ТОП 10:

Эугену Генриху Шмиту (Eugen Heinriech Schmitt).



1894 г. Октября 6. Я. П.

Geehrter Herr,

Ich habe Ihren Breif mit dem Aufruf (1) erhalten. Aufrichtig gesagt, hat mir der Aufruf nicht gefallen. Ich kann mit nicht daraus die religiose Weltanschauung der Glieder ihres Bundes klar vorstellen. Ich hoffe dieselbe in der Zeitshrift genauer ausgelegt (zu) finden. Die Zeitschrift habe ich nicht bekommen. (2) Die Beschreibung ihrer personlichen Verhaltnisse hat mich lebhaft interessiert. Die Lage, in welche sich jeder Mensch stellt, der ernsthaft die wahre und einzige Religion unserer Zeit-- ob sie Christliche, oder Religion des Geistes heisst--annimmt und ihr in seinein Leben folgt, ist Эberall dieselbe. So dass ich Эberzeugt bin dass das wichtigste und auch das schwierigste fЭr Leute, die der Wahrheit dienen wollen, ist nicht das Auslegen der religiЖsen Principien, aber das DurchfЭhren dieser Principien in unserem Loben.

Was ihre VerhДltnisse zur Intelligenz und zu den Arbeitern anbetrift, so ist bei uns ganz genau dasselbe. Die Intelligenz sucht Rettung, wo sie nicht ist, und ist eigentlich nicht ganz aufrichtig in ihrer ThДfigkeit; sie will Gutes leisten ohne etwas von seinen Vortheilen zu opfern. Die socialisLisch gestimmen Arbeiter aber suchen die jetzige Lage zu verДndern, nicht weil sie ungerecht und der Liebe wiederwДrtig ist, aber nur weil die Gerechtigkeit in diesem Falle ihnen Votheilhaft sein wird. Die Rettung, glaube ich, wird kommen weder von der Intelligenz, noch von den socialistisch gestimmten Arbeitern und ihren FЭhrern, aber nur von Leuten, die nur die Religion zum Leitfaden ihres Lebens annehmen werden, so wie die Nazarenen in Serbien und anderen Ortschaften in жsterreich es thum, indem sie jedes Jahr mehr als hunderte den Eid und den MilitДrdienst absagen und dafЭr in Festungen und Kerkern Jahre lang sitzen. Nur von solchen Leuten, die bereit sind ihr Leben fЭr ihre эberzeugung zu geben, kommt die Rettung. Und solche Leute gibt es Эberall, und solche Leute mЭssen wir selbst sein, um unsere Bestimung zu erfЭllen und auf andere zu wirken. Ich glaube dass sie einer von diesen Leuten sind, und deswegen macht es mir grosso Freude mit ihnen in directem VerhДltniss zu sein. Meine Briefe sind schlecht geshrieben und sind nicht der MЭhe werth sie zu verЖffentlichen. Wenn ich aber Gelegenheit habe, so werde ich etwas fЭr ihre Zeitung schreiben und ihnen schicken.

 

Ihr Freund Leo Tolstoy.

 

6/18 October 1894.

 

Милостивый государь,

 

Я получил ваше письмо с воззванием. (1) Откровенно сказать, воззвание мне не понравилось. На основании его я не могу себе ясно представить религиозное мировозрение членов вшего союза. Надеюсь найти его более точно изложенным в журнале. (2) Журнала я еще не получил. Описание ваших личных обстоятельств меня живо заинтересовало. Положение, в которое ставит себя каждый человек, серьезно принимающий истинную и единственную религию нашего времени -- называется ли она христианством, или религией духа -- и следующий ей в своей жизни, везде одинаково. Так что я убежден, что самое важное, а также и самое трудное для людей, которые хотят служить истине, это не изложение религиозных принципов, а выполнение этих принципов в нашей жизни.

Что касается вашего отношения к интеллигенции и рабочим, то у нас замечается совершенно то же самое. Интеллигенция ищет спасения там, где его нет, и в сущности не вполне искренна и своей деятельности: она хочет сделать что-нибудь хорошее, не жертвуя своими выгодами. А социалистически настроенные рабочие хотят изменить теперешнее положение не потому, что оно несправедливо и противоречит любви, но потому, что в данном случае установление справедливости будет для них выгодно. Спасение, я думаю, придет не от интеллигенции и не от социалистически настроенных рабочих и их вождей, а от таких людей, для которых религия является единственной путеводной нитью в жизни, как назарены в Сербии или в других местах Австрии, где сотни людей ежегодно отказываются от присяги и военной службы и годами отсиживают за это в крепостях и тюрьмах. Только от таких людей, готовых отдать жизнь за свои убеждения, придет спасение. И такие люди есть везде, и такими людьми должны быть мы сами, чтобы исполнить свое назначение и чтоб влиять на других.

Я думаю, что вы -- один из таких людей, и потому мне очень радостно поддерживать с вами непосредственные отношения. Мои письма плохо написаны, и их не стоит печатать. Но если у меня будет время, напишу что-нибудь для вашей газеты и вам пошлю.

Ваш друг Лев Толстой.

6/18 октбяря 1894.

 

Печатается по тексту, опубликованному в книге: "Die Rettung wird kommen...30unveroffentliche Briefe von Leo Tolstoi an Eugen Heinrich Schmitt, Zusammengestellt von Ernst Keuchel", Гамбург, 1926, стр. 5.

Ответ на письмо Шмита из Будапешта от 18/30 сентября 1894 г. (напечатано по-русски в машинописном "Архиве Л. Н. Толстого" 1894, N 2, стр. 1--4), в котором он говорил о впечатлении, произведенном на него чтением книги Толстого "Царство, божие внутри вас", и рассказывал об условиях своей деятельности среди интеллигенции, в кругах рабочих и крестьян, о своем журнале "Религия духа".

(1) "Воззвание для основания международного союза религии духа. Ко всем друзьям истины и человечества". Под таким заглавием оно было напечатано (в русском переводе) в "Архиве Л. Н. Толстого" 1894, 2, стр. 5--11.

(2) Журнал "Религия духа".

 

Н. С. Лескову.

1894 г. Октября 7. Я. П.

Получил ваши последние два письма, (1) дорогой Николай Семенович. Вы спрашиваете у меня в предпоследнем письме, не могу ли я прислать вам то, что я пишу, или часть этого. (3) Никак не могу -- не то что не хочу, напротив, очень хотел бы, но не могу, п[отому] ч[то] всё, что написано, так несовершенно, и так отрывочно, и так заиутано, и так беспрестанно изменяется, что в том виде, в каком оно теперь, оно не может дать никакого понятия о том, чем бы я хотел, чтобы это было. От того, что переписывала Лидия Ивановна, кажется, ничего уже не осталось. (3) Всё это должно быть коротко, но так связано, как свод, который не может держаться без замка. И вот этот-то свод до сих пор еще не сведен мною. Но я не отчаиваюсь и работаю с большим напряжением, радостью и пользою для души.

Что касается до книги Манасеиной, (4) то мне очень жалко, что я написал про нее. Она не стоит того, чтобы отвечать на нее. Она лежит у меня без употребления, и я с этой же почтой посылаю ее вам. Вы сами это увидите. Если бы отвечать на все такие книги, то не достало бы времени ни на что другое, а времени мало и всё меньше и меньше. -- Те доводы из отцов, на которые вы указываете, могут быть полезны для некоторых искренно сомневающихся людей и приписывающих значение внешнему авторитету, но я думаю, что таких мало. Я думаю, что человека, который, прочтя хотя только нагорную проповедь, не говорю все Евангелия, не пришел к убеждению, что непротивление злу насилием составляет основное условие христианского жизнепонимания, такого человека не убедят никакие доводы.

От души желаю вам здоровья, и еще больше душевного спокойствия. Очень радуюсь мысли увидеть вас в Москве.

Л. Толстой.

7 октября.

 

Печатается по подлиннику, хранящемуся в архиве А. Н. Лескова. Впервые опубликовано в ТТ, IV, М. 1928, стр. 13.

(1) Эти письма Лескова от 19 сентября и 3 октября 1894 г. опубликованы в сборнике "Письма Толстого и к Толстому" -- "Труды публичной библиотеки СССР имени Ленина", Гиз, М.--Л. 1928, стр. 182--184 и 185--186.

(2) Речь идет о работе Толстого над "Катехизисом".

(3) Л. И. Веселитская была у Толстых в апреле 1892 г. О переписке ею "Катехизиса" в той редакции, на которой тогда остановился Толстой, см. в ее воспоминаниях "Тени прошлого" ("Исторический вестник" 1913, 3, стр. 798--799).

(4) В том же письме Лесков просил Толстого послать ему книгу М. М. Манасеиной, о которой Толстой упоминал в письме к В. В. Стасову от 4 сентября (см. письмо N 216).

* 245. Т. Л. Толстой.

1894 г. Октября 15. Я. П.

Напрасно ты на себя жалуешься, Таня. Я только видел, что ты жила внутренней жизнью и не хотела рассеяний -- внутренней жизнью, про которую говорит Амиель-- сам не знаешь, что в ней делается что-то. Я беспрестанно думаю о тебе, и жду тебя, но отнюдь не тороплю. Всё, что ты пишешь, хорошо: и то даже, что Беляев (1) прижигать будет.

О картинах только не торопись. (2) Мне кажется, что когда я приеду в Москву, если жив буду, то мне удастся устроить это.

Пишу это утром перед отъездом мама. Она, наконец, решилась. Она очень в хорошем настроении. Ей жалко уезжать, и ее жалко. Постарайтесь не испортить ее. Андрюшу я нынче видел во сне. Жаль его, бедного. У нас бы хорошо, если не погода, не выпускающая из комнат. Маша с Верой (3) очень, кажется, довольны.

Так ты жини, не торопясь. Целую тебя, Леву и мальчиков. Мама расскажет про Веру.

Л. Т.

 

На конверте: Тане .

 

Датируется на основании почтового штемпеля получения письма адресата: "Москва, 14/Х 1894" и слов в тексте: "Пишу это утром перед отъездом мама" -- С. А. Толстая выехала из Ясной Поляны в Москву 15 октября 1894 г. .

(1) Агапит Федорович Беляев (р. 1853), московский врат, специалист по болезням уха, горла, носа.

(2) Т. Л. Толстая писала 13 октября: "Я понемногу отделываю свои дела: картины Ге в Румянцевский музей совсем не принимают. Солдатенкова нет в Москве -- он за границей; в Исторический берут на сохранение, но только на время (т. е. приблизительно на 50 лет) и в проходную комнату, и с тем, что если эту комнату будут брать под выставку, то картины будут убирать. Потом редактор "Артиста" предлагает у себя повесить три картины, но только не "Суд" и не "Распятие". Не знаю, что придется сделать".

(3) Вера Петровна Северцова (ум. 1900), троюродная сестра Т. Л. Толстой.

 

С. Н. Толстому.

1894 г. Октября 15. Я. П.

Извини, что так долго задержал у тебя лошадь. Пусть этот работник возьмет ее и верхом приедет на ней. У нас случилась досада. После Верочкиной (1) телеграммы -- Тани не было, она в Москве -- я сказал, чтобы послали на поезд за ней. Но Соня собиралась ехать в Москву, Маша приехала, и сделалась такая суматоха, что всё, забыли, и когда вспомнили, было уж поздно, так что кучер приехал в Ясенки после прохода поезда. Хорошо, что Верочка написала нам из Тулы, и мы узнали, почему она не заехала, и куда и как она поехала. Очень хорошо, что она поехала. Тане была телеграмма от Леночки: (2) "Веры нет приезжай". Соня нынче только уехала в Москву -- всё выжидала погоды. Я один с Машей и Верой Северповой, жду Таню. Мы все благополучны, как вы? Новости главные -- болезнь государя, (3) которого мне совершенно неожиданно ужасно жалко. -- Делаю ваш пасьянс и при этом вас вспоминаю. Стараюсь всё написать свой катехизис и всё никак не могу; но очень хочется и кажется, что нужно. Прощай пока. Если живы будем, до Москвы.

Л. Т.

 

Дата определяется содержанием.

Ответ на письмо С. Н. Толстого от 8 октября 1894 г.

(1) Вера Сергеевна Толстая -- дочь С. Н. Толстого.

(2) Елена Сергеевна Денисенко.

(3) Александр III умер 20 октября 1894 г.

* 247. Францу Брикселю (Franz Brixel)).

1894 г. Октября 17. Я. П.

Geehrter Herr,

 

Ihr Buch konnen Sie mir direct senden. Es wird ohne Hinderniss ankommen.

Wenn Sie uner ihre Thatigkeit mir mehr ausfuhrlich scheiben wollten, werde ich Ihnen sehr Ihnen sehr dankbar sein. Es freut mich sehr neue Freunde im Auslande zu finden.

Ihr Freund Leo Tolstoy.

17/29 Оctober 1894.

 

Милостивый государь,

Вашу книгу вы можете послать мне лично. Она дойдет беспрепятственно.

Если напишите мне поподробнее о вашей деятельности, буду вам очень за это признателен. Я очень рад найти новых друзей за границей.

Ваш друг Лев Толстой.

17/29 октября 1894 г.

Печатается но листу 83 копировальной книги.

Франц Бриксель из г. Мирцушлага в Штирии, бухгалтер местного пивоваренного завода, автор книг, вышедших под псевдонимом: "Fleischenessen. Ein Spiegelbild der Menscheit in 2 Abtheilungen" ("Саркофагия или мясоедение. Изображение человечества в двух разделах"), Берлин, 1892; "Merkspruche fur Jung und Alt" (Изречения для старых и малых), Берлин, 1892. Книги были присланы Толстому при письме от 8 ноября 1894 г.

Ответ на письмо Брикселя от 9 октября н. ст. 1894 г., в котором он просил разрешения прислать Толстому свою книгу о вегетарианстве и сообщал о своем намерении организовать у себя в городе общину последователей Толстого.

* 248. Карлу Грунсксому (Karl Grunsky).

1894 г. Октября 17. Я. П.

 

Я получил ваше письмо и очень рад бы был содействовать вашему предприятию. Я написал небольшое письмо в английские газеты (1) в ответ на часто делаемые мне запросы о том, как я полагаю, что можно жтиь без правительства, "how can we do without government"Я стараюсь в этом письме разъяснить недоразумение, лежащее в основе такого вопроса. Если вам может годиться это письмо, я пришлю его вам. (2) -- Известно ли вам общество людей, соединенных одною религиозною мыслию в Будапеште и издающее журнал die Religion des Geistes, некто Eugen Schmitt с которым я нахожусь в переписке. Мне кажется, что цели ваши одни и то же или очень близки. Почему бы вам не соединиться, или, по крайней мере, не вступить в общение.

Я не отрицаю силу печати, но только нахожу, что главная деятельность, предстоящая людям, желающим служить истине, не столько в ее области (в области печати), сколько в области практического приложения истины к жизни.

Пишите мне по-немецки. Вам легче будет выражать свою мысль, а я вполне понимаю этот язык.

Дружески приветствую вас и желаю вам и вашему делу успеха, желаю и уверен в нем.

Л. Толстой.

17/29 октября 1894.

 

Печатается по листу 32 копировальной книги.

Ответ на письмо К. Грунского от 4 октября н. ст. 1894 г.

(1) Речь идет о письме к Ч. Н. Фойстеру с разрешением опубликовать его в английской газете "Daily Chronicle". См. письмо N 269.

(2) После переработки его в статью письмо к Фойстеру было послано Толстым Грунскому, опубликовавшему его в журнале "Neues Leben" ("Новая жизнь") 1895, февраль, N 4.

* 248а. Л. Я. Гуревич.

1894 г. Октября 17? Я. П.

Любовь Яковлевна,

Посылаю вам этот, по моему мнению, хороший рассказ, написанный моим приятелем Фед[ором] Алексеев(ичем] Страховым. (1) Напишите, что вы решите. (2)

Л. Толстой.

 

Датируется на основании пометки на обложке рукою Ф. А. Страхова: "17 октября 1894 г."

Любовь Яковлевна Гуревич (1866--1940) -- издательница журнала "Северный вестник".

(1) Федор Алексеевич Страхов (1861--1923)--автор философских работ идеалистического направления. Разделял взгляды Толстого.

(2) Внизу письма примечание Ф. А. Страхова: "Этот рассказ не был принят в печать по своей нецензурности ни "Северн. вестником", ни "Неделей".

 

* 249. Кларе Бьюик Колби (Clara Bewick Colby).

1894 г. Октября 17. Я. П.

Dear Madam,

I received your letter with the money, destined to be employed for needy Russian peasant women. I will try to make the best use of it in giving it to a family, which suffered from fire. I thank you and the givers of the money for their kindness. I read your address on arbitration and was interested in it. I think that the warfare between capitalists and workmen can not be terminated by compulsion, i. e. by force, and I was glad to see, that you are of the same opinion and that you mean under compulsion moral influence and public opinion. -

I heartily wish you success in your work.

Yours truly

Leo Tolstoy

 

17/29 October1894.

 

Милостивая государыня,

Я получил ваше письмо с денежным переводом, предназначенным для помощи нуждающимся русским крестьянским женщинам. Постараюсь сделать из этих денег наилучшее употребление, передав их одной семье, пострадавшей от пожара. Благодарю вас и жертвователей за их доброту. Я читал ваше воззвание о третейском суде и был им заинтересован. Я думаю, что борьба между капиталистами и рабочими не может быть прекращена путем принуждения, т. с. насилия, и был рад узнать, что вы того же мнения и что вы разумеете под принуждением моральное влияние и общественное мнение.

Сердечно желаю вам успехов в вашей работе.

Преданный вам

Лев Толстой.

17/29 октября 1894.

 

Печатается по листу 85 копировальной книги.

Клара Бьюик Колби -- американка, редактор-издатель вашингтонской газеты "Woman's Tribute" ("Трибуна женщины").

Ответ на письмо Колби от 7/19 сентября 1894 г. с приложением 10 долларов, собранных американскими женщинами, и текста доклада Колби по вопросу об улаживании конфликтов между рабочими и нанимателями.

 

* 250. С. И. Плаксину.

1894 г. Октября 17. Я. П.

Затруднение мое в ответе вам, любезный Сергей.... Плаксин, во-1-х, в том, что должен ставить эти неловкие точки, а во-2-х, в том, что не знаю, чем могу служить вам: вы как будто желаете, чтобы я прислал для вашего календаря статью, а в письме вашем конверт для фотографической карточки. Если дело в карточке, то я очень рад, п[отому] ч[то] могу исполнить ваше желание, а исполнить ваше желание, именно ввиду приятных воспоминаний нашего знакомства, мне очень хотелось бы исполнить. Если же дело в статье, то это мне решительно невозможно: у меня ничего нет, а есть десяток изданий, кот[орым] я обещал, если напишу что-нибудь. Не помню, благодарил ли я вас за ваши стихи. (1) Мне очень приятно было получить и прочесть их. Если будете отвечать мне, напишите, как вы живете: женаты ли, служите ли, здоровы ли и по-мирски счастливы ли?

Любящий вас Л. Толстой.

 

Печатается по листу 84 копировальной книги. Датируется согласно месту письма и копировальной книге между письмами, датированными Толстым 17 октября 1894 г.

Сергей Иванович Плаксин (р. 1854). В 1894 г. Плаксии состоял в должности инспектора типографии и книжной торговли в Одессе и редактировал "Юбилейный календарь-сборник г. Одессы". С Толстым познакомился еще мальчиком за границей, в Гиере, в 1860 г. См. Сергей Плаксин, "Граф Л. 11. Толстой среди детей", изд. Сытина. М. 1903,

Ответ Плаксину на его письмо из Одессы от 20 сентября 1894 г., в котором он просил Толстого "украсить" своим именем "одну из страниц" редактируемого им сборника.

(1) Письмо Толстого Плаксину с благодарностью за стихи неизвестно.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.194.83 (0.021 с.)