ТОП 10:

В. Г. Черткову от 26 ноября.



 

М. Л. Толстой.

1894 г. Декабря 2--3. Москва.

Боюсь, что мои старания были тебе не на пользу и что ты тосковала одна в купэ. Нынче слегла Таня. Пройдет. Андр[юша] вернулся в 5. Мама получше. Мне грустно, но хорошо. Задача в том, чтобы жить наилучшим образом, когда грустно. Делай то же. Работай не безнадежно. Пиши.

Л. Т.

На обороте открытки: Московско-Курск. жел. дороги, Станция Бастыево. Марье Львовне Толстой.

 

Опубликовано впервые в журнале "Современные записки", Париж, 1926, XXVII, стр. 234. Датируется по почтовому штемпелю отправления: "Москва, 18--3 XII--94 г."

Письмо написано в Гриневку, куда М. Л. Толстая спешно уехала ухаживать за своим тяжело заболевшим племянником Андреем, родившимся 1 апреля 1894 г.

* 288. Н. Н. Иванову.

1894 г. Декабря 9. Москва.

Слышал о вашем аресте и от вашего отца (1) и от Черткова,дорогой Николай Никитич, и очень рад был получить вашехорошее письмо. (2) Нынче только я виделся с духобором Веригиным и еще двумя, (3) которые едут провожать своего сосланного брата (4) с Кавказа в Архангельск, а теперь из Архангельска пересылаемого в Березов -- Сибирь. Сосланный Веригин виновен в том, что оживил дух застывших в своих верованиях и опустившихся по жизни единоверцев, вызвал в нихистинную христианскую жизнь, так что они стали отдавать всёсвое имущество в общину, перестали курить, пить, есть мясо иотказываются от присяги и военной службы. Тех, кот[орых]я видел (один друг Веригина. едет с ним до места его изгнания,а брат и другой только провожают его до Ряжска), радостны испокойны; таков еще в большей степени тот, кого ссылают икому хотели сделать зло этим. Такой же дух я почуял из вашегописьма и порадовался. Искать гонений грех, но нельзя не признавать того, что гонения невинные, за правду, желательны,пот[ому] что доказывают хоть то, что ты не вместе с гонителями.И раз подпав гонениям, нельзя не радоваться тому, что вамдается случай проверить себя и перенести их без ропота и озлобления. -- Помогай вам бог это сделать. Время, кот[орое] выпереживаете теперь, вероятно самое важное в вашей жизни;то, как вы переживаете его, будет иметь самое важное влияниена всю жизнь, и потому будьте строги и внимательны к себеболее, чем когда-нибудь, как работник, работающий в присутствии хозяина.

Прощайте пока, спасибо, что написали. Пожалуйста, известите, что будет дальше. Оракул ваш я давно передал Сытину. Он берет его и предложил за него 100 рублей. Взять ли и как распорядиться? (5)

Любящий вас Л. Толстой.

9 декабря 1894 г.

 

(1) Отец Н. Н. Иванова, Никита Васильевич, бывший фельдшер московской Бутырской пересыльной тюрьмы; жил в Александровской слободе Воронежской губ., где занимался фельдшерской практикой.

(2) В письме от 5 декабря Иванов сообщал Толстому, что арестован он по доносу за то, что давал знакомым читать сочинения Толстого.

(3) Василий Васильевич Веригин, Василий Гаврилович Верещагин и Василий Иванович Объедков -- кавказские духоборы.

(4) Петр Васильевич Веригин (1859--1924), руководитель кавказских духоборов, в феврале 1887 г. был арестован и выслан сначала в Шенкурск Архангельской губ., а в декабре 1894 г. в Обдорск Тобольской губ., откуда вернулся и переселился в Канаду только в 1902 г., пробыв таким образом в ссылке 15 лет.

(5) Составленный Н. Н. Ивановым "Новый оракул", повидимому, не был издан Сытиным, так как выпущенная им под этим заглавием книга не имеет ничего общего с задачами, которые ставил себе Иванов. См. письмо N 260.

М. Л. Толстой.

1894 г. Декабря 9. Москва.

Беспрестанно поминаю тебя, Маша. Чувствую твое отсутствие не для каких-либо дел, а для сердечного удовлетворения. Последние известия твои хороши. (1) Дай бог, чтобы так продолжалось. Завидую тебе и за снег и тишину, но главное за Соню, (2) Илюшу, Анночку (3) и Мишу. (4) У нас, у меня по крайней мере, очень суетливо. Устаю от разнообразных и сложных отношений. Дома всё хорошо. Целую вас всех.

Л. Т.

 

Опубликовано впервые в журнале "Современные записки", Париж, 1926, XXVII, стр. 234. Приписка к письму С. А. Толстой. Дата машинописной копии.

(1) Письмо это неизвестно.

(2) Софья Николаевна, жена Ильи Львовича Толстого.

(3) Анна Ильинична (1888--1954), по мужу Попова -- старшая внучка Толстого.

(4) Михаил Ильич (1892--1919), внук Толстого.

М. В. Алехину.

1894 г. Декабря 11. Москва.

Дорогой Митрофан Васильевич,

Вчера прочел ваше письмо к Евг[ению] Ив[ановичу] (1) и спешу вам написать хоть только то, что переживаю с вами то, что вы переживаете, и страдаю и радуюсь за вас и люблю вас. -- Напрасно представляют себе человека сильным, слабым, добрым, злым, умным, глупым; человек бывает то то, то другое, то силен, то слаб, то разумен, то безумен, то добр, то зол; человек не определенная постоянная величина, а нечто постоянно изменяющееся, то опускающаяся, то поднимающаяся. Оттого-то мы и знаем всякого рода людей и можем любить всяких людей, что бываем всякими. И оттого плохо человеку жить без бога, что тогда он вечно колеблется, весь то падает, то поднимается. Только признание бога и своей души происшедшим от него, подобным ему существом, дает возможность человеку падать, и видеть свое падение, и не признавать его, и подниматься, зная, что этот подъем свойствен мне, дает возможность жить в сознании с богом и сказать, как Христос в минуту слабости: да мимо идет чаша сия, и тут же сказать: но не так, как я хочу, а как ты. -- Я потому говорю это, что в вашем первом заявлении о присяге было как бы излишнее желание обличить и вызвать гонение и пострадать, а в теперешнем отношении вашем к властям, как вы описываете его, как будто желание, чтобы чаша эта прошла мимо. (2) Я, к сожалению, не испытал этого, но в воображении постоянно испытываю то то, то другое настроение. В сознании же своем постоянно, особенно когда читаю письма, как ваше, досадую на то, что эти люди преследуют и гонят людей за распространение моих книг, а не гонят того, кто их написал и пишет. Если я ошибаюсь о вас, то простите меня. Но помните то, что всё, что случается с вами, всем нам, и мне особенно, близко к сердцу, и что мы все душою с вами.

Третьего дня провезли здесь Веригина в Березов, мы виделись с его братом и спутником. Было радостное общение. Прощайте пока, братски обнимаю вас.

Л. Толстой.

 

Впервые опубликовано в ТЕ 1911, N 1, стр. 17. Датируется на основании слов: "Третьего дня провезли здесь Веригина".

(1) Письмо к Е. И. Попову неизвестно.

(2) Вследствие вступления на престол 21 октября 1894 г. Николая II в России повсеместно была проведена среди населения гражданская присяга новому царю. М. В. Алехин отказался дать присягу, подав об этом заявление.

* 291. А. С. Буткевичу.

1894 г. Декабря 11. Москва.

Дорогой Анатолий Степанович, я перед вами очень виноват. Письмо ваше получил давно и за недосугом не ответил. Нынче же утром зашла к нам Рахманова, (1) прося передать нужные вам книги. Я не справился с письмом вашим и дал, что у нас было, 1-ую и 12-ю главы "Царства божия", а Евангелия не передал, хотя у меня есть одна часть его. Теперь перечел ваше письмо и вижу, что вам нужно. Постараюсь достать Евангелие и держать наготове для вас. Стихотворение предложу и о результатах извещу. (2) О присяге, к удивлению нашему, не только ко мне, но и к нашим друзьям в Посреднике не обращались. В Полтаве же Файнерман и другие и в Нальчике Алех[ин] Митр[офан] и др. отказались, также и Чертков. Последствий до сих пор не знаем. Очень рад, что знаю о вас, п[отому] ч[то] помню и люблю вас.

Л. Толстой.

 

Печатается по листу 180 копировальной книги. Датируется на основании пометки на копировальном листе чернилами неизвестной рукой: "11 дек. 94".

Ответ А. С. Буткевичу на письмо его от 30 ноября 1894 г.

(1)Елизавета Васильевна Рахманова, сестра врача Рахманова, жившего на хуторе у А. С. Буткевича.

(2) Речь идет о возможности публикаций стихотворных переложений Евангелия.

 

 

Н. С. Васильевой.

1894 г. Декабря 11. Москва.

Я, с своей стороны, не встречаю препятствий к тому, чтобы артистка Императорских С. Петербургских театров Надежда Сергеевна Васильева поставила в свой бенефис мою драму "Власть тьмы", (1) в случае разрешения ее цензурою, и уполномачиваю ее делать в названной драме вычерки согласно требованию цензуры и условиям сценической постановки.

Лев Толстой.

11-го декабря 1894 г.

 

Печатается по тексту, опубликованному в журнале "Бирюч петроградских государственных театров" 1919, N 11-12, стр. 103. Подлинник находился в архиве Н. С. Васильевой (Ленинград). Впервые опубликовано в "Петербургской газете" 1908, N 236 от 28 августа.

Надежда Сергеевна Васильева (2-я), по мужу Танеева (1852--1920) -- артистка. С 1870 г. -- артистка московского Малого театра; в 1878 г. перешла на сцену петербургского Александринского театра.

В декабре 1894 г. Н. С. Васильева обратилась к Толстому через своего родственника, артиста Московского Малого театра А. А. Федотова, с просьбой разрешить ей для своего бенефиса поставить на сцене драму "Власть тьмы". На это Толстой ответил ей письменным разрешением, по поводу которого А. А. Федотов писал Васильевой 11 декабря 1894 г.: "Простите меня, я... только сегодня мог попасть к Толстому. Он, как вы сами увидите из прилагаемого "документа", велел мне написать, что нужно, а сам только подписал... И он, и особенно графиня, весьма сочувствуют вашей мысли поставить "Власть тьмы".

 

(1) Драма Толстого, до тех пор запрещенная для исполнения на сцене, впервые была поставлена на русской сцене в 1895 г. (если не считать исполнения ее в домашнем спектакле Приселковых в Петербурге) -- 16 октября в "Театре Литературно-артистического кружка" и 18 октября на сцене Александрийского театра в бенефис Н. С. Васильевой, выступившей в роли Анисьи. Роль Акулины исполняла М. Г. Савина. По окончании спектакля Н. С. Васильева послала Толстому телеграмму: "Счастлива, что день 25-летия моего служения императорской сцене ознаменовался постановкой "Власти тьмы", имевшей громадный успех. Артистка Васильева".

 

* 293. Е. II. Князьковой.

1894 г. Декабря 9--11. Москва.

Елена Петровна. Я был так занят это время, что не успел ответить на ваше письмо. Простите меня за это. Помочь вашей школе я не могу, не только п[отому] ч[то] не знаю, какой именно помощи вы желаете, но и п[отому], ч[то] если, как я предполагаю, помощь эта денежная, то я не могу вам ее оказать, не имея денег. Что же касается до вашей внутренней жизни, то она глубоко интересует меня -- не как материал, а так страдания человека, брата или сестры, которому всей душой хотелось бы помочь. И мне кажется, что я бы мог дать вам ту помощь, в к[оторой] вы нуждаетесь. Нет, не мож[ет] быть страданий, кот[орые], давали бы право на самоубийство; нет даже и таких страданий, кот[орые] бы не были благом.

Очень рад буду, насколько сумею, ответить на все вопросы, кот[орые] вы пожелаете сделать мне.

Всей душой сочувствующий вам Лев Толстой.

 

Печатается по листу 17... (третья цифра оторвана) копировальной книги. Датируется на основании места письма в копировальной книге между письмами, датированными Толстым 9 и 11 декабря.

Елена Петровна Князькова, из деревни Дарьевки, Елисаветградского уезда Херсонской губ. В письме от 29 ноября 1894 г. описывала свою очень тяжелую жизнь и просила помочь ей открыть в деревне, где она работает, школу для обучения грамоте.

* 294. А. Ф. Кони.

1894 г. Декабря 11. Москва.

Уважаемый Анатолий Федорович.

Письмо это вам передаст студент И.О. Глинка, который едет в Петербург по делу гонения на московских студентов. Если вы не знаете всего этого дела, то он передаст вам его. Сущность дела в том, что администрация без суда и независимо от университетского начальства хватает и высылает из Москвы, без права въезда в продолжении 3-х лет не только в столицы и университетские города, но и в лучшие губернские города, студентов, часто ни в чем неповинных, и всё это делается тотчас же вслед за вторжением жандармов и полиции в университет для того, чтобы разогнать (мнимую) сходку, кот[орой] не было, а были только несколько десятков студентов, дожидавшихся ответа ректора на их просьбу о пересмотре дела об исключении 3-х их товарищей. Студенты спокойно расходились, когда влетели жандармы и полиция, и студентов не выпускали, а переписывали. (1) Всё это нарочно (может быть, и действительно нарочно) делается для того, чтобы раздражить студентов (последнее время, вследствие своей организации землячеств, старающихся не нарушать спокойствия и легальности) и вызвать в них и в лицах, связанных с ними, нехорошие чувства к молодому царствованию, на кот[орое], особенно молодежь, студенты возлагают самые радужные ожидания. И это ужасно жалко. Если вы разделяете мой взгляд, то не можете ли вы помочь советом или делом молодому человеку. Его смелая мысль состоит в том, чтобы просить аудиенции у государя и рассказать всё дело, или, если не удастся, написать прошение и подать где-нибудь на улице. Мое мнение, кот[орое] я высказал студентам, бывшим у меня, то, что лучше всего написать письмо или письма от родных лиц студентов государю, так как лично говорит с ним едва ли удастся. Прошение могут не принять, как незаконное по своей коллективности. -- Вы лучше меня знаете, что можно и что больше обещает успех, и так, верно, скажете и сделаете. Если же всё это невозможно и вам неприятно мое обращение к вам, то, пожалуйста, простите меня и верьте искреннему уважению любящего вас

Л. Толстого.

11 декабря 1894.

 

1 Ближайшим поводом для выступления студентов Московского университета в начало декабря 1894 г. явилась лекция проф. В. О. Ключевского об умершем Александре III. Своим откровенно монархическим духом она вызвала негодование студентов, тут же, на лекции, заявивших свой протест. За это свыше пятидесяти студентов были приговорены к административной высылке на три года без права проживания в столицах и университетских городах. См. В. И. Орлов, "Студенческое движение Московского университета в XIX столетии", изд. политкаторжан, М. 1934, стр. 265--273.

Ответ А. Ф. Кони неизвестен.

 

П. К. Новицкой.

1894 г. Декабря 11. Москва.

11 декабря 1894.

В чем суть того дела, которое (1) должно идти параллельно строго выдержанной жизни? спрашиваете вы.

Дело, кот[орое] мы призваны делать в жизни, -- двоякое, хотя и достигается одним и тем же действием: внешнее дело состоит в том, чтобы своей жизнью содействовать установлению царства божия на земле, т. е. замене вражды, борьбы и разъединения -- согласием, взаимной помощью и единением, такого состояния, при кот[ором] копья были бы перекованы на серпы...и т. д. Содействовать этому (1) мы можем правдивостью в (2) словах и делах; внутреннее дело состоит в совершенствовании, в приближении к богу. Будьте совершенны, как Отец ваш небесный. Для того же, чтобы постоянно совершенствоваться, нужно увеличивать в себе любовь, т. е. расширять круг своей любви, любить не за то, что нам приятно, а любить, как бог любит существа, -- только затем, чтобы желать и доставлять им благо. Для того же, чтобы увеличивать в себе любовь, нужно только не мешать ей проявляться и расти. Она всегда сама собой стремится к увеличению. Мешают же проявлению любви соблазны. (3) Соблазны же состоят в том, чтобы считать своим благом и целью своей жизни благо животной личности, а не увеличение любви. Увеличение любви и есть то действие, посредством которого достигаются обе цели -- и содействие установлению царства божия и достижение наибольшего совершенства. Оно же -- это (4) увеличение любви -- и дает людям такое благо, которое заменяет все те мнимые радости соблазнов, которые оно исключает. И не надо думать, что жизнь, посвященная (5) увеличению любви, есть жизнь мрачная, несчастная, исполненная лишений. Напротив, такая жизнь имеет за собой более вероятий счастья, даже земного, чем жизнь мирская, имеющая целью блага животной личности. Такая жизнь не исключает всех самых доступных всем радостей, доставляемых и природой, и весельем, и пением, и дружбой, и общением с людьми и животными. (6) Вот вкратце мои ответы на ваши вопросы. Очень был бы рад, если бы они удовлетворили вас.

Лев Толстой.

 

Печатается по листу 172 копировальной книги. Впервые опубликовано (с разрешения Толстого и с его поправками) в журнале "Вопросы философии и психологии" 1896, кн. 32, N 2, стр. 168--169. Разночтения печатного текста приводятся в примечаниях.

П. К. Новицкая (р. 1874) из Бессарабии--по окончании гимназии с 16 лет работала гувернанткой.

Ответ на три письма: от 9 сентября, 16 и 2,0 ноября, с вопросами о смысле жизни.

(1) Вставлено в печатном тексте: служению истине

(2) Вставлено в печатном тексте: в мыслях,

(3) Следующие две фразы в печатном тексте переделаны так: Соблазны состоят с ложном учспии о том, что благо животной личности может быть целью жизни. И потому для увеличения любви надо разрушать ложь, т. е. служить истине, быть правдивым в мыслях, словах и делах, так что обе цели -- и содействие установлению царства божия и внутреннее совершенство, увеличение любви -- достигаются одним и тем же служением истине.

(4) Вместо: увеличение любви в печатном тексте: служение истине

(5) Вместо: увеличению любви в печатном тексте: служению истине

(6) После слов: и животными в печатном тексте добавлено: только бы эти радости не противоречили любви и истине.

М. А. Сопоцько.

1894 г. декабря 11. Москва.

Спасибо за ваше доброе письмо. Я думал, что он (1) еще в Москве, и хотел идти к нему, но он в Ярославле. Очень бы хотел исполнить ваш совет и написать ему. И непременно сделаю, если бог положит на душу. (2) Что вы? П(авел] И(ванович] (3) говорил мне, что вас не пускают. (4) В Москве я ничего не могу сделать. Кони могу написать. (5) Куда адресовать письмо? Достаточен ли этот адрес?

Л. Толстой.

 

Печатается но листу 179 копировальной книги. Впервые опубликовано в "Летописях", 2, стр. 138. Датируется на основании пометки рукою Т. Л. Толстой на письмо Сопоцько от 7 декабря 1894 г., на которое Толстой отвечает.

(1) Михаил Николаевич Шарапов (1874--1895), сын ярославского купца, брат жены П. И. Бирюкова, страдавший алкоголизмом.

(2) Письмо Толстого к М. Н. Шарапову неизвестно.

(3) П. И. Бирюков.

(4) Сопоцько находился под надзором полиции, и ему был запрещен вьезд в столицы.

(5) Письмо к А. Ф. Кони неизвестно.

 

М. Л. Толстой.

1894 г. Декабря 11--12. Москва.

Милая Маша, получили нынче твое длинное письмо к Тане и такое хорошее, (1) если бы только не было в нем неутешительных вестей об Андр[юше]. (2) Жизнь и смерть не в нашей власти. И надо делать, что можно, но всегда помнить это и быть готовым расставаться со всеми. Я рад, что ты там облегчаешь тяжесть Соне и Илье. Мама тебе, верно, пишет о Кожевникове (3) и Роте (4) и их суждениях. (5) Мне не так грустно, как ей, п[отому] ч[то] не верю в безнадежность положения. Духовная сила всемогуща и может проснуться всякую минуту. Целую тебя, Соню и детей. Илья, верно, на выборах.

Сейчас Ел[ена] Пав[ловна] (6) прислала мне тульский адрес гос[ударю] с намеками на конституцию. (7)

Т[аня] была тронута твоим письмом. Она нынче вечер у Ек[атерины] Ив[ановны]. (8)

 

На обороте открытки: Московско-Курской жел. дороги. Станция Бастыево. Марье Львовне Толстой.

 

Впервые опубликовано в журнале "Современные записки", Париж, 1926, XXVII, стр. 234--235. Датируется по почтовому штемпелю отправления: "Москва 18 12/12--94".

(1) Письмо это неизвестно.

(2) Андрее Ильиче Толстом (1894--1920), восьмимесячном внуке Толстого.

(3) Алексей Яковлевич Кожевников (1836--1902), психиатр и невропатолог, с 1884 г. профессор Московского университета.

(4) Владимир Карлович Рот (1848--1916), невропатолог, с 1895 г. профессор Московского университета.

(5) О болезни Л. Л. Толстого.

(6) Елена Павловна Раевская (1839--1907), вдова друга Толстого Ивана Ивановича Раевского (1833--1891).

(7) Николаю II представителями земств, в том числе и тульского, были поднесены адреса с робкими пожеланиями либеральных реформ. Николай II в своей ответной речи 12 января 1895 г., обращенной к представителям земств, ответил тем, что назвал все эти пожелания ""бессмысленными мечтаниями". См. статью Толстого "Бессмысленные мечтания" в т. 31.

(8) Е. И. Баратынская.

298. В. Г. Чертковуот 18 декабря.

* 299. Карлу Грунскому (Karl Grunsky).

1894 г. Декабря 19. Я. П.

Любезный доктор Грунский,

Посылаю вам небольшую статью, (1) служащую ответом на предлагаемые мне вопросы по случаю выраженных мною мыслей в последней моей книге. Если вам это удобно, напечатайте ее в вашем журнале. --

Только, если будете печатать, поручите, пожалуйста, перевод человеку, хорошо знающему русский язык. Мне очень бы было неприятно, если бы в короткой статье этой вкрались неточности или неясности. Если вы не торопитесь, то пришлите мне для просмотра корректуру. От всей души желаю успеха вашему делу и братски приветствую вас. Статья эта послана мною и в Англию для напечатания вDaily Chronicle.

Лев Толстой.

19/31 декабря 1894 г.

 

Печатается по присланной адресатом фотокопии с автографа. Автограф находился у Иоганнеса Геннингса (Johannes Hennings) в Любеке в Германии.

(1) "Об отношении к государству. Письмо к редактору английской газеты". В немецком переводе напечатано в журнале Грунского "Wie verhalt sich ein Christ zur Regierung" ("Как относится христианин к правительству").

* 300. Сесилю Гранту (Cecil Grant).

1894 г. Декабря 22. Москва.

Dear Sir.

 

You are quite right in working, as you work as teacher, and I am sure, that you do a great deal of good to your pupils. We can not change at our will the conditions of our life, but we can profess the truth, though even it were to condemn us. And that is what you do; therefore I was glad to get your letter and I also love you.

Leo Tolstoy

 

Вы совершенно правы, работая так, как вы работаете, в качество учителя, и я уверен, что вы приносите много добра вашим ученикам. Мы не можем по своей воле изменять условия нашей жизни, но мы можем исповедовать истину даже тогда, когда это ведет к осуждению нас. Это -- то самое, что вы и делаете; поэтому я был рад получить наше письмо, и я также люблю вас.

Лев Толстой.

22 декабря 1894.

Сесиль Грант--преподаватель в Allhallows school в Ганитоне (Англия). В письме от 15/27 ноября он обратился к Толстому с вопросом, продолжать ли ему работать учителем, или заняться земледельческим трудом.

* 301. И. Д. Гальперину-Каминскому.

1894 г. Декабря 23. Москва.

Долго не отвечал на ваше письмо, Илья Дмитриевич, (1) и потому, что всё время очень занят, и потому, что мне нечего ответить на главный вопрос вашего письма, почему моя жизнь такова, какова она есть? Я знаю всем существом моим, почему она такова, но разъяснить этого не могу, п[отому] ч[то] разъяснить это значит написать свою самую задушевную автобиографию. А я не имею ни времени, ни охоты заниматься этим. Так много еще хотелось бы сделать, и так мало остается времени. Не советовал бы я и вам заниматься моей биографией, и потому что, без ложной скромности говоря, считаю этот предмет мало интересным, и п[отому] ч[то] едва ли возможно и удобно хорошо написать биографию живого человека.

Желаю вам успеха в ваших предприятиях и всего хорошего вам и вашей дочери.

Уважающий вас Л. Толстой.

23 декабря 1894.

 

Печатается по листу 182 копировальной книги, хранящемуся в ГМТ.

Ответ на письмо И. Д. Гальперпна-Каминского от 1/3 ноября 1894 г. из Парижа.

(1) Толстой ошибся: Гальперина-Каминского звали Илья Данилович.

 

* 302. П. Н. Клокачеву.

1894 г. Декабря 23. Москва.

Я бы очень рад был сообщить вам свое мнение о кн. Вяземском, (1) но, к сожалению, я не знаю его и не слышал про него до его смерти. Всё же, что я слышал про него -- ни разу не пришлось видеть человека, его знавшего, -- не дает ясного понятия о его внутреннем мире. Во всяком случае, это должен был быть человек замечательный по правдивости и высоте нравственной.

Лев Толстой.

23 декабря 1894.

 

Печатается по листу 186 копировальной книги.

Павел Николаевич Клокачев в письме от 14 декабря 1894 г. из Петербурга обратился к Толстому с вопросом, знаком ли он с жизнью и проповедью некоего кн. В. В. Вяземского, о котором Клокачев только что прочел в NN 11 и 12 "Северного вестника".

(1) Василий Васильевич Вяземский (1811--1892), помещик Серпуховского уезда Московской губ. В 1892--1895 гг. возникла легенда о нем как о великом подвижнике-народолюбце, который роздал якобы все свое имение крестьянам, своим бывшим крепостным, жил в конце жизни отшельником.в лесу, на берегу реки Нары, питаясь только приношениями крестьян, и умер в глубокой старости, никому не известный и никем не оцененный. Все это в действительности не подтвердилось.

* 303. А. М. Олсуфьевой.

1894 г. Декабря 23. Москва.

Получил вчера ваше любезное приглашение, дорогая Анна Михайловна, и тотчас бы воспользовался им -- так мне хочется не только оставить город, но увидать вас и пожить с вами, но вчера же приехал мой друг Вл. Чертков, с которым мы редко видимся, и проживет здесь проездом в Петербург несколько дней. Мне хочется не уезжать от него и его жены. Но как скоро он уедет, я с великой радостью приеду к вам и буду стараться не быть вам неприятным, не спорить с вами и раздражать вас, но и не отчаиваться придти к соглашению по тем вопросам, которые разделяют нас.

Итак, если позволите, до свидания. (1) Дружески жму вам. руку. Мой привет всем вашим.

Лев Толстой.

23 декабря 1894.

 

Печатается по листам 187 и 188 копировальной книги.

Анна Михайловна Олсуфьева (1835--1899), рожд. Обольянинова, владелица имения Никольское-Горуши (Обольяново) Дмитровского уезда Московской губ., знакомая семьи Толстых.

(1) Толстой приехал к Олсуфьевым с дочерью Татьяной Львовной 1 января 1895 г., пробыл у них до 18 января и здесь закончил свой рассказ "Хозяин и работник".

 

 

* 304. В. О. Португалову.

1894 г. Декабря 23. Москва.

Извините, что пишу письмо это без обычного обращения. Я не знаю вашего имени и отчества. Мне очень приятно было ваше письмо и потому, что дорожу вашим сочувствием, и потому, что оно вводит меня в личное общение с вами, человеком, которого я давно знаю и уважаю. Статью вашу я прочел, и мысли Ар. Шульца мне вполне сочувственны. Для меня уже давно положение о том, что так же, как не только не полезно, но всегда вредно, наполнять желудок, не требующий пищи, так же бесполезно и всегда вредно передавать знания насильно, а не в виде удовлетворения требований учащегося, уже давно положение стало несомненной истиной, и я рад встретить эту же основную мысль в учении Шульца. -- Только разработано ли практически его учение? Есть ли указание, как вести это обучение вне дома? Я постараюсь достать книгу и прочесть ее. Очень благодарю вас за присылку вашей статьи и письма. -- Давно знающий и уважающий вас

Лев Толстой.

23 дек. 1894.

 

Печатается по листам 184 и 185 копировальной книги.

Вениамин Осипович Португалов (1835--1890) -- самарский врач, публицист, сотрудник журналов "Дело", "Неделя", "Вестник воспитания", "Русское богатство", "Русская мысль" и автор книги "Вопросы общественной гигиены" (1874).

Ответ на письмо В. О. Португалова от 1 декабря 1894 г. из Самары, в котором он сообщал свое впечатление от чтения "Царства божия внутри вас" и рекомендовал вниманию Толстого свою статью о системе воспитания немецкого ученого Артура Шульца, последователя педагогических взглядов Руссо.

* 305. Ф. Ф. Лахману (F.F. Lachman).

1894. г. Декабря 31. Москва.

Любезный друг.

Я получил вашу книгу и сердечно благодарю вас за нее. Книга прекрасная во всех отношениях и по важности содержания, и по искренности автора, и по мастерству изложения. Узнавать людей, работающих сознательно ту же работу, которой я посвятил свою жизнь, составляет величайшую радость моей жизни. Жатва велика, а деятелей еще мало. Вы, вероятно, молоды и сильны, и потому перед вами открывается великая, хотя, может быть, и страдальческая в мирском смысле деятельность. Сознание служения богу истиной да поддержит вас в ней.

Любящий вас Л. Толстой.

 

Письмо сохранилось в двух редакциях: 1) автограф-черновик с подписью Толстого и 2) копия с него рукою М. Л. Толстом, исправленная Толстым, без его подписи. Печатаем по этой копии, перенеся подпись с автографа черновика. Датируется на основании записи в Дневнике от 31 декабря 1894 г., см. т. 52, стр. 157.

Ф. Ф. Лахман (F.F. Lachman) -- датский писатель, близкий по взглядам Толстому.

Письмо Толстого вызвано чтением присланной ему книги Лахмала: "Weder Dogma, noch Glaubensbekenntnis" ("Не догмат и не вероисповедание, а религия")

ДОПОЛНЕНИЯ

 

* 306. Н. Н. Ге (сыну).

1894 г. Июля 10--15. Я. П.

Вы пишете, дорогой друг, что у вас чувство, точно вы меня огорчили, обидели. Этого ничего подобного нет. Я, слава богу, думаю только о вас, чувствую за вас и -- хоть вы и не велите говорить больше про это, -- я не могу не сказать--мне страшно за вас. Вы находитесь в том положении, о к[отором] я мечтал и мечтаю, в к[оторое] всякую минуту вступаю, как только будет малейшая возможность, и вдруг не только бросаете это положение, но осуждаете его. (До этого места дописал 5 дней тому назад. Потом заболел. И теперь, поправившись, продолжаю.) Я говорил Петруше (1) (который пробыл у нас день), записал в своем дневнике (2) и вам пишу, что я не понимаю, не понимаю вашего теперешнего настроения и состояния. Нас всех, воспитанных в лживой языческой, называемой христианской среде, застает опоминание от лжи в такой сложной, запутанной обстановке, что главная потребность, кот[орую] мы испытываем, состоит в том, чтобы как-нибудь выбраться из этой путаницы для того, чтобы быть в состоянии действовать сообразно своей совести или хоть перестать каждым своим движением действовать противно своей совести. И вот вы с борьбой, с усилием и с помощью благоприятных условий выпутались. И тут-то вместо того, чтобы начать действовать, хотите опять запутаться. Этого-то я не понимаю. Вы, очевидно, так привыкли к своему положению, как здоровый человек к здоровью, что не цените его.

Не буду ходить вокруг да около и скрывать то, о чем я справедливо, а может быть и не справедливо, догадываюсь. Всё дело, мне кажется, в вашей жене. Вы недовольный ей. И, как скоро вы недовольны ей, простой, необразованной, деревенской женщиной, с к[оторой] вы раз уже расходились, а сошлись тогда, когда могли и не сойтись, вам кажется, что всё это возможно исправить, разойдясь с нею. А чтобы разойтись с нею -- надо изменить всю свою жизнь. Я так понимаю это. Я считаю это совершенно ошибочным. Разойтись нельзя. Не п[отому] ч[то] Хр[истос] или кто бы там ни было этого не велел, а потому же, почему нельзя разойтись с ногой, к[оторая] болит, иначе, как отрезать ее, с болью и лишив себя части жизни. Кто бы она ни была, какая бы она ни была, она -- вы, и то, что в ней тяжело, ваш есть крест, кот[орый] вы должны (не можете не) нести до смерти. И крест этот будет тем тяжелее, чем больше вы будете стараться сбросить его с себя. И не думайте, чтобы этот крест был тяжел. Я не переставая завидовал и завидую вам. Знаю, что вы можете завидовать мне. Но ведь это ничего не решает. А только доказывает, что мы не судьи в своем деле. Главное же то, что руководителя нашей жизни не может и не должно быть, то, что нам приятно, а то, что хорошо и важно. А остальное приложится, т. е. делай то, что должно, и будет приятно. Всё это очень пошло, что я пишу. Но я боюсь писать тонкости умные и не хочу, а хочу писать то простое, что думаю и чувствую о вас. И потому, как мне ни больно думать, что вы осудите меня и разлюбите за это. А я не разлюблю вас, что бы вы ни сделали.

Не отвечайте мне ничего, если вам неприятно. Я больше об этом писать не буду. Простите меня.

На конверте: Курско-Киевская жел. дор. станция Плиски, Николаю Николаевичу Ге.

 

На конверте дата чужою рукой: "15 июля 94".

Письмо является ответом на письмо Н. Н. Ге от 24 июня, где он возражал Толстому на его слова в письме от 14 июня о краже и просил Толстого больше не касаться его личных дел.

(1) Петр Николаевич Ге был в Ясной Поляне 6 июля.

(2) См. запись об этом в Дневнике под 14 июня 1894 г., т. 52, стр. 121.

 

* 307. Н. Н. Ге (сыну).

1894 г. Сентября 7. Я. П.

Пожалуйста не прерывайте, дорогой Количка, наших хороших, исключительно дружных и имеющих так много самых важных основ, отношений. Под основами этими я разумею и нашу непосредственную, простую взаимную симпатию и нашу любовь к умершему другу и, главное, единство нашей веры.

Внешние перспективы в жизнь не могут, не должны этого изменить. Очень вам трудно. Знаю, но хоть робко, но все-таки скажу вам совет: ничего не разрубайте, ничего не рвите силами, ни на кого не сердитесь, никого не обвиняйте кроме себя. Себя всегда можно обвинить и всегда справедливо, п[отому] ч[то] как бы ни клеветали на нас, ни осуждали нас, никто не знает наших гадостей и всего размера их.

Целую вас. Пишите.

Л. Т.

 

Приписка к письму Т. Л. Толстой от 7 сентября 1894 г.

 

СПИСОК ПИСЕМ ТОЛСТОГО,

ТЕКСТ КОТОРЫХ НЕИЗВЕСТЕН

 

1. Л. Л. Толстому. Января начало. Упоминается в письме Л. Л. Толстого к В. Г. Черткову от 13/25 января.

2. А. А. Васильеву. Января 16. Ответ на письмо Васильева (начало января), который от имени группы политических заключенных просил Толстого обратиться к председателю Киевского окружного суда А. М. Кузминскому, чтобы тот ускорил решение их дела и заменил тюремное заключение ссылкой в Сибирь. На письме помета Толстого: Отвечать.

3. А. М. Кузминскому. Января 16. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 16 января.

4. Н. Н. Иванову. Января 29. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 29 января.

5. Е. Г. Киблуайту (E.G. Kibllewhit)" Ответ на письмо Е. Г. Киблуайта, от 10 февраля н. ст., с просьбой опубликовать "Царство божие внутри вас" в его газете и прислать ему русский подлинник. На конверте помета Толстого: Отв[ечать]. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 10 февраля.

6. Ш. Саломону (Charles Salomon). Февраля 19--13? Телеграмма. Упоминается в письме Саломона от 14/26 февраля.

7. А. Васильеву. Февраля 18. Ответ на письмо Васильева от 9 февраля. На конверте рукой Толстого отмечено: Отв[ечать]. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 18 февраля.

8. Ч. Едгольму (Charleston Edholm). Февраля 23. Ответ на письмо Едгольма от 8/20 января. На конверте помета Толстого: Отв[ечать]. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 23 февраля.

9. И. М. Леонтьеву. Марта 2? Записка. Упоминается в письме П. Раева от 5 марта.

10. Н. Л. Озмидову. Марта 5. Открытка. Ответ на его письмо от 21 февраля. На конверте помета Толстого: Отв[ечать]. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 3 марта.

11. Е. О. Рамзай. Марта 6. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 6 марта.

12. А. Н. Баранову. Марта 16. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 16 марта.

13. С. С. Урусову. Марта 16. Упоминается в письмо Толстого к И. Д. Гальперину-Каминскому от 16 марта (см. письмо N 82).

14. И. М. Попову. Марта. 21. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 21 марта.

15. С.Т. Семенову. Марта 21. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 21 марта.

16. Ф. Ф. Тищенко. Марта. 21. На конверте помета Толстого: Отв[ечать]. Отмечено в Списке М. Л. Толстой 21 марта.

17. В. А. Гальвани (William A. Galvani). Апреля 6/18. На конверте пометы Толстого: А. Г. просит статью и Отв[ечать]. Упоминается в письме Гальвани к Толстому от 6/20 мая.

18. Чарльзу Тёрнеру (Charles Turner). Апреля 21--22. Упоминается в письмо Тернера к Толстому от 24 апреля.

19. В. Риду (William Reid). Апрель. На конверте помета Толстого: Отвеч[ать]. Отмочено в Списке М. Л. Толстой (апрель).

20. Ч. Тёрнеру (Charles Turner).Мая 7. Ответ на письмо Тернера от 24 апреля (см. выше N 18). Упоминается в письме Тернера к Толстому от 9 мая.

21. Э. Лилли (Elisa Lilly). Мая начало. Ответ на письмо Лилли. На конверте помета Толстого: Отв[ечать]. Упоминается в письме Лилли к Толстому от 19/31 мая.

22. Н. Соколовскому. Мая начало. На конверте письма помета Толстого: Отвеч[ать]. Упоминается в письме Соколовского к Толстому о







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.235.220 (0.046 с.)