, одна из крупнейших русских лирических поэтов 2/2 XX в. Член Союза российских писателей, исполкома Русского ПЕН-центра, Общества друзей Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Почётный член Американской академии искусств и литературы. Род.в Москве. Отец — татарин, замминистра, а мать — русская итальянского происхождения, работавшая переводчицей в КГБ. Начала писать стихи ещё в школьные годы.

В 1957 г. подверглась критике в «Комсомольской правде». Окончила Литературный институт в 1960 г. Исключалась из института за отказ поддержать травлю Бориса Пастернака, потом была восстановлена.В 1964 году снялась в роли журналистки в фильме В. Шукшина «Живёт такой парень». Лента получила «Золотого льва» на кинофестивале в Венеции. В 1970 году А. появилась на экранах в фильме «Спорт, спорт, спорт».

Первый сборник стихотворений, «Струна», появился в 1962 г. Далее последовали поэтические сборники «Озноб» (1968), «Уроки музыки» (1970), «Стихи» (1975), «Метель» (1977), «Свеча» (1977), «Тайна» (1983), «Сад» (Государственная премия СССР, 1989).Для поэзии Ахмадулиной характерны напряжённый лиризм, изысканность форм, очевидная перекличка с поэтической традицией прошлого.

Поэзия для А. — самооткровение, встреча внутреннего мира поэта с миром новых (магнитофон, самолёт, светофор) и традиционных (свеча, дом друга) предметов. Для её поэзии всё — даже любая мелочь — может служить импульсом, окрылить смелую фантазию, рождающую дерзкие образы, фантастические, вневременные события; всё может стать одухотворённым, символичным, как любое явление природы («Сказка о дожде», 1964). А. расширяет свою лексику и синтаксис, обращается к архаическим элементам речи, которые она переплетает с современным разговорным языком. Отчуждённое употребление отдельных слов возвращает им в контексте первоначальный смысл. Не статика, а динамика определяет ритм стихов А. Поначалу доля необычного в стихах А. была очень велика по сравнению с большинством русских стихов того времени, но затем её поэзия стала проще, эпичнее.

Память как не только событийная, но и стилистическая категория — это тема многих стихотворений А., посвящённых Репино и Комарово и написанных здесь. Она чувствует прошедшее время, она очарована обликом старых дач и думает о судьбе их обитателей. Её присутствие на Ахматовском вечере было так уместно и радостно для слушателей. Прекрасная Дама современной российской поэзии, она своим изысканным обликом и слогом продолжает классическую традицию, и в её стихах, обращённых к Ахматовой, живут восхищение и спор, без которых нет преемственности.

Иосиф Бродский называл А. «несомненной наследницей лермонтовско-пастернаковской линии в русской поэзии».

В 1970-е поэтесса посетила Грузию, с тех пор эта земля заняла в её творчестве заметное место. А. переводила Н. Бараташвили, Г. Табидзе, И. Абашидзе и других грузинских авторов.

В 1979 г. А. участвовала в создании неподцензурного литературного альманаха «Метрополь». А. не раз высказывалась в поддержку преследуемых властями советских диссидентов — Андрея Сахарова, Льва Копелева, Георгия Владимова, Владимира Войновича. Ее заявления в их защиту публиковались в «Нью-Йорк таймс», неоднократно передавались по «Радио Свобода» и «Голосу Америки».

В 1993 году подписала «Письмо сорока двух».Перу А. принадлежат воспоминания о поэтах-современниках, а также эссе о А. С. Пушкине и М. Ю. Лермонтове.

В 2006 г. А. стала героем книги «Автограф века», в которой ей посвящена одна из глав.

А. была первой женой Евгения Евтушенко, позже — женой Юрия Нагибина. От сына балкарского классика Кайсына Кулиева — Эльдара в 1973 году она родила дочку. В 1974 г. вышла замуж за театрального художника Бориса Мессерера.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.202.88 (0.009 с.)