ТОП 10:

Вопрос 22 :«Движение за свободу и народные права». Конституция 1889



Развитие капитализма в Японии сопровождалось усилением классовых противоречий. Буржуазия и связанные с предприни­мательской деятельностью помещики стали играть все 'более возраставшую роль в экономике страны. Между тем важнейшие посты в государственном аппарате почти монопольно занимала группировка самураев из юго-западных княжеств Сацума и Тесю. Политика правительства вызывала растущее недоволь­ство в различных слоях японского народа.

Средние и мелкие буржуа городов были недовольны тем, что правительственные субсидии доставались кучке крупных капиталистов, в то время как остальные не получали никакой государственной помощи.

Некоторые группы помещиков, владельцев мелких предпри­ятий по переработке сельскохозяйственного сырья были недо­вольны высоким земельным налогом и тем, что получаемые от него средства правительство использовало для субсидирования крупной буржуазии, совершенно не вкладывало их в сельское хозяйство и местную промышленность.

Либеральные помещики, мелкая и средняя буржуазия горо­дов хотели участвовать в управлении страной и требовали уста­новления парламентского строя.

Одновременно росло недовольство крестьянства, вынужден­ного на кабальных условиях арендовать землю у помещиков и платить непосильные налоги.

Рост политической активности либеральных помещиков, ча­сти крупной буржуазии, не связанной или слабо связанной с правительственными сферами, средней и мелкой буржуазии го­рода привел к зарождению и развитию либерально-конститу­ционного движения, получившего название «движения за сво­боду и народные права».

Оно возникло в начале 70-х годов, когда некоторые деятели императорского правительства, связанные с либеральными помещиками (Итагаки и др.), потребовали создания представи­тельных учреждений. Вскоре Итагаки вышел из состава прави­тельства и выступил с резкой критикой его деятельности. В стране появились кружки и группы, провозглашавшие своими лозунгами свободу, равенство, народные права. В этот период в Токио и других городах стали выходить газеты различных направлений; многие газеты отстаивали требования либералов.

В 1875 г. либералы сделали попытку создать свою полити­ческую организацию: возникло «Общество патриотов». Однако через два месяца оно было распущено.

В конце 70-х — начале 80-х годов «движение за свободу и народные права» усиливается и приобретает большой размах. Оно постепенно охватывает сравнительно широкие слои город­ского населения и часть крестьянства. В 1878 г. возобновило свою деятельность «Общество патриотов». Центральным пунк­том его программы было требование создать парламент. Обще­ство становится влиятельной организацией, объединяющей местные политические кружки и клубы. На четвертом съезде «Общества патриотов», состоявшемся в марте 1880 г. в Осака, было представлено 96 организаций, насчитывавших около 100 тыс. членов. Съезд присвоил обществу новое название — «Лига учреждения парламента».

Большинство лидеров лиги были сторонниками умеренной тактики. Они предлагали добиться учреждения парламента пу­тем подачи верноподданнической петиции императору. Но в лиге было и радикальное крыло, настаивавшее на организации широких общественных выступлений.

Во всей стране развернулось петиционное движение. Под основной петицией, составленной лидерами движения, стояло 87 тыс. подписей. Многие местные организации и даже отдель­ные деревни направляли в Токио своих представителей с соб­ственными петициями. Некоторые из них отражали требования демократического крыла, содержали протест против незаконных и несправедливых поборов, от которых страдало крестьянство.

С начала 80-х годов в Японии наблюдался значительный подъем крестьянского движения. Крестьяне требовали снижения арендной платы и аннулирования задолженности. В некоторых районах выступления крестьян сочетались с движением за со­зыв парламента.

Правительство пыталось подавить петиционное движение. В октябре 1880 г. был издан специальный закон, запрещавший подачу петиций непосредственно в столицу. Усилились репрес­сии. Полиция разгоняла митинги и собрания, закрывала газе­ты. Но репрессии не задушили движения. Они дали противо­положный результат. Усилилось радикально-демократическое крыло «движения за свободу и народные права». В движение включались более широкие слои населения. Резолюция второго съезда «Лиги учреждения парламента», состоявшегося в ноябре

1880 г., утверждала: «Прежние обращения к правительству о создании парламента не дали никаких результатов. Вновь об­ращаться к нему бесполезно. Теперь народ должен силой до­биться парламента и конституции».

Усиливая террор, правительство одновременно стремилось к сближению с умеренными либеральными группировками. В ноябре 1881 г. был опубликован императорский указ с обеща­нием созвать в 1890 г. парламент.

В этой обстановке возникли первые буржуазно-помещичьи политические партии Японии. В октябре 1881 г. на базе «Лиги учреждения парламента» была создана «Конституционная либе­ральная партия» (дзиюто). Она объединяла представителей либеральных помещиков, сельской буржуазии и интеллиген­ции, части крупной городской буржуазии. Главную роль в ру­ководстве дзиюто, возглавляемой Итагаки, играли либеральные помещики.

В 1882 г. оформилась вторая политическая партия — «Кон­ституционная партия реформ и прогресса» (кайсинто) во главе с Окума. Она представляла крупную и среднюю городскую буржуазию, крупных обуржуазившихся помещиков, умеренно-либеральную интеллигенцию. Ее лидеры выражали интересы крупной торговой и финансовой буржуазии.

Для противодействия этим партиям правительство создало «Конституционную императорскую партию» (тэйсэйто), состояв­шую главным образом из чиновников. Но она была малочислен­ной и не играла значительной роли.

Две основные буржуазно-помещичьи партии — дзиюто и кайсинто — мало чем отличались друг от друга. Их возглавля­ли либеральные помещики и буржуа, стремившиеся к компро­миссу с правительством и боявшиеся активных выступлений народных масс. Но возникшая на базе «Лиги учреждения пар­ламента» партия дзиюто пользовалась большой популярностью среди участников «движения за свободу и народные права». Итагаки и другие умеренные лидеры дзиюто стремились ис­пользовать в своих интересах движение народных масс. Кпартии присоединились и левые радикальные элементы, готовые к решительной борьбе за демократические свободы. Дзиюто подвергалась преследованиям, на Итагаки было совершено по­кушение. Это создало ему ореол борца за свободу. Сторонники дзиюто заявляли: «Итагаки может умереть, но свобода не ум­рет!»

В 1882—1884 гг. особенно возросла активность демократи­ческого крыла «движения за свободу и народные права». Пред­ставители радикальной интеллигенции создали ряд нелегальных организаций. Их участники изучали историю Парижской комму­ны и русского революционного народничества. Имена Желябова и Перовской, их революционная деятельность были хорошо из­вестны и вызывали глубокое уважение японских демократов.

Члены одной из революционных групп писали: «Мы должны брать пример с русских нигилистов и идти в революционных рядах с оружием в руках».

Под давлением демократических элементов руководства дзиюто высказалось в 1884 г. за подготовку общего выступле­ния с целью свержения правительства. Вооруженные выступле­ния подготовлялись в нескольких районах. Был разработан план восстания гарнизона в г. Нагоя; ожидалось, что оно будет поддержано крестьянскими восстаниями в центральных префек­турах. Но революционные группы действовали разрозненно'. Нелегальные организации в гарнизоне Нагоя и в других пунк­тах были раскрыты властями, их участники арестованы. Лишь в нескольких местах в 1884 г. вспыхнули вооруженные восста­ния, которые были подавлены правительством.

Наиболее крупным из этих выступлений было восстание в районе г. Титибу (префектура Сайтама), где участники «дви­жения за свободу и народные права» во главе с Эйсукэ Тасиро возглавили крестьянские массы. Около 10 тыс. крестьян герои­чески сражались с войсками и полицией. Но восстание началось раньше, чем были подготовлены выступления в других районах, и оказалось изолированным. Оно потерпело поражение, а Та­сиро и другие руководители были казнены.

Напуганное событиями в Титибу, правительство поставило на ноги весь полицейский аппарат. Большинство подпольных революционных групп было разгромлено. Отдельные вспышки крестьянских волнений продолжались и в 1885 г., но в резуль­тате террора радикальное крыло «движения за свободу и народ­ные права» было обессилено.

Зародившись как умеренно-либеральное, «движение за сво­боду и народные права» в 1882—1884 гг. начало приобретать боевой буржуазно-демократический характер. В 1884 г. оно достигло наивысшего подъема. Однако его радикально-демокра­тическое крыло не сумело противопоставить себя умеренно-ли­беральным элементам, повести за собой народные массы, вы­двинуть радикальную аграрную программу.

В период «движения за свободу и народные права» наряду с требованиями буржуазно-демократических свобод выдвига­лись и требования отмены неравноправных договоров.

Выступления против них особенно усилились в конце 80-х го­дов. Если народные массы стремились к укреплению независи­мости родины, то шовинистические круги рассматривали отмену неравноправных договоров как этап на пути превращения Япо­нии в колониальную державу. Шовинисты вели оголтелую ми­литаристскую пропаганду, требовали проведения агрессивной внешней политики.

В 1889 г. Япония подписала новые торговые договоры с Гер­манией, Россией и США, отменившие некоторые ограничения таможенной автономии, но сохранившие статьи о смешанных судах. Лишь в конце XIX —начале XX столетия Японии уда­лось добиться полной отмены неравноправных договоров.

«Движение за свободу и народные права» сыграло огром­ную роль в истории Японии. Оно окончательно закрепило раз­витие страны по капиталистическому пути.

Конституция 1889 г.

Страх перед опасностью нового подъема демократического дви­жения способствовал принятию японским императорским пра­вительством конституции. При этом правящие круги прежде всего стремились обеспечить незыблемость монархического строя.

Накануне введения конституции во владение короны пере­шли обширные массивы земли на о-ве Хоккайдо, а также быв­шие общинные леса и луга на остальной территории страны. Часть правительственных акций в различных банках Японии была объявлена имуществом императорской фамилии. Для высшей знати были введены дворянские титулы.

Характерно, что опубликование конституции было приуро­чено к 11 февраля (1889 г.) — дате восшествия на престол ми­фического основателя императорской династии (в 660 г. дон. э.).

Японская конституция 1889 г., остававшаяся в силе до 1946 r., была одной из самых реакционных. Образцом для нее послужила прусская конституция, принятая еще до воссоедине­ния Германии. Особа императора объявлялась «священной и неприкосновенной». За ним закреплялось право объявления войны и подписания мира, заключения договоров, назначения и увольнения всех высших гражданских и военных должност­ных лиц, созыва и роспуска парламента. Император являлся верховным главнокомандующим вооруженными силами Японии.

Конституция учреждала парламент, состоявший из двух палат — палаты пэров и палаты представителей. Большинство палаты пэров составляли члены императорской фамилии, выс­шая титулованная знать и лица, назначаемые императором. Часть членов палаты шров избиралась "сроком на 7 лет наи­более состоятельными налогоплательщиками.

Палата представителей избиралась каждые 4 года. Избира­тельным правом пользовались мужчины старше 25 лет, прожи­вавшие в своем округе не менее полутора лет и платившие высокий налог. Таким образом, трудящиеся отстранялись от участия в выборах, избирательными правами пользовалась лишь незначительная часть населения.

Парламент, обладал законодательными правами и утверж­дал бюджет. Однако кабинет министров и его члены были от­ветственны не перед парламентом, а перед императором.

Большую роль в управлении государством играл Тайный совещательный орган при императоре, назначаемый им из высших сановников. Фактически каждое важное решение кабинета министров или парламента должно было получить санкцию Тайного совета.

Вскоре после принятия конституции большое значение при­обрел внеконституционный орган — совет гэнро (старейшин). Титул гэнро пожизненно носили близкие к императору деятели периода «преобразований Мэйдзи». Гэнро присвоили себе пра­во рекомендовать императору кандидатов на пост премьер-ми­нистра и решать другие важные вопросы государственного управления.

Урезанный и формальный характер носили провозглашен­ные конституцией права японских граждан. В пределах, уста­новленных законом, декларировалась свобода слова, переписки, печати, собраний и союзов. Но накануне принятия конституции был издан закон «об охране порядка», утверждавший неогра­ниченный полицейский произвол.

Конституция 1889 г. отражала компромисс между полуфео­дальными помещиками и крупной японской буржуазией. Она была новым шагом на пути превращения японской монархии из полуфеодальной в буржуазную. Вместе с тем конституция ук­репляла монархический строй.

После принятия конституции 1889 г. буржуазно-либераль­ная и либерально помещичья оппозиция монархии и правитель­ству быстро пошла на убыль. Помещики и капиталисты видели в монархии силу, способную защищать их интересы и держать в узде трудящиеся массы. Реакционность японской буржуазии усиливалась по мере того, как в стране формировалась и креп­ла новая общественная сила — японский пролетариат.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.74.77 (0.006 с.)