ТОП 10:

НАЦИЯ КАК СОЦИАЛЬНАЯ ГРУППА.



Деление общества на нации по значимости уступает разве что делению на классы и сопоставимо с делением на религиозные группы. Взрыв национализма в XX веке в разных регионах мира, существенная роль, которую стали играть национальные группы в делах общества, привлекли внимание к понятию нации. В советской идеологии применительно к национальным отношениям применялись эпитеты "триумф" и "торжество" ленинской национальной политики. Провозглашалось окончательное решение национального вопроса. Культура разных народов объявлялась социалистической по содержанию и национальной по форме. А в 70-е годы было объявлено о формировании новой исторической общности людей "советский народ" .Лишь горбачёвская "перестройка" открыла глаза ложь в национальных отношениях, хотя указанная общность людей, действительно, сложилась. Доказательством тому являются многочисленные контакты бывших советских граждан, их во многом сходная ментальность и отношение к жизни. Ряд проблем национальных отношений сводятся к их "общему знаменателю" – понятию нации. Существует три наиболее распространённых понимания нации.

1.Обыденное понимание нации состоит в сближении расовых признаков людей с культурными признаками. Согласно этому пониманию, национальная принадлежность человека определяется по цвету кожи, форме глаз, волос, строению тела и т.д. Существует, например, выражение "лицо кавказской национальности". Реально такой национальности нет, поскольку на Кавказе проживают десятки национальностей, а образ "кавказской национальности" сложился. Обыденное сознание полагает, что, якобы, национальная принадлежность устанавливается "по крови". В крови можно обнаружить определённое количество лейкоцитов, эритроцитов, резус-фактор, группу, но национальной принадлежности ещё никому не удалось найти. В противном случае можно было установить эфиопскую или арабскую "национальность" А.С.Пушкина. Обыденное понимание нации присуще людям, которым не грозит смерть от избытка образованности. Такие люди обычно заявляют, что в их жилах течёт кровь наполовину такая-то, на четверть иная и т.д. Это понимание является одной из предпосылок ксенофобии – боязни носителей других культур, людей другой расы, нации, религии и т.д.

2.Политическое понимание нации состоит в том, что всё население данной страны считается одной нацией. Весьма распространённым является мнение о том, что нации возникают в эпоху становления буржуазного способа производства и им присущи общность языка, культуры, территории и экономической жизни. Однако, язык – главный элемент культуры, а общность территории и экономической жизни не всегда имеют место быть. Например, у лиц арабской нации нет общности территории и экономической жизни: они живут в более чем десяти государствах и не имеют своего “общего рынка”. Миллионы евреев рассеяны по всему миру, не имея до 1948 г. даже своего государства, что вовсе не мешало им ощущатьсебя одной нацией.

Тезис о зарождении наций в новое время по разным причинам оказался выгодным не только марксизму, но и западной социологии. Понимание нации как политической общности людей явилось одним из результатов победоносных буржуазных революций в Европе. Буржуазия, возглавлявшая третье сословие (рабочих, ремесленников, торговцев, крестьян, предпринимателей), не желала терять своих союзников и после завоевания государственной власти. Сплачивающая их прежде ненависть к первому сословию (духовенству) и второму сословию (дворянству) выдыхалась, поэтому требовалась новая объединяющая идея. Необходимость в ней была тем более остра, что начали обнаруживаться противоречия между вчерашними союзниками - буржуазией и пролетариатом. В этих условиях родилась идея единой нации как всего населения минус духовенство и дворянство. Позже Э.Дюркгейм напишет, что общество основывается “прежде всего, на идее, которую оно само себе создаёт”.

Другой французский социолог Эрнест Реннан предложит содержание нациообразующей идеи (“формула Реннана”): “Общая слава в прошлом и общая воля в настоящем; воспоминания о совершённых великих делах и готовность к дальнейшим - вот существенные условия для создания нации...Позади наследие славы и раскаяния, впереди - общая программа действий... Жизнь нации - это ежедневный плебисцит”. Таким образом, суть политической нации состоит в сплочённой, дружной, имеющей единые идеалы и ценности общности людей. Национальная принадлежность отождествляется в гражданством. Не мудрствуя лукаво, национальную принадлежность устанавливают по стране проживания: в США ты американец, во Франции – француз, в России – русский, в Украине – украинец и т .д. Члены такой нации горой стоят за своё любимое государство и единым фронтом выступают против внешних врагов. Без врагов тут никак не обойтись, поскольку лишь благодаря им, население может сплотиться в одну команду. Арабские террористы оказали большую услугу прежде конфронтирующим политическим силам в мире. Для Украины таким "врагом" является Россия, о чём телевидение напоминает почти каждый день, для России – это Чечня и т. д. Более того, политическая нация может сохраняться ровно столько времени, сколько существует внешний враг.

Но ничто не вечно; со временем иссякает энергия козней внешних врагов и снова дают о себе знать противоречия между социальными группами, составляющими единую политическую нацию. В США это противоречия между белыми и всеми прочими американцами; в Великобритании - между Англией, с одной стороны, и Шотландией, Уэльсом, Северной Ирландией, с другой стороны; в Канаде единство страны подрывает сепаратистки настроенный Квебек; во Франции Корсика мечтает об отделении от континентальной части страны; в Италии намечается отделение Ломбардии от центра и юга страны; в Испании многие годы идёт борьба за независимость страны басков, да и Каталония не считает себя Испанией; в Германии, несмотря на недавнее воссоединение, не “дружат” западная и восточная части страны; в Бельгии стоит вопрос о разделении страны по языковому признаку.

Таковы факты, так обстоит дело с “политическими” нациями Западной Европы и Северной Америки. Но Украине эти факты не указ. Наша ментальность, в частности, такова, что мы воспринимаем из западного опыта то, что “там” уже показало свою несостоятельность. Так, например, один из украинских социологов утверждает: “Нация тождественна государству... следует отрицать нацию в нации. В государстве нация может быть только одна”. И далее утверждает, что все национальные проблемы упираются в проблему денег. Даже проблема языка... Уважаемый социолог, видимо, забыл, что в США и Западной Европе денег предостаточно, а вот национальные проблемы так и не решены.

Политическая нация - хрустальная мечта политиков. Им хотелось бы иметь нацию дружную как совокупность болельщиков любимой футбольной команды. Но сейчас в мире нет таких наций, а стремление к их созданию всегда связано с насилием, с кровью, с подавлением меньшинств и даже с гражданскими войнами. Это и неудивительно, поскольку ни один народ, малый или большой, не желает приносить в жертву “политической” нации свою культуру.

3.Культурологическое понимание нации состоит в том, что национальная принадлежность устанавливается по доминирующей в душе индивида культуре. Политическому пониманию нации противостоит древнее, как само общество, культурологическое понимание нации. Тысячи лет оно существовало на обыденном уровне общественного сознания и лишь несколько столетий назад стало обретать теоретическое выражение. В эпоху Возрождения политически раздроблённая Италия воспринималась её лучшими умами как культурное целое. Рассеянных по разным государствам людей объединяли язык, религия, искусство, история. Иных скрепляющих обручей в то время не было, были воспоминания о славном прошлом, однако не было впечатляющей общей совместной программы действий.

Тенденция понимать нацию как культурную целостность проявилась в Германии ХVIII-ХIХ веков. Объединение множества мелких княжеств в единое государство было объективно подготовлено сходством или близостью ряда элементов культуры. Несмотря на различия некоторых обычаев и диалектов, немец без труда отличал немца из другого княжества от француза или поляка.

В иных исторических условиях культурологическое понимание нации проявилось в России XIX века, когда шли ожесточённые споры между славянофилами и западниками о путях развития страны. В ходе споров выдвигались аргументы о своеобразии истории и культуры России (“Умом Россию не понять, аршином общим не измерить...”). Не во всём оказались правы славянофилы, но в основном история показала их правоту. Выявилась и другая сторона вопроса о русской нации: национальное самоопределение требовалось не только перед лицом Европы, а и внутри страны перед представителями других наций. Никому и в голову не приходило считать всё население России одной нацией.

Сущность культурологического понимания нации состоит в следующем: нация есть общность людей, живущей одной культурой, вне зависимости от страны проживания. Человек объективно (а не субъективно!) относится к той нации, культурой которой он ежедневно пользуется. Кем бы он сам себя ни считал, каково бы ни было его происхождение, его национальная принадлежность определяется по доминирующей в его сознании культуре. В.Даль, составитель первого русского толкового словаря, имевший датские корни в третьем поколении, и ставший впоследствии русским, утверждал: человек относится к той нации, на языке которой говорит. Это весьма категоричное и потому недостаточное условие. Чтобы принадлежать к определённой нации, человек должен не только разговаривать на её языке, но использовать и другие элементы культуры: религию, обычаи, традиции, праздники и др. В связи с этим возможен переход человека из одной нации в другую: обрусевшие немцы (А.И.Герцен), полонизированные или русифицированные украинцы, украинизированные русские и т.д. Перемена культуры - нечто неизмеримо более существенное, чем перемена гражданства.

Апологеты политических наций называют культурную общность людей этносом (народ). Даже этимология слова указывает на культуру как основу этноса. В каждом обществе существуют носители различных культур, их численность не имеет большого значения, поскольку важность нации не зависит от количества её членов. В мире найдётся десятка два моноэтничных государства из примерно двухсот государств. В моноэтничных сообществах доля национальных меньшинств составляет пять и менее процентов населения. Некоторые из них, например, цыгане, создали оригинальные культуры и от Индии до Испании не ощущают себя членами ни одной “политической” нации. Культурологическое понимание свободно от противоречий, присущих политическому её пониманию. Согласно первому, существует незримая духовная связь между людьми, разбросанными по земному шару (понятие диаспоры имеет смысл), согласно второму, национальная принадлежность - это “прописка” личности на территории какого-либо государства (понятие диаспоры бессмысленно). Более того, носители одной и той же культуры (например, арабы), живущие в разных государствах, с точки зрения политического понимания нации являются разными нациями.

Национальный вопрос в Украине, как и везде в мире, представляет собой противостояние политического и культурологического понимания нации и соответствующего им способа поведения. Первое выгодно государству и ряду политических партий, поскольку способствует сохранению их господствующего положения. Второе выгодно национальным меньшинствам, поскольку предохраняет их от растворения в многочисленной “коренной” нации. "Коренная нация" – понятие-банкрот. Даже Адам и Ева не могут считаться коренными жителями на земле, поскольку были изгнаны из рая на грешную землю. Оно показало свою полную несостоятельность, когда претензии на звание "коренной" заявили татары, караимы, молдоване, греки и даже евреи. Установить, кто "коренной", а кто "пристяжной", не представилось возможным. Стало ясно, что понятие коренной нации – инструмент пропаганды, а не науки. Объективно говоря, нет в мире коренных наций. Дело в том, что звание коренной нация может получить лишь путём "привязки" к какой – либо определённой территории, ведь "корни" можно пустить только в землю. Но в мире нет ни одной общности люди, которая бы, во-первых, никогда не покидала данную территорию обитания, меняя её на другую территорию, во-вторых, в мире нет ни одной общности людей, которые бы не вступали в половые связи с представителями других этнических групп. Было ли это примитивное насилие или брачные отношения в данном случае не имеет значения. Существенно лишь то, что в результате этих связей на свет появлялись "нечистокровные" представители, условно говоря, группы "А" или группы "Б". В течение тысячелетий представители различных этнических групп и рас перемешивались, поэтому понятие автохтонности того или иного народа имеет смысл лишь по отношению к относительно кратким периодам времени.

Самым актуальным проявлением указанного противостояния является вопрос о языке. Законодательство Украины не содержит, к сожалению, определения понятия государственного языка, что позволяет определённым силам устраивать время от времени шабашив средствах массовой информации, а любому чиновнику по своему усмотрению трактовать закон. Впрочем, по поводу языка высказываются и учёные. Академик И.Дзюба на парламентских слушания по вопросу о функционировании украинского языка в Украине 12 марта 2003 года с редкостной откровенностью заявил: "Никогда и нигде в мире, ни для одного народа язык его общения не был и не будет делом патриотизма – а делом жизненной необходимости и целесообразности. Станет господствующим тот язык, который необходим в жизни. Руководствоваться патриотическими чувствами… вопреки жизненным обстоятельствам могут лишь единицы, но не подавляющая масса населения". В данном случае, речь идёт не о государственном языке, а о языке общения. Само собой разумеется в таком выступлении нет нужды говорить о правах человека, право "политической нации" выше прав человека. А насчёт патриотизма академик неправ. Именно благодаря патриотизму чехи после войны предпочли родной язык немецкому языку. В Северном Причерноморье вот уж почти двести лет живут болгары и гагаузы. Несмотря на интенсивную русификацию и малочисленность, болгары и гагаузы не только не отреклись от родных языков, но и активно пользуются ими.

С точки зрения естественного права государственный язык - это язык государства, но не обязательно личности. Он потому и называется государственным, что на нём работает государственный аппарат, на нём ведётся документация, на нём же государство обращается к населению. За пределами этих трёх отношений понятие государственного языка теряет смысл. Этот язык далее существует как язык общения той части населения, которая считает его родным. Тот факт, что эта часть населения наиболее многочисленна, не меняет существа дела. Справедливость не устанавливается по большинству голосов.

Существует ряд эмоциональных аргументов в пользу всеобщей украинизации населения вопреки воле национальных меньшинств. Наиболее часто выдвигаемые аргументы таковы:

1) Украинский язык сотни лет подавлялся, теперь его надо возрождать. Это верно, надо возрождать, однако, по странной логике возрожденцев надо сохранить ту языковую ситуацию, которая была прежде, только в пользу украинского языка. Чтобы возродить один язык, надо подавить другой. Если украинский язык не умер за сотни лет русификации, то непонятно, какая опасность угрожает ему в ранге государственного языка?

2) Национальные меньшинства не желают изучать украинский язык. Это неверно, всё население обязано знать государственный язык, поскольку мы граждане Украины. Но знать язык и пользоваться им в повседневной жизни - это далеко не одно и тоже. Знание языка необходимо для общения с государством, а жизнь человека существует и вне государства... Если национальные меньшинства будут пользоваться государственным языком во всех сферах общественной жизни, что же станется с их родными языками? Не об утрате ли родной культуры национальных меньшинств хлопочут господа ассимиляторы?

Несомненной заслугой украинского государства является недопущение национальных конфликтов в стране на протяжении уже более десяти лет. Однако этого недостаточно. Следует прекратить попытки ассимилировать представителей неукраинских наций, в особенности в области образования. Следует прекратить манипуляции со статистикой, согласно которой население Украины за годы независимости сократилось почти на четыре миллиона человек, причём вся убыль населения приходится на русских и национальные меньшинства (а количество украинцев даже возросло по сравнению с 1989 годом). Следует считаться с тем объективным фактом, что больше половины населения Украины говорят на русском языке и считают его родным. Для вступления в европейское сообщество всё же приходится принимать законы этого сообщества, в частности, Хартию региональных языков и национальных меньшинств.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.74.77 (0.008 с.)