ТОП 10:

Генерал-полковник, Командующий Сухопутными войсками Германии Гальдер Франс и Адольф Гитлер у карты. Ставка Гитлера «Вервольф» под Винницей.



23 июля 1942 года фюрер вызвал к себе генерал-полковника Франца Гальдера, командующего сухопутными войсками Вермахта. Гитлер ужасно страдал от жары, а новости с фронта не содействовали улучшению его настроения. Немецкие войска шли от победы к победе, русские бежали, но, как ни странно, ожидаемого широкомасштабного уничтожения вражеских войск между Северским Донцом и Доном, севернее Ростова. Под Старым Осколом, или под Миллеровом не произошло. По всей видимости, не ожидалось его и в случае с Ростовом (Ростов оккупирован 24.07-42 г. вечером.) авт. Почему? В чем причина?

– Русские систематически уклоняются от боевых столкновений, мой фюрер, - пояснил Гальдер.

– Ерунда! - бесцеремонно оборвал его Гитлер. - Русским уже конец. Они бегут. Они не в состоянии оправиться от ударов, которые мы нанесли им в последние месяцы.

Гальдер, сохраняя спокойствие, указал на лежавшую на большом столе карту и возразил:

– Мой фюрер, мы не смогли поймать в западню главные силы войск Тимошенко и Малиновского. Наши охватные операции под Старым Осколом и Миллеровом закончились ничем. Тимошенко отвел ядро своей группы армий, а также почти все тяжелое снаряжение через Дон на восток, в район Сталинграда, Малиновский на юг, на Кавказ. Мы понятия не имеем, какие у них там резервы.

– Опять вы с вашими резервами! Я вам говорю, я, мы упустили бегущие армии Тимошенко в районе Старого Оскола и потом в Миллерово потому, что фон Бок слишком долго топтался под Воронежем. Мы опоздали перехватить южную группировку севернее Ростова, когда она удирала в панике, просто потому, что слишком поздно повернули наши подвижные войска на юг, и потому, что 17-я армия Руоффа начала теснить их фронтом на восток слишком рано. Но я не потерплю, чтобы это вновь произошло. Мы не должны оставлять наши подвижные войска в районе Ростова. Должны задействовать 17-ю армию, а также 1-ю танковую и 4-ю танковую армии для того, чтобы зажать русских к югу от Ростова, на подступах к Кавказу, окружить их и уничтожить.Одновременно надо, чтобы 6-я армия Паулюса нанесла последний удар по остаткам русских войск, которые сумели бежать к Волге, в район Сталинграда. Ни на одном из этих жизненно важных фронтов противнику нельзя давать ни минуты передышки. Но главная роль должна быть отведена группе армий "A" и ее наступлению на Кавказ.

Подполковник, позже генерал Гелен – руководитель одного из отделов разведки Рейха, исходя из отчета высокопоставленного разведчика, работавшего в системе ГКО СССР, 14 июля представил доклад с планами Сталина на 1942 год, начальнику немецкого Генштаба Сухопутных войск, генералу Гальдеру Францу. Гальдер, имея эту информацию, предостерегал Гитлера, что при наступлении на Сталинград, северный фланг 6-й армии Паулюса опасно выступает в верховьях Дона. Гитлер же считал, что три армии сателлитов: 2-я венгерская (южнее Воронежа), 8-я итальянская (юго-восточнее Воронежа) и 3-я румынская (на Дону, западнее Сталинграда), – являются достаточным прикрытием войск генерала Паулюса, наступавших на Сталинград. Когда же Гальдер выразил свой протест, заявив, что эти иностранные войска ни за что не выдержат контрнаступления Красной Армии. И что Сталин может бросить в район Сталинграда полтора миллиона свежих резервов и еще 500 тысяч на Кавказ, Гитлер подскочил к нему, по словам генерала, “с пеной на губах и сжатыми кулаками”, вопя, что он запрещает подобную “идиотскую болтовню”. « Русские мертвы, мертвы! Вы поняли?» – орал он. Напрасно генерал-полковник Гальдер, начальник Генерального штаба сухопутных войск Вермахта, пытался во время своего разговора с Гитлером 23 июля 1942 г. переубедить фюрера. Он уговаривал Гитлера не разделять сил и не наносить удара по Кавказу раньше, чем будет покончено со Сталинградом и немецкие тыл и фланг на Дону, а также между Доном и Волгой не будут надежно обеспечены.

Гитлер отметал все предостережения начальника Генерального штаба. Он пребывал в уверенности, что победа уже у него в кармане и что Красная Армия решительным образом разгромлена. А свою уверенность фюрер в очередной раз продемонстрировал еще более ошеломляющими решениями.Он перебросил главные силы 11-й армии генерал-фельдмаршала фон Манштейна (пять дивизий) из Крыма, где они ожидали приказа принять участие в завоевании Кавказа, десантом через Керченский пролив в Тамань. Они была переброшены к Ленинграду, с целью, наконец взять эту давно уже бесившую Гитлера крепость. Но и это еще не все. Гитлер снял с Восточного фронта прекрасно укомплектованную и снаряженную мотопехотную дивизию СС "Лейбштандарт" и отправил ее во Францию на отдых и переформирование в танковую дивизию. Вскоре после этого с Южного фронта предстояло снять также и еще одну из лучших ударных частей - моторизованную дивизию "Великая Германия". Гитлер распорядился, чтобы как только немецкие войска выйдут к Манычской плотине, эту дивизию перебросили с передовой в глубокий тыл - во Францию, где она должна была оставаться в распоряжении Верховного командования. Решение отчасти принималось ввиду нехватки горючего на Южном фронте. Но главная причина заключалась в том, что по сведениям, которые Гитлер считал достоверными, вскоре ожидалось вторжение союзников в Западную Европу (Дезинформация антигитлеровской коалиции об открытии второго фронта). Непостижимая и роковая ошибка.Этих семи дивизий, которые совершенно напрасно сняли с Южного фронта, безусловно хватило бы, чтобы предотвратить Сталинградскую катастрофу.

В свою штаб-квартиру на окраине Винницы после той беседы с фюрером 23 июля Гальдер вернулся в подавленном настроении. Он написал в своем дневнике: "Его упорная недооценка потенциала противника постепенно принимает гротескные формы и становится опасной".

Но Гитлер упорствовал в своем неверном видении ситуации и суммировал свои умозаключения в фундаментальной "Директиве фюрера № 45", которую он продиктовал в тот же самый день, 23 июля, после своего спора с Гальдером.

А спустя два месяца, 28 сентября 1942 года, генерал Гальдер был отстранен от должности начальника германского Генштаба. Видимо, планировать боевые операции так, как диктует обстановка, ему не давали, а любые другие варианты приводили к одному – к стратегическому поражению в войне (что стало для него бессмысленным).

Войска Вермахта получили директиву 25 июля. В преамбуле, невзирая на факты и опыт боев трех прошедших недель, говорилось, что лишь незначительным по численности частям армий Малиновского удалось избежать окружения и выйти на южный берег Дона. Вразрез с директивой № 41 (основой операции "Блау"), в соответствии с которой, сначала предполагалось выйти к Сталинграду, а затем развертывать наступление на Кавказ, с целью захвата русской нефти. В новом приказе ставились следующие задачи: (1) Задача групп армий "A" состоит в окружении и уничтожении вражеский войск, спасающихся бегством через Дон, в районе к югу и юго-востоку от Ростова. Для этого крупные подвижные соединения должны действовать с плацдармов, которые необходимо создать в районе Констинтиновская-Цимлянская, в общем юго-западном направлении на Тихорецк. Эти соединения должны состоять из пехотных, стрелковых и горных дивизий. Одновременно следует перерезать железнодорожную линию Тихорецк-Сталинград…

(2) После уничтожения вражеских войск южнее Дона главной задачей группы армий "A" становится овладение всем восточным побережьем Черного моря, с целью захвата черноморских портов противника и разгрома Черноморского флота. Другая группа, которую предстоит создать за счет объединения всех оставшихся горных и стрелковых дивизий, форсирует Кубань и захватит Майкопские и Армавирские высоты.

(3) Одновременно другая группа, которую надо будет создать из подвижных частей, овладеет районом вокруг Грозного, некоторыми из своих подразделений перережет Осетинскую и Грузинскую военные дороги - если получится, на перевалах. Впоследствии эта группа будет наступать вдоль Каспия с целью овладения районом Баку. Итальянский Альпийский корпус будет придан группе армий позднее.

Данная операция группы армий "A" получает название "Эдельвейс". Начало полномасштабного наступления на всем Южном фронте было назначено на 25.07-42г.

(4) Группа армий "B" - как уже указывалось ранее - в дополнение к организации обороны по линии Дона будет наступать на Сталинград, чтобы разгромить скопления противника в этом районе и занять сам город, блокировав участок суши между Доном и Волгой. Как только это будет достигнуто, подвижные соединения начнут действовать вдоль Волги с целью наступать вплоть до Астрахани, чтобы перерезать русло Волги также и там.

Операция групп армий "B" в районе Сталинграда, получает кодовое наименование «Цапля» или «Фламинго".

Новый план Гитлера на 23.07-42 года, после совещания в Ставке «Вервольф», Винница.

Умозаключения ставок.

23 июля, по-видимому, можно считать днем, когда главное командование германской армии ясно показало, что оно не следует классическим законам ведения войны и вступило на новый путь, который был в большей степени продиктован ему своеволием и нелогичностью Гитлера, чем рациональным реалистическим образом мыслей солдата. Еще раз подтвердился опыт истории, свидетельствующий о том, что злой гений и вера сильнее, чем разум. Опытные офицеры из окружения Гитлера были почти беспомощны перед этими силами.

Изменение Гитлером своего замысла можно объяснить только его действительной убежденностью в то время, что России приходит конец. Очевидно, определенную роль здесь играли и экономические соображения (нефть) и политические цели (давление на Турцию к вступлению в войну против СССР), которые ставились выше военных соображений, что не представляет собой ничего удивительного в стратегии.

По нашим данным

Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин не сомневался, что основная задача вермахта оставалась прежней — захват Москвы. С учетом этого и Генштаб в июле 1942 года анализировал общую оперативно-стратегическую обстановку и события на южном фланге советско-германского фронта. Надо было решить, какое из двух направлений — на Кавказ или на Сталинград — главное. От этого решения зависели распределение войск и материальных средств, использование стратегических резервов, формы взаимодействия фронтов, характер подготовительных мероприятий и многое другое.

В Генштабе учитывали, что кавказское направление связано для противника с необходимостью преодолеть мощную горную преграду с относительно слабо развитой сетью удобных дорог. Прорыв нашей обороны в горах требовал больших наличных сил, а в будущем значительного пополнения войск людьми и техникой. Основное ударное средство противника — многочисленные танки могли разгуляться только на полях Кубани, а в горных условиях они теряли значительную долю своих боевых возможностей. Положение гитлеровских войск на Кавказе серьезно осложнилось бы и тем, что их флангу и тылу при благоприятных условиях мог угрожать наш Сталинградский фронт и войска, сосредоточенные в районе южнее Воронежа.

В целом Генштаб считал маловероятным, что свои главные операции гитлеровские войска развернут на Кавказе. По оценкам генштабистов, более перспективным для противника было Сталинградское направление. Здесь местность благоприятствовала ведению широких боевых действий, всеми видами войск и до самой Волги не было крупных водных преград, кроме Дона. С выходом противника на Волгу положение советских фронтов стало бы весьма сложным, а страна оказалась бы отрезанной от источников нефти на Кавказе. Нарушились бы и линии, по которым союзники снабжали нас через Иран.

А. М. Василевский, непосредственно работавший над анализом обстановки на фронтах в тесном содружестве с операторами, разведчиками и другими генштабистами, доложил обо всех этих соображениях Верховному Главнокомандующему. Тот рассмотрел их с позиций угрозы Москве и согласился, чтоСталинградское направление следует признать главным.

Результаты натиска вражеских войск на различных участках южного фланга советско-германского фронта были тщательно рассмотрены в Ставке Советского Верховного Главнокомандования. Сталинградское направление признали особо опасным. Вечером И. В. Сталин связался по телеграфу с Военным советом фронта. Командующий фронтом генерал В. Н. Гордов доложил, что из 150 немецких танков, шедших на Сталинград, и участвовавших в бою, 35 было подбито, но враг не остановлен. Не оставалось никаких сомнений в том, что гитлеровцы устремляются к Сталинграду.

Предвидя, что назревают важные события, Верховный Главнокомандующий направил на Сталинградский фронт в качестве представителя Ставки А. М. Василевского с небольшой группой офицеров, приказав ему разобраться в обстановке и оказывать помощь командованию фронта.(Генеральный штаб в годы войны. Глава 3. Гроза на юге. С. М. Штеменко)

Остатки 24-й армии в течение 23.07 продолжала переправу мелкими группами через р. Дон в районе Багаевская и сосредоточивалась в районе Сусатский, Карповка, Федулов, Калинин. 275 стрелковая дивизия (около 950 человек) заняла оборону на участке Семикаракорская, оз. Золотое. Остатки 9-я армия в течение 23.07 продолжала собирать свои части и приводить их в порядок.

От автора. Из Армейских запасных стрелковых полков (АЗСП) формируют своего рода «заградотряды», которые глубоко в тылу, выявляют потерявшиеся, блуждающие части Южного фронта, и формируют из них боеспособные подразделения. Что говорит о большой неразберихе в тылу Южного фронта.

Отделом укомплектования штаба Южного фронта были организованы пункты формирования при 180 зсп в районе Батлаевская (60 км северо-восточнее Пролетарская) и при 189 зсп в районе Б.Таловая (30 км северо-восточнее Мечетинская), куда заградотрядами войск по охране тыла фронтаза 20-23 июля было направлено. оторвавшихся после переправы через р. Дон от своих частей и блуждающих по тылу, 20808 военнослужащих и 287 автомашин из которых можно было сформировать целую армию. Потерявшиеся направляются в 9 А.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.009 с.)