Вопрос 46: синьхайская революция 1911-1913




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вопрос 46: синьхайская революция 1911-1913



Становление переходного общества стало главным фактором развития Китая в начале XX в. В дополнение к восточно-феодальному, застойному типу развития был привнесен западный — динамичный. Начался этап сосуществования и взаимодействия старого и нового типов эволюции, хотя старое, циклическое начало прочно преобладало. В равной мере традиционные социальные силы — шэныии, бюрократия, землевладельцы, конфуцианская интеллигенция — имели явное преобладание в политике над современными, только что родившимися классами, прежде всего над крайне слабой буржуазией. К 1910г. в стране в целом сложилась предкризисная ситуация. Важнейший показатель социально- экономического состояния традиционного общества, а именно демографический потенциал страны, вплотную подошел к отметке 430 млн. человек. Тем самым он поднялся на уровень 1850 г. — начала полосы крестьянских войн. К критической отметке приблизились и два других важнейших показателя, а именно посевная площадь на душу населения и душевое производство зерна. Китай снова вошел в кризисную спираль, и очередная крестьянская война была не за горами. Налицо имелись и другие слагаемые циклического кризиса: резкое ослабление центрального правительства, оскудение казны, разложение правящей верхушки и вырождение старой династии. Следствием этой деградации стала череда безвластных императоров (Цзайчунь, Цзайтянь, Пуи), переход власти в женские руки (Цыси) и резкое возрастание роли евнухов во главе с Ли Лянъином.

Параллельно с этим шло развитие капитализма и превращение страны в полуколонию. В первое десятилетие XX в. в стране возникли 386 фабрик, шахт и рудников с национальным капиталом. Расширился объем внешней торговли: стоимость экспорта возросла вдвое, а импорта — в полтора раза. Более чем вдвое увеличились иностранные инвестиции, и в такой же мере возрос внешний долг Китая. Количество иностранных фирм в ста портах, открытых для внешней торговли, утроилось. Во внешней торговле по-прежнему господствовала Англия, а сам Китай все больше превращался в поставщика дешевого сырья — хлопка, сои, шелка и чая. В первое десятилетие китайские предприниматели и обуржуазившиеся помещики вложили значительные средства в промышленность, торговлю, железнодорожный транспорт и банки. Владельцами и совладельцами наиболее значительных предприятий были чиновники, шэныии, крупные землевладельцы и компрадоры. В целом же национальная буржуазия оставалась крайне слабой, страдая от высокого налогообложения, произвола властей и конкуренции иностранного сектора капиталистического уклада. В то же время чрезмерная денежная эмиссия, безудержная инфляция и волна банкротств в торгово-финансовых кругах привели в 1910-1911 гг. к резкому падению деловой активности.

С развитием много-укладного базиса на его основе формировался переходный социум с возраставшими социальными и политическими противоречиями. Все это ослабляло цин-скую монархию. Если трансформация экономики и социума началась в середине XIX в., то обновление государственности отстало от этих процессов на полвека, что было чревато политическим кризисом. Между тем острейший кризис власти начала XX в. был вызван в Китае не столько внутренними, сколько внешними факторами, т.е. насилием западных держав по отношению к Срединному государству. Превращение Китая из «страны-гегемона» в полуколонию, утрата им части своего суверенитета, серия проигранных войн, цепь унижений и выплаты контрибуций завершились разделом страны на «сферы влияния» западных держав. Ситуацию усугубляли контроль держав над налоговыми поступлениями цинской казны, ее задолженность по внешним займам, нахождение иностранных войск в Пекине и на других договорных территориях. Утрата части государственных прерогатив и функций снизила дееспособность и престиж маньчжурского режима, ограничила власть династии Цин в стране. Все это беспокоило господствующие силы страны — часть бюрократии, шэнъ-ши, помещиков. Это же возмущало китайских патриотов и великоханьских шовинистов. В бедах Китая все больше винили маньчжуров. Правящая династия в силу своей архаичности и ксенофобии не могла установить благоприятный для иностранного проникновения режим, тогда как державы были заинтересованы в новом, более современном и прозападном политическом курсе в Пекине и на местах. Русская оккупация Маньчжурии (1900-1905) крайне ослабляла престиж династии Цин, и так уже подорванный в глазах ее подданных ихэтуаньской катастрофой. Русско-японская война 1904-1905 гг. явилась очередным фактором позора и дальнейшего ослабления цинского режима. В третий раз после 1894 и 1900гг. чужеземцы топтали землю Поднебесной и захватывали Маньчжурию: «домен» династии Цин и «священную родину» маньчжуров. Маньчжуры полностью признали волю победителя, т.е. Японии, согласившись со всеми условиями Портсмутского мира. Пекин предоставил Токио ряд исключительных прав и льгот в Южной Маньчжурии. Затем официальный Китай промолчал, когда Япония превратила Корею в свой протекторат. Все это еще раз продемонстрировало бессилие династии Цин, ее неспособность уберечь страну от внешней угрозы и защитить ее суверенитет. События и исход войны 1904-1905 гг. оказали сильнейшее влияние на Китай. Здесь бурно приветствовали победу азиатского государства над одной из великих держав Запада. Триумф Японии вызвал в китайском обществе подъем не только националистических, но и оппозиционных настроений в отношении маньчжуров. Дальнейшее падение престижа династии оппозиция использовала для усиления натиска на нее, который резко усилился после японской аннексии Кореи в 1910 г. Данное событие вызвало настоящий шок в китайском обществе, увидевшего в этой трагедии аналогичную перспективу и для Поднебесной. Патриотически настроенные верхи общества начали борьбу против экономической экспансии Запада. Во главе этого движения встали шэньши и кандидаты на чиновные должности. К ним примкнули купечество, обуржуазившиеся земле- 468 владельцы, предприниматели и интеллигенция. Борьба шла за оттеснение иностранного капитала и мобилизацию национальных капиталовложений. В 1905-1908 гг. прошло три массовых бойкота американских, японских и немецких товаров. Развернулось движение «За возвращение прав», т.е. за аннулирование горнорудных концессий иностранцев. Шла борьба против английского займа на постройку железной дороги Шанхай-Ханчжоу-Нинбо.

В противовес иностранным инвесторам были созданы два акционерных общества для постройки Хугу-анских железных дорог. В 1911 г. развернулось движение за отказ от внешних займов. Нарастала кампания «защиты железных дорог» от покушений «заморских варваров». Все эти движения объединяла их антиманьчжурская направлен-ность. Выплата ихэтуаньской контрибуции, «вознаграждений» пострадавшим от ихэ-туаней европейским миссионерам и поиски средств для «новой политики», т.е. для реформ госаппарата, породили новое резкое увеличение налогов. «Фискальный взрыв» 1902-1910 гг. повлек за собой череду многочисленных локальных восстаний. Крупные бунты произошли в Сычуани, Чжэцзяне и Гуанси. Наиболее грозным стало восстание 1901-1902 гг. в Чжили. В 1906-1910 гг. по стране прокатилась волна «рисовых», т.е. «голодных», бунтов. Толпы народа громили амбары с зерном, нападали на транспорты с рисом. Голодающие крестьяне массами шли в города и присоединялись к этой борьбе. В те же годы в долине Янцзы развернулись «соляные бунты», направленные против соляного налога и государственной монополии на торговлю солью. Все это были симптомы приближавшейся «смуты». Однако эти стихийные и разрозненные выступления, равно как и локальные восстания тайных обществ (хуэйдан), были пока далеки от перерастания в общекитайскую крестьянскую войну и прямой опасности для династии Цин не представляли. Наряду со старыми врагами — крестьянскими повстанцами и членами тайных обществ — у маньчжурского режима появился новый противник — революционеры. Поднявшись на волне антиманьчжурских национально-освободительных настроений, эти крайние радикалы взяли на вооружение лозунг «революционного изгнания маньчжуров». К середине 1905 г. в Китае и Японии действовали три заметные организации революционеров. Это был Союз возрождения Китая (Синчжунхуэй) во главе с Сунь Ятсеном, Союз возрождения славы Китая (Гуан-фу) — организация подпольщиков Чжэцзяна и Цзянсу, а также Союз обновления Китая (Хуасинхуэй) во главе с хунаньцами Хуан Сином и СунЦзяожэнем. С объединением этих трех организаций летом 1905 г. в Токио возник Китайский революционный объединенный союз (Тунмэнхуэй).

Его лидером стал Сунь Ятсен, выработавший основной программный документ Объединенного союза. В основу программы легли сформулированные Сунь Ятсеном «три народных принципа» (саньминъчжуи) — национализм, народовластие и народное благосостояние. Первый принцип расшифровывался как свержение власти маньчжуров, второй означал ликвидацию монархии и учреждение республики, а третий — постепенную национализацию земли путем установления на нее прогрессивного налога. Активным пропагандистом «трех народных принципов» стал журнал «Миньбао» — центральный орган Объединенного союза. 469 Идеологическими противниками революционеров выступали в эмиграции реформаторы, а в самом Китае — конституционалисты. Свою малочисленность и слабость революционеры пытались компенсировать опорой на тайные общества. При этом акцент делался на тактике узких заговоров и организации локальных восстаний с использованием хуэйданов в качестве послушных боевых дружин. В 1906-1908 гг. Объединенный союз организовал четыре таких восстания. Всех их постигла неудача, прежде всего, из-за разобщенности тайных обществ и соперничества их лидеров. Под влиянием этих поражений Объединенный союз раскололся. Из-за разногласий по поводу принципа уравнения прав на землю в 1907 г. возник самостоятельный Союз всеобщего прогресса (Гунцзинь), где было много представителей землевладельцев. В результате первого раскола Объединенного союза образовалось два организационных центра— хубэй-хунань-ский и гуандунский. После поражения трех новых восстаний в 1908 г. в среде революционеров обострилась внутренняя борьба, и авторитет Сунь Ятсена упал еще ниже. В 1909 г. последовали второй раскол и дальнейшее ослабление союза. Поскольку ставка на тайные союзы себя не оправдала, революционеры переориентировались на агитацию среди солдат и офицеров «новой армии» и внедрение в ее ряды своих сторонников. Если гуандунский центр Сунь Ятсена и Хуан Сина в своей работе с военными не пошел дальше уровня офицеров и унтер-офицеров, то хубэйским подпольщикам удалось проникнуть в солдатскую среду. Сунь Ятсен и Хуан Син продолжали подготовку мелких заговоров, на этот раз в военной среде. Однако два подготовленных Хуан Сином восстания в Гуанчжоу, в 1910и 1911 гг., окончились поражением.

После ихэтуаньской катастрофы, подписания «Заключительного протокола» и вывода союзных войск из Чжилицинский двор во главе с Цыси в 1902 г. вернулся в Пекин. Цыси стала лицемерно заигрывать с «заморскими варварами» и восстанавливать свое богатство, разграбленное интервентами. Для этого она обложила наместников и губернаторов провинций тяжелой данью — ежегодными подношениями драгоценностей и серебра. Такого рода потери сановники возмещали за счет населения. Тем самым Цыси не только способствовала усилению налогового бремени, но и озлобила периферийную бюрократию. В итоге династия начала терять поддержку провинций. Во главе правительства остался князь Цин (Икуан). Сосредоточив в своих руках все нити управления страной, он пользовался доверием Цыси и поддержкой держав. В свои казармы в Чжили из Шаньдуна вернулись «новые войска» Юань Шикая, а сам он стал наместником столичной провинции. После смерти Ли Хун-чжана в 1901 г. к нему перешло руководство Хуайской (Аньхуэйской) группировкой. Последняя теперь стала называться Бэйянской, ибо она по сути срослась с руководимой им Бэйянской (Северной) армией и Сяочжаньской генеральской кликой. Помимо этого в его руках было сосредоточено проведение военной реформы, а также руководство транспортом и связью. Юань Шикай пользовался особой поддержкой со стороны держав, делавших ставку на него. Под его контроль попала полиция, создававшаяся в городах по японскому образцу. Правда, безрезультатно закончилась попытка Юань Шикая прибрать к рукам и формировавшуюся Наньянскую (Южную) армию. Эту свою неудачу он компенсировал усилением Бэйянской армии за счет ее перевооружения и ввода в строй новых 470 частей. Ее командный состав — генералитет и офицерский корпус — формировался по принципу личной преданности «отцу новой армии». Видя его чрезмерное усиление, Цыси стала в противовес ему укреплять позиции Икуана. Поняв, что судьба династии теперь во многом зависит от «новой армии» и ее «отца», Цыси в 1907 г. лишила Юань Шикая поста главнокомандующего в надежде обезглавить и Бэйянскую группировку.

Однако перевод генерала на гражданскую службу не лишил его лидерства в военной среде и контроля над «новой армией». Цыси пришлось согласиться на проведение верхушечных реформ 1902-1910 гг., получивших название «новой политики». Создание «новой армии» и военная реформа стали одной из главных целей «новой политики», на что денег не жалели. К 1911 г. было сформировано 14 дивизий (в том числе 6 бэйянских) и 18 смешанных бригад общей численностью свыше 174 тыс. солдат и офицеров. В итоге возникла современная профессиональная армия по германскому образцу, с хорошей выучкой и дисциплиной. Все это повысило престиж офицерского корпуса. Военные стали новой политической силой в китайском обществе. Другим главным направлением реформ стала модернизация госаппарата, а именно усиление его центрального звена. К проведению реформ подталкивало и давление со стороны держав, желавших покончить с ксенофобией в Пекине. Гарантию этого они видели в Юань Шикае и его Бэйянской армии. Под их давлением был ликвидирован Цзунлиямэнь, созданный в 1861 г., и вместо него основано Министерство иностранных дел. Итоги русско-японской войны, резкое усиление либеральной оппозиции и давление наместников вынудили Цыси пойти на уступки. В 1906 г. было объявлено о подготовке к введению конституции, а в 1907г.— о скором создании Верховной совещательной палаты (предпарламента) и об учреждении совещательных комитетов в провинциях. Вместе с тем вся подготовительная работа растянулась до 1916 г. Кроме того, власть императора заранее объявлялась неподотчетной парламенту и конституции.

В 1905 г. был издан ряд указов о преобразованиях. Благодаря им создавались школы трех ступеней с современной программой. Студенты за казенный счет посылались на учебу за границу. Отменялись традиционные экзамены на получение ученых степеней и на занятие штатских и военных должностей. Право на получение чиновной должности было обещано выпускникам новых школ. Отменялись наиболее варварские методы судебного следствия и особо жестокие пытки. Были сделаны уступки купечеству и буржуазии. Так, вводились лицензии на занятие бизнесом, создавались торгово- промышленные палаты и торговые союзы, утверждались уставы акционерных обществ, жаловались почетные звания и чины за успехи в предпринимательстве. Тем самым режим намеревался привлечь торгово-предпринимательские круги на свою сторону. Главный же упор делался на модернизацию госаппарата. Создавались современные министерства, ликвидировались некоторые архаичные учреждения и ряд синекур, сокращалась численность чиновников, создавалась городская полиция. Централизация госаппарата, усиление его столичного ядра сопровождались ослаблением периферийных звеньев. Провинциальную бюрократию отстранили от решения многих военных и финансовых вопросов, а также от контроля над почтой и телеграфом. Все это передавалось в руки столичных маньчжуров, а китайское периферийное чиновничество теряло важнейшие рычаги контроля и источ- 471 ники дохода. Резко обострились противоречия между династией и китайской элитой. Вытеснение китайцев с ключевых постов на местах не укрепило маньчжурский режим, а наоборот, привело к изоляции цинской верхушки и ослаблению династии. К старым противоречиям добавились новые.

В ноябре 1908г. умерла Цыси. Перед смертью она успела отравить номинального императора Цзайтяня и посадить на трон своего внучатого племянника — двухлетнего Пуи. Регентом при нем стал его отец князь Цзайфэн. Однако фактическим правителем остался Икуан. Он стоял за союз с Юань Шикаем и за дележ реальной власти с генералами Бэйянской группировки. Против этого выступило подавляющее большинство маньчжурских князей, боявшихся лишиться власти вообще. Их усилиями Юань Шикай в 1908 г. был снят со всех постов и отправлен в свое поместье. Поскольку именно «новая армия» стала самым важным инструментом власти, династия поспешила захватить в свои руки руководство Бэйянской и Наньянской армиями. Однако целиком взять «новые войска» под свой контроль маньчжуры не смогли. Даже находясь в отставке, Юань Шикай оставался фактическим лидером генералитета и офицерского корпуса Бэйянской армии. Не удалось также создать противовес Северной армии в лице Наньянской (Южной) армии. Единственной реальной силой, способной свергнуть династию Цин, стала «новая армия». В ее лице маньчжуры по сути создали вершителя своих судеб, а вместо своей опоры — скрытого и наиболее опасного противника, своего будущего могильщика. Другим потенциальным противником династии Цин все явственнее становилась китайская периферийная бюрократия, по преимуществу номенклатура Южного Китая и провинций бассейна Янцзы. Уже в 1902 г. произошел конфликт династии с наместниками, отказавшимися увеличить ставки поземельного налога, чего требовал Пекин. За его спиной наместники и военные губернаторы провинций укрепили свои особые отношения с державами, обеспечив себе фактическую независимость от центра. До этого южные провинции уже дважды — в 1894-1895 гг. и в 1900 г. — по сути отделялись от Пекина, бросив маньчжурский режим на произвол судьбы во время войн Китая с державами. Административные реформы 1906-1907 гг. вызвали глухое и жесткое сопротивление со стороны 30 тыс. местных чиновников. Молчаливая схватка 1906— 1907 гг. формально закончилась вничью, а фактически — крупным поражением Пекина. Не добившись укрепления своих позиций, цинский режим во многом восстановил против себя провинциальную бюрократию и тем самым приблизил свое падение. После смерти Цыси начался второй натиск маньчжурского «центра» на китайскую «периферию» в целях ее полного подчинения. Под лозунгом все той же модернизации госаппарата с 1909г. маньчжурам передавался надзор над всеми, в том числе местными поступлениями в бюджет, хотя провинциальная бюрократия издавна считала местные финансы своей вотчиной. На этой почве из-за поступлений от налога на соль в 1910г. между Пекином и провинциями возник так называемый соляной конфликт. Противостояние между двумя лагерями еще более усилилось после сокращения чиновного аппарата на местах и частей «зеленого знамени», после возложения на местные казначейства всех расходов по созданию и содержанию «новых войск» в бассейне Янцзы и Южном Китае. Это нововведение привело к результату, противоположному намерениям правительства. Дивизии и бригады Наньянской армии, а также созданные тогда же «охранные войска» (сюньфандуй) оказались по сути в подчинении наместников и военных губернаторов провинций, а не маньчжуров. Таким образом, эта реформа ослабила центральную власть и усилила местных властителей в провинциях бассейна Янцзы и Южном Китае. Конфликт между троном и бюрократией находил соответствующий отклик в высших слоях китайского общества. Местные элиты стали сочувственно прислушиваться к лозунгам умеренной антицинской оппозиции.

Провинциальная бюрократия с 1905 г. начала всячески поддерживать оппозицию в ее борьбе за введение конституции и парламента. Тем самым периферийные лидеры пытались перераспределить реальную власть в центре в свою пользу и покончить с монопольным господством здесь маньчжуров и остальных «восьмизнаменных». Пойдя на союз с конституционно-монархической оппозицией, периферийная бюрократия рассчитывала прийти к власти в Пекине и предотвратить уже начинавшуюся «смуту» в стране. Уже в 1908 г. губернаторы пяти провинций потребовали от династии скорейшего созыва парламента. Борьба между «центром» и «периферией» нарастала, и в мае 1911 г. маньчжуры нанесли ответный удар. Указом о создании кабинета министров периферийные властители из полунезависимых царьков в своих «уделах» превратились по сути в чиновников соответствующего министерства. Это означало конец их средневековой «вольности» и стало последней каплей, переполнившей чашу их терпения. В итоге провинциальная бюрократия по сути оказалась в одном лагере с оппозицией. Либерально-конституционное течение составили прогрессивные шэньши, соискатели ученых званий, педагоги, ученые, чиновники, кандидаты на государственные должности, новая интеллигенция, либеральные помещики, предприниматели, купцы, служащие и учащаяся молодежь. В свое время эти же круги служили опорой движения за реформы 1895-1898 гг., а теперь требовали введения конституции, созыва парламента и создания местного самоуправления. Лидеры этого течения, прежде всего крупнейший предприниматель и шэньшиЧжанЦзянь, пытались склонить маньчжуров к проведению конституционных реформ. Для своего прихода к власти и «спасения Китая» от натиска «заморских дьяволов» оппозиция боролась за введение сословно-представительной, т.е. шэньшиской монархии. Лидеры оппозиции надеялись достичь своих целей мирным путем — за счет компромисса с маньчжурами. Огромное влияние на либеральную оппозицию оказали поражение царизма в ходе русско-японской войны и неспособность маньчжуров защитить суверенитет Китая. Триумф Японии привел к подъему националистических настроений в Китае и резкому росту рядов оппозиции, к ее организационному оформлению.

Стараниями ЧжанЦзяня в 1906 г. в Шанхае было создано «Объединенное общество по подготовке конституции», превратившееся в ведущий центр либеральной оппозиции. Такого же рода общества создавались в других провинциях при благожелательном отношении к ним периферийной бюрократии. Газеты и журналы оппозиции развернули пропаганду конституционализма и парламентаризма. 473 Власти в 1905 г. склонялись к компромиссу с оппозицией, но хотели затянуть созыв парламента до 1916г. На эту тактику оппозиция ответила организацией петиционных кампаний за скорейшее введение конституции и созыв парламента. Первая такая кампания прошла в 1907-1908 гг. и приобрела всекитайский массовый характер. В виде уступки маньчжуры опубликовали в 1908г. проект, отво-дивший конституции и парламенту сугубо декоративную функцию при сохранении всевластия династии Цин. После смерти Цыси была сделана еще одна уступка — в 1909 г. должны были состояться выборы в провинциальные совещательные комитеты для обсуждения сугубо местных вопросов. Комитеты формировались через двухступенчатые выборы в основном из числа шэньши, отставных чиновников, кандидатов на занятие официальных должностей и предпринимателей. Данной уступкой династия рассчитывала оттянуть время введения конституции и создания парламента, частично успокоить оппозицию и поссорить ее с основным союзником — периферийной бюрократией. На заседаниях совещательных комитетов осенью 1909г. развернулась упорная борьба по экономическим вопросам. Депутаты требовали устранить все средневековые препоны развитию отечественного рынка и предпринимательства, защитить их от иностранной конкуренции и придать совещательным комитетам контрольные, законодательные и исполнительные функции. Надежды на благоприятный отклик на это требование не оправдались, поскольку периферийная бюрократия не захотела делиться властью с оппозицией, и последней пришлось отступить, дабы не поссориться с мощным союзником. Тогда оппозиция сделала своим главным лозунгом скорейший — в 1911 г. — созыв парламента и создание ответственного перед ним правительства. По инициативе ЧжанЦзяня представители 16 провинций собрались в Шанхае и направили в Пекин свою делегацию с коллективной петицией о созыве парламента в 1911 г.

Князь-регент Цзайфэн отклонил петицию. В ответ на это была организована вторая петиционная кампания, проходившая с февраля по июнь 1910г. Оппозиция опиралась не только на совещательные комитеты, но и на свою организацию «Союз единомышленников в борьбе за созыв парламента» и его местные филиалы. Тем не менее маньчжуры отклонили и вторую коллективную петицию. Произошедшая в августе аннексия Кореи Японией еще более активизировала действия оппозиции. К ней на помощь пришла периферийная номенклатура, потребовавшая скорейшего созыва парламента, создания ответственного кабинета министров и поддержавшая третью петиционную кампанию осени 1910 г. Новой трибуной оппозиции стала открывшаяся тогда же в Пекине Верховная совещательная палата — своего рода «предпарламент». Тогда династия уступила в одном, пообещав созвать парламент в 1913 г. При этом она стремилась заранее и предельно ограничить его функции, не допустить создания ответственного перед ним кабинета министров. Для этого маньчжуры в мае 1911 г. произвели реорганизацию правительства. Ликвидировав явно архаические учреждения, они срочно создали «современный» кабинет министров, который состоял в основном из великих князей и других маньчжуров, забравших в свои руки все ключевые министерства. Будущий парламент не мог контролировать правительство. Зато его глава— Икуан становился полновластным начальником над наместниками и губернаторами провинций. Подобными решениями династия окончательно оттолкнула от себя не только либерально-конституционную оппозицию, но и периферийную бюрократию, невольно укрепив союз этих двух сил.

Тогда же, в мае 1911 г., действуя в своих собственных интересах и в интересах иностранного банковского консорциума (в составе Англии, Франции, Германии и США), маньчжуры национализировали частную китайскую акционерную компанию по строительству Хугуанских железных дорог в провинциях Сычуань, Хубэй, Хунань и Гуандун. Этим династия не только ослабляла позиции периферийной номенклатуры долины Янцзы и Южного Китая, но и оппозиции. Шэнь-ши, землевладельцы, купцы и предприниматели, вложившие основную долю капитала в эту компанию, теряли часть вложений. Мелкие акционеры, чьи выплаты по дополнительным налогам были оформлены как паевые взносы, теряли все свои акции. Это был удар по миллионам налогоплательщиков — крестьянам, ремесленникам и мелким торговцам. Создание маньчжурского кабинета и Хугуанский кризис показали, что договориться с маньчжурами о мирном дележе власти невозможно. Оставался лишь силовой вариант развития событий. Встал вопрос о поддержке антиманьчжурского союза периферийной бюрократии и оппозиции штыками «новых войск». ЧжанЦзянь установил тайные связи с опальным Юань Шикаем. Данной «триаде» — армия, бюрократия, оппозиция — династия Цин ничего противопоставить уже не могла. Майские указы 1911 г. — о кабинете министров и о национализации Хугуанских железных дорог— сделали династию Цин враждебной и ненужной для политически активной части имущих классов и сословия шэньши в долине Янцзы и Южном Китае. С этого момента события развивались стремительно. В июне в обстановке нарастания Хугуанского кризиса руководимая совещательными комитетами оппозиция создала особые общества и развернула массовое движение протеста, которое наибольший размах приобрело в Сычуани. Сигналом к началу вооруженной борьбы послужил расстрел 7 сентября в Чэнду безоружной толпы, требовавшей освобождения арестованных руководителей движения. В ответ на это за оружие взялись жители ряда небольших городов, поддержанные отрядами тайных обществ. Так началось Сычуаньское восстание сентября-октября 1911 г.

Повстанческое войско было разбито наньянскими «новыми войсками», еще сохранившими верность династии, но Сычуаньское восстание вызвало своего рода цепную реакцию в виде вооруженных восстаний и политических акций в других провинциях. Стали восставать отдельные подразделения Наньянской армии в Хубэе, находившиеся под влиянием местных революционных организаций. 10 октября восстали до 4 тыс. солдат под Учаном и захватили город. Затем поднялся гарнизон Ханькоу, а уже 12 октября все троеградье— Учан, Ханькоу и Ханьян— оказалось в руках восставших «новых войск». Новая власть объявила Китай республикой и призвала все население страны поддержать борьбу за свержение «варварской» династии Цин. Республиканское правительство просило державы соблюдать нейтралитет и не помогать маньчжурам, обещая за это уважать все ранее заключенные ими договоры с Китаем. В ответ на это державы поспешили провозгла-сить нейтралитет по отношению к борющимся сторонам. В республиканскую армию влилось несколько десятков тысяч добровольцев. 475 В середине октября восстание «новых войск» вспыхнуло в Ичане. Свергнув власть маньчжуров, ичанские батальоны сделали то же самое в Шаши и других городах Хубэя. Напуганные восстаниями наньянских войск, маньчжуры предложили опальному Юань Шикаю пост наместника Хугуана, надеясь его руками подавить «мятежников». После его отказа от роли карателя правительство попыталось опереться на срочно созванную 22 октября в Пекине Верховную совещательную палату. Однако этот «предпарламент» потребовал немедленного введения конституции и снятия императорской родни с ключевых постов. Тем временем в одной провинции за другой начинались новые восстания частей Наньянской армии.

22 октября войска свергли цинскую власть в Чанше, на следующий день— в Цзюцзяне, а 24 октября— в Наньчане и Сиане. В итоге провинции Хунань и Шэньси провозгласили свою независимость от Пекина. В ответ на это все еще верные маньчжурам части Бэйянской армии после упорных боев 2 ноября овладели Ханькоу. Город был сожжен и разграблен, а многие его жители расстреляны. Однако эта акция устрашения привела к обратным результатам. На сторону республиканцев по сути перешел «предпарламент», к хубэйским повстанцам присоединилась цинская военная эскадра, а республиканцы укрепили оборону Ханьяна и Учана. Обострявшаяся ситуация заставила князя-регента и Икуана совершить три срочные акции — обещать ввести конституцию, просить державы о предоставлении Пекину срочного и крупного займа для подавления «смуты» и вновь предложить Юань Шикаю возглавить подавление «бунта». Все эти три акции не дали результата. Ни республиканцы, ни державы, ни опальный генерал не протянули руку помощи гибнущей династии, ожидая окончательной развязки. О ее приближении свидетельствовал и начавшийся 29 октября мятеж двух дивизий Бэйянской армии. Их командиры, грозя походом на Пекин, потребовали от династии прекращения военных действий и введения конституции. В тот же день против маньчжуров выступили «новые войска» в Тайюане, и провинция Шаньси присоединилась к республиканскому лагерю. Мятеж двух бэйянских дивизий напугал не только маньчжуров, но и Юань Шикая. Его агенты убили одного из комдивов, и мятеж на время захлебнулся. Тем не менее развал Цинской империи уже стал необратимым. В конце октября Гуандун провозгласил свою независимость от Пекина. 31 октября восстали наньянские части в Юньнани, и военные вывели провинцию из-под власти маньчжуров.

1 ноября о своей независимости объявила провинция Цзянси. Паника среди «знаменных» в Пекине переросла в их повальное бегство в Маньчжурию. Правительство оказалось парализованным. Ввиду критической ситуации цинский двор капитулировал перед требованиями Юань Шикая. 2 ноября генерал получил посты премьер-министра и главнокомандующего всех вооруженных сил. Тем самым в его руки переходила вся Бэйянская армия, т.е. он становился сильнее всех в правящем лагере. Державы поддержали Юань Шикая как «сильного человека», способного покончить с «беспорядками». Для этих целей банковский консорциум четырех держав обещал будущему диктатору заём в 6 млн. ф. ст. Антицинские силы также приветствовали назначение Юань Шикая. Эти силы рассчитывали его руками свергнуть династию Цин, занять место маньчжуров на вершине власти и покончить с «анархией». 476 Между тем империя продолжала разваливаться. 4 ноября восстали наньянские батальоны в Гуйчжоу. В конце октября подняли восстание воинские части в Цзянсу в районе Нанкина, но были отброшены от города бэйянскими войсками. Восставшие части отступили в Чжэньцзян, куда стали стекаться другие батальоны и множество добровольцев. Восстание «новых войск» в Чжэцзяне завершилось победой 5 ноября. В начале ноября восстали наньянские войска в Гуандуне. 4 ноября против династии выступили «новые войска» в Шанхае, а на следующий день провинция Цзянсу провозгласила свою независимость от Пекина. 7 ноября от империи отложилась провинция Гуанси, где власть затем захватили восставшие воинские части. 8 ноября провинция Аньхуэй провозгласила независимость от Пекина. 9 ноября силами гарнизона Фучжоу провинция Фуцзянь сбросила власть маньчжуров. В середине месяца о своем нейтралитете объявили три провинции Северо-Востока — Фэнтянь, Цзилинь и Хэйлунцзян.

Тем самым династия Цин лишилась Маньчжурии, т.е. своего тыла. С этого времени в Китае по сути стал действовать принцип «Винтовка рождает власть!». Второй после армии реальной силой в стране стала оппозиция — возглавляемые местными шэньши и организованные в стенах совещательных комитетов конституционалисты и либералы. Оппозиция действовала в союзе с провинциальной бюрократией. Оба союзника своим главным методом борьбы против династии Цин избрали отделение своих провинций от Пекина. И хотя оппозиция и бюрократия разделяли монархические взгляды, власть маньчжурскогобогдохана стала для них уже неприемлемой. Единственным выходом из этой ситуации оставалось учреждение республики. Последняя становилась орудием уничтожения цинского режима и вынужденной мерой. Так вчерашним конституционным мо-нархистам и цинским чиновникам пришлось на время принять лозунг ликвидации монархии. Тем временем Юань Шикай в окружении 2 тыс. преданных ему офицеров и солдат прибыл в Пекин. Взяв под свой полный контроль Бэйянскую армию, он устранил от руководства военными делами маньчжуров, заменил их своими ставленниками, вывел из столицы дворцовую гвардию и стал вершителем судеб династии. 16 ноября генерал сформировал свое правительство и предложил сотрудничество республиканскому Югу. Балансируя между монархией и республикой, между реакционерами и либералами, Юань Шикай укреплял свою личную власть в обстановке дальнейшего распада Цинской империи. 1 декабря Монголия провозгласила свою независимость. Примерно в то же время рухнуло маньчжурское господство в Тибете. Прежде чем устранить династию Цин, Юань Шикаю требовалось доказать свою готовность «покарать бунтовщиков» и принудить их к договоренности на его условиях. Для этого бэйянские дивизии после почти пятидневных кровопролитных боев за Ханьян 27 ноября захватили город.





Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.185.97 (0.012 с.)