ТОП 10:

Гендерная система - это институты, поведение и социальные взаимодействия, которые предписываются в соответствии с полом.



Она включает три взаимосвязанных компонента:

· социальную конструкцию гендерных категорий на основе биологического пола;

· половое разделение труда, в соответствии с которым мужчинам и женщинам приписываются разные задачи;

· социальную регуляцию сексуальности, позитивно оценивающую одни формы сексуальности и негативно - другие

Гендерная система является относительно устойчивой и воспроизводится механизмами первичной и вторичной социализации и нормативными системами общества. Так, например, для "классического капитализма" первой половины XX века публичная сфера была преимущественно сферой мужской активности, в то время как частная сфера - женской. Рыночные ценности диктовали примат публичной - мужской - индустриальной сферы, приватная - женская - домашняя сфера воспринималась как вторичная, второстепенная по значимости, обслуживающая. Соответственно, поддерживалась иерархия ролей гендерной системы, которая в феминистской теории обычно называется патриархатной. Базовым гендерным соглашением для женщины был контракт "домохозяйки", для мужчины - контракт "кормильца".

В постиндустриальном обществе изменяются ценности культуры, в том числе меняется гендерная система. Постепенно классический базовый гендерный контракт вытесняется, по крайней мере для среднего класса, контрактом "равного статуса", в соответствии с которым на смену иерархии патриархата приходит выравнивание прав и возможностей мужчин и женщин как в публичной сфере (политика, образование, профессиональная деятельность, культурная жизнь), так и в сфере приватной (ведение домашнего хозяйства, воспитание детей, сексуальность и пр.)

Австралийский исследователь Роберт Коннелл (R. Connell) выделяет три относительно независимые "структурные модели" гендерных отношений, описывающие гендерную систему.

 

· Первая модель концептуализирует социальное разделение труда между полами в сфере публичной экономики и домохозяйства.

· Вторая модель описывает отношения власти, это сфера политического.

· Третья модель относится к сфере эмоциональных и сексуальных отношений, которую Коннелл обозначает психоаналитическим термином катексис (cathexis - англ.).

 

Каждая из структурных моделей описывает относительно автономные сферы социальной реальности, в каждой из этих сфер гендерные отношения воспроизводятся и изменяются в результате взаимодействия структурных условий и практик. В них формируются и поддерживаются представления о надлежащей и девиантной мужественности и женственности, гендерные идеологии и дискурсы, коллективные действия, проблематизирующие и изменяющие гендерный порядок. Позднее Коннелл отказывается от использования термина гендерная система, предпочитая ему термин - гендерная композиция.

Гендерную систему советского общества можно назвать этакратической и патримониальной. Это означает, что повседневная жизнь советских людей, их жизненные стратегии обусловливались жестким государственным регулированием, которое определяло возможности действия, как в публичной, так и в приватной сфере (этакратия - власть государства). Этакратическая система поддерживалась нормализующими и контролирующими механизмами власти. Она воспроизводилась нормативными документами, идеологическими кампаниями, механизмами государственно-организованного, социального контроля, средствами массовой информации.

В рамках этакратической гендерной системы был сформулирован и решен советский вариант женского вопроса. С первых лет советской власти партия и государство рассматривали женщин как особую социальную категорию (квазисословие) и разрабатывали специальные меры регулирования их социального положения. При этом проводимые политические кампании были рассчитаны на разные целевые группы женщин - работниц, крестьянок, представительниц интеллигенции, женщин Востока, домашних хозяек, жен (рабочих, инженерно-технических работников, начсостава) и проч.

Патримониализм советской гендерной системы выражался в том, что партийно-государственная политика позиционировала женщин как объект особой заботы; социальные гарантии и льготы, связанные с совмещением функций занятости и материнства, превращали женщин в специфическую государственно-зависимую группу, обеспечивали этой категории советских граждан особую позицию в обществе. Целевая женская политика советского государства противопоставляла категории граждан по признаку пола, создавая потенциал гендерной поляризации и конфликта.

В советском обществе доминировал тип гендерного контракта, который можно назвать контрактом работающей матери (Rotkirch, Temkina). Такой контракт можно определить как навязанный или насильственный. Этакратический (определенный государством) гендерный контракт "работающая мать" проявлялся в образцах воспитания детей, воспроизводился системой общественного разделения труда, поддерживался социальной политикой партии-государства и его идеологическими структурами. Такой гендерный контракт подразумевает обязательность "общественно-полезного" труда советских женщин и обязательность выполнения миссии матери "как женского природного предназначения" и гражданского долга. Особенностью советской гендерной системы является сочетание в ней эгалитарной идеологии и политики решения женского вопроса, квазиэгалитарной практики и традиционных гендерных стереотипов, реализующихся в сфере семьи, быта и интимных отношений.

Для позднесоветсткого периода характерен кризис советской гендерной системы, который проявился, в частности в дискурсах о кризисе маскулинности и кризисе совмещения ролей женщинами. В постсоветский период мы наблюдаем трансформацию советской гендерной системы, обусловленную изменением отношений собственности, разгосударствлением социального обеспечения, плюрализацией и конкуренцией дискурсов, среди которых дискурс традиционной либеральной мужественности и женственности претендует на главенствующую роль.

 

Литература:

1. Здравомыслова Е., Темкина А. Кризис маскулинности в позднесоветском дискурсе / О муже(N)ственности: Сб. статей / Сост. Ушакин С. М.: НЛО. 2002. С. 432-351.

2. Они же. Социальная конструкция гендера и гендерная система в России // Гендерное измерение социальной и политической активности в переходный период: Сб. статей / Под ред. Здравомысловой Е., Темкиной А. СПб.: Труды ЦНСИ. 1996. Вып. 4. С. 5-13.

3. Они же. Советский этакратический гендерный порядок // Социальная история - 2002. Специальный выпуск, посвященный гендерной истории / Отв. ред. Н. Л. Пушкарева. М.: РОССПЭН, 2002. (В печати).

4. Клименкова Т. Перестройка как гендерная проблема // M. Liljestrom et al. (eds.). Gender Restructuring in Russian Studies. Tampere. 1993. P. 155-162.

5. Рубин Г. Обмен женщинами: заметки о "политической экономии" пола // Хрестоматия феминистских текстов. Переводы / Под ред. Е. Здравомысловой, А. Темкиной. СПб.: Дмитрий Буланин, 2000. С. 89-139.

 

© Е. А. Здравомыслова, А. А. Темкина

2.5 Гендерные стереотипы - сформировавшиеся в культуре обобщенные представления (убеждения) о том, как действительно ведут себя мужчины и женщины.

Термин следует отличать от понятия гендерная роль, означающего набор ожидаемых образцов поведения (норм) для мужчин и женщин. Появление гендерных стереотипов обусловлено тем, что модель гендерных отношений исторически выстраивалась таким образом, что половые различия располагались над индивидуальными, качественными различиями личности мужчины и женщины. Уже у Платона можно встретить убеждение в отличии всех женщин от мужчин: "… по своей природе как женщина, так и мужчина могут принимать участие во всех делах, однако женщина во всем немощнее мужчины" (Платон, "Республика").

В философских, психологических, культурологических текстах прослеживаются гендерные стереотипы. Так, Аристотель в работе "О рождении животных" утверждал: "Женское и мужское начала принципиально различны по своему предназначению: если первое отождествляется с телесным, с материей, то второе - с духовным, с формой". Подобный взгляд встречается у Н. А. Бердяева, В. Ф. Эрна, В. И. Иванова. Мужское начало у многих авторов трактуется как зачинающее, женское - восприемлющее; первое - инициативно, второе - рецептивно, первое - деятельное, второе - страдательное, первое - динамическое, второе - статическое.

Можно выделить бинарные оппозиции, стереотипно приписываемые мужчине-женщине:

Логичность - интуитивность, абстрактность - конкретность. Прежде всего, мужественность соотносится с логичностью, а женственность - с интуитивностью (Булгаков; Флоренский; Розанов; Логинов; Хрипкова; Колесов и др.). "Мужское мышление отличается склонностью к обобщениям, абстрактностью… мужчина более рационален" (Логинов. С. 24-26). "Мужское и женское самосознание имеет каждое свои отличительные черты: мужчина логичен, полон инициативы; женщина инстинктивна, склонна к самоотданию, мудра нелогической и неличной мудростью простоты и чистоты" (Булгаков. С. 264-265). В тоже время, женщин интересуют конкретные вещи, они конкретны в своей мыслительной деятельности. Простор женскому интеллекту обычно открывают прикладные и близкие к практике науки (Логинов). Такой же взгляд на женскую конкретность можно проследить у В. В. Розанова, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева. Об оппозиции разума, сознательности, логичности мужчины - и сердца, инстинкта, интуиции женщины писали В. Соловьев, В. Ф. Эрн.

Инструментальность - экспрессивность, сознательность - бессознательность. Бытует стереотипное мнение, что женская чувственность, эмпатичность, эмоциональная экспрессивность отличают ее от мужчины с его инструментальной размеренностью, ориентированной на цель и компетентность. Благодаря этим качествам считается, что все женщины более гибки, отзывчивы. Мужчины же более тверды и властны (Флоренский). К этому можно присоединить мнение С. Н. Булгакова о том, что женщина связана с "глубинами бытия". О женской впечатлительности и восприимчивости писали В. Ф. Эрн, П. А. Флоренский и др.

Власть - подчинение. Женскими считались также преданность, жертвенность, терпение, покорность. Мужчину рассматривали как имеющего противоположные качества и потому мужское и женское начала осмысливались в категориях власть - подчинение. «Мужчине приписывается право распоряжаться женщиной, "быть покровителем и вождем", право женщины - "в дар за любовь свою получить мужественного и сильного покровителя"» (Розанов. С. 139-140). С. Н. Булгаков, рассматривая власть, выделяет в ней два начала: "Власть двойственна по природе, она знает активное и пассивное начало, слагается из властвования и подчинения... Власть представляет собой обособившееся, утвердившееся в оторванности своей мужское начало, которому присуща стихия насилия: она умеет только покорять и повелевать, но не любить и сострадать. А соответственно и повиновение влавствуемых, пассивное начало власти принимает черты столь же отвлеченной женскости, угнетаемой и порабощаемой". Проблему господства - подчинения рассматривают также психоаналитики, говоря о садомазохизме. Известно, что Фрейд воспринимал мазохизм как выражение женской сущности.

Порядок - хаос. Кроме того, философский взгляд на гендерную дифференциацию формы и материи выражается в противопоставлении порядка и хаоса. Так, Н. А. Бердяев, говоря о мужском и женском началах, отмечает: "Поскольку мужское начало есть начало оформления, внесения смысла, Логоса, строя, лада, поскольку мужественный дух оформляет, дисциплинирует, организует, постольку оно есть начало порядка". Беспорядок и хаос рассматриваются как проявления женского начала: "Дух женственно-пассивный погружает в бесформенный, недисциплинированный, неорганизованный хаос". К этому можно присоединить подобные взгляды В. Ф. Эрна, А. Белого, Вс. Иванова, Н. А. Бердяева, П. А. Флоренского. Вместе с тем, современные исследователи женской и мужской психологии не считают, что мужское начало - проявление порядка, а женское - хаоса; каждый пол отличается своим своеобразным типом деятельности. Так, Р. Горски сообщает, что мужчины склонны сначала зафиксировать любую проблему, а лишь затем рассматривать ее, женщины же анализируют взаимоотношения по ходу дела. И если мужчинам свойственно фокусироваться на одной проблеме, то женщины фокусируются на цели, но держат в уме и широкую картину поля действия. У. Штейнберг считает, что в современной культуре очень часто женщин, которые могут думать и наслаждаться мыслительным процессом, обвиняют в мужеподобности. А так как эмоциональные проявления и экспрессивность ассоциируются с женской социально-половой ролью, то в силу устоявшихся традиций они не считаются мужскими. И пока мужчины, переживающие тонкие и глубокие эмоции, будут считаться в обществе женоподобными, они не смогут полностью реализовать свой мощный потенциал с учетом ограничений, накладываемых на эти "женские" проявления культурой (Штейнберг. С. 134). Следует помнить, что как женщина способна развивать свое мышление так, чтобы оно стало эквивалентно мужскому, так и мужчина, в свою очередь, может дифференцировать свои потребности и чувства не хуже женщины. Кроме того, следует помнить о разных типах мужчин и женщин, содержащих в различных вариациях фемининные и маскулинные проявления. Только изменение культурных стереотипов поможет полной реализации личности, сочетающей в себе как мужские, так и женские качества.

Независимость, индивидуальность - близость, коллективность. Важный гендерный стереотип состоит в том, что женщинам свойственно следить в первую очередь не за объектами и решением каких-то задач, а за благополучием людей, составляющих их круг общения. Так, Н. Ходоров, К. Гиллиган утверждают, что женщины на первое место ставят отношения между людьми, в то время как мужчины во всех обществах более независимы, доминантны, властны, авторитарны и решительны. Женщины же более осторожны, склонны к подчинению, отзывчивы и демократичны (Розанов; Булгаков; Флоренский).

Сила Я - слабость Я. Также стереотипно считается, что мужчин и женщин отличают проявления силы их личности. По мнению Флоренского, "женская деятельность в значительной мере, в более значительной, чем мужская, есть деятельность не самой женщины, а других сил в женщине" (Флоренский). К этому можно присоединить мнение В. В. Розанова: "Я мужчины - в гору величиной, Я женское... да оно просто прислонено к мужскому Я" (Цит. по: Рябов. С. 11). П. Флоренский сравнивает мужское начало с вертикалью, а женское - с горизонталью. Кроме того, подобный взгляд Н. Бердяева на пол прослеживается в его произведении "О назначении человека" (С. 67), где он утверждает, что "женщина, в которой совсем бы отсутствовал мужской принцип, не была бы личностью. Мужской принцип есть по преимуществу антропологический и личный. Женский же принцип есть по преимуществу космический и коллективный".

Импульсивность, активность - статичность, пассивность. В представлении Аристотеля сила, активность, движение, жизнь исходят из мужского начала, женщина же дает только пассивную материю. Гиппократ поддерживает эту доктрину и выделяет слабое (женское) и сильное (мужское) семя. Теория Аристотеля просуществовала на протяжении всех Средних веков, вплоть до современной эпохи. Гегель также считает, что два пола должны быть различными: один - активным, другой - пассивным. Пассивность достается женщине. "Вследствие дифференциации мужчина являет собой принцип активный, а женщина - принцип пассивный, ибо она остается в своем неразвернутом единстве". Современные исследователи противопоставляют активность, склонность к риску, деспотичность, импульсивность мужчин и покорность, пассивность, зависимость, слабость женщин.

Непостоянство, неверность, радикализм - постоянство, верность, консерватизм. Также в культуре бытует стереотипное убеждение, что женщин отличает консервативность, верность всему состоявшемуся, мужчин же - радикализм, непостоянство. Зиммель отмечает привязанность женщин ко "всему бывшему, состоявшемуся", рассматривает эту проблему в свете бинарных оппозиций: "верность" - "неверность" (Зиммель. С. 240).

Итак, философы, антропологи, психологи обосновывают различие полов, различие мужчины и женщины. Но можем ли мы сказать, что не встречаем логичных женщин и чувственных мужчин; активных, властных, доминантных, агрессивных женщин и пассивных, подчиняющихся мужчин? Социологическое значение понятий мужской - женский получает свое содержание благодаря наблюдению над действительно существующими мужскими и женскими индивидами. Эти наблюдения показывают, что ни в биологическом, ни в психологическом смысле не встречается чистой мужественности или женственности. У каждой личности наблюдается "смесь" биолого-психологических признаков своего и противоположного пола. Современная психология выделяет по четыре полоролевых типа, свойственных мужчинам и женщинам: мужественный, женственный, андрогинный и недифференцированный. Но в то же время, следует понимать, что "двуполое человеческое существо наделено определенным полом, и оно не может соединять в себе противоположные сущности, пока не обретет свою собственную" (Бадентэр. С. 271). Эта сущность должна стать тождественной самой себе и принимающей себя во всех аспектах свойств, мужских и женских.

Литература:

  1. Бадентэр Э. Мужская сущность. М., 1995.
  2. Бердяев Н. А. О назначении человека: Опыт парадоксальной этики // Бердяев Н. А. О назначении человека. М., 1993.
  3. Он же. Философия свободного духа. М., 1994.
  4. Он же. Философия неравенства. М., 1990.
  5. Бовуар С. Второй пол. СПб., 1997.
  6. Булгаков С. Н. Тихие думы. М., 1996.
  7. Он же. Свет невечерний. М., 1994.
  8. Зиммель Г. Женская культура // Зиммель Г. Избранное. Т. 2. Созерцание жизни. М., 1996.
  9. Иванов В. И. По звездам. СПб., 1909.
  10. Логинов А. А. Женщина и мужчина. Красноярск, 1989.
  11. Розанов В. В. Религия и культура // Собр. соч. Т. 1. М., 1995.
  12. Рябов О. Женщина и женственность в философии Серебряного века. Иваново, 1997.
  13. Флоренский П. А. Имена // Тайна имени. Т. 1. Харьков, 1995.
  14. Штейнберг Уоррен. Конфликты, связанные с мужской идентичностью //
  15. Штейнберг У. Круг внимания. М., 1998.

 

© Н. А. Коноплева

2.6 Сексизм - идеология и практика дискриминации людей по признаку пола. Она основана на установках или убеждениях, в соответствии с которыми женщинам (либо мужчинам) ложно приписываются (или отрицаются) определенные качества.

Термин появился в 1960-х гг. в США в Женском освободительном движении. Особенно часто он употребляется при обсуждении предубеждений против женщин, гендерных стереотипов. Мужчины тоже могут являться жертвами сексизма как в персональном отношении, так и как гендерная социальная группа: например, сексизм лежит в основе принудительного призыва в армию только мужчин.

Подобно расизму, сексизм предполагает превосходство в физических и интеллектуальных проявлениях, хотя не приводится убедительных аргументов в пользу того, что мужчины лучше, чем женщины - либо наоборот. Традиционные доводы - такие как указание на ограниченность женщин в плане обучения, творчества, или ссылки на пресловутую женскую логику или же психологическую неустойчивость продолжают поддерживаться в общественном сознании некоторыми российскими СМИ.

При этом мужское доминирование рассматривается просто как естественное, очевидное, привычное и вечное - а следовательно, справедливое. Введение феминистками понятия сексизм сделало видимыми особенности такой дискриминационной для женщин картины мира, которая также отражена и зафиксирована в различных языках. Некоторые из теорий возникновения сексизма базируются на биологических различиях полов. В соответствии с другими теориями - сексизм обусловлен, скорее, психологией или культурными особенностями. Но все феминистки, а также многие представители западного мужского движения сходятся во мнении, что с сексизмом необходимо бороться - назрели законодательные реформы, а также глубокие изменения в общественном сознании и межличностных отношениях.

© А. А. Денисова







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.62.41 (0.009 с.)