ТОП 10:

В историографию войны этого периода прочно вошло наименование Армавиро -Майкопской оборонительной операции.



Но все дело в том, что такой операции... фактически не было. Оборонительные операции предполагают закрепление на оборонительных рубежах, подготовку тыловых плацдармов. На все это у советского командования времени просто не было: войска отступали непрерывно, пока не уперлись в предгорья, а фронт не сократился до нескольких десятков километров.

Для прикрытия Армавира командование фронта спешно перебрасывало с Черноморского побережья 1-й Отдельный стрелковый корпус полковника М. М. Шаповалова. Однако он не успел окопаться, занять оборону и 3 августа под ударами танковых корпусов противника, вынужден был на широком фронте отходить за Кубань.

Над Армавиром кружились фашистские самолеты. В центре города рвались бомбы и пылали пожары. У моста арьергардные части 1-го отдельного стрелкового корпуса вступили в бой. 14-й дивизион Москвина, 58-й Сидорова, 48-й Логвинова и сводная батарея 43-го гвардейского минометного полка своим огнем прикрывали переправы на реках Синюха и Чамлык.

Части 1 оск в течение4.8 вели упорные оборонительные бои с противником. Противник силою до двух пехотных полков с 50 танками занял Прочноокопская (10 км севернее Армавир), а силою до батальона автоматчиков переправился через р. Кубань и занял Ново - Михайловское. Группа автоматчиков, прорвавшаяся в район Красная Поляна (севернее Армавир), уничтожена нашими частями.

Части 12 армии в течение 4.8 продолжали оборонять левый берег р. Кубань на участке Отрадно - Ольгинское, Новоселовка и вели бой с противником, переправившимся через р. Кубань в районе Ново - Михайловское. Противник танковыми частями овладел Ново -Александровская, Дмитриевская.

Части 37 армия продолжали отходить из района Подлесное, Дмитриевское, Безопасное (65-90 км севернее Ворошиловск). Данных о положении частей армии нет.

С 24.004 августа генерал-полковнику Черевиченко Я.Т. переподчинена 18 армия. (ЦАМО, ф.371, оп.6367, д.53, л.88)

12 армия, переданная 5 августа из Донской группы в Приморскую, вела оборонительные бои с частями танковой армии Клейста на левом берегу р. Кубань, занимая оборону на фронте Новомихайловское (30км северо-западнее Армавир), Ладожская. Части 1 Отдельного стрелкового корпуса с боями отходили за р. Кубань на рубеж Вольное (5км юго-восточнее Армавир), Отрада - Кубанский. Частям 1 Отдельного стрелкового корпуса, имевшим задачу переправиться на левый берег р. Кубань для занятия обороны, оторваться от противника не удалось. Бригады развернулись и приняли бой на рубеже: 113 стрелковая бригада на рубеже Каменнобродская (сев.), Румяная Балка фронтом на юг, 139 стрелковая бригада на рубеже ферма № 5, отм.280 (восточнее Прочноокопская), имея арьергарды фронтом на север. Только 30 каваллерийская дивизия, без 127кавполка, обходными путями пробилась к переправам. Участок Покровский, (иск) Новомихайловское обороняют части 30 кавдивизии и два батальона 69УР (укрепрайона). (ЦАМО, ф.371, оп.6367, д.96, л.30, 31)

5-6 августа 1942 г. – Оккупанты расстреляли взрослых пациентов и отравили детей, находившихся на лечении в психиатрической больнице г. Ворошиловска.

Директивой Ставки №170565 от 11 августа 1942г. 37 армия и управление Донской оперативной группы Северокавказского фронта, вышедшие, после месяца непрерывных оборонительных боев и утомительных маршей с рубежей на р. Оскол, в полосу действий Закавказского фронта, подчиняются командующему Закавказским фронтом, при этом Ставка предупреждает, что части армии деморализованы и требует, при первой возможности вывести их в тыл в заняться приведением в порядок. (ЦАМО, ф.48а, оп.3408, д.72, л.201)

К сожалению, тяготы отступления и панические настроения захлестнули войска, привели к растерянности даже часть командного состава. В таких условиях Северо-Кавказский фронт не избежал печальной участи иметь своего «Власова». Им оказался командир 1-го отдельного стрелкового корпуса полковник М.М.Шаповалов. 12 августа 1942 г. он добровольно перешел к немцам и затем активно сотрудничал с ними. Уже через два дня после своего предательства М.М. Шаповалов написал листовку-обращение к солдатам и офицерам Красной Армии с призывом сдаваться в плен.

12 августа 1942 г. - 3500 человек еврейской национальности вывезены в район аэродрома г. Ворошиловска (Ставрополь) и расстреляны.

От автора.12 августа пала столица Калмыкии город Элиста. Оборону которой держала, подкрепленная из резерва Сталинградского фронта 51 армия.

13 августа1942 года в районе г. Орджоникидзе собрались остатки347 стрелковой дивизии полковника Селиверстова: управление дивизии, тылы дивизии, медсанбат, тылы двух полков и остатки 1179 и 1177 стрелковые полки и 907 артполк, в составе до 1350 человек (из 5000 человек, бывших в окружении), 7 орудий дивизионной артиллерии, 3 орудия полковой артиллерии, 7 минометов 82 мм, 13 ружей ПТР, 9 пулеметов и 350 винтовок. По распоряжению генерал-лейтенанта Масленникова, 347 стрелковая дивизия поступила в резерв Северной группы Закавказского фронта. (ЦАМО, ф.1666, оп.1, д.2, л.4)

347 стрелковая дивизия в сентябре 1942 года получила пополнение, довооружилась и вошла в состав 37 армии. Занимала оборону: Родант, Вено-Грузинская дорога.

14.8.42 приказом по войскам 37 армии № 0280 расформировываются:

41 мотострелковая бригада – на ее базе во 2 Гвардейской стрелковой дивизии формируется один стрелковый батальон;

74 стрелковая дивизия - на ее базе в 176 стрелковой дивизии формируется один стрелковый полк;

102 стрелковая дивизия - на ее базе в 275 стрелковой дивизии формируется 2 стрелковых полка;

230 стрелковая дивизия – на ее базе формируется в 275 стрелковой дивизии 1 стрелковый батальон.

Личный состав Полтавского тракторного училища, Ростовского артиллерийского училища и Житомирского пехотного училища направляется на покрытие некомплекта младшего начальствующего состава частей и соединений армии.

По сводке Генерального штаба на 08.00 20 августа 1942г.: «…Остатки 30 кд в составе 200-300 сабель собраны в Нальчик. 110 кд, численностью до 1 тыс.человек, перебрасывается в Кизляр». (ЦАМО, ф.28(16), оп.1072, д.481ж, л.201-209)

110 кд была использована для охраны только что построенной железнодорожной линии Кизляр-Астрахань, которая сыграла важную роль в транспортном обеспечении наших войск во время сражений под Сталинградом и на Северном Кавказе. Только с августа по октябрь по ней отправлено в районы сражения на Волге 16 тысяч цистерн с горючим. В первые дни эшелоны двигались один за другим с интервалом 800–1200 метров. Кроме того, в другие районы страны было вывезено 1500 паровозов и тысячи вагонов.

Но и немецкий наступательный порыв, достигнув Кавказских предгорий, стал ослабевать. Из доклада командующего группой армий «А» («Кавказ») генерал-фельдмаршала Листа, который тот сделал фюреру еще 31 августа, можно было ясно понять: он – на пределе своих сил, и его войска повсюду на широком фронте встречают сильное сопротивление. Спокойный доклад Листа произвел на Гитлера большое впечатление, и хотя он и проявил понимание положения этой группы армий, но все-таки настаивал на том, чтобы она достигла поставленных перед нею целей. Ему все еще виделся удар на Астрахань – вплоть до самого Каспийского моря. (Николаус фон Белов «Я был адъютантом Гитлера», М., Русич, 2003 л.57)

В сентябре 1942 года управление 12 армии реорганизовано в управление Туапсинского оборонительного района и войска переданы в 18-ю армию.

В конце июля, начале августа 1942 г. сложилась ситуация, которую можно охарактеризовать как тупиковую: сил для сопротивления противнику осталось крайне мало, но, тем не менее, его необходимо было сдерживать, практически не имея на это сил.
В течение всего августа 1942 г., пока немецкие войска продвигались по территории Краснодарского и Ставропольского краев все дальше на юг, Ставка не предприняла серьезных шагов для усиления отступавшего Северо-Кавказского фронта. После Южного фронта теперь этому фронту была уготована участь умиравшего. Вплоть до своего расформирования 1 сентября 1942 г. (директива Ставки №170596) он не получил ни танковых, ни механизированных частей и соединений, способных противостоять танковым корпусам и дивизиям врага. Можно привести на этот счет еще более впечатляющее сравнение. За годы Великой Отечественной войны в СССР было сформировано 10 танковых армий и 30 танковых корпусов. Ни одно из этих 40 крупных бронетанковых соединений не поступило на усиление советских войск во время битвы за Кавказ. А она шла целых 14,5 месяцев или 442 дня!

Между тем, судьба битвы за Кавказ во многом зависела от наличия у обеих сторон танков, которые были главной ударной силой в маневренной войне, какой и являлась вторая мировая война. Преимущество немецкой армии над советскими войсками в танках еще накануне битвы уже было подавляющим. В 3-х танковых и 4-х моторизованных дивизиях группы армий «А» насчитывалось 643 танка. С учетом же 4-й танковой армии, до 31 июля 1942 г. находившейся в составе сил группы армий «А» – 1130 танков. А в 5-ти танковых бригадах и 3-х отдельных танковых батальонах Южного фронта насчитывалось 268 исправных танков. Кроме того, на территории Краснодарского края в составе сил Северо-Кавказского военного округа находились: Майкопская танковая бригада с 27 машинами и 126-й отдельный танковый батальон, в составе которого было 36 танков. Всего, таким образом, на южном крыле советско-германского фронта в войсках Красной Армии числился 331 танк, т.е. в 3,4 раза меньше, чем у немцев. А всего по состоянию на 25 июля 1942 г. в семи армиях Южного фронта осталось лишь 17 танков. К началу августа 1942 г., когда немецкие войска вторглись на территорию Кубани и Ставрополья, в 18-й и 56-й армиях Северо-Кавказского фронта, прикрывавших Краснодарское направление, не было уже ни одного танка. В войсках 12-й армии, сдерживавшей противника на Майкопском направлении, осталось 3 танка Т-34, а частях 37-й армии, отступавшей на Ставрополь и Черкесск, танков больше не осталось. У противника, прежде всего в 1-й танковой армии генерала Клейста, в боевом строю оставались еще значительные силы. К 3 августа 1942 г. только на Ставропольском направлении враг сосредоточил свыше 200 танков, всего же в дивизиях 1-й танковой армии даже после понесенных потерь к концу октября 1942 г. насчитывалось 410 танков.

Таким образом, самыми тяжелыми для наших войск, отступавших по территории Северного Кавказа, были дни с 1 по 20 августа 1942 г., когда в составе частей Северо-Кавказского и Закавказского фронтов практически не осталось танков. Именно в это время немецкие войска и сумели достичь наибольших успехов.

 

Лазарь Моисеевич Каганович.

В письме к Сталину, написанному в начале августа 1942 г., Л.Каганович с горечью спрашивал: «Где же танковая промышленность и т. Молотов, который ведает ею, – не может обеспечить наш фронт и оставляет нас без танков...».

И в это же самое время на Сталинградском направлении шло быстрое наращивание советских танковых войск. Здесь к началу августа 1942 г. уже действовали против врага две танковые армии – 1-я и 4-я, 14 отдельных танковых бригад и 10 отдельных танковых батальонов. Еще через месяц – к 1 сентября 1942 г. в район Сталинграда подошли 8 танковых корпусов Красной Армии. По состоянию на 19 ноября 1942 г. в Сталинградской битве в составе трех советских фронтов находилось 1463 танка, а в битве за Кавказ к этому же времени принимали участие всего 319 танков Закавказского фронта, полученных по ленд-лизу в конце августа.

В первые дни августа 1942 г., особенно тяжелое положение сложилось в полосе отступления 37-й армии Северо - Кавказского фронта, которой командовал генерал-майор П. М. Козлов. Ее малочисленные дивизии численностью всего в 800-1000 человек каждая не в состоянии были сдержать лавину немецких танков. Не задерживаясь на рубежах обороны, части 37-й армии беспорядочно откатывались все дальше на юго-восток.

С. Л. Стадников, краевед.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.120.174 (0.006 с.)