ТОП 10:

В. Г. Черткову от 22 сентября.



М. Л. Толстой.

1894 г. Сентября 26. Я П.

Мама дала мне дописать этот листок, но я так много хотел бы сказать и Леве, и Маше и так неспособен этого сказать теперь хорошо, что листок пропадет даром. Я ездил покупать яблони и испытываю, как всегда после практических дел, стыд и неловкость и вместе с тем глупую озабоченность. Работа моя всё двигается, как мне кажется, но не знаю, правда ли; знаю только, что она для души мне была на пользу. В журнале Ив[ана] Ив[ановича] (1) надо открыть отдел "о земельной собственности". У меня есть новые немецкие материалы.

 

Впервые опубликовано в журнале "Современные записки", Париж, 1926, XXVII, стр. 232. Письмо представляет собой приписку к письму С. А. Толстой к Марье Львовне с датой рукой С. А. Толстой: "26 сентября 1894".

(1) Задуманный, по мысли И. И. Горбунова-Посадова, рукописный сборник, выходивший под названием "Архив Л. Н. Толстого" в Москве с 1894 по 1896 г. См. т. 87, стр. 292.

* 236. Е. С. Денисенко.

1894 г. Октября 1. Пирогово.

Прочли мы недавно, милые друзья Леночка и Иван Васильевич, (1) письмо твое, Леночка, к Соне и только узнали о вашей тяжелой болезни И[вана] В(асильевича] и очень огорчились этим. Теперь же, приехав в Пирогово, (2) где не застали Верочку и Варю (они уехали в Оптино к Машеньке сестре), нашли подтверждение в ваших письмах, что болезнь всё продолжается. Всей душой сочувствую вашему горю и надеюсь, что оно пройдет скоро. Я был лет 20 тому назад также тяжело болен ревматизмом, и ничто не помогало, и потом прошло вдруг все, не знаю от чего -- от пиявок ли, кот[орые] тогда поставили к ноге, или от массажа. Я думаю, что массаж самое полезное, главное же, безвредное. Опасаюсь я за внутренние средства, кот[орые] вам дают. Не может это быть не вредно для общего состояния организма, и я бы советовал вам воздерживаться от этих внутренних приемов. -- Еще думаю я, что всякая болезнь имеет свое течение и что надо терпеливо переносить, терпеливо ожидать, стараясь от нетерпения не повредить себе. Очень трудно это, но все-таки, я думаю, легче переносить всякое горе и всякое страдание, когда принимаешь его, как должное и нужное. Помогай вам бог, милые друзья. Надеюсь, что ты, Леночка, будешь извещать нас и дашь нам хорошие известия.

Целую вас.

Л. Толстой.

Датируется согласно пометке на автографе рукой адресата: "1 октября 94", подтверждаемой содержанием.

Елена Сергеевна Денисенко (1863--1940) -- племянница Толстого, дочь Марьи Николаевны Толстой.

(1) Иван Васильевич Денисенко (1851--1916), муж Е. С. Толстой, в 1894 г. занимал должность председателя Воронежского окружного суда.

(2) Толстой поехал в Пирогово вместе с Т. Л. Толстой 1 октября и пробыл там два дня.

М. Л. Толстой.

1894 г. Октября 3. Я. П.

Вчера послал тебе письмо, (1) нынче только о ноге. (2) Как бы Таня тебя не пугала. Pas pour cette fois. (3) Целую вас. У нас всё очень хорошо.

Впервые опубликовано в журнале "Современные записки". Париж, 1926, XXVII, стр. 233.

(1) Письмо это неизвестно.

(2) Во время возвращения из Пирогова верхом в Ясную Поляну Толстой сильно ушиб ногу и по возвращении домой чувствовал себя не совсем здоровым.

(3) (Не на этот раз.]

* 238. И. М. Трегубову.

1894 г. Октября3. Я. П.

Мне очень жаль, Иван Михайлович, что я до сих пор оставил ваше письмо без ответа, тогда как хотел отвечать тотчас же по получении его. Дело в том, что я получил его перед самым отъездом к брату, где пробыл два дня и оттуда приехал не совсем здоровый, так что пропустил вчерашнюю почту. Не думайте, чтобы ваши страдания были чужды мне: я их переживал и переживаю и потому всей душой сочувствую вам и желал бы помочь вам так же, как желал бы помочь себе. Но в таких делах, в наших падениях, совершенно противных нашему сознанию, когда точно перевертывается на минуту человек вверх дном, и то, что властвует и должно властвовать и должно быть наверху -- духовное разумное -- вдруг спускается куда-то вниз, исчезает и подпадает под власть телесного, животного, бессмысленного, которое поднимается вверх и властвует, в таких делах помочь нельзя: это последствие предшествующих грехов, которые должны иметь свое наказание. Это вроде того, что если я въехал в рытвину и меня толкнуло передней осью, то нечего удивляться, что толкнет задней, и избавиться от этого толчка нельзя; надо его переносить и не заезжать вперед в рытвины; или как то, что у меня родится полынь вместе с хлебом от того, что плохо вспахал. Делать больше нечего, как ожидать спелости и хлеба и полыни и жать, потом отбирать, а главное, вперед учиться не делать огрехов. Я хочу сказать этим, что не надо отчаиваться и от того, что уродилась полынь, перестать пахать, а надо, напротив, пожиная полынь, сеять следующий посев такой, в котором бы не было полыни. -- Многие грехи наши, особенно когда уже мы давно перестали делать то, что их производило, и живем, ждем плодов добрых от более доброй жизни, когда эти грехи проявляются в нас своими последствиями, удивляют, ужасают нас; так это бывало много раз со мной; но не надо ужасаться, это только значит то, что ты не расчелся еще с грехом, и, как в пушкинском "Выстреле", грех требует от тебя расчета, тогда как ты думал, что ушел от него. Это карма в этой жизни. (1) Факт греха ведь не грех, самый грех это то душевное состояние, которое его вызывало. В вашем случае это признание того, что телесное наслаждение, известное телесное наслаждение есть благо и что можно поставить его себе целью жизни. Самый же грех есть только неизбежное последствие этого ложного душевного состояния. -- Избегайте греха теперь, устраняйте всё то, что нарушает настоящее христианское, любовное, служебное состояние души, вызывайте в себе сознание того, кто вы и зачем вы живете здесь, и вы пожнете плоды этого в будущем; последствия же прежнего греховного состояния все реже и реже будут проявляться; может быть, уже и кончились.

Вот всё, что могу сказать вам. Говорю же то, что сам для себя думаю и делаю. Хорошо это сказано в статье, которая, кажется, у сына Льва, что у нас три могучие учителя: нужда, болезнь и грех. Грех высший учитель, если только мы понимаем его учение так, как вы понимаете. Как важно одно то смирение, которым он награждает нас. Я знаю это по себе. Ищите царства божия, которое внутри вас, и правды его, а остальное приложится вам, т. е. ищите наивысшего доступного вам душевного состояния (это состояние наибольшей любви), и остальное все будет хорошо, и перенесете легко последствия грехов прошлого, и они всё реже и реже будут повторяться, и не впадете в уныние.

Л. Толстой.

 

На конверте: Москва, Долгий пер. у Девичьего поля, д. Нюнина. Ивану Михайловичу Трегубову.

Датируется на основании почтового штемпеля получения: "Москва, 4 окт. 1894".

Ответ И. М. Трегубову на его письмо от 27 сентября 1894 г.

(1) См. объяснение Толстым этого термина в письме N 282, прим. 1.

* 239. Д. П. Маковицкому.

1894 г. Октября 5. Я. П.

Дорогой Душан Петрович,

Что вы не откликнетесь? Хорошо ли вы доехали домой и прошел ли болеть ваш палец? Я очень рад был тому, что вы были в Костроме и сблизились с нашими друзьями. (1) По их отзывам я вижу, что вы близко сошлись с ними и сошлись на том, что одно прочно соединяет людей, на исповедании одной истины и служении одному делу. Кроме желания вызвать вас на ответ и получить от вас известия о вас, пишу вам еще для того, чтобы спросить вас о том, что вы знаете Eugen Heinrich Schmitt в Будапеште, Festung Herrengasse, 58. Он принадлежит к союзу Religion des Geistes и писал в их журнале очень хорошие статьи. Я в переписке с ним. Если вы ничего не знаете про этот кружок людей, то при случае узнайте, пожалуйста, и сообщите мне. Мне его статьи и письма очень сочувственны. Жду от вас тоже сведений более подробных про назаренов, (2) и не лично я жду этих сведений, а жду статьи об этом, из которой большая публика могла бы узнать про них. От всей души желаю вам всё большего и большего движения на том пути сознания и исполнения истины, на кот[орый] вы вступили, и всё большей и большей радости, кот[орую] дает это движение. Я живу так же, как вы меня видели. Продолжаю свою работу и работаю с радостью и надеждой на то, что работа эта пригодится людям. Семейные мои вам кланяются. Любящий вас

Л. Толстой.

5 октября 1894.

 

Печатается по фотокопии с автографа. Автограф хранится в рукописном отделении Национального музея в Праге. Впервые опубликовано в "Летописях", 2, стр. 175.

Душан Петрович Маковицкий (1866--1921) -- врач, словак из г. Жилина в Венгрии. С декабря 1904 г. до смерти Толстого жил в Ясной Поляне в качестве домашнего врача. Вел дневник "Яснополянские записки"; первые два выпуска за 1904 и 1905 гг. опубликованы в 1922 г. См. т. 52, стр. 364.

(1) Гостивший с 21 августа в Ясной Поляне Д. П. Маковицкий 27 августа проехал к П. И. Бирюкову на его хутор в Костромской губ., чтобы познакомиться с Бирюковым и жившпмп с ним его единомышленниками.

(2) Назарены -- христианская секта, возникшая в Венгрии в середине XIX в. Статью о назаренах Маковицкий закончил в 1896 г. и с письмом от 31 января прислал ее Толстому.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.191.150 (0.006 с.)