ТОП 10:

Современные мифы о сексуальности.



 

1. Что такое любовь

Попытка дать определение любви - задача трудная. Можно любить мужа или жену, любовника или любовницу, своих детей, родителей, братьев и сестер, животных, страну или Бога, а также радугу, шоколад или Бостонский симфонический оркестр. Во всех этих случаях для обозначения своих чувств мы пользуемся одним и тем же словом, однако всякий раз оно, безусловно, имеет разный смысл.

Когда мы говорим о любви одного человека к другому, проще всего воспользоваться определением, которое дал Роберт Хейнлейн в своей книге "Чужестранец в чужой стране": "Любовь - это такое состояние, при котором счастье другого человека совершенно необходимо для вашего собственного счастья" (Heinlein, 1961). То, что описал Шекспир в "Ромео и Джульетте", то, что воспевают популярные певцы, то, что заставило Эдуарда VIII отречься от английского престола, чтобы жениться на любимой женщине, - все это безусловно любовь.

Во всякой любви важное место занимает забота о любимом человеке. При отсутствии заботы то, что выглядит как любовь, может оказаться всего лишь одной из форм желания. Например, юноша может сказать своей подружке "Я люблю тебя" просто для того, чтобы она согласилась переспать с ним. В других случаях стремление к богатству, положению в обществе или к власти может заставить человека притворяться влюбленным для достижения своих целей.

И половое влечение, и любовь могут быть страстными и всепоглощающими, а потому отличить одно от другого может оказаться трудным. Ключевым признаком служит то, что лежит за чувством. В чистом нефальсифицированном половом влечении элементы заботы и уважения минимальны; они могут возникнуть позднее, но не составляют основное ядро чувства. Желание познать другого человека определяется лишь в физическом или чувственном, но не в интеллектуальном плане. Эта цель достигается легко. Хотя настоящая любовь может сопровождаться страстной жаждой полового единения, уважение к любимому человеку преобладает. Без уважения и заботы наше влечение к другому человеку может быть всего лишь имитацией любви. Уважение дает нам возможность ценить личность любимой(го) и ее(его) благополучие, препятствуя тем самым использованию их чувств в эгоистических целях.

На важность заботы и уважения указывает и Эрих Фромм, чей классический труд "Искусство любви" (Fromm, 1956) оказал влияние на все последующее изучение этого предмета. Фромм полагал, что любовь может быть осмысленной лишь у самореализовавшихся людей, находящихся в ладу с самими собой. Так, Фромм определяет зрелую любовь как "объединение при условии сохранения собственной личности, собственной индивидуальности, отмечая при этом парадоксальность любви, состоящую в том, "что два существа становятся одним, оставаясь, однако, двумя." Говоря об уважении, внутренне присущем любой любви, Фромм полагает, что влюбленный должен чувствовать: "Я желаю любимому человеку, расти и добиваться собственных целей для того, чтобы он был счастлив, а не для того, чтобы угодить мне".

Настаивая на том, что люди должны состояться как личности, прежде чем они станут, способны к осмысленной любви, Фромм упускает из виду, что сама любовь может быть одним из способов самореализации. Мы полагаем, что любовная связь помогает людям познать самих себя, хотя мы согласны также с Натаниелем Бранденом, считающим, что любовь не может заменить человеку собственное "я" (Branden, 1980).

Интересную мысль о том, что происходит, когда в любовных отношениях отсутствуют уважение и забота, высказали Пиль и Бродский (Peele, Brodsky, 1976). Они полагают, что потребность в такого рода отношениях сравнима с теми потребностями, которые могут привести человека к алкоголизму или наркомании. "Любовь" в таких ситуациях на самом деле аналогична зависимости:

Если один человек отправляется к другому с целью заполнить пустоту в самом себе, то любовные отношения быстро занимают центральное место в его жизни. Они приносят успокоение, а поэтому человек возвращается к ним вновь и вновь, пока эта связь не становится ему совершенно необходимой, чтобы забыться от полного стрессов безрадостного существования. Когда человек не может обойтись без какого-то определенного воздействия, делающего его жизнь сносной, это означает, что создалась зависимость (даже если внешние отношения выглядят весьма романтически). Любовь в этом случае становится манией.

Пиль и Бродский предлагают ряд критериев, позволяющих отличить любовь как здоровые взаимоотношения с перспективой дальнейшего развития от любви, как одной из форм зависимости:

Есть ли у каждого из любовников твердая уверенность в своей собственной ценности?

Оказывает ли на любовников благотворное влияние связь между ними? Становятся ли они и в отношениях с другими людьми лучше, сильнее, привлекательнее, совершеннее или чувствительнее? Дорожат ли они этой связью именно по этой причине?

Сохраняют ли любовники какие-либо важные для них близкие отношения с другими людьми?

Вписываются ли отношения между любовниками в их жизнь в целом или же они обособлены от нее?

Способны ли любовники преодолеть собственнические инстинкты или ревность к успехам партнера?

Связывает ли любовников не только любовь, но и дружба? Останутся ли они близкими людьми, если сексуальные отношения потеряют свою остроту?

Эти вопросы перечислены здесь вовсе не с целью утверждать, что существует только один верный путь к любви. Большинство людей вряд ли ответят на все шесть вопросов утвердительно; однако, поразмыслив, они, возможно, извлекут из этого что-то полезное для уже существующих или будущих отношений.

После того как Пиль и Бродский, сформулировав свою концепцию "любви как мании", дали определение этому бесспорно отрицательному типу любви, другие авторы расширили эту тему. В 1980-х гг. появилось даже несколько книг на тему сомнительных любовных связей, попавших в списки бестселлеров (например, Norwood, 1985; Cowan, Kinder, 1985). В результате такого смещения акцентов многие люди стали понимать, что не все любовные связи столь идеальны, как нам хотелось бы. На самом деле отношения могут быть корыстными, безрассудными или просто не давать удовлетворения (Peele, 1988).

Прежде чем перейти к обсуждению других теорий, касающихся любви, следует указать, что зачастую бывает трудно провести границу между расположенностью к человеку и любовью. Несмотря на попытки многих авторов измерить любовь (Rubin, 1970; Pam, Plutchik, Conte, 1975; Dion, Dion, 1976; Hatfield, Sprecher, 1986; Steinberg, Barnes, 1988), не все согласны считать любовь ясно выраженной отдельной сущностью.

По мнению некоторых психологов, "единственное реальное отличие расположения от любви заключается в глубине наших чувств и вовлеченности в жизнь другого человека" (Walster, Walster, 1978). В отличие от этого мнения Бершайд (Berscheid, 1988) пишет: "Кажется совершенно ясным, что человек может нравиться все больше и больше, но это не приведет в конечном счете к романтической любви; все большая и большая симпатия может привести только к очень большой симпатии". После очень долгих размышлений на эту тему мы тоже пришли к выводу, что расположение и любовь, хотя и взаимосвязаны, но тем не менее это вещи разные.

Теории любви

Теория Стернберга

Психолог Роберт Стернберг разработал трехкомпонентную теорию любви (триаду), изобразив ее в виде треугольника (рис. 12.1). По этой теории любовь слагается из трех частей: близости, страсти и компонента, названного "решение/обязательство". Ниже вкратце разъясняется содержание этих компонентов (Sternberg, 1988, 1988а). (Прежде чем продолжить чтение этого раздела, неплохо заглянуть в вопросник, позволяющий вычислить ваши собственные оценки по всем трем компонентам треугольника.)

Близость слагается из оказания и получения эмоциональной поддержки друг другу, а также других видов поведения, создающих теплоту в любовных отношениях. К ним относятся откровенное и честное общение, способность делиться горем и радостью, счастье, испытываемое от общения друг с другом, и умение дорожить любимым человеком.

 

   

 

Рис. 12.1 Триада любви по Стернбергу

Компоненты любовных отношений распределены у вершин треугольника произвольно (Sternberg, 1988).

 

Страсть включает не только сексуальный компонент отношений. Она может быть вызвана и иными обстоятельствами. Например, для некоторых людей потребность в самоуважении, установление отношений с другими людьми, доминирование над другими людьми или, напротив, подчиненность могут быть более важным источником страсти, чем добрый старый секс. Один такой пример приводит Стернберг

 

Дебби росла в неблагополучной семье, где было не с кем поговорить; ее родители постоянно ссорились и в конце концов развелись, когда она была еще подростком. Дебби казалось, что у нее никогда не было семьи, но встреча с Артуром осветила ее жизнь ярким пламенем. Он не был особенно изощренным любовником, но зато ввел ее в большую дружную семью, принявшую ее с распростертыми объятиями. Артур дал Дебби почувствовать себя кому-то нужной, чего она никогда не испытывала, но всегда жаждала, и это пробудило в ней страсть к нему.

Компонент решение/обязательство состоит из двух частей. Кратковременная часть - это решение о том, что некий человек любит другого человека, а долговременная - осознание того, в какой степени человек готов выполнять это обязательство, т.е. продолжать любить. Поразмыслив над этим, вы вскоре поймете, что мгновенно принятое решение любить кого-то не всегда подразумевает желание принять на себя долговременное обязательство, хотя безусловно в некоторых случаях людям удается образовать прочный союз.

Оценить степень вовлеченности каждого из партнеров в любовную связь можно на основании степени совмещения их треугольников (рис. 12.2). Если партнеры хорошо соответствуют друг другу, треугольники почти перекрываются. В неудачных связях, когда один из партнеров ожидает от другого гораздо большего, чем тот может ему дать, или когда интересы партнеров лежат в совершенно разных плоскостях, их треугольники совсем не совмещаются. Эти два измерения любви можно назвать интенсивностью и равновесием во взаимоотношениях.

 

   

 

Рис. 12.2

Степень соответствия между триадами двух индивидуумов, находящихся в любовной связи (Sternberg, 1988)

 

По мнению Стернберга, удовлетворенность любовными отношениями определяется соответствием между реальными треугольниками двух партнеров и соответствием между реальным треугольником каждого из партнеров и ее или его идеальным треугольником. Например, при значительном несоответствии между идеальным треугольником человека и треугольником, действительно отражающим его реальные любовные отношения, он будет испытывать неудовлетворенность. Точно так же сильное несоответствие между треугольниками партнеров означает, что они "не совпадают по фазе" и что, по всей вероятности, каждому из них будет трудно удовлетворить потребности другого.

Триады Стернберга могут изменяться как с течением времени, так и в зависимости от поведения и чувств партнера(ши) (Sternberg, 1988a). Например, страстность любовных отношений обычно быстро достигает пика, а затем, во время фазы привыкания, стабилизируется на несколько более низком уровне (рис. 12.3). По мере привыкания один партнер волнует другого уже не так сильно, как это было прежде. (Это сравнимо с привыканием, возникающим при регулярном потреблении многих веществ, таких как кофеин, алкоголь или никотин. Если произошло привыкание, то даже прием этих веществ в постоянно возрастающих дозах не вызывает такого удовлетворения, как вначале.) Было бы также ошибкой пренебрегать влиянием одного партнера на другого. Потребности каждого человека время от времени меняются, а поэтому для сохранения любви необходима гибкость и изобретательность, как отмечает Стернберг (1988):

Быть может, самая большая польза от этой теории состоит в том, что она может помочь людям понять почти неизбежную динамичность любовных отношений. "Они встретились, полюбили друг друга и с тех пор жили счастливо" - так случается не только в сказках. Парам, рассчитывающим на то, что их страстная любовь будет длиться вечно или же что близости между ними ничто не угрожает, уготовано разочарование. Наши взаимоотношения с любимым человеком можно сравнить с домом, который надо благоустраивать и за которым надо следить, чтобы он с течением времени не разрушился. Нам следует взять на себя ответственность за то, чтобы наши взаимоотношения оставались как можно лучше.

 

   
     

 

Рис. 12.3

Изменения страстности отношений в зависимости от продолжительности связи (Sternberg, 1988)

 

Теория Стернберга пока еще не проверена другими учеными. Некоторые критики считают ее слишком упрощенной, да к тому же не учитывающей воздействия третьих сторон на любовную связь двоих (Levinger, 1988; Williams, Barnes, 1988). Стентон Пиль (Peele, 1988), которому принадлежит упоминавшаяся выше концепция "любви, как мании", отмечает:

При оценке любовных отношений данной пары в более широком контексте ее психологического функционирования и в связи с ее окружением часто получается картина, отличающаяся от картины идиллической любви. Особенно недостает в этой как бы социально-психологической перспективе именно ощущения контекста; исследования, делающие упор на интенсивность переживаний любовников и их взаимоотношения, создают иллюзию, что любовь можно выделить из всей остальной жизни этих людей.

 

Любовь как привязанность

В одной необычной теории любовные отношения рассматриваются как аналог привязанности, существующей между матерью и ребенком (Shaver, Hazan, Bradshaw, 1984, 1988). В обоих случаях отношения основаны на доверии, чувстве защищенности; и там и здесь присутствует страх оказаться отвергнутым, боязнь разлуки, а также невербальная коммуникация.

Согласно Шаверу, Хейзену и Брэдшоу, взрослый человек строит свои отношения с другими людьми (в том числе и любовные) по образу и подобию своих отношений с матерью в раннем детстве. Однако не во всех случаях отношения между матерью и младенцем бывают безупречными. Если мать не спешит реагировать на плач ребенка или если она постоянно препятствует его спонтанной активности, ребенок нередко становится беспокойным (Ainsworth et al., 1978). А если мать игнорирует его попытки к физическим контактам, когда он старается прикоснуться к ней или просится на руки, то ребенок может научиться избегать ее.

Шавер, Хейзен и Брэдшоу используют в точности те же самые категории для описания отношений между взрослыми людьми. Они различают спокойную любовь уверенных в себе людей, которых не тревожит возможность оказаться брошенными; беспокойную любовь недоверчивых, не желающих подпустить к себе слишком близко людей, и, наконец, такую, которую можно охарактеризовать как нервозную/амбивалентную. Замкнутым, недоверчивым людям неприятна слишком большая близость с кем-либо и им трудно полностью открыться партнеру. В отличие от этого нервозные любовники не уверены в прочности отношений. Их все время тревожит мысль, что партнеры на самом деле их не любят или не хотят оставаться с ними; любовь таких людей часто становитсяй назойливой и невыносимой.

Шавер, Кейзен и Брэдшоу (1988) проанализировали 620 ответов на анкету, опубликованную в одной из газет Денвера. Оказалось, что больше половины любовных связей между взрослыми людьми можно отнести к разряду спокойных (рис. 12.4), четвертую часть - к беспокойным, а 19% - к нервозным/амбивалентным. Сходные результаты были получены в таком же обследовании, проведенном позднее в одном университете; это очень интересно, так как полученные данные хорошо соответствуют результатам одного исследования привязанности между матерью и ребенком (Ainsworth et al., 1978). Кроме того, ни в одной из этих работ не было обнаружено различий, связанных с полом.

 

   
     

 

Рис. 12.4

Частота разных типов любовных отношений между взрослыми людьми (Shaver, Hazan, Bradshaw, 1988)

Некоторые психологи полагают, что теория любви как привязанности представляет собой интересную новую концепцию (например, Steinberg, 1988а). Илейн Хетфилд (Hatfield, 1988) даже отметила наличие у некоторых низших приматов проявления такой же привязанности, что указывает на эволюционный аспект данной теории. Однако данная концепция имеет и ярых противников. Критике прежде всего подвергается утверждение, что характер любовных отношений в значительной мере предопределяется событиями, происходившими с людьми в раннем детстве. Таким образом данная теория отвергает опыт, накапливаемый человеком в юношестве и зрелом возрасте (Peele, 1988). В некотором смысле, если теория привязанности справедлива, мы в большей или меньшей степени обречены (или, по крайней мере, детерминированы) на некий определенный стиль в любви еще до того, как вышли из пеленок; при этом идея о свободе выбора оказывается выброшенной за борт. (Заметим, что многим психоаналитикам такое детерминистское представление весьма по вкусу; оно прекрасно согласуется с их взглядами на причинность поведения.)

Теорию привязанности критикуют также за то, что она не объясняет различий в любовных отношениях у разных народов, хотя всем известно, что в Индии, Японии или на островах Фиджи представления о любви совсем не такие, как в США и Европе. Тем не менее, несмотря на такую критику, теория привязанности дает повод для проведения проспективных исследований. Вероятно, для должной оценки этой концепции необходимо проанализировать отношения между матерью и ребенком на большом числе пар, а затем, когда эти младенцы станут взрослыми, изучить характер их любовных отношений.

Романтическая любовь

Возвышенная любовь, воспеваемая в стихах и прозе, это всегда любовь романтическая, с вихрем эмоций - от страсти к ревности и страданиям. При романтической любви, в отличие от любви любого другого типа, мы почти полностью погружаемся в другого человека (Pope, 1980). Когда Чосер писал, что "любовь слепа", он признавал, что сила романтической любви губит нашу объективность. В страстном стремлении к предмету нашей любви мы можем не увидеть недостатки, усилить достоинства и утратить всякое чувство меры.

В романтической любви много загадок и парадоксов. Мы обсудим вначале некоторые теории психологов, объясняющие ее природу, а затем представим концептуальную модель цикла романтической любви.

Психологические аспекты

Отсутствие обоснованной теории романтической любви, признаваемой всеми психологами, не должно вызывать удивления. По мнению Брандена (Branden, 1980), романтическая любовь - это "страстная духовно-эмоционально-сексуальная привязанность, возникающая между мужчиной и женщиной и отражающая их высокую взаимную оценку". Однако если допустить, что романтическая любовь возможна не только при гетеросексуальных связях, это определение следует признать слишком ограниченным. Многие определения романтической любви не содержат обязательного сексуального компонента, о чем свидетельствует следующий пример:

Поглощенность другим человеком. Очень сильное желание быть с любимым(ой). Ощущение пустоты без него (или нее). Частые мысли о любимом человеке, независимо от его присутствия или отсутствия. Разлука часто вызывает ощущение настоящего отчаяния или же мучительное ожидание воссоединения. Воссоединение воспринимается как источник эйфорического экстаза или успокоения и удовлетворенности (Pope, 1980).

Психолог Дороти Теннов (Tennov, 1979) для обозначения особенно сильной романтической любви предложила термин "лимерентность". Для этого состояния характерны поглощенность мыслями о любимом человеке и полная уверенность в том, что только он один может сделать тебя счастливой(ым). Настроение лимерентно влюбленного почти всецело зависит от действий предмета его любви; каждому жесту или слову последнего придается чрезвычайное значение в надежде уловить его одобрение и опасаясь оказаться отвергнутым.

Лимерентность, подобно другим формам романтической любви, это одновременно и беда, и радость, потому что она почти полностью выводит влюбленного из-под контроля. Изнуряющие эмоциональные взлеты и падения при лимерентности могут нарушить взаимоотношения с другими людьми, понизить работоспособность или помешать учебе, лишить душевного покоя. Согласно Теннов, многие люди никогда не испытывали лимерентности (хотя они, возможно, испытывали любовь), тогда как в жизни других было по нескольку лимерентных эпизодов.

Цикл романтической любви

Романтической любви посвящено сравнительно немного исследований, однако мы постарались суммировать здесь современные данные (добавив к ним результаты наших собственных наблюдений) и описать "цикл романтической любви". Мы не утверждаем, что схема, представленная на рис. 12.5, соблюдается во всех случаях, однако полагаем, что данная схема может помочь как-то упорядочить наши представления о романтической любви.

 

   
     

 

Рис. 12.5

Цикл романтической любви

Готовность к любви

Хотя никаких доказательств, удостоверяющих, что человек может находиться в состоянии готовности к любви, не существует, мы полагаем, что подобное состояние возникает. Оно не всегда приводит к тому, что человек влюбляется, но, по-видимому, повышает вероятность такого события.

Готовность к любви слагается из нескольких элементов. Во-первых, любовь воспринимается как нечто желанное, как награда, а не неприятность или осложнение. Люди, считающие романтическую любовь признаком слабости или опасающиеся, что она может повредить их карьере, вряд ли позволят себе влюбиться. Однако те, кто считают, что любовь облагораживает и способствует проявлению лучших качеств человека, могут активно искать подходящий объект любви. Во-вторых, человеку свойственно стремиться к близости с другим человеком. Это стремление может быть мотивировано одиночеством, завистью к любовным отношениям других людей или желанием вновь испытать любовь, которая была утрачена. В-третьих, возникновению готовности к любви часто способствует сексуальная фрустрация (Waltzer, Waltzer, 1978). Случайный секс, несмотря на его доступность, не дает полного удовлетворения. Наконец, готовность к любви отражает надежду любого человека встретить ответную любовь. Однако чем человек старше, тем меньше он может рассчитывать на ответные чувства (Tennov, 1979).

Некоторые люди постоянно находятся в состоянии готовности к любви, но им никогда не удается продвинуться дальше этого. В конце концов, пойдя на уступки, они могут вступить в отношения, которые нельзя на самом деле назвать романтической любовью, однако их мысленные поиски, по-видимому, не прекращаются. Другие никогда не испытывают готовности к любви или это состояние у них быстро проходит. Пытаясь оценить готовность к любви, следует помнить, что никто никогда не измерял ее и что нередко люди, считающие, что они готовы влюбиться, не соответствуют данному здесь описанию. Как уже говорилось, любовь неразумна и не вполне предсказуема.

Зарождение влюбленности

Как и всякий, кто никогда не любил, он воображал, что человек выбирает того, кого любит за те или иные качества после бесконечных раздумий (Марсель Пруст "Города на равнине".)

Вопрос о том, что именно возбуждает любовь, все еще остается загадкой. Однако сама романтическая любовь начинается со стадии зарождения влюбленности, которая варьирует от внезапной "любви с первого взгляда" до постепенного процесса, развивающегося месяцами или годами.

Внезапная вспышка любви вряд ли возможна, если человек не находится в состоянии готовности к любви. В реальной жизни любовь с первого взгляда не правило, а исключение, и человек влюбляется постепенно, причем процесс этот начинается по-разному. Встречи и свидания дают возможность выяснить, действительно ли между двумя людьми существует взаимная симпатия и насколько они совместимы психологически. Физическая близость позволяет прийти к каким-то предварительным заключениям о сексуальной желанности данного человека. Иногда любовь вырастает из дружбы, хотя порой бывает трудно точно определить, когда это произошло. В атмосфере доверия, создающейся между друзьями, страсть может показаться неуместной, так что любовь, если она возникает в этом случае, чаще протекает спокойно, без бурных эмоций.

В основе всякой любви - стремление как можно ближе узнать человека и сексуальное желание (Waltzer, Waltzer, 1978; Berscheid, 1988; Sternberg, 1988).

Влюбленность

Состояние влюбленности может возникнуть независимо от того, отвечает ли ее объект взаимностью или нет. В отсутствие признаков ответной любви вероятность сохранения влюбленности быстро слабеет. Однако человек, достигший этой стадии романтической любви, обычно изобретателен, полон надежд и готов довольствоваться даже самыми незначительными признаками взаимности.

На этой стадии влюбленный может оказаться в когтях лимерентности или оставаться спокойным, довольным собой, чувствуя себя в безопасности и сохраняя объективность. Сексуальное влечение почти по всех случаях сильно выражено, хотя оно не всегда переходит в действие из-за застенчивости или существования моральных барьеров (Tennov, 1979). Какую бы формулу ни принимала влюбленность, это обычно преходящая стадия, продолжающаяся в среднем один-два года (Hill, Rubin, Peplau, 1976; Tennov, 1979). В большинстве случаев романтическая любовь либо переходит в другое качество, так называемую любовь-дружбу, либо постепенно сходит на нет в результате ссор, скуки или утраты интереса.

Переходная стадия

Переходная стадия романтической любви играет решающую роль. В этот период первоначальное возбуждение, вызываемое сближением с партнером, и страстность новых сексуальных отношений постепенно слабеют или вовсе исчезают. Влюбленные начинают обнаруживать друг у друга недостатки, которых прежде не замечали или которыми пренебрегали, в их отношения закрадываются скука и раздражение. Фрустрация возникает в тех случаях, когда любовь не дотягивает до наших фантазий, когда мы начинаем понимать, что не все наши проблемы "излечиваются", или обнаруживаем, что состояние экстаза не может продолжаться бесконечно.

Как правило, на этой переходной стадии любовники начинают различными способами испытывать свою любовь на прочность. Как правило, они пытаются друг друга перевоспитывать и бороться за лидерство в их отношениях. Если при этом еще появляется ревность - конфликт почти неизбежен (Coleman, 1977). В процессе всей этой борьбы и конфликтов решается самый важный вопрос: "Хочу ли я оставаться с этим человеком или мне следует уйти сейчас, пока я могу?"

Переходная стадия любви - это пора проверки реального положения вещей. В некотором смысле любовь спускается с облаков на землю. Возникающие конфликты могут привести к распаду отношений или временному примирению, Примирение в свою очередь либо отбрасывает любовь назад, в "переходную стадию" (с высокой вероятностью возникновения дальнейших конфликтов), либо переводит ее в новое качество - любовь-дружбу.

Вместе с тем при наличии у обоих любовников твердого желания сохранить отношения, любые конфликты могут быть разрешены, и тогда любовь становится прочнее, укрепившись благодаря пережитым испытаниям.

Любовь подходит к концу

Когда люди влюбляются, они испытывают счастье от ощущения близости с другим человеком, от того, что каждый день они открывают что-то новое и в самих себе и в тех, кого они любят. Но когда любовь проходит, все это перестает доставлять такую радость, чувство уходит на второй план, и в конце концов о нем начинают вспоминать как о чем-то уже пережитом. Взаимоотношения могут стать напряженными, потому что партнеры уже не настроены "на одну волну"; возникающие неприятности кажутся теперь не заслуживающими усилий по их преодолению.

Любовная связь распадается по-разному, но в большинстве случаев это протекает болезненно. Всего около 15% связей прекращаются по взаимному согласию (Hill, Rubin, Peplau, 1976). Во многих случаях один из партнеров уходит, когда другой все еще "влюблен", т.е. стадия приближения к концу наступает у двух любовников неодновременно. Горе, которое может испытывать брошенный партнер, иногда вполне сравнимо с чувством человека, переживающего смерть супруга или кого-то из близких. Период рыданий и шока сменяется постоянными мучительными воспоминаниями; быстро вернуться к нормальной жизни удается в этом случае далеко не всем. Многие впадают в ярость, стремятся отомстить или решают избегать любовных отношений в будущем.

Любовь окончилась

Оказавшись в одиночестве, люди, как правило, довольно скоро становятся готовыми к новой любви. Однако бывает и так, что в результате пережитых страданий наступает своего рода "рефрактерный период", когда влюбиться вновь просто невозможно.

Любовь-дружба

Лишь в редких случаях страсть и волнения романтической любви длятся долго. Обычно на смену этим чувствам приходит то, что называют любовью-дружбой. Такая любовь основана на общих интересах, привязанности, доверии, заботах друг о друге и духовном единстве, а не на страсти.

Любовь-дружба это отнюдь не серый унылый заменитель романтической любви, хотя она может выродиться в нечто будничное и монотонное, если партнеры ее не будут прикладывать усилий для сохранения чувства. Но при постоянном внимании и уважении друг к другу даже сексуальные отношения будут доставлять все больше радости.

Любовь-дружба наиболее характерна для супружеских и других длительных и надежных связей. Она менее требовательна и не так поглощает человека, как романтическая любовь; она дает возможность двум людям без помех продолжать свою жизнь - работать, воспитывать детей, иметь разного рода увлечения, отдыхать с друзьями. Это - прочная любовь, основанная на реальных ценностях, в отличие от романтической любви, слишком часто строящейся лишь на идеалах и фантазиях.

Биологическая сторона любви

До сих пор мы обсуждали любовь так, как если бы она существовала только в нашем воображении. Однако это чувство имеет и вполне реальную биологическую основу. Об этом свидетельствуют две группы данных.

Прежде всего любовь непосредственно связана с репродукцией. Сотни веков назад, в первобытные времена успешность репродукции определялась двумя факторами:

1) генетическим разнообразием, которое должно обеспечивать здоровье потомков;

2) присутствием рядом с женщиной в период беременности и после рождения ребенка ее сексуального партнера, который обеспечивал защиту, снабжение пищей и помощь в уходе за младенцем.

Любовь создавала более прочные узы между родителями, чем одно лишь сексуальное влечение (Е.О. Wilson, 1978; Rizley, 1980). Кроме того, любовь сближает людей разных рас и народов, а браки между ними способствуют повышению генетического разнообразия и выживаемости вида (Buss, 1988).

Ряд данных, касающихся непосредственно секса, также проливают свет на биологическую сторону любви. В 1961 г. психолог Стенли Шехтер (Schachter) сформулировал теорию, согласно которой любые человеческие эмоции сопровождаются определенным набором физиологических реакций (сердцебиением, затруденным дыханием и т.д.). Разграничение любви, ненависти, гнева, ревности и других эмоций основано не столько на самих физиологических реакциях (они могут быть одинаковыми), сколько на нашей интерпретации этих реакций и на том, как мы их называем. В понимании Шехтера любовь - это всего лишь физиологическое возбуждение, интерпретируемое определенным образом. Однако, как показали более поздние исследования, теория Шехтера верна лишь частично. В настоящее время большинство ученых склоняется к тому, что реакции автономной нервной системы на эмоции разного типа обладают какими-то специфическими отличиями (Ekman, Levenson, Friesen, 1983); поэтому возможно, что чувство, которое мы называем любовью, сопровождается своим особым набором физиологических реакций.

Одно правдоподобное объяснение выдвинул психиатр д-р Майкл Лейбовиц (Leibowitz). Он считает, что волнение и возбуждение представляет собой прямой результат колебаний уровней двух нейромедиаторов, дофамина и норадреналина, в ЦНС. В своей книге "Химия любви" Лейбовиц (Liebowitz, 1983) утверждает, что синтез этих медиаторов активизируется зрительными образами (например, видом кого-то, удовлетворяющего нашему идеалу привлекательности); в результате центр удовольствия в головном мозгу "захлестывается" потоком химических посланий. Он полагает также, что необычайно сильная любовь может быть связана с другим нейромедиатором - серотонином, способным оказывать почти психоделическое воздействие, тогда как любовь-дружба главным образом ассоциируется с выделяемыми головным мозгом эндорфинами - веществами, обладающими морфиноподобным действием и создающими чувство покоя и радости. Кроме того, по мнению Лейбовица, эмоциональный крах, вызываемый крушением страстной любовной связи, может оказаться аналогичным ломке, испытываемой наркоманом, которого лишили наркотика: в обоих случаях после утраты химического источника наслаждения начинается период эмоциональных и физических страданий.

Любовь и секс

В американском обществе связь между любовью и сексом достаточно сложна. В прежнее время девушкам внушали, что секс недопустим без любви. Постепенно, в 1960-1970-е годы, добрачный секс стал допустимым для девушек, поначалу - если у нее был жених, а затем - если это была "серьезная связь", обычно определявшаяся любовью. В наши дни для массы людей ограничения ослабели еще больше, однако многие девушки все же требуют признания в любви, прежде чем решаются "дойти до конца".

Секс без любви

Хотелось бы назвать секс между людьми, не влюбленными друг в друга, случайным сексом в отличие от секса при наличии любовных отношений. Однако между людьми, не любящими друг друга, может существовать прочная связь, тогда как влюбленные иногда предаются случайному сексу, не придавая значения ни самому половому акту, ни сопровождающей его межличностной коммуникации. Секс может быть механическим, бесстрастным или поспешным независимо от того, любят два человека друг друга или нет.

В бесстрастном сексе в принципе нет ничего дурного, если оба партнера сознательно идут на это, но есть люди, которых сама мысль о таком "механическом" половом акте оскорбляет, они никогда не решатся на секс с незнакомцем или проституткой.

Бывает так, что люди вступают в половую связь в надежде, что она перерастет в любовь. Однако нет никаких гарантий, что это произойдет, а поэтому в тех случаях, когда люди идут на такие отношения только по названной причине, они могут почувствовать себя разочарованными и обманутыми.

Вероятно, легче тем, кто решается на случайную связь только для того, чтобы испытать, что такое секс без любви; при таком отношении разочарование менее вероятно.







Последнее изменение этой страницы: 2016-12-16; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.215.62.41 (0.024 с.)