ТОП 10:

Методологические уровни рациональности



Рациональность, взятая со своей элементной, операциональной и формальной сторон, выступает как методология, т. е. знание о том, как и чем постигать мир, прояснять неопределенные ситуации. Соответственно мы можем говорить о методологических "уровнях" рациональности, где уровень зависит от степени сложности процедур и результатов в упорядочивании мыслимого содержания. Это уровни:

▬ элементарных "составляющих" нашего мышления, включающие в себя синтетические лингвистические образования, выражающие мыслитель­ные, волевые, эмоциональные и пр. акты нашего "я";

▬ процедур опери­рования этими составляющими, как простых, так и целеорганизованных;

▬ форм организации результатов оперирования, как конечных, так и промежуточных.

Таким образом, мы рассмотрим методологию как совокупность интеллектуальных составляющих, процедур и форм.

► Первый уровень–элементарные составляющие наших процессов мышления: значения, термины, поня­тия и высказывания суждения).

Смысловое значение можно определить как содер­жание отношения субъекта к обозначаемому, закрепленное в знаке. Значение, однако, это не только субъективное состояние, оно выражает собой также саму ситуацию от­ношения и объект отношения. В значениях также представлены наши ожидания, намерения и желания в отношении вещей. Первоначально значения были слитны с опытом, но постепенно они организуются лингвистическими знаками и тем самым получают отдельное от вещей бытие, возможность выступать в качестве их "заместителей", что и является главным условием для оперирования ими в мыслительных процедурах.

Другой простой "ингредиент" нашего мыслительного оперирования – термин.

Термины (от лат. terminus – граница, предел) – это лингви­стические образования в соотнесении с некоторыми обозначаемыми ими объектами (реальными или абстрактными). Они находятся в отношении именования с объектами.

Третий "ингредиент" нашего мысленного содержания – понятие. Понятие(concepts) представляет собой сочетание значений, группирую­щихся обычно вокруг значимых терминов. Они операциональны, т. е. яв­ляются и продуктами мыслительных процедур-операций, и, в свою очередь, также средствами, которые включены в мыслительное оперирование. К примеру: метр и километр, грамм и килограмм, минута и час – это средства для облегчения и выполнения различного рода социальной деятельности, связанной с употреблением, использованием, контролем и регулированием. Аналогичны функции и у наших понятий в мыслительной деятельности.

И четвертый "элемент" нашего мыслимого содержания – высказывание. Высказывание – это грамматически правильное повествовательное предло­жение, взятое вместе с выражаемым им смыслом. Мысленная активность, собственно, и предстает в высказываниях и есть непрерывный процесс разрешения неопределенной ситуации в ситуацию определенную, унифицированную, осу­ществляемый с помощью операций, преобразующих первоначально задан­ный материал.

► Теперь рассмотрим второй методологический уровень рациональности: сами процедуры оперирования значениями, которые были выявлены в рамках историко-философской традиции и являются универсальными. Примечательно то обстоятельство, что они представляют собой мысли­тельные операции, сопряженные со своими специфическими результатами.

Начальные интеллектуальные операции относительно просты и свя­заны, как правило, с преобразованием качества отдельных значений.

Абстрагирование (абстракция) – мыслительная операция отвлечения от некоторых свойств и отношений рассматриваемых объектов и выделения других. Есть два рода абстракций: абстракция отождествления– когда мы, отвлекаясь от одних, акцентируем выделение других как "общих"; и изолирующая абстракция, которая представляет собой не отвлечение от свойств объекта, а отвлечение объекта от его свойств, где послед­ние начинают рассматриваться изолированно (белизна, доброта", патриотизм и пр.).

Аналогия – операция поиска, обнаружения нашим вниманием некоторых соответствий, сходства между объектами, а затем и вероятностного объя­снения нового.

Метафоризация (метафора) – это также процедура перенесения значений-свойств одного объекта на другой по принципу их сходства в каком-либо отношении или по контрасту ("шепот ночи", "свинцовые тучи"). В отличие же от аналогии, где присутствуют оба члена сопоставления, метафора – это скрытое сравнение, в котором слова "как", "как будто", "словно" опущены, но подразумеваются. В метафоре различные признаки (то, чему уподобляется объект, и свойства самого объекта) представ­лены не в их качественной раздельности, как в аналогии, а сразу даны в новом нерасчлененном единстве.

Далее идут более сложные мыслительные опера­ции, направленные на преобразование качества систем значений. Сюда относятся: "генерализация", "определение", "формализация" и "идеали­зация".

Генерализация – мыслительная операция с использованием аб­стракции отождествления, кото­рая заключается в образовании общих значений. Как и в абс­трагировании, главные моменты здесь – отвлечение от одних свойств (полагаемых за "конкретные", "случайные", не имеющие значения для субъекта) и выявление других (полагаемых за "фундаментальные", "сущностные"). Генерализация может совпадать с простыми актами обобщения. В том случае, когда мысли об индивидуальном сменяются мыслями о всеобщем – это абстрагирующая генерализация. Но генерализация может означать исведение ряда самых разных фактов, ситуаций, событий под классообразующие схемы с последующим образованием соответствующих мысленных множеств. Это схематизирующая генерализация, где обобщение идет по "схемам-регулятивам", которые устанавливаются субъектом либо исходя из внешней видимости и спонтанно, либо осознанно в научном исследовании.

Другая важная процедура – определение.

Определение (дефиниция) – это мыслительная операция, позволяющая:

* отличить изучаемый объект от других объектов, т. е. произвести его спецификацию посредством яв­ного формулирования свойств, способов построения, возникновения, употребления;

* сформировать зна­чение вновь вводимого знакового выражения, уже зафиксированного в языке. Классическое определение строится через род и видовое отличие, т. е. через соотнесение с более широким понятием (род) с помощью выяв­ления отличительных признаков (видовое отличие). Однако есть и другие способы построения дефиниций. Например: аналитическое определение, где значение термина не создается интеллектуальными усилиями исследо­вателя, а выявляется как уже существующее в языковом контексте (дея­тельность лингвиста при составлении толкового словаря). Или генетичес­кое определение, где спецификация определяемого объекта осуществляет­ся через описание способов его образования, возникновения, получения, построения (рецепты, инструкции и пр.).

Формализация – процедура четкой фиксации результатов мышления в соответствующих и однозначных терминах (формах). Здесь смысловое содержание, находящееся во многом в смутной форме, получает, через использование определенных знаковых систем, ус­тойчивые, ясно-отчетливые контуры своей опре­деленности. Формализация является важнейшим условием понятийного мыш­ления, "оконтуривая" по некоему стандарту наши понятия.

Идеализация– представляет собой мыслительный процесс создания теоретических объектов (типа "идеальный газ", "точка" в науке) и концептуальных метафор (типа "абсолютная идея", "монада", "мировая воля" в философии).

Еще более сложны мыслительные процедуры, лежащие в основании интеллектуального конструирования. Рассмотрим лишь некоторые из них: моделирование, мысленные эксперименты и экстраполяцию.

Моделирование – процесс создания и использования моделей в творческой деятель­ности, где модель – есть либо аналог-заместитель объекта, либо прообраз-проект будущего или желаемого положения вещей. Соответствен­но моделирование как создание модели может быть либовоссоздающей репрезентацией, либо конструированием своих схем, образов мира. Ис­пользование моделей, исходя из подобной двойственности, также двояко: либо в качестве средства объяснения объекта из заданных условий, либо для понимания проблемной ситуации.

Мысленный эксперимент представляет собой специфическую форму решения проблемной ситуации путем построения ее мысленных моделей и мысленного оперирования с ними для оптимизации поиска вариантов пе­ревода неудовлетворительного для субъекта обстояния дел в удовлетво­рительное. Именно мысленный эксперимент явился тем главным выигрышным преимуществом "опережающего отражения", которое получило мыслящее су­щество в эволюционном соревновании со своими конкурентами, чьей по­веденческой матрицей продолжал оставаться "слепой" и часто гибельный по своим последствиям метод проб и ошибок.

И наконец, еще одна важная, особенно для философии, мыслитель­ная процедура – экстраполяция. Под ней понимается перенесение уже заслужившего доверия знания на характеристику еще неопределенных облас­тей реальности. Это выход знания за пределы собственных границ.

Эк­страполяция весьма важна для философского знания, посколь­ку:

→ философское мышление постулативно в своей основе, и экстраполя­ция исходного постулата (принципа) приводит к формулировке всех про­чих положений данного философского учения;

→ знание в философии обосновывается экстраполяцией возможностей субъекта на предмет его познавательного интереса.

Другая группа интеллектуальных процедур имеет статус метода – совокупности мыслительных операций, обладающей сложносоставным и целеориентированным характером. Это означает, что метод объединяет со­бой разнокачественные процедуры, подчиненные исследовательской цели. Таковыми методами являются сопряженные и взаимообусловленные единства анализа - синтеза, индукции - дедукции.

Аналитико-синтетическая работа органично свойственна интеллекту и представляет собой последовательность взаимосвязанных процедур. Анализ – фрагментирование исследуемой проблемной области с целью отчетливого прояснения элементов, частей, деталей. Синтез – выявление связей целостности между частями, позволяющий соз­дать их мыслительную модель "механизма" их существования в единстве. Разновидностью аналитико-синтетической работы является классификация.

Аналогично обстоит дело и с индукцией - дедукцией, только с той разницей, что если некоторая возможная пауза между этапами анализа и синтеза в исследовании непродолжительна, то с индукцией и дедукцией дело об­стоит иным образом. Неравномерность в развитии различных областей наук, сохраняющийся разрыв между эмпирическим и фундаментальным научным знанием, страх некоторых ученых перед метафи­зикой (которая отождествлялась с абстракциями, оперированием всеоб­щими значениями) и пр., привели к существенному обособлению индук­ции и дедукции, являющихся в общем-то необходимыми звеньями одного процесса получения из значений чувственно-конкретного значений духовно-конкретного. Разделение труда в науке зашло, однако, довольно-таки далеко – индукция и дедукция стали основаниями самостоятельных методов, таких, как генетический, аксиоматический и гипотетико-дедуктивный и т. п. Во всех этих вариантах общее одно – мыслительное построение новых значений (теоретических объектов) из уже имеющихся по некоторым правилам. Исходные значения могут иметь вид аксиом или гипотез, или "простого элемента" ("товар" у Маркса), правила – быть правилами логического следования, операциями отождествления опреде­ляемого и определяющего и др.

► Третий методологический уровень рациональности – формы и резуль­таты мыслительного оперирования. Таковыми, самыми основными, являются проблема, гипотеза и теория.

Проблема (от греч. – преграда, трудность, задача) – ситуация неудовлетво­рительности, неопределенности, напряженности. Познание вырастает, таким образом, из неудачи, срыва, из ощущения несоответствия или зат­руднения в ходе опыта. Пока все идет хорошо, познание бездействует, но возникновение затруднения побуждает познание к действию. Ситуация требует переделки, и только это заставляет нас начать поиски знания.

Гипотеза(от греч. – основание, предположение) – есть универсальная промежуточная форма знания в процессе решения проблем, требующая особой находчивости и активной изобретательности. Она пред­ставляет собой нахождение предполагаемого объяснения или возможного решения. Это некоторый скачок в познании, правильность которого невозможно заранее гарантировать. Гипотеза есть предложенный или указанный способ решения, сформулированный в виде возможности и порождающий высказывания типа "если ... то". Все же су­ществуют апробированные практикой науки пути обоснования гипотез. Они следующие:

* гипотеза должна не противоречить фак­тическому материалу, на базе которого и для объяснения которого она выдвинута, а также соответствовать устоявшимся теориям и законам (но до известной степени);

* гипотеза должна в принципе допускать возможность своего подтверждения и опровержения (верификации и фальсификации);

* гипотеза должна быть приложима к возможно большему кругу явлений, т. е. обладать экспансивным потенциалом – в этом ее плодотвор­ность.

Наконец, наиболее развитой формой организации знания и результа­том сложнейших мыслительных процедур выступает теория, которой пред­шествуют промежуточные стадии в виде законов, классификаций, ти­пологий, первичных объяснительных схем и т. п. Зрелая теория пред­ставляет собой не просто сумму связанных между собой знаний о сущест­венных связях определенной области действительности. Она имеет в себе и определенный механизм построения своего содержания, своего внутрен­него развертывания.

Это сложная конструкция, включающая в себя четыре основных уровня:

■ исходную эмпирическую основу – множество фактов, конкретных значений, относящихся к той области действительности, на объяснение которой претендует данная теория;

■ исходную теоретическую основу – множество первичных допущений, постула­тов, аксиом, общих законов теории, в совокупности описывающих идеа­лизированный объект теории;

■ логику теории – множество допустимых в рамках теории правил вывода и доказательства;

■ совокупность соб­ственно теоретических утверждений с сопутствующей аргументацией.

Методологически центральную роль в формировании теории играет построение идеализированного объекта теории – мыслительной модели существенных связей изучаемого фрагмента действительности. Построе­ние осуществляется при помощи разнообразных специфических мыслитель­ных процедур.

В отношении же собственно философской методологии можно сказать следующее. Философия в своем историческом развитии выступает, в боль­шинстве случаев, как рациональное постижение, опирающееся на стандар­ты, принципы и допущения, обеспечивающие объективность, логическую принудительность и результативность в процессах познания. Стандарты, принципы, допущения могли быть разными, к примеру: в западноевропей­ской философской традиции это требования каузальности, логической последовательности, оригинальности авторства и пр., в дре­внекитайской философской мысли (и современном постмодернизме) – прин­ципы ассоциативности, коррелятивности, "сериальности" и пр., органи­зующих определенное "строение" философского текста. Однако само наличие стандартов, обеспечивающих определенный порядок, неизменно. Философствование развивалось как в рамках дискурса, так и в режиме реф­лексии. Все же, говоря о собственно философской методологии, следует признать таковой критическую рефлексию – проблематизацию и вопрошаю­щее прояснение содержания сознания.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.194.83 (0.01 с.)