ТОП 10:

А. Л. Флексеру (Волынскому).



1894 г. Мая 23. Я. П.

Получил ваше письмо и очень рад тому, что вы высказали мне в нем свою задушевную мысль и намерения. Один выход для евреев, и еще более для их гонителей, в том, чтобы соединиться в истине, во всей доступной сознанию человечества истине, т. е. впереди, а не в той истине, кот[орая] когда-то прежде была истиною. И потому все, кто работает для привлечения людей к этой истине и отвлечения их от пережитой, делают самое лучшее, самое божеское дело, к[оторое] они только могут делать. Для евреев, среди кот[орых], больше по вине гонителей, чем по их вине, случилась особенная задержка прилепления к отжитому, проповедь наивысшей доступной человечеству истины, к[оторая] соединит всех, устыдит гонителей и освободит гонимых ("познаете истину, и истина освободит вас"), такая проповедь настоятельно необходима и жатва эта давно зовет делателей. Это дело плодотворное и самое радостное, какое можно найти в жизни, потому что оно несомненно дело божье. Не откладывайте. Жизнь не только коротка, но и совсем не наша. Как мне ни сочувственна ваша деятельность литературная, она игрушка в сравнении с тем, что представляется там. Гонений и страданий там будет еще больше. Готовы ли вы на них? До свидания.

Лев Толстой.

 

Впервые опубликовано в "Летописях", 2, стр. 165--166. Датируется согласно списку писем Толстого 1894 г., где данное письмо значится под 23 мая.

Аким Львович Флексер (1863--1920)--критик и искусствовед идеалистического направления, писавший под псевдонимом "А. Волынский", с 1889 г. постоянный сотрудник и фактический редактор журнала "Северный вестник". Автор ряда статей о Толстом. Лично познакомился с Толстым в 1894 г., в августе месяце, побывав у него в Ясной Поляне.

Ответ на письмо А. Волынского от 5 мая 1894 г.

 

* 138. Джорджу Григсу (George F. Grigs).

1894 г. Мая 23? Я. П.

Dear Sir.

Я получил ваше письмо и очень благод[арю] вас за то, что вы написали его. Я очень рад ответить, как другу, на ваши вопросы.

1) Вы совершенно правы в вашем понимании текста Евангелия об изгнании из храма. Такой смысл прямо вытекает на чтения этого места. И я всегда удивлял[ся] наглости тех толкователей, к[оторые] для своих личных цел[ей] позволяли себе клеветать на Христа.

2) Краткий перевод и соединение евангелий переводится на английский язык и на днях должно выйти в печати. (1)

3) Третий вопрос ваш о том, как вам поступить: бросить ли службу, несогласную с вашими убеждениями, и этим огорчить своих близких, или продолжать ее? не (2) может быть решен как первые два, п[отому] ч[то] решить можете его только вы сами. И решается этот вопрос не рассуждением, а чувством. (3) Вы решаете его теперь тем, что остаетесь в своем положении п[отому] ч[то] можете переносить противоречие своего положения с своим сознанием, но может наступить такое время, когда это станет для вас невозможно. И тогда вы не будете спрашивать, что надо сделать, и неизбежно сделаете то, чего не будете в состоянии не сделать. Я думаю, что изменять свою жизнь надо никак не по рассуждению, что хорошо бы поступить так, а по тому, что не можешь поступить иначе.

И потому, как я и поступаю сам, так и советую своим друзьям не изменять свою жизнь по рассуждению, а только заботиться об уяснении своего сознания, о нескрывании истины, об исповедании ее, хотя бы она обличала нашу жизнь. И тогда перемена совершится неизбежно и будет прочная. Так и советую вам. Оставьте службу только в том случае, если будете чувствовать невозможность продолжать ее так же сильно, как вы чувствуете теперь невозможность хотя бы украсть, убить и т. п.

Еще раз благодарю вас за ваше хорошее, искреннее письмо и очень рад буду, если слова мои будут вам на что-нибудь нужны.

Знакомы ли вы с Kenworthy и с книгами... (4)

Мне очень радостно было найти в нем сотру дн[ика].

Ваш друг Л. Тол[стой].

 

Печатается по черновику-автографу, написанному на обратной стороне письма адресата, с почтовым штемпелем получения: "Тула, 22 мая 1894 г.". Предположительно датируем письмо 23 мая.

Джордж Ф. Грпгс -- сын капитана морской службы, служил клерком в Лондонском городском совете. Ответ на письмо Григса от 15/27 мая 1894 г.

(1) "Соединение, перевод и исследование четырех евангелий" в переводе на английский язык К. Ы. Тёрнера, вышло в, Лондоне в 1895 г.

(2) Зачеркнуто: но подлежит такому простому

(3) Зачеркнуто: Всякий шаг наш вперед в движении к христианскому совершенствованию состоит в разрешении противоречия. Если вы можете переносить противоречие вашей деятельности с вашими убеждениями

(4) Многоточие в автографе.

* 139. А. Н. Дунаеву.

1894 г. Мая 23. Я. П.

Спасибо за ваше письмо, особенно за последнюю выписку о казни анархистов. (1) Как много развелось на свете писак и какой недостаток людей, кот[орые] писали бы то, что нужно. Вот именно, жатва велика, а делателей мало. Надо бы, чтобы ни одно такое явление, даже как освящение банка Митроп[олитом] (2), не говоря уже о казни, памятках (3) и др[угих] подобных вопиющих противоречиях и жестокостях, не проходили бы без протеста. Надо бы выразить этот протест ясно, как умеешь, и пускать в обращение в загранич[ную] печать, или хоть в рукописи, чтобы они видели, что есть люди, видящие и понимающие значение того, что делается, и чтобы слабые духом укреплялись.

Радуюсь на вашу рабочую жизнь. Не переработайте. Надеюсь, увидимся до Нижнего. (4)

Л. Т.

 

На обороте: Москва. Торговый банк. Ильинка. А. Н. Дунаеву

 

Датируется согласно списку писем Толстого 1894 г., где это письмо значится под 23 мая.

Александр Никифорович Дунаев (1850--1920) -- близкий знакомый Толстого, директор Московского торгового банка.

Ответ на письмо А. Н. Дунаева от 12 мая 1894 г.

(1) Эта выписка не сохранилась.

(2) Сергий (Николай Яковлевич Ляпидевский, 1820--1898), с 1893 г. митрополит московский. 1 мая при его участии было произведено торжественное освящение Московской конторы Государственного банка, причем митрополитом было произнесено "приличное настоящему торжеству слово" ("Московские ведомости" 1894, N. 119 от 2 мая).

(3) Под "памятками" имеются в виду раздававшиеся в войсковых частях составленные в казенно-патриотическом и монархическом духе листовки и брошюры.

(4) 15 июля открывалась Нижегородская ярмарка и продолжалась по 10 сентября. Дунаев должен был присутствовать на ней по своим служебным обязанностям.

 

* 140. Л. Е. Душкину.

1894 г. Мая 23. Я. П.

Как мне ни жалко вас за те душевные тревоги, которые вы переживаете теперь, я рад тому, что вы написали мне и дали мне случай ответить вам. А то первое, неотвеченное вам письмо было у меня на совести... (1) Я тогда не понял того душевного состояния, в котором вы писали его. И потому не мог ответить на него. Я понимаю теперь, как должно было потрясти вас то убийство, о котором вы пишете, и очень рад, что оно подействовало на вас так, как оно не может не подействовать на человека, искренно идущего в своей жизни служения богу. -- Именно сознанием своей и других людей вины перед богом и сострадания к несчастному. (2) Я рад, что вы высказали это и высказали, вероятно, сильно, если это навлекло на вас гонение. Я бы рад был написать всё, что вы хотите, но едва ли мое письмо губернатору вызвало бы в нем что-либо другое, кроме раздражения и укора мне за мою самоуверенность, позволяющую мне вмешиваться не в свои дела.

Как бы дело ни кончилось, оно кончится хорошо, потому что то, что вызвало его, был хороший поступок.

Напишите, чем кончится всё это и в особенности судьба того несчастного. Нельзя оставлять без протеста и без освещения те злые дела, которые совершаются среди нас, когда они затрагивают нас. В этом наша священнейшая обязанность, и вы исполнили ее. Если бы все всегда делали это, как много облегчилась бы жизнь, И оттого, что вы сделали это, ничего кроме хорошего и для вас и для всех людей выйти не может. Пока прощайте.

Лев Толстой.

 

Печатается по копии, написанной рукою М. А. Шмидт. Впервые опубликовано (два отрывка).в журнале "Голос Толстого и Единение" 1918, N 2 (8), стр. 3. Датируется согласно записи и списке писем Толстого 1894 г.

Леонтий Евсеевич Душкин (1863 или 1865--1899) -- слесарь-механик в г. Баку, знакомый Толстого с 1889 г.

Ответ на письмо Л. Е. Душкина от 13 мая 1894 г. (Баку), в котором он рассказывал о потрясшем его событии -- убийстве днем на улице в Баку знакомой девушки-гимназистки. На могиле ее Душкин произнес обличительную речь, за что губернатор собирался его выслать из Баку.

(1) Письмо Душкина от 9 января 1894 г.

(2) Богатуров, убийца гимназистки, служил писцом городской больницы в Баку. Уволенный со службы врачом Гальпериным Богатуров из мести к нему днем, на глазах у публики, убил свояченицу Гальперина -- девушку 17 лет.

* 141. Ф. А. Желтову.

1894 г. Мая 23. Я. П.

Федор Алексеевич.

Письма ваши я получил и отвечал на одно из них. (1) В другом вы спрашиваете меня о том, как относиться к детям по вопросу об общении полов. Я думаю, что, как я и писал вам, не существует особенного вопроса воспитания. Для того, чтобы воспитывать хорошо, надо жить хорошо перед теми, которых воспитываешь. И потому и в вопросе о половом общении надо быть, насколько можешь, чистым и правдивым: если считаешь половое общение грехом и живешь целомудренно, можно и нужно проповедывать целомудрие детям; если стремишься к целомудрию, но не достигаешь его, так и надо говорить им. Если же живешь нецеломудренно и не можешь и не хочешь жить иначе, то невольно будешь скрывать это от детей и не будешь им говорить про это. Так это и делают.

Л. Толстой.

Книги, о кот[орых] вы пишете, (2) я думаю, можно достать через Посредник.

 

На обороте: Нижегородской губ. Село Богородское Федору Алексеевичу Желтову.

 

Датируется согласно записи в списке писем Толстого 1894 г.

Ответ на два письма Желтова от 5 и 15 мая.

(1) См. письмо N 108.

(2) В письме от 15 мая Желтов спрашивал Толстого, где бы он мог приобрести его "Соединение, перевод и исследование четырех евангелий" и сочинение "О жизни".

* 142. П. П. Кандидову.

1894 г. Мая 23. Я. П.

23 мая 1894 г.

Очень был рад получить ваше хорошее письмо, Павел Петрович. Мне кажется, что вы на самом хорошем, самом твердом, узком пути служения богу через внутреннее совершенствование. Всё может быть отнято у человека, всё может наскучить, но только не это постоянное и бесконечное движение, как бы медленно оно ни было и на какой бы ступени лестницы оно ни находилось.

Последнее время, чувствуя близость своей смерти, мне всё яснее и яснее становится необходимость и цельность этой внутренней деятельности, неизбежно воздействующей на всех окружающих во всех отраслях жизни. Жатва велика, делателей мало. Так много темноты, сырья, требующего спета и работы, и так мало этого настоящего света и настоящей работы, любовного и просветительного общения с людьми. Все как будто заняты всё большими делами государственными, экономическими, литературными, научными, что пренебрегают тем, что нужно одно: любовно просвещать словом, делом и примером меньших темных братьев. А всё в этом: и наша жизнь, и наша радость, и наше спасение, и жизнь и радость ближних, и дело божие.

Делайте это дело и не унывайте. Важнее этого нет ничего.

Целую вас. До свидания пока.

Л. Т.

Все наши вас помнят и любят.

 

 

Печатается по копии, написанной рукою М. А. Шмидт. Дата копии.

Павел Петрович Кандидов (р. 1867) -- окончил юридический факультет Московского университета; в 1893 г. был учителем Андрея и Михаила Львовичей Толстых и секретарем Софьи Андреевны по делам издания сочинений Толстого. В 1911 г. Кандидов стал вице-губернатором г. Омска.

Ответ на большое письмо-исповедь Кандидова от 19 мая 1894 г.

 

 

* 143. Н. Ф. Лазареву.

1894 г. Мая 23. Я. П.

Благодарю вас, Иван Федорович, за ваше хорошее письмо, в котором вы излагаете отчасти знакомые и дорогие мне мысли. Всегда очень рад свиданию с вами и надеюсь, что оно скоро состоится. Пока же, как вам пишет жена, приходится отложить.

Давно уже не сомневаются в вечности и неистребимости материи; теперь открыт закон сохранения энергии, как физической силы. Для меня же давно несомненен закон не только вечности и сохранения, но и постоянного творческого действия мысли. И потому мысли, высказанные вами, не пропадут, а действуют и никогда не перестанут действовать.

Лев Толстой.

 

Печатается по копии, написанной рукою М. А. Шмидт. Дата копии.

Иван Федорович Лазарев (р. 1830) -- врач. Его "Воспоминания из врачебной службы в Сибири" напечатаны в "Медицинском вестнике" 1867, NN. 6--7, 34--36, 46. Участвовал в русско-турецкой воине 1877--1878 гг. Знаком с Толстым с начала 1880-х гг., не раз бывал в Ясной Поляне и переписывался с Толстым с начала 1880-х гг. по 1895 г. Из писем Толстого к нему сохранилось только настоящее письмо.

Ответ на письмо Лазарева от 11 мая 1894 г.

* 144. И. М. Трегубову.

1894 г. Мая 24--25. Я. П.

Заезжайте, когда поедете к своим. Очень рад буду вас видеть.

Л. Т.

На открытке: Москва у Девич. Поля Трубный пер. Д. Нюнина И. М. Трегубову.

 

Датируется на основании почтового штемпеля отправления: "Москва 25 мая 1894 г.".

* 145. Ф. А. Желтову.

1894 г. Конец мая, после 23-го. Я. П.

Федор Алексеевич.

Получил ваше третье письмо и не скрою от вас, что содержание его мне не понравилось. Простите меня, но всё то нехристианское устройство нашей жизни, после 1800 лет исповедания Христа и после всех чувствительных рассуждений и проповеди о любви на тему 13 Кор[инфянам], (1) происходит от того, что вы делаете в вашем письме. Любовь без дел мертва. Мы так забыли это, так загромоздили свою жизнь нелюбовными, зверскими, дьявольскими учреждениями, что любовь задушена в зародыше и ей проявляться негде и невозможно ни в чем, кроме как в подаче левой рукой гривенника, когда мы правой рукой сдираем сотни и тысячи, или в сантиментальной любви к своей семье, своей жене, своим матерям, отцам, детям. И вот, как только проявится требование не то что разрушить, а только не содействовать этим учреждениям, исключающим возможность проявления любви, так тотчас же раздаются голоса, указывающие на то, что дело не в учреждениях, а в любви. Да какая же может быть любовь у палача, у солдата, у землевладельца, у купца, у продажного священника, врача, адвоката? Так что первое проявление любви в нашем обществе неизбежно столкнется с учреждениями -- не то, что станет разрушать их, а перестанет участвовать в них. И потом хорошо доказывать то, что сущность всего дела в любви, а не в учреждениях, тому, кто думает так, как революционеры, а не мне, кот[орый], до скуки повторяя всё одно и то же, борется с этими взглядами, утверждая всё одно и одно: ищите цар[ства] б[ожия] и правды его. Ц(арство] б[ожие] внутри вас, а остальное приложится вам.

А между тем, если уже делать сравнение, то из двух людей: атеиста и нехристя, кот[орый], жертвуя собой, борется с теми учреждениями, кот[орые] он считает гибельными для людей -- своих братьев, и номинального христианина, к[оторый], как англ[ийские] пасторы да и мн[огие] др[угие], читает проповеди на 13 Кор[инфянам], а обходит осторожно учреждения, к[оторые] ему выгодны и к[оторыми] он живет, несмотря на то, что они гибельны для его братьев: -- из этих двух я все-таки предпочитаю первого, хотя и не согласен с ним. -- Ученик Христов так же, как учитель, ищет ц[арства] б[ожия] и правды его и в искании этом так же, как и учитель, столкнется, неизбежно столкнется с учреждениями нехристианскими. Если же он не сталкивается, то что-нибудь да не то. Меня гнали и вас будут гнать. Вот что я думаю о вашем письме. Помогай вам бог быть в любви и истине.

Л. Толстой.

 

Датируется предположительно концом мая, полагая, что письмо написано вскоре после предыдущего письма к Желтову от 23 мая.

Ответ Ф. А. Желтову на письмо от 12 мая 1894 г. (штемпель получения: "Москва, 18 мая 1894 г.").

(1) Глава XIII Первого послания апостола Павла к коринфянам.

* 146. Н. Н. Ге (сыну).

1894 г. Июня 1. Я. П.

За вами письмо, (1) милый друг Количка, а все-таки пишу вам, пишу, п[отому] ч[то] Евг(ений] Иван[ович] рассказал про вас такое, чему не хочется верить. (2) Сущность его рассказов та, что вы говорите, что всё скверно, что ваши последние 8 лет ничего не дали вам, и что христианство есть хотя и наилучший выход из той ловушки, в к[оторую] нас здесь поймал кто-то, но оно все-таки не удовлетворяет. Многое хотелось бы сказать на всё это, но не знаю, до какой степени это верно передано. Скажу только два замечания, которые из меня просятся. Первое то, что все мои большие и малые ошибки, грехи в жизни происходят -- я уверен, что и у всех тоже -- от того, что я не выдерживал, от того, что вынимал удочку в то самое время, когда на червяка нацеливалась самая необыкновенная добыча. "Претерпевый до конца спасен будет". Но когда же конец? Никогда. Это одно, а второе, связанное с этим замечание, то, что вы говорите: христианство наилучший, хотя и плохой выход. Но христианство ли то, что вы называете христианством? Христианство для меня в самом сжатом выражении ведь то, чтобы цель своей жизни перенести из себя в бога, в служение ему. Если это так, то каким же образом ваша жизнь не была осуществлением этой цели -- служения богу? По-моему она была, вы другого не могли сделать. А то, что вам не видно, как это ваша жизнь послужила богу, то никогда никакой Моисей не вошел в обетованную землю. В том и дело, в том и христианство, чтобы верить в свое посланничество. Ну, да это я говорю наобум. Боюсь, что au fond (3) всего этого у вас есть личное горе. Если так, поделитесь. Люблю вас всегда всё больше и больше. Третьего дни были с Чертковым у Булыгина, (4) [оторый] сидит в Крапивно в тюрьме -- на 2 недели -- за тказ представить своих лошадей для воинской повинности.

Он удивительно тверд и радостен. Завтра хочу опять ехать к нему. (5) Слушали ли вы, что Кудрявцева Николаевского (6) посадили тоже в тюрьму? Только то знаю, что приехали жандармы, опечатали его дом и его увезли.

Привет отцу, жене, (7) Рубанам. Как здоровье Зои Григорьевны? (8) Что ваши ребята?

Л. Толстой.

На конверте: Курско-Киевская жел. дор. Ст. Плиски. Николаю Николаевичу Ге (младшему).

 

На основании слов в тексте: "Третьего дни были с Чертковым у Булыгина", совпадающих с такими же словами в письме к И. Б. Фаинерману от 1 июня 1894 г., датируем письмо тем же числом.

(1) См. письмо N 122, на которое Н. Н. Ге не ответил.

(2) Евгений Иванович Попов проездом из Харьковской губ. Заезжал на хутор Ге, откуда 11 мая писал Толстому о разочаровании Н. Н. Ге в "толстовщине" и вызванной этим его душевной драме.

(3) [на дне, в глубине]

(4) Михаил Васильевич Булыгин, см. письмо N 122.

(5) По-видимому, Толстой осуществил свое намерение несколько позднее. См. Дневник от 13 июня (т. 52).

(6) Дмитрий Ростиславович Кудрявцев (ум. 1906), помещик Николаевского уезда Херсонской губ., занимавшийся воспроизведением на гектографе нелегальных сочинений Толстого. См. т. 65, стр. 246--247.

(7) Агафья Игнатьевна (1856--1903), крестьянка, гражданская жена Николая Николаевича Ге.

(8) Зоя Григорьевна Рубан-Щуровская.

Н. Н. Ге отвечал Толстому письмом от 12 июня. См. прим. к письму N. 162.

 

Ф. Б. Гецу.

1894 г. Июня 1. Я. П.

Любезный и уважаемый г-н Гец.

Очень рад случаю, напомнившему мне мою обязанность сердечно благодарить вас за ваше любезное содействие мне по переводу письма о Г. Дж[ордже]. (1)

Очень бы желал быть вам чем-нибудь полезным и потому очень рад тому, что письма мои могут вам пригодиться. Печатайте их где и как хотите. Жалею только о том, что не могу более сильно и внушительно выразить мое отвращение к приемам, употребляемым русским правительством по отношению к евреям, и мое недоумевающее удивление перед той глупостью и нецелесообразностью приемов, отставших на несколько веков от своего времени.

С совершенным уважением

Лев Толстой.

1 июня 1894.

 

Печатается по машинописной копии. Впервые опубликовано в журнале "Летопись" 1916, 3, стр. 222. Дата копии.

Файвель Меер Бенцелович Гец (р. 1853) -- публицист и педагог. См. т. 65, стр. 99.

Ответ на письмо Геца от 18 мая 1894 г. (Вильно), в котором он просит у Толстого разрешения напечатать в немецком переводе свои письма к нему и к В. С. Соловьеву в подготовляемом им издании немецкого перевода статьи В. С. Соловьева "Талмуд и новейшая полемическая литература о нем". Издание это, невидимому, не состоялось.

(1) См. письмо N 106.

* 148. II. Б. Файнерману.

1894 г. Июня 1. Я. П.

Получил от вас известие, Исаак Борисович, через В[еселитск]ую, (1) которая рассказывала (2) про вашу деятельность и угрожающие ей опасности. Она полюбила вас, чему я был очень рад. Она -- хороший, движущийся к свету, живой человек.-- Помешают или не помешают вам, -- хороши то, что вы успели сделать. Как и в наше время, только в более расширенном смысле, верно то, что ученикам Христа надо идти в другое место, когда их выгонят в одном. Так и делается и делалось. И не может не делаться, потому что другого делать нечего. (3) Третьего дня были мы с Чертковым в Крапивне, у Булыгина, который там сидит в тюрьме за отказ представить лошадей на воинскую повинность. Он в самом твердом и радостном духе н спокойно и невольно проповедует в тюрьме. Завтра хочу еще съездить к нему.

Слышали вы, что Кудрявцев взят жандармами и где-то сидит?

Мне тяжело быть на воле.

Впрочем, не надо напрашиваться, так же, как и отказываться.

Поклонитесь Ан[не] Львовне (4) и всем нашим друзьям.

Лев Толстой.

 

Печатается по машинописной копии. Впервые опубликовано (с пропуском) в книге И. Тенеромо "Воспоминания о Л. Н. Толстом и его письма), изд. редакции журнала "Образование", Спб. 1905, стр. 182. Дата копии, совпадающая с датой публикации.

(1) О Лидии Ивановне Веселитской (литературный псевдоним "В. Микулич") см. письмо N 180. Свое посещение Ясной Поляны в конце мая 1894г., проездом из Полтавы от Файнермана, Веселитская описала в книге: "Встречи с писателями", Изд-во писателей в Ленинграде, 1929, стр. 09--72.

(2) Слова: которая рассказывала кончая: я был очень рад выпущены в опубликованном тексте.

(3) В своем письме Файнерман писал о преследовании Д. Р. Кудрявцева и др. со стороны жандармов. Об аресте Кудрявцева см. письмо N. 146.

(4) Анна Львовна--жена И. Е. Файнермана.

П. Н. Ге.

1894 г. Июня 4. Я. П.

(1) Не можем (2) привыкнуть к нашему несчастью, потеря огромная для всех, особенно для тех, которые как (3) мы избалованы были его любовью. Как, отчего.

Толстые. (4)

 

Печатается по бланку телеграммы. Впервые опубликовано в "Летописях", 2, стр. 172. Датируется датой подачи телеграммы со ст. Козловка-Засека.

Ответ на несохранившуюся телеграмму П. Н. Ге из Нежина, извещавшую о смерти отца в ночь на 2 июня.

Петр Николаевич Ге (1858--1918?) -- архитектор, младший сын художника.

(1) В черновом автографе зачеркнуто: Потеря ужасная для всех. Мы кроме того теряем самого лучшего друга.

(2) В черновике: Не могу

(3) В черновике зачеркнуто: вы и

(4) В черновике: Толстой.

* 150. Н. Н. Страхову.

1894 г. Июня 4...6. Я. П.

Давно не получал от вас писем, (1) Николай Николаевич, и только что хотел писать вам, как получил ваше письмо с обрадовавшим всех нас известием, что вы приезжаете к нам.

Приезжайте поскорее. Соф[ья] Андр[еевна] берегла и готовила для вас ваше обычное помещение. У нас всё не по-старому. Тат[ьяны] Андр[еевны]а нет, да и так много перемен, хотя незаметных и, на мой взгляд, всё хороших. В тот же вечер, как получил ваше письмо, получил ужасно поразившее всех нас известие о смерти моего бесценного друга Н. Н. Ге. Это был очень большой человек, наивный и "детик", как все гениальные люди. Надеюсь, что его смерть откроет толпе глаза на значение того, что она потеряла в его лице. Мне же он дорог, как любящий, всегда милый друг. Я до сих пор ничего не знаю, кроме того, что сказано в телеграмме: сегодня ночью скончался отец Ге. Телеграмма из Нежина, где жил его младший сын Петр. Приезжайте поскорее. Радуюсь очень нашему свиданью.

Л. Толстой.

 

Дата определяется содержанием.

Ответ на письмо Н. Н. Страхова от 27 мая, полученное Толстым 2 июня, в котором Страхов извещал о своем предполагаемом выезде в Ясную Поляну, "не раньше 8 июня". Страхов приехал 10 июня и пробыл в Ясной Поляне до 5 августа.

(1) Последнее письмо Страхова было датировано 20 марта.

(2) Т. А. Кузминской.

* 151. О. Н. Половникову.

1894 г. Июня 7. Я. П.

Милостивый Государь, Осип Никанорович,

Я просмотрел вашу брошюру и приложенную записку (1) и нахожу, что введение вашей скорописи было бы очень полезно, но посоветовать, как поступить для введения ее в употребление, до сих пор ничего не могу. На днях я увижу одного члена ученого Комитета (2) и поговорю с ним об этом. Желаю вам успеха и постараюсь содействовать ему.

С совершенным уважением

Лев Толстой.

 

Печатается по машинописной копии. Дату копии: "7 июня" дополняем годом на основании письма адресата.

Осип Никанорович Половников -- служащий г. Балахты Енисейской губ. В письме от 29 апреля 1894 г. писал Толстому, что изобрел новую упрощенную азбуку. С письмом прислал Толстому два экземпляра изданной им брошюры: "Новая русская скоропись", Спб. 1888, спрашивал о ней мнение Толстого; сообщал, что эта брошюра была им представлена министру народного просвещения, но Ученый комитет министерства ее отверг.

(1) В том же конверте Половников прислал для образца второй экземпляр своего письма к Толстому, написанный им по своей новой азбуке скорописью и сокращающей, по его мнению, механический письменный труд приблизительно на 40 процентов.

(2) Толстой имеет в виду Н. Н. Страхова.

Н. В. Давыдову.

1894 г. Июня 11. Я. П.

Дорогой Николай Васильевич,

Податель этого, очень симпатичный, правдивый молодой человек, в нужде, просит места. (1) Знаю, что вы с вашей добротой осаждены такими просьбами, но этот юноша мне кажется особенно жалок, и особенно желательно помочь ему. Сделайте, что можете.

Очень рад был вашему обещанию Леве приехать к нам. Мы многого не договорили. До свидания.

Ваш Л. Толстой.

 

Хоть бы на время его как-нибудь пристроить. (2) А я буду с своей стороны искать ему работу или места.

 

Впервые опубликовано Н. В. Давыдовым в сборнике "Толстой. Памятники творчества и жизни", 2, М. 1920, стр. 39--40. Год определяется содержанием. Ввиду того, что письмо было послано с "подателем" (А. А. Евдокимовым), получившим его от Толстого 11 июня (см. прим. к письму N. 117) датируем письмо этим же числом.

Николай Васильевич Давыдов (1848--1920)--судебный деятель, близкий знакомый Толстого. В 1894 г. Давыдов был назначен председателем Тульского окружного суда.

(1) Алексей Андреевич Евдокимов. См. письмо .V 117.

(2) В примечании к опубликованному им письму Давыдов напасал: "Этому молодому человеку мне удалось дать занятия в канцелярии прокурора: оказался вполне работоспособным и в течение долгого времени ставался на занятом посту".

 

 

* 153. Д. А. Хилкову.

1894 г. Июня 11. Я. П.

Очень рад был получить от вас письмо, Дмитрий Александрович, и рад тому, что вы устроились близко от Тифлиса и с друзьями. Одно нехорошо, что жена ваша еще не приехала к вам. Где она? Верно, у сестры, (1) и что она? Чертков не отчаивается в том, чтобы выручить назад детей. Я же почти не надеюсь. Я думаю, придется дожидаться того, когда они сами вернутся. (Книги высылаю.) (2) А что вернутся они к вам и матери, это наверное, особенно мальчик, судя по тому, как описывали мне его все знающие его. (3)

Не могу привыкнуть к смерти Ге старшего Н[иколая] Н[иколаевича] (вы, верно, знаете). Подробностей почти никаких не знаю. Только было письмо Колички, (4) что он вернулся домой, сказал, что ему дурно, слез с извозчика, стал задыхаться и умер. Редкая смерть так поражала меня. Уж очень он был жив и очень был хорош, так что доброта его не замечалась, а принималась как что-то самое естественное. И потом мне казалось, что он так много еще может и должен сделать. Очевидно, мы никак не поймем, что человеку нужно и должно сделать, и полагаем, что нужно, чего вовсе не нужно, и, главное, не видим, зачем и когда нужно умереть. Вы, верно, также очень любили, любите его. Он очень любил и любит вас. От Колички нынче получил письмо, что он присылает к нам все его картины. (5) Были вы у него? Нет, кажется. Картины на меня мало действуют, но его распятие нынешнего года удивительная картина. В первый раз все увидали, что распятие -- казнь и ужасная казнь. В другой раз напишу больше. Нынче некогда. Пишите, пожалуйста.

Л. Толстой.

 

Забыл написать, что хотел, про Булыгина. Вы, верно, знаете про него по слухам. Он теперь сидит в тюрьме, куда посажен за отказ представить лошадей для воинской повинности. Он объяснил свой отказ христианским исповеданием, и его за это приговорили в тюрьму на (2) недели. У него еще 3 дела, за отказ объявить свое местожительство, как офицера запаса, и еще за оскорбление суда. Я вам непременно пришлю копию с этого прошения, за которое его обвиняют. Он замечательно твердый и цельный человек. Я был у него в тюрьме. Он очень весел и бодр. Жена напекла ему пирожков и т. п. Он отослал назад и взял только то, что может разделить с товарищами по тюрьме.

С заключенными сошелся и поучительно беседует.

 

Отрывок впервые опубликован в Б, III, стр. 235--236. Дата копии, написанной рукою М. А. Шмидт.

(1) Елизаветы Владимировны Джунковской, жившей с мужем в Тифлисе.

(2) См. о них в прим. к письму N 136.

(3) Дети Хилковых, отнятые у матери по распоряжению правительства, несмотря на все хлопоты, предпринятые различными лицами, не были возвращены родителям. Они жили у своей бабушки в Петербурге, где получили воспитание и образование.

(4) Письмо от П. Н. Ге-сына от 2 июня 1894 г.

(5) В Ясную Поливу были доставлены две картины Ге: "Суд" и "Распятие", которые временно стояли в мастерской Т. Л. Толстой, а потом были отправлены в Москву к П. М. Третьякову.

* 154. И. И. Горбунову-Посадову.

1894 г. Июня 12. Я. П.

12 июня 1894 г.

Спасибо вам, Ив[ан] Ив[анович], за оба письма ваши. От смерти нашего друга (1) не могу опомниться, не могу привыкнуть. Какая удивительная таинственная связь между смертью и любовью. Смерть как будто обнажает любовь, снимает то, что скрывало ее, и всегда огорчаешься, жалеешь, удивляешься, как мог так мало любить или, скорее, проявлять ту любовь, которая связывала меня с умершим. И когда его нет, того, кто умер, чувствуешь всю силу связывающей тебя с ним любви. Усиливается, удесятеряется проницательность любви, видишь всё то, достойное любви, чего не видал прежде или не видел, но как-то совестился высказывать, как будто это хорошее было уже что-то излишнее. Это был удивительный, чистый, нежный, гениальный старый ребенок, весь по края полный любовью ко всеми и ко всему, как те дети, подобно которым нам надо быть, чтобы вступить в ц[арство] н[ебесное]. Детская сила была у него и досада и обида на людей, не любивших его и его дело, а его дело было всегда не его, а божие, и детская благодарность и радость тем, кто ценили его и его дело.

Он, которому должен был поклоняться весь христианский мир, был вполне счастлив и сиял, если труды его оценивались гимназистом и курсисткой. Как много было людей, которые прямо не верили ему только потому, что он был слишком ясен, прост и любовен со всеми. Люди так испорчены, что им казалось, что за его добротой и лаской было что-то, а за ней ничего не было, кроме бога-любви, которая жила в его сердце. А мы так плохи часто, что нам совестно, неловко видеть этого бога любви, он обличает нас, и мы отворачиваемся от него. Я говорю не про кого-нибудь, а про себя. Ну зато теперь больше люблю. И он не ушел от меня. Знаю, где найти его. В боге. Поднимает такая смерть, такая жизнь. От Петруши, его сына, было длинное письмо, описывающее его последние дни и смерть. Он только что готовился работать и был в полном обладании своих духовных сил, был весел, приехал домой, вышел из экипажа, ахнул несколько раз и помер... Хорошо вы мне пишете про мою работу. Вы так хорошо определяете то, что нужно делать. Да до сих пор не делается. Кажется, что эта работа сверх моих сил. (2) Впрочем, не могу судить, так как последнее время не совсем здоров и слаб.

Прощайте пока. Поклон вашим семейным. Е. И. (3) я пишу нынче же.

Л. Т.

 

Печатается по машинописной копии. Впервые опубликовано (почти полностью) П. И. Бирюковым--Б, III, изд. Ладыжникопа, Берлин, 1921, стр. 385 -- 186, с датой 14 июня 1894 г. Дата копии.

Иван Иванович Горбунов-Посадов (1864--1940) -- в то время ближайший помощник Бирюкова по издательству "Посредник". См. т. 50, стр. 254.

Ответ па два письма И. И. Горбунова-Посадова от 27 мая и от 5 июня 1894 г.

(1) Николая Николаевича Ге.

(2) Новая начатая Толстым работа над изложением своей веры ("Катехизис").

(3) Евгению Ивановичу Попову.

* 155. Е. И. Попову.

1894 г. Июня 12. Я. П.

Я только хотел прибавить к тому, что пишет Ч[ертков], (1) что в этом деле надо иметь в виду преимущественно ее -- вашу жену, -- что для нее важнее, чем для вас, ваш поступок не по сущности, а по последствиям. (2) Главное, что если бы для этого -- для поступка, могущего причинить вред ближнему, нужно бы было совершить безразличный поступок, а то поступок-то -- обещаться подписать всё, что она вздумает,-- не хороший. Может быть, то, что она пришлет, подписать можно, тогда прекрасно. От души очень желаю вам освобождения, но не через грех, который не освобождает, а связывает.

 

Печатается по копии, написанной рукой В. Г. Черткова. Письмо представляет собой приписку к письму В. Г. Черткова к Е. И. Попову. Датируется на основании последующего письма к Попову от 12 июня 1894 г., написанного Толстым в тот же день.

Ответ Е. И. Попову на письмо его от 9 июня 1894 г.

(1) Письмо В. Г. Черткова к Е. И. Попову было взято жандармами при обыске у Попова в Москве 18 июня и пропало.

(2) Речь идет об отношении Е. И. Попова к своей жене, обратившейся к нему с просьбой дать согласие на оформление развода.

* 156. Е. И. Попову.

1894 г. Июня 12. Я. П.

12 июня 1894 г.

Приписал нынче несколько слов к письму Черткова о требованиях вашей жены, прибавить к ним ничего не могу. Если бы у вас было желание удержать ее, воспользоваться своим правом, тогда бы вам было трудно отказать ей, -- но так как этого нет, то вам нечего бояться. Пусть только она не требует от вас дурного. Она должна бы понимать это. Я удивлялся всегда и теперь удивляюсь на ее ужасный тон относительно вас. И очень сочувствую вам, и если могу советовать, то советую только одно: не поддаваться тем чувствам раздражения или желания освобождения во что бы то ни стало, которые должен вызывать в вас этот тон. Не решайте дела под влиянием чувства, а тогда, когда почувствуете себя свободным. Вы говорите, что если бы это было накануне смерти, вы бы не отказали ей. Разумеется, никто не откажет просящему накануне смерти, если просьба эта относится только до просящего. Но если меня накануне смерти попросят о чем-либо, касающемся меня, например, попросят причаститься, я наверное откажу. --

Спасибо за последнюю тетрадь Лаотзи. Я прочел, и многое очень понравилось. Сил мало, я слаб, и что-то не работается. И моя работа "Катехизис" стала. Спасибо и за письмо Кондратьева. (1) Вот вам письмо Фейнермана. (2)

Прощайте, думайте и решайте с богом, тогда всё хорошо будет, т. е. не с Чертковым и со мной, а с богом.

Л. Т.

 

Печатается по машинописной копии. Автограф взят жандармами во время обыска у Попова в Москве 18 июня 1894 г. Дата копии.

(1) О Василии Кондратьеве см. прим. к письму N 38. Попов послал Толстому письмо Кондратьева к И. М. Трегубову от 24 мая 1894 г. с подробностями обыска у Д. Р. Кудрявцева.

(2) Письмо И. Б. Файнермана от мая 1894 г. с известном об аресте Д. Р. Кудрявцева (см. письмо N.146, прим. 6).

В. В. Стасову.

1894 г. Июня 12. Я. П.

Владимир Васильевич,







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.93.75.242 (0.049 с.)