ТОП 10:

Бернгарду Эйлеиштейну (Bernhard Eulenstein).



1894 г. Апреля 27. Москва.

Милостивый государь,

В ответ на письмо ваше от 23 марта (1) с особенным удовольствием слешу сообщить вам следующее:

Я знаю Генри Джорджа (2) со времени появления его "Social Problems". (3) Я прочел их и был поражен верностью его основной мысли и исключительной, не имеющей себе подобной в ученой литературе ясностью, популярностью и силой изложения и, в особенности, тем, тоже исключительным в ученой литературе, христианским духом, которым проникнута вся книга. Прочтя эту книгу, я возвратился назад по времени и прочел "Progress and Poverty", (4) и еще более оценил значение деятельности Генрн Джорджа.

Вы спрашиваете моего мнения о деятельности Генри Джорджа и его системе единой подати. Мнение мое на этот счет следующее: человечество постоянно движется вперед в смысле уяснения своего сознания и установления форм жизни, соответственных этому изменяемому сознанию. И потому в каждый период жизни человечества происходит, с одной стороны, процесс уяснения сознания и, с другой стороны, осуществления в жизни того, что уяснено сознанием.

В конце прошлого столетия и в начале нынешнего происходил в христианском человечестве процесс уяснения сознания относительно рабочего сословия, находившегося в различных видах рабства, и процесс установления соответственных выясненному сознанию новых форм жизни: уничтожения рабства и замены его свободным наемным трудом; в настоящее время происходит (5) процесс уяснения сознания людей по отношению пользования землею, и скоро должен наступить, как мне кажется, процесс осуществления этого сознания в жизни.

И в этом-то процессе, как уяснения сознания по отношению пользования землею, так [и] по отношению осуществления этого сознания, составляющем главную задачу нашего времени, передовым человеком, руководителем движения был и есть Генри Джордж. В этом его огромное и первостепенное значение. Он содействовал своими прекрасными книгами и уяснению сознания людей относительно этого вопроса и постановке его на практическую почву. (6)

Но при уничтожении возмутительного права собственности на землю повторяется совершенно то же, что на нашей памяти происходило с уничтожением рабства. Правительство и правящие классы, зная, (7) что с земельным вопросом связано их выгодное и преобладающее, положение в общество, правительство и правящие классы, делая вид, что они озабочены благом народа, учреждая кассы рабочих, инспекции, подоходные налоги, даже 8-часовой рабочий день, старательно игнорируют вопрос земельный и даже с помощью своей покладистой, доказывающей всё, что им нужно, науки, утверждают, что земельная экспроприация бесполезна, вредна, невозможна. Совершается вполне то же самое, что было с рабством. Люди начала нынешнего столетия и конца прошлого уже давно чувствовали, что рабство есть ужасный, возмущающий душу анахронизм; но quasi-религия и наука доказывали, что в рабстве нет ничего дурного, что оно необходимо, или по крайней мере то, что его уничтожать еще преждевременно. Теперь то же самое совершается по отношению земельной собственности. Точно так же

quasi -религия и quasi-наука доказывают, что в земельной собственности нет ничего дурного и нет никакой надобности уничтожать ее.

Казалось бы, должно бы быть ясно каждому образованному человеку нашего времени, что исключительное право на землю людей, не работающих на ней и лишающих доступа к ней сотни и тысячи бедствующих семей, есть дело прямо столь же злое и подлое, как обладание рабами, а между -тем мы видим quasi-образованных, утонченных аристократов, английских, австрийских, прусских, русских, пользующихся этим жестоким и подлым правом, не только не стыдящихся, но гордящихся этим. Религия благословляет такое обладание и наука политико-экономическая (8) доказывает, что это так и должно быть для наибольшего блага людей. Заслуга Генри Джорджа в том, что он (9) не только разбил все те софизмы, (10) которыми религия и наука оправдывают земельную собственность, довел вопрос до последней степени ясности, при которой не признать незаконности владения землей нельзя иначе, как заткнув себе уши, но и в том, что первый дал указание на возможность разрешения этого вопроса. Он первый дал ясный и прямой ответ на те обычные отговорки, которые употребляются врагами всякого прогресса и состоящие в том, что требования прогресса суть мечты, непрактические, неприложимые.

Проект Генри Джорджа уничтожает эту отговорку, ставя вопрос так, что завтра же могут быть собраны комитеты для рассмотрения и обсуждения проекта и преобразования его в закон. В России, например, обсуждение вопроса выкупа земли, или отобрания ее бесплатно для национализации ее, может быть начато завтра, и точно так же, с различными перипетиями, решено так же, как был разрешен 33 года тому назад вопрос освобождении крестьян. Людям разъяснена необходимость изменения положения и показана возможность этого (могут быть и изменения, поправки в системе single tax, но основная мысль исполнима), и потому они не могут не сделать того, чего требует их разум. Нужно только, чтобы мысль эта стала общественным мнением, и а чтобы она стала общественным мнением, нужно распространять и уяснять ее, то самое, что вы и делаете и в чем я всей душой сочувствую вам и желаю успеха.

Лев Толстой.

Апрель 1894 г.

 

Письмо сохранилось в трех последовательных редакциях: 1) черновик рукою Толстого, без окончания письма; 2) копия с черновика, сделанная рукою М. Л. Толстой, с многочисленными поправками и вставками рукою Толстого; 3) копия с этой копии рукою И. М. Трегубова, с датой: "(Апрель 1894)" и с многочисленными поправками и вставками Толстого. Печатаем по этой копии, послужившей оригиналом для английского перевода, напечатанного Э. Кросби в "The Sterling library" 1894, N 28 от 8 октября н. ст., Нью-Йорк, с датой: "Moscow. April 27, 1894". Местонахождение немецкого подлинника (в переводе М. Геца, см. письмо N 147) неизвестно. Опубликовано впервые на русском языке под заглавием "О взглядах Генри Джорджа на земельную собственность" в издании М. К. Элпидина. Л. Н. Толстой, "Ненапечатанное заключение к последнему отчету о помощи голодающим", Женева, 1895, стр. 10--14.

Бернгард Эйленштейн--немецкий последователь Генри Джорджа, автор книг, посвященных его системе единого налога на землю.

 

(1) Письмо Эйленштейна, на которое, отвечает Толстой, не сохранилось.

(2) Генри Джордж (1839--1897) -- американский экономист и публицист, автор теории решения общественных противоречий установлением "единого налога" с ценности земли.

(3) "Social problems", Лондон, 1884--"Общественные задачи", пер. С. Д. Николаева, изд. "Посредник", М. 1907. См, статью Толстого-"Единственное средство", т. 35.

(4) "Progress and Poverty. An inquiry into the cause of industrial depressions and of increase of want with increase of wealth. The remedy", Лондон, 1885. В русском переводе: "Прогресс и бедность. Исследование причины промышленных застоев и бедности, растущей вместе с ростом богатства. Средство избавления", пер. С. Д. Николаева, над. Пантелеева, Спб. 1896.

(5) Зачеркнуто в 3-й ред.: захватывая всё большее и большее количество людей.

(6) Зачеркнуто во 2-й ред: Я не сторонник государственного насилия и полагаю, что государственная форма есть форма отжившая и долженствующая в скором времени уступить место другому устройству жизни; но нельзя отрицать того, что, пока существует государственное насилие, меры, принимаемые им, менее согласны с движением человечества, и что потому желательны такие меры, которые содействуют осуществлению форм, соответствующих настоящему сознанию человечества; и потому желательны меры, которые бы поощряли разрешение земельного вопроса в том смысле, о котором, очевидно, требует его самая простая справедливость.

(7) Зачеркнуто в 3-й ред.: в глубине души, что в земельном вопросе заключается разрешение всех социальных вопросов и потому разрушение всех их привилегий.

(8) Зачеркнуто в 3-й ред: поставляет им для этого готовые софизмы.

(9) Зачеркнуто в 3-й ред.: как знаменитые борцы за свободу в Америке, Англии и России -- Чанинг, Гаррисон, Вильберфорс, наши декабристы,

(10) Зачеркнуто в 3-й ред.: которые выставляют в защиту земельной собственности, и защитники ее уже не спорят, а только стараются замалчивать его,

(11) Зачеркнуто в 3-й ред.: и вы делаете это, и я тоже делаю это -- считаю это своей священной обязанностью.

 

Н. Я. Гроту.

1894 г. Апреля 28. Москва.

Очень рад был получить ваше доброе письмо, дорогой Николай Яковлевич; я рад был почувствовать, что vous me manquez (1) в Москве, и действительно с самыми хорошими чувствами вспоминал о вас. Как интересно и справедливо всё, что вы пишете об отношении народностей в том краю, где вы живете. Как вы знаете, этот вопрос патриотизма много занимал меня в последнее время. Он, как и все вопросы самые важные, которые] неизбежно требуют от людей известного отношения к ним, представляется как будто старым и давно решенным, а между тем -- есть вопрос самый новый и допускающий самые неожиданные соображения. Так, например, одни люди считают несомненным необходимость признания патриотизма и с презрением относятся ко всем не признающим этого, а между тем доводы против патриотизма до такой степени ясны и очевидны, что их невозможно опровергнуть и можно только обойти умалчиванием и показываньем вида, что в пользу патриотизма существуют всеми признанные, неопровержимые аргументы, а их-то и нет. (2)

Прочел я внимательно ваши лекции о Платоне, (3) на мой взгляд они очень интересны, прямо поучительны для того круга людей, для которых назначаются наши издания. (4) Я по себе проверил это, узнав из них многое, чего не знал, и изложение, как и всегда у вас, очень хорошо. Но есть кое-что, по-моему, для нашей цели излишнее: вступление, общий взгляд на задачи философии вообще и Платона в особенности. Излишни тоже подробности об источниках и критика их и, само собой, некоторые формы обращения к аудитории. Если бы оставить биографию и изложение сущности философии Платона, как она у вас есть, то это вышла бы превосходная книга, за которую не только издатели Посредника, но и все ее будущие читатели будут вам очень благодарны. (5)

Если бы вы сделали это приспособление для издания сами, это было бы лучше всего. Если же нет, то сделают это, разумеется, хуже, чем вы, издатели. Очень радуюсь тем нормальным, дружеским отношениям, которые восстановились между нами.

Дружеский привет Наталье Николаевне. (6) Нынче еду в деревню.

Любящий вас Лев Толстой.

 

Печатается по подлиннику, написанному рукою П. И. Бирюкова, без даты, с собственноручной подписью Л. Толстого. Опубликовано впервые в книге "Н. Я. Грот в очерках, воспоминаниях и письмах", СПб. 1911, стр. 291--292. Датируется на основании письма адресата от 16 апреля 1894 г., на которое Толстой отвечает, и слов текста: "Нынче еду в деревню" -- в Ясную Поляну, куда Толстой выехал 28 апреля.

Николай Яковлевич Грот (1852--1899)--философ-идеалист, профессор, редактор журнала "Вопросы философии и психологии". Об отношении Толстого к Н. Я. Гроту см. "Воспоминания о Гроте" Л. II. Толстого, написанные в 1910 г., т. 38; стр. 421 и 589--590.

(1) [мне вас недостает]

(2) Об отношении Толстого к патриотизму см. предисловие.

(3) Литографированное издание курса лекций о Платоне, прочитанных Н. Я. Гротом в Московском университете осенью 1891 г.

(4) Имеется в виду издание "Посредник".

(5) Книга была издана "Посредником" в 1896 г. под заглавием "Очерк философии Платона" и является сокращенной переработкой упомянутого выше литографированного курса лекций.

(6) Наталья Николаевна, рожд. Лавровская, жена Н. Я. Грота.

* 108. Ф. А. Желтову.

1894 г. Апреля 28. Москва.

29 апреля. Москва 1894 г.

Дорогой Ф[едор] Алексеевич],

С высказанными вами в вашем письме мыслями о воспитании я вполне согласен. Слово есть одно из самых естественных, распространенных и легчайших способов передачи мысли. К сожалению, оно же и самое обманчивое, и потому-то в воспитании, при котором опаснее всего обман, и обман, всегда легко раскрываемый детьми, самым действительным и лучшим и исключающим возможность обмана, часто невольного, средством -- всегда было и будет личный пример жизни воспитателя. Только в этом смысле я и писал в письме, про которое вы говорите, о примере из своей жизни, как главном средстве воспитания. Пример и своя жизнь включает в себя и слово. Пример учит жить и говорить. Слово же не включает в себя примера. Только это я хотел сказать в том письме.

Прощайте, желаю вам всего хорошего.

Любящий вас Лев Толстой.

 

Печатается по подлиннику, написанному П. И. Бирюковым под диктовку Толстого, как это видно из приписки Бирюкова на третьей (чистой) странице письма: "Дорогой Ф. Ал., письмо это я писал под диктовку Льва Николаевича, с которого в это время писал портрет художник Ярошенко. Сегодня Лев Николаевич уехал в Ясную Поляну..." Подпись рукой Толстого. Дату Бирюкова на письме "29 апр. Москва, 1894 г." исправляем на "28 апреля" на основании записи в "Ежедневнике" С. А. Толстой, в котором отъезд Толстого в Ясную Поляну отнесен на 28-е число.

Федор Алексеевич Желтов (р. 1859) -- сын крестьянина-шорника села Богородского Нижегородской губ., молоканин, автор нескольких очерков и рассказов, знаком с Толстым с 1888 г.

Ответ на письмо Желтова от 21 апреля 1894 г.

* 109. В. Н. Мак-Гахан.

1894 г. Апреля 28. Москва.

Очень благодарен вам, многоуважаемая Варвара Николаевна, за чрезвычайно приятное мне принятое вами поручение Генри Джорджа и любезное письмо ваше.

Я только на днях написал в Берлин распространителю идей Г. Джорджа в Германии Эйленштейну письмо о деятельности Генри Джорджа, выражая в нем мое глубокое сочувствие к его личности и работам.

Я очень рад был узнать из вашего письма, что вы будете проездом в вашей и моей родине -- Туле; надеюсь, что, если вам будет время, вы доставите нам удовольствие, заехав к нам в Ясную Поляну. (1)

Если я не ошибаюсь, мне кажется, что мы знакомы, и что видались еще при жизни вашего батюшки. (2)

Из Москвы я уезжаю -- нынче, и потому надеюсь увидаться с вами летом.

С совершенным уважением Л. Т.

 

Печатается по копии, написанной рукою М. А. Шмидт. Датируется на основании слов в тексте: "Из Москвы я уезжаю -- нынче", то есть 28 апреля.

Варвара Николаевна Мак-Гахан (Mac-Gahan, 1850--1904), рожд. Елагина -- замужем за американским журналистом. Сотрудничала в американской печати.

Толстой отвечает на письмо В. Н. Мак-Гахан от 20 апреля 1894 г., в котором она сообщала о полученном ею при отъезде из Нью-Йорка поручении от Генри Джорджа передать Толстому его сочинения и просила известить, когда она сможет лично повидать Толстого.

 

(1) Мак-Гахан была у Толстого в Ясной Поляне 2 августа. См. письмо N 183.

(2) Николай Павлович Елагин (1801--1863), тульский помещик, в 40-х годах товарищ председателя Тульской палаты гражданского суда.

* 110. Н. Л. Озмидову.

1894 г. Апреля 28. Москва.

 

Напрасно вы думаете, что я, или вообще люди несогласны с вашими мыслями относительно трех выражений воли божий. Истинность их всегда пленяла меня. Но дело в том, что для того, чтобы мысли сильно воздействовали на людей, нужно, чтобы они представлялись или в том необработанном первом виде, или выражении, в котором они представляются тому, в душе которого они возникают, или в самом строго и трудолюбиво обработанном виде, до которого мы в состоянии довести их. А этого последнего условия нет в вашем сочинении. И потому мысли ваши действуют на людей, когда вы их просто -излагаете в разговоре, или как в последнем вашем письме, и они ослабляются в той искусственной форме, в которой они изложены в вашем сочинении. Так это по крайней мере для меня. Как вы и знаете, это не мешало и не мешает вам влиять на людей и этим служить богу.

Рукопись ваша, переделка Диккенса, (1) теперь уже, очевидно, затерялась, я не получил ее. Очень жалею об этом, но очень радуюсь тому, что дело ваше с Сувориным (2) устроилось.

Прощайте, дружеский привет вашей дочери (3) и милому Федору Эдуардовичу. (4)

Любящий вас Л. Т.

 

Печатается по копии, написанной рукою М. А. Шмидт. Датируется на основании почтового штемпеля письма адресата: "Москва, 25 апреля.1894" и слов в его ответном письме от 11 мая: "Вот вы диктовали Павлу Ивановичу". Толстой диктовал П. И. Бирюкову 28 апреля.

Николай Лукич Озмидов (1844--1908) -- знакомый Толстого, разделявший его взгляды. См. т. 63, стр. 310--311.

Ответ на письмо Озмидова от 21 апреля 1844 г., в котором он сетует, что никто, в том числе и Толстой, не хочет вникнуть в его статью (ненапечатанную) "Что такое истина?".

(1) В письме от 7 апреля Озмидов сообщал Толстому: "Наконец-то я столковался окончательно с Сувориным и теперь пишу ему вторую часть "Домби и сына". См. в "Списке писем, текст которых неизвестен", N 13.

(2) Алексей Сергеевич Суворин (1834--1912), журналист и издатель.

(3) Ольга Николаевна Озмидова-Спенглер (р. 1865), сотрудница изд-ва "Посредник". См. т. 85, стр. 321.

(4) Федор Эдуардович Спенглер (1860--1908), муж О. Н. Озмидовой. См. т. 85, стр. 29--30.

Г. А. Русанову.

1894 г. Апреля 28. Москва.

Дорогой Гаврило Андреевич,

Всё собирался писать вам, поблагодарить вас за то прекрасное, радостное впечатление, кот[орое] я получил от пребывания у вас. (1) -- И до сих пор не успел, и теперь пишу не своей рукой и не потому, что болен, а пользуюсь временем, с меня пишут портрет, (3) а я диктую Павлу Ивановичу. Не могу не сказать вам то, что говорю всем, когда вспоминаю свое последнее путешествие, что пребывание мое у вас, сближение с Антон[иной] Алекс[еевнои], (3) кот[орую] я в первый раз хорошо узнал, с милыми молодыми людьми, преимущественно с Борей, потом Алешей, остальные двое остались для меня иксами, (4) -- было для меня одним из самых радостных дней моей жизни. Мы нынче едем в деревню с Машей, семейные же остальные остаются в Москве до времени.

Очень жалею, что не довелось повидать вашего старшего и милого Павла Александровича. (5) Прощайте пока, желаю, чтобы у вас всё продолжалось по-прежнему, т. е. шло всё лучше и лучше.

Любящий вас Л. Толстой.

 

Опубликовано впервые в "Вестнике Европы" 1915, 3, стр. 25. Дата определяется содержанием.

Гавриил Андреевич Русанов (1846--1907) -- близкий друг Толстого. См. т. 63, стр. 217.

(1) Толстой был у Русанова в Воронеже 2 апреля проездом с хутора Ржевск от Черткова в Москву.

(2) Портрет этот, написанный художником Николаем Александровичем Ярошенко (1846--1898), находится в настоящее время в Русском музее в Ленинграде. Воспроизводится в настоящем томе.

(3) Антонина Алексеевна (1855--1905), жена Г. А. Русанова.

(4) Борис (р. 1876), Алексей (р. 1879), Андрей (р. 1874), впоследствии врач, профессор Воронежского университета, депутат Верховного Совета СССР, и Николай. (1877--1929) -- сыновья Русановых.

(5) Павла Александровича Буланже, друга семьи. Русановых.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.182.28 (0.015 с.)